Рождение западно-арабской музыкальной классики



бет1/3
Дата23.06.2016
өлшемі486.71 Kb.
түріАвтореферат
  1   2   3


На правах рукописи


СЕРГЕЕВА ТАТЬЯНА СЕРГЕЕВНА

РОЖДЕНИЕ ЗАПАДНО-АРАБСКОЙ

МУЗЫКАЛЬНОЙ КЛАССИКИ

Специальность 17.00.02 – Музыкальное искусство

А в т о р е ф е р а т
диссертации на соискание ученой степени

доктора искусствоведения

Москва 2009

Работа выполнена на кафедре истории зарубежной музыки Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского


Научный консультант – доктор искусствоведения, профессор

Юнусова Виолетта Николаевна


Официальные оппоненты:
доктор искусствоведения, профессор Мелик-Шахназарова Нонна Григорьевна
доктор искусствоведения, профессор Галицкая Саволина Паисьевна
доктор искусствоведения, профессор Гервер Лариса Львовна

Ведущая организация

Краснодарский государственный университет культуры и искусств

Защита состоится 23 апреля 2009 года в 16 часов на заседании диссертационного совета Д 210.009.01 при Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского, 125009, Москва, ул. Б. Никитская, 13/6

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московской консерватории имени П.И. Чайковского.
Автореферат разослан «___» _________2009 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор искусствоведения Ю. В. Москва


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования. Западно-арабская  (андалусская) музыкальная классика, родившись в мусульманской  Испании (ал-Андалус)
в IX – XV веках в результате синтеза арабских, иберийских, берберских
и еврейских музыкальных традиций, продолжает развиваться в странах Северной Африки (Магриба) на протяжении более тысячи лет и является одной из самых старых1 и особо почитаемых на арабском Востоке.

Придворная музыка раннеарабской традиции (из двух центров – Хиджаза и Багдада), культивировавшаяся правителями ал-Андалус, трансформировалась на Пиренеях, породив новые формы, жанры и стили исполнения. В период Средневековья они быстро распространились на востоке мусульманского мира и на западе Европы, и в дальнейшем превратились в самостоятельную широко разветвлённую традицию, охватывающую множество направлений, школ и типов музыки.

Влияние андалусской музыки прослеживается во многих культурах мира. В период Средневековья она повлияла на песенную поэзию трубадуров Южной Франции, на придворную музыку средневековой Испании,
а также на музыкальные традиции евреев-сефардов, через которых распространилась по всему Средиземноморью. Всеобъемлющее значение андалусская музыка имеет в странах Магриба, куда она была перенесена поэтапно, начиная с XIII – вплоть до XVII веков, изгнанными с Пиренеев мусульманами и евреями.

В настоящее время к андалусской музыкальной классике относятся нубы (масштабные вокально-инструментальные циклы) западно-арабской традиции – марокканские (гарнати), алжирские (сана) и тунисские


(малуф), а также восточные нубы, представленные сирийскими циклами
мувашшахов и египетскими васлеми.

Высокая художественная и историческая ценность этого наследия обусловила интерес к нему большого числа исследователей: европейских, американских и магрибских. Изучаются формы и жанры андалусской музыки, модальная система, музыкальные инструменты, андалусско-магрибские трактаты и др.

Однако история классики (или музыки высокой традиции) не становилась до последнего времени самостоятельной областью исследования, преобладали источниковедческие, музыкально-теоретические работы, где вопросы истории поднимались попутно, в ряду других. Одной из наименее изученных областей остаётся период зарождения западно-арабской классики, которая непосредственно связана с процессом генезиса классической традиции мусульманского Востока в целом. В свою очередь, исследование собственно андалусской музыки даёт ключ к пониманию отличительных особенностей музыкальной классики всего региона, поскольку именно музыка ал-Андалус, соединившая в себе западное (европейское) и восточное, во многом определила её (музыкальной традиции) облик.

Главная цель работы заключается в исторической реконструкции процессов формирования западно-арабской музыкальной классики


в мусульманской Испании IX – XV веков на основе сопоставления
и анализа широкого круга средневековых письменных  и  иконографичес-ких источников (арабских, андалусских и магрибских), а также  в  освеще-нии широкой исторической картины рождения андалусской музыки
с выявлением, с одной стороны, общих универсальных особенностей музыкальной  классики  на  мусульманском  Востоке,  с  другой  – региональ-ных, самобытных черт, сформировавшихся в результате взаимодействия восточных традиций с европейскими.
Целью исследования продиктованы круг задач работы.

Задачи исследования  касаются  проблем  исторического, культуро-логического,  музыковедческого,  филологического и  инструментоведчес-кого плана.

В этом отношении целесообразно:



  • раскрыть проблему культурного синтеза как базового принципа развития музыки высокой традиции (классики) мусульманской  Испании  (ал-Андалус)  и  арабского  Востока раннесредневекового периода, а также музыкальных культур мира
    в целом;

  • рассмотреть историю андалусской музыки в контексте общей истории культуры мусульманской Испании, шире – Арабского халифата;

  • систематизировать имеющийся на  сегодняшний  день истори-ческий материал о социальных институтах и механизмах  фун-кционирования музыки мусульманского Запада как ветви общеарабской традиции;

  • проанализировать основные особенности андалусских жанров (мувашшаха и заджаля), с точки зрения музыкальной и поэти-ческой структуры, а также осветить историю  их  происхожде-ния и влияния на европейские традиции с позиций арабо-романских взаимодействий;

  • реконструировать процесс формирования западно-арабской классики (нубы): её происхождение, ситуацию зарождения
    и эволюцию; влияние на неё идей мистического направления ислама  —  суфизма;

  • выявить вклад выдающихся личностей в музыкальную культуру региона мусульманского Запада;

  • исследовать андалусско-магрибский музыкальный инструмен-тарий в контексте культуры мусульманского Востока;

Поставленные задачи обусловили методологию научного исследо-вания, которая базируется на принципах комплексного сравнительно-исторического изучения. Такой подход позволяет раскрыть проблематику каждой главы диссертации, выявляя общее (связанное с раннеарабской традицией) и специфическое (как результат взаимодействия восточных традиций с иберийскими).

В работе широко задействованы научные подходы, сложившиеся


в культурологии, искусствоведении, этномузыкознании и востоковедении по отношению к проблемам  межкультурного  взаимодействия  и «погра-ничных»  культур  (Б.С. Ерасов,  Дж.К. Михайлов,  О. Варьяш,  А. Шилоа, 
Р. Редфилд); методы изучения классики и профессиональной музыки арабского Востока, разработанные в отечественной  и  зарубежной  науке  (Ю.Н. Плахов, И.Р. Еолян,  Н.Г. Шахназарова,  С.П. Галицкая,  В.Н. Юну-сова,  Г.Б. Шамилли, Х.Х. Тума, М. Гетта, А. Шилоа,  Л. ал-Фаруки);   сис-темно-этнофонический  метод  (И.В. Мациевский); международная систе-матика  музыкальных  инструментов  (Э. Хорнбостель –  К. Закс);  теория 

музыкально-культурной  традиции  (Дж.К. Михайлов); антропологичес-кий метод (А. Мерриам, Б. Неттл и Дж. Блэкинг).

В диссертации также используются  подходы  и  методы историчес-кого исследования музыки периода Средневековья (М.А. Сапонов, И. де ла Куэста); культурологический  подход, включающий  в себя филологи-ческий и философский аспекты; метод исторической реконструкции, осно-ванный на сопоставлении раннеарабской  и  андалусско-магрибской трак-татной традиции и сохранившегося  музыкального  наследия  в странах Магриба. Изучение музыки высокой традиции (классики) в данном  ракур-

се  стало  возможным, благодаря  весьма  солидной источниковедческой базе,  накопленной  европейскими и американскими учёными (Х.Дж. Фармер, М. Кортес, Дж. Монроу, А. Шилоа, Г. Саува и др.).



Научная новизна. Предложенная работа является первым историческим исследованием музыкальной культуры ал-Андалус (мусульманской Испании периода Средневековья), в недрах которой сформировалась западно-арабская музыкальная классика. Обобщён и систематизирован обширный малоизвестный в отечественном музыкознании материал по истории музыки данного региона.

Многие затронутые в работе  проблемы  рассмотрены  в русскоязыч-ной научной литературе

ВПЕРВЫЕ:


  • предпринимается попытка в рамках одного исследования развернуть широкую историческую панораму развития музыки мусульманского Запада в контексте общеарабской музыкальной культуры раннесредневекового периода на примере классической традиции, включая ос­новные её компо­ненты: институт музыкантов, репертуар, систему ладов
    и жанров, инстру­мента­рий, со­став ан­самб­лей, традиции исполнения, науку и литературу о музыке;

  • исследуется проблема происхождения и эволюции западно-арабской классики (нубы) (на примере её структурных и модальных особенностей) и андалусских жанров (мувашшаха, заджаля); влияния на них идей суфизма;

  • освещается картина развития  андалусско-магрибской трактат-ной традиции;

  • рассматривается музыкальный инструментарий, используемый в профессиональной традиции (в т.ч. классике) на мусульманском Востоке, с позиций культурологического подхода; а также процесс его адаптации и трансформации на Пиренеях;

  • вводится в научный обиход материал о статусе музыкантов (включая их классификации и типологию)  и  проблемах  творчества  в му-сульманском обществе, с точки зрения идейных течений ислама;

  • рассматривается вклад выдающихся личностей (Зирьяб, Ибн Баджжа, аш-Шуштари) в музыкальную культуру мусульманского Запада;

  • освещается «закрытая» до недавнего времени страница средневековой истории музыкальной культуры мусульманского Востока, связанная с женским музицированием;

Практическая значимость диссертации заключается, во-первых,
в возможности применения её результатов при дальнейшем исследовании музыкальной культуры мусульманского Запада, шире – всего мусульманского Востока, а также Испании и Западной Европы периода Средневековья. Во-вторых, материалы диссертации могут быть использованы в учебных курсах по истории зарубежной музыки и неевропейским музыкальным культурам: «История неевропейских музыкальных культур», «Музыкальные культуры мира», «Музыкальные традиции мусульманского Востока» и др. Результаты исследования могут быть востребованы при изучении культуры арабского Востока и Европы в таких областях, как культурология, филология, востоковедение, этноинструментоведение и др.

Апробация работы. Диссертация вместе с авторефератом была
обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры истории
зарубежной  музыки  Московской  государственной  консерватории 
им. П.И. Чайковского 9 января 2008 года.

Основные идеи и положения использовались в факультативных учебных курсах для музыковедов: «Музыкальное искусство стран Азии», «Музыкальные культуры мира», прочитанных автором в Казанской государственной консерватории в 2004 – 2007 годах; в курсе «История внеевропейских  музыкальных  культур», читаемом  профессором  В. Н. Юнусо-вой в Московской государственной  консерватории  им. П. И. Чайковского и изданной программе-конспекте данного курса (Казань-Москва, 2006).

Важнейшие положения исследования были изложены автором на научных конференциях различного ранга. В том числе на международных: «Музыка народов мира: проблемы изучения» (Москва, 2005, 2007), Инструментоведческая конференция к 100-летию К.А. Верткова (Санкт-Петербург, 2006), «Инструментальная музыка в межкультурном пространстве: проблемы артикуляции» (Санкт-Петербург, 2008), а также всероссийских: «Внеевропейские музыкальные культуры в современном мире» (Москва, 2004), «Перспективы развития современного общества: искусство и эстетика» (Казань, 2003), «История и традиция в современной культуре» (Москва, 2003), семинаре «Духовные основы исламского искусства» (Москва, 2003) и др.

Общая направленность и содержание диссертации обусловили особенности структуры. Введение и I глава являются концептуальным стержнем работы, где изложены её основные теоретические положения. Последующие три главы, в которых последовательно раскрываются исторические аспекты заявленной темы, соответствуют основным компонентам музыкально-культурной традиции: музыкант – текст – инструмент (Дж. К. Михайлов, И.В. Мациевский).

Работа состоит из Введения,  четырёх глав,  Заключения, библиогра-фического списка и приложения (куда вошли словарь специальных терминов и краткий биографический словарь).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во Введении обоснованы актуальность изучения истории развития музыкальной классики мусульманского Запада, в частности, её раннего периода формирования в ал-Андалус, дан обзор научной литературы, поставлены цель и задачи работы, представлен материал исследования
и методологические позиции автора.

В разделе обсуждаются основные понятия («мусульманский Запад», «Магриб», «Андалусия», «андалусский»), их смысловая неоднозначность в разные периоды истории. Особое внимание уделено понятию «музыкальная классика» в культуре данного региона.

Определена двупланная направленность рассмотрения процессов формирования андалусской музыки: во-первых, как ветви общеарабской традиции и, во-вторых, как результат взаимодействия арабской классики
с местными (иберийскими) жанрами и стилями.

В работе почёркнуто, что, с одной стороны, сильное влияние на музыку мусульманской Испании оказывали процессы унификации музыкальной классики Арабского халифата, что проявлялось в «переносе» придворных традиций аббасидского образца, включая этикет маджлисов (музыкальных собраний), систему подготовки музыкантов, институт


кайн2 (рабынь-певиц), систему патронажа, правила слушания, трактаты
и литературу разного рода, музыкальный инструментарий и мн. др.

С другой стороны, – свой подлинно самобытный характер андалус-ская музыка приобрела, «прежде всего и почти единственно вследствие соседства христианского Запада»3. Поддерживая постоянные контакты


с христианством как внутри, так и за пределами своих границ, Андалусия способствовала культурному обмену и взаимовлияниям, действие которых проявлялось очень рано, и они не прекращались в течение всего Средневе-ковья.
Глава I
«Музыкальная культура арабской Испании VIII – XV веков»
В первом параграфе «Проблема  синтеза  восточных  и европей-ских традиций в культуре средневековой Андалусии» исследуются предпосылки, причины и условия, способствующие плодотворному взаимодействию трёх культур (иберийской, арабской и еврейской) и, соответственно, трёх религий (христианской, мусульманской и иудейской). Андалусский опыт был исключительным историческим явлением, уникальным как для своего времени, так и для последующих эпох. Культура мусульманской Испании представляет собой некую идеальную модель культур­ного взаимодействия с плодотворным результатом. Для того чтобы понять специфику этих процессов, прежде всего, целесообразно обратиться к истокам данной культуры.

Андалусия имела склонность к универсализму, идущую из глубины веков. Частые миграции народов способство­вали тому, что южно-иберийская культура с древних времён по­стоянно впитывала влияние Востока, тем самым, подготавливая благодатную почву для дальнейших процессов культурного взаи­модействия. В течение своей многотысяче­летней истории авто­хтонная культура Иберийского полуострова переживала процессы сложной исторической транскультура­ции, входя в романский, германский и арабский культурные комплексы.

Поэтому среди важ­нейших предпосылок взаимодействия музыкальных традиций на юге Испании и их распространения по всему Средиземноморью выделяются, с одной стороны, общая эко-культурная среда, сходная по своим природным условиям, а с другой, – принадлежность Средиземноморскому ареалу, что проявлялось в наличии историко-культурных связей на протяжении тысячелетий.

В формировании анда­лусской музыки главной составляющей являлась классическая традиция арабского Востока (сирийская и багдадская). "Было бы неразумным пытаться выявить присущие арабо-испанской культуре оригинальные черты, не указывая в то же время на значение, какое имела в Испании великая традиция восточного классицизма" (Э. Леви-Провансаль)4.

Наряду с анализом механизмов образования новых явлений, выявляется существенная черта мусульманской культуры: готовность поглощать и усваивать совместимые инокультурные элементы, что во многом обусловливало и способствовало процессам взаимодействия и изменения культуры, особенно в раннесредневековый период её развития.

В результате хорошо контролируемого и преднамеренного процесса (включая арабизацию), рождался «искусный сплав» (определение А. Шилоа) унифицированной мусульманской культуры. В этом процессе завоеватели (как сильная сторона) не навязывали свою культуру завоёванным, скорее, они искали пути создания «новых порядков», понимаемых


и завоевателями, и завоёванными как «продукт старого», приспосабливая новшество к старой системе и создавая впечатление, что новое тождественно старому. Более того, природа и модель изменения, которые вызвали успешный «сплав», являются предзнаменованием изменения такого же типа в будущем – других «приспосабливающихся стратегий», которые,
в итоге, подтверждают принципы и условия, дающие рождение Великой Традиции (термин Р. Редфилда).

Процессам культурного взаимодействия и изменения способствовало также существовавшее в ал-Андалус особо разнородное по своему этническому и конфессиональному составу общество, основу которого составляло местное испано-римское население. Наиболее яркая особенность андалусского социального опыта, благотворно сказавшаяся на раскрытии творческого потенциала развивавшихся там культур, состояла в том, что совместное проживание разных народов на одной территории и их сосуществование основывались на религиозных и юридических мусульманских принципах5.

Проблема культурного синтеза рассматривается как основа концепции работы. Кроме того, в диссертации предложена модель взаимодействия музыкальных традиций в культуре мусульманской Испании, а также сформулированы основные стадии их синтеза и уровни иерархии данных процессов в масштабе региона мусульманского Запада в целом.

Во втором параграфе «Исторический обзор арабо-испанской музыкальной культуры» даётся панорама семисотлетнего (c VIII по XV века) развития придворной элитарной традиции, сконцентрировавшей


в себе интеллектуальные, научные и художественные устремления средневекового мусульманского Востока, в контексте общей истории ал-Андалус и его связи с Арабским халифатом.

В ряду существующих периодизаций андалусской культуры


(например, М. Гетты, М. Кортес) для истории музыки наиболее приемлема, поскольку она более дифференцирована, периодизация в соответствии с правящими дина­стиями, которые, в  конечном  счёте,  и определяли её раз­витие:

  • Омейяды Кордовы (756 – 1012);

  • период мулюк ат-таваиф – правителей независи­мых княжеств – (1012 – 1141);

  • Альморавиды (1056 – 1145);

  • Альмохады (1145 – 1230);

  • Насриды Гранады (1230 – 1492);

Большое внимание в работе уделено периоду Кордовского халифата по причине его особой роли в формировании андалусской музыкальной классики, связанной, первоначально, с деятельностью придворных рабынь-певиц (кайн), в дальнейшем, – с появлением первых учителей, трактатов по музыке, развитием традиции проведения придворных литературных и музыкальных собраний.

Исторический опыт ал-Андалус как толерантного общества (IX – X веков) рассмотрен на примере периодов правления Абд ар-Рахмана I (756 – 788) и Абд ар-Рахмана II (822 – 852): для первого характерно развитие старо-арабских и сирийских традиций (из Хиджаза и Дамаска), для второго – аббасидских (из Багдада).

В период правления Абд ар-Рахмана II происходит решитель­ный поворот в развитии музыкального искусства Андалусии в результате приезда в Кордову выдающегося музыканта, прямого последователя великих классиков – Абу-л-Хасан ибн Нафи (789 – 857), известного под своим артистическим псевдонимом – Зирьяб («чёрный дрозд»). В Кордове Зирьяб создаёт первые школы музыки, которые, наряду с институтом кайн, способствуют широкому распространению и укоренению арабской музыкальной традиции на Пиренеях.

В истории музыки мусульманской Испании период Кордовского халифата – особая страница. Именно в это время был заложен фундамент, на базе которого получают развитие процессы в музыке и поэзии, способствующие в дальнейшем ро­ждению новых явлений: «смешанной поэтической системы» (Х. Рибера) и её основного жанра мувашшаха, ставшего музыкально-поэтическим символом Андалусии.

К ключевым проблемам относится вопрос влияния различных течений ислама на формирование арабо-испанской музыкальной культуры. Согласно источникам, придворное музыкальное искусство в ал-Андалус, начиная с IX века, развивалось в атмосфере острой идеологической борьбы. Она велась, с одной стороны, между ортодоксами маликитской школы с её отрицательным отношением к музыке и музыкантам, с другой, – более терпимой к ним захиритской школой права, приверженцами которой были некоторые андалусские учёные-философы (например, Ибн Хазм)


и, наконец, теми, кто разделял суфийские представления о музыке, как посреднике между Богом и человеком. Причём, в ал-Андалус сильные позиции занимал с конца XI века суфизм как философское течение умеренного толка, недаром здесь наибольшее распространение получили идеи ал-Газали (ум. 1111), пытавшегося примирить ортодоксальную и суфийскую точки зрения.

Следующим важнейшим периодом в развитии музыкальной культуры Андалусии является XI век, когда халифат распался на отдельные маленькие княжества-государства (тайф), каждое из которых имело своего прави­теля и свои законы. Эпоха глубокого политического упадка сопровождалась невиданным возрождением культуры, научной и художественной деятельности. «Свобода мысли и выражения, интеллектуальная ценность и творчество – три важнейшие характеристики того оригинального формирования, каким был ал-Андалус XI века» (М. Бенабуд)6. Другой тенденцией развития культуры в связи с децентрализацией государства стало укоренение суфизма как теософско-философского учения, в сферу влияния которого попала и музыка.

В период тайф культурный центр перемещается в Севилью, где происходит расцвет музыки и по­эзии при дворе эмира-поэта ал-Мутамида (1068 – 1091), великодушного правителя и мецената, а также хорошего певца и исполнителя на уде. Кроме того, музыка процветала в резиденциях мусульманских правителей Толедо, Бадахоса, Валенсии, Дении, Альмерии, Гранады.

Малые дворы явились благотворной средой для развития искусства, между ними устанавливалось что-то вроде соревнования, соперни­чества


в привлечении как можно большего числа артистов, поэтов и учёных. Существовала благодатная почва для проявления таланта, подобная той, которая появилась несколько веков спустя в городах-государствах Италии эпохи Ренессанса. В этот период музыка достигает наибольшей значимости, став неотъемле­мым эле­ментом дворцовой жизни. С этого вре­мени начинают создаваться по восточ­ному об­разцу знаме­нитые си­тары ал-гина (ансамбли вокалистов и инструменталистов, от араб. ситара – «занавес»).

Падение Толедо в 1085 можно считать моментом, обозначившим конец существования мелких княжеств и выход на историческую арену берберской династии Альморавидов Северной Африки. Несмотря на то, что в этот период фанатизм теологов оказывает непомерное влияние на культуру Андалусии, свободомыслие становится невозможным, а развитие культуры и науки постепенно сходят на нет, с этим периодом связана деятельность выдающегося философа и музыканта-теоретика, исполнителя и учителя Ибн Баджжи (ум. 1139), известного в Западной Европе как Авемпас. О его реформаторской деятельности как создателя заджаля на основе соединения песен арабов с христианскими пишет тунисский учёный-энциклопедист Ахмад ат-Тифаси (1184 – 1253) в трактате Мут‘ат ал-асмā фū ‘илм ас-самā‘ («Ублажение слуха с помощью сама‘»).

С XII века особое значение в развитии музыкальной культуры приобретает Севилья, превращаясь в главный центр Андалусии по подготовке певиц для Магриба и христианской Испании. С этим же веком связан расцвет андалусской строфической песенной поэзии (мувашшах и заджаль)
в творчестве знаменитого врача и поэта Абу Бакра ибн Зухра (1113 – 1199) и выдающегося кордовского поэта и менестреля Ибн Кузмана (1080 – 1160).

Следующей берберской династией, правившей около века в ал-Андалус, были Альмохады, основавшие огромную империю, включавшую в себя весь Магриб и значительную часть Испании, со столицей сначала


в Марракеше (Марокко), а затем в Севилье, любимом ими андалусском городе. Альмохады были намного просвещённее и более расположены
к культуре, чем предыдущая династия, но, подобно ей, они также быстро испанизировались. «Это была суровая и деятельная цивилизация, которая садам и дворцам предпочитала крепости и мечети, поэзии – философию, но величие и оригинальность которой неоспорима» (Ш.А. Жюльен )7.

Не случайно период их правления совпал с появлением величайших учёных мирового уровня, среди которых: Ибн Туфайль (ум. 1136), Ибн Рушд (Аверроэс) (ум. 1198), Моше ибн Маймон (Маймонид) (ум. 1204)


и Ибн Сабин (ум. 1269). Несмотря на яростное противодействие теологов-традиционалистов, и на то, что все мыслители преследовались за свои взгляды, философская мысль в ал-Андалус XII века переживала своеобразный расцвет. Благодаря защите этих учёных, вслед за своими предшественниками, такими как Ибн Абд ар-Раббихи (860 – 940), Ибн Хазм (994 – 1063), Ибн Баджжа (ум. 1139), борьба вокруг музыки между теологами
и интеллектуалами закончилась победой последних.

К XIV веку классическая музыкальная традиция полностью сформировалась, развиваясь в течение IX – XIII веков в городских центрах ал-Андалус, – сначала в Кордове, потом – в Валенсии, Севилье, Гранаде. Это означало создание музыкальных школ, развитие системы передачи классического репертуара от одного поколения музыкантов другому, конкуренцию между музыкальными  корпорациями,  ведущими  обособленную жизнь, ревниво охраняющими добытые привилегии, существование центров по изготовлению музыкальных инструментов и т.д.

Но после падения халифата и возникновения тайф в андалусской музыке происходят кардинальные изменения. Музыка, поэзия и танец, приобретая всё большее значение, освобождались от своих восточных корней. С этого момента собственно и начинается история арабо-анда­лусской музыки, которая отличалась от той, что была на арабском Востоке. На эволюцию андалусской музыки особым образом повлияло неустойчивое положение в стране, частые смены правителей, децентрализация государства, что способствовало превращению музыки из искусства учёного и утончённого «в коллективное, народное, общественное развлечение»8.

Тогда же арабо-испанское музыкально-поэтическое творчество распространилось и получило колоссальную популярность на арабском Востоке, а видные деятели науки и искусства ал-Андалус стали выступать за признание равноценности арабо-испанской литературы и искусства (разумеется, в рамках арабской классики).

Во время последнего периода (XIII – XV века), связанного с Гра­над­ским эми­ра­том и правлением династии Насридов (1230 – 1492), происходит завер­ше­ние куль­турного симбиоза между вос­точными музыкальными тради­циями и мест­ными фор­мами. И поскольку бóльшая часть мусульман оказалась на христианских зем­лях, т.е. существовала в статусе религиозных меньшинств, наи­более ярко дальнейший культурный синтез проявился в популярных формах ан­да­лусской музыки, культивируемой менестрелями.

Что касается музыкальной классики, то её поздний расцвет наблюдается в самой Гранаде, которую Шакунди называет «Дамаском Андалусии». Известно, согласно историческим источникам, о влиянии на развитие музыкального искусства суфизма, который господствовал в период правления династии Насридов.

Считается неоспоримым фактом, что именно с придворной музыкальной традицией Гранады связано самое старое андалусское наследие, сохранившееся до наших дней в Марокко. Память о гранадских нубах (наубат гарната), «последнем отблеске андалусской культуры» (по определению Э. Леви-Провансаля), живёт и поныне; эти циклы частично были записаны, как отмечает А. Шоттен, в Тетуане в конце XV века9, а в XVIII веке увековечены ал-Хайком в Куннаш (Песенник).

С Гранадой связано рождение национальной идеи «потерянного рая» андалусских эмигрантов и множество мифов (о ключах Гранады,


о последнем мавританском короле и т.д.) – всего того, что впоследствии превратилось в «индустрию ностальгии» (по выражению Д. Рейнолдса).

В заключение подчёркивается, что андалусская музыка высокой традиции прошла такой же путь развития на Пи­ренейском полу­острове, как и мусульманская культура в целом: от периода насаждения через период пышного расцвета к полному её изгнанию. Однако за семисотлетнюю свою историю она глубоко проросла на испанской «почве» и пустила корни.

Бесспорно то, что высшие достижения арабо-испанской музыкальной культуры (нуба, мувашшах) выкристаллизовывались в недрах высокой традиции, развиваясь в придворной атмосфере, благодаря официальному покровительству правителей и богатых меценатов. В определённом смысле именно халифат обусловил расцвет этого искусства, и оно угасло в ал-Андалус после того, как на Пиренейском полуострове перестало существовать последнее мусульманское государство, но продолжало свою жизнь под патронажем магрибских правителей.




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет