С кобзарем в сердце шевченкиана бориса романова



жүктеу 69.41 Kb.
Дата13.07.2016
өлшемі69.41 Kb.
С КОБЗАРЕМ В СЕРДЦЕ

ШЕВЧЕНКИАНА БОРИСА РОМАНОВА

Художник Борис Николаевич Романов, окончив Харьковский художественно-промышленный институт; много лет работал дизайнером в Северодонецком объединении «Азот». Но больше всего он известен как автор замечательных книжных знаков – экслибрисов, которые отмечены на самых престижных выставках графических миниатюр, вошли в международные энциклопедии, каталоги, собрания многих музеев, галерей, в коллекции известных людей. Он издал тематический сборник «Шевченкиана», а сейчас дополняет его новыми работами к 200-летию Великого Кобзаря.

НА РОДУ НАПИСАНО

-. Тема украинской классики для меня – одна из главных, - замечает художник, давно ставший активистом «Просвіти».

Мы с ним гуляем по улице Шевченко. Здесь, возле симпатичного здания Северодонецкого городского театра, установлен бюст Кобзаря. Это – один из самых любимих уголков Романова. Его изображением он и открыл свою «Шевченкиану».

Само творчество Тараса Григорьевича Борис Романов полюбил еще в школьные годы. Они прошли: в городе Дружковка, что в Донецкой области. Здесь, в чудесном историко-художественном музее, выставлялись его первые работы, в том числе иллюстрации к произведениям Шевченко.

- Способности к искусству у меня от деда, который был прекрасным кузнецом, - рассказывает Борис Николаевич. - Чтобы не терять слух от «симфонии молота», он записался в заводской духовой оркестр. Эстафету трубача принял у него мой отец Николай Федорович. Помню его и руководителем оркестра – как играли в городском парке. А я, еще дошкольником, на потеху публики, тоже пробовал дирижировать. Оркестр мне подыгрывал. Мама, Зинаида Алексеевна, чудесно пела, и украинские песни в нашей семье прижились навсегда.

У Романова - отменный слух, сам играет на пианино, да и дочь у него стала музыкальным педагогом.

- Конечно, с Анатолием Соловьяненко не сравнить, но все же Шевченковские «Думы мои, думы» в нашем семейном исполнении получаются неплохо,- довольны в доме.

Почему же Борис пошел по другой стезе? Подтолкнули к этому встречи, занятия с художниками, работавшими вместе с отцом в заводском Дворце культуры. И наставники показали школьные альбомы Бориса по рисованию, черчению уроженцу Дружковки, ученику самой Татьяны Ниловны Яблонской Виктору Ивановичу Сахненко, заглянувшему в родной город. Тот возглавлял Донецкое областное отделение Союза художников Украины, а затем стал заслуженным деятелем искусств Баларуси. Мэтр (кстати, - сын дружковского кузнеца) сказал руководителю народной изостудии Алексею Яковлевичу Бондарю, у которого тоже когда-то занимался, и еще одному учителю Бориса - Виталию Николаевичу Бушуеву: «Вы правы – у парня настоящий талант. Пусть испытает себя не только в живописи, а и в. книжной графике. Сам пробовал, так что склонности к ней сразу распознаю».

Знаменитый земляк, давший пареньку немало профессиональных советов, оказался прав.

И МЫСЛИ, И ЧУВСТВА

.. Грациозному и емкому искусству экслибриса – полтысячи лет; у нас приобщился к нему еще Иван Федоров. И не так-то просто сказать здесь свое слово сейчас, во время его ренессанса. Как же Романову удается это? Как получается лаконично-изысканно, но выразительно раскрывать неординарные мысли, образы? То философски, то лирично или с тонким юмором – очень личностно, поистине неподражаемо. Так, чтобы созданные им крошечные композиции убедительно, динамично могли сказать не меньше, чем полотна.

За этим - и серьезные раздумья, зоркие наблюдения, поиск, и постоянная шлифовка мастерства. Сначала, переходя от кистей живописца к резцам-штихелям, сделанным своими руками, он испытывал определенную робость. Но достоинства романовских работ на высоком уровне оценил исследователь искусства малой графики Петр Владимирович Нестеренко - кандидат искусствоведения, доцент Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры. Это обязывало к новым творческим открытиям.

В технике исполнения, начиная с эскизов, ныне всемирно признанный мастер Романов шел, понятно, от простого к еще как сложному. И в итоге кропотливого труда смог виртуозно изготавливать на линолеуме или сходном полимерно-пластиковом материале самые затейливые клише. Причем на многоцветные экслибрисы - не по одной матрице для каждого. Пробные оттиски показывают, все ли из задуманного удалось, как проработаны мелкие детали, как их передает тушь, нужны ли другие варианты. Ныне Борис Николаевич все больше экспериментирует: с материалами, видами графики, привлечением компьютерных возможностей. Оставляя приоритет за уникальностью, тонкостью рисунка, теплом рук и свежестью чувств. Все это в полной мере проявилось и в «Шевченкиане». Давайте полистаем этот альбом, изданный в отличном полиграфическом исполнении.

Выполняя «портретные» экслибрисы, Романов вникает в характер, интересы, вкусы, восприятие мира, свойственные именно этому человеку. Ищет, как «ярче» (если это применимо к сдержанным гаммам) передать все в символах, трактовках, сравнениях, сюжетах. Он создал книжные знаки для многих известных в нашей стране и за рубежом ученых, писателей, артистов. Среди работ его «Шевченкианы» есть экслибрисы для поэтов Дмитра Павличко Бориса Олийныка, Петра Маги, писателей Ивана Дзюбы, Евгения Сверстюка, Владимира Яворивского Юрия Щербака, Григория Штоня, артистов Васыля Зинкевича, Тараса Петриненко, Михаила Голубовича, украиноведа Богдана Пастуха, для Всеукраинского общества «Просвіта» имени Тараса Шевченко, Киево-Печерской лавры.

Большинство из работ выполнялись к очередному дню рождения поэта. А в «промежутках» художник прорабатывал образы, позволяющие соединить прошлое и настоящее, внести в сюжет определенный драматический накал, информационную, эмоциональную насыщенность.

Скажем, экслибрис для Григория Штоня: сделан по ироничному четверостишию Шевченко:

«І день іде, і ніч іде.

І голову схопивши в руки,

Дивуєшся, чому не йде

Апостол правди і науки!»

С цитатой соседствуют персонажи из шевченковской поэмы «Слепая» и наш современник – с автомобилем и собакой. А в миниатюре «из собраний Юрия Щербака» на старинное, живописное украинское село надвигается темная туча со знаком радиационной опасности. На все это печальным взглядом смотрит Кобзарь, напоминающий, что ему не безразлично, «Як Україну злії люде присплять лукаві…».

Покровитель, заступник Украины – так трактует художник образ Шевченко в книжном знаке бандуриста Ивана Высоцкого. Тарас Григорьевич, облаченный в длинную белую рубаху, выглядит то ли апостолом, то ли ангелом-хранителем, погруженным в глубокие размышления. Он как бы соединяет небо и землю. За его спиной – крылья, сложенные в оболочку символического для христиан яйца. Одной рукой прижимает к груди книгу, другую опустил на плечо сидящего у его ног бандуриста. Сколько всего сказано вроде бы простой композицией!

Не меньше мыслей и чувств вызывает экслибрис, подаренный заслуженному работнику культуры Украины, Почетному гражданину Северодонецка Виталию Асееву. Одинокая фигура поэта с рукописями высится в дверном проеме, но очевидно, что он не торопится войти в наш мир из того - вечного, что виден за его спиной. И вопрошающе смотрит на нас всех. В игре света и теней мы угадываем один из автопортретов, другие художественные работы Т.Г.Шевченко, и понимаем: автор миниатюры хочет приобщить нас к мироощущению самого гения украинского народа.



ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Многие экслибрисы Романова стилизованы под работы украинских художников, современных Шневченко, знаковые вещи того времени. Все это позволяет лучше воплощать художественные замыслы.

Столь же образно раскрыты темы других украинских классиков, народного творчества разных жанров, международных связей украинистов. Стремление к совершенству отмечено и в Дипломе, который Б.Н.Романов получил по итогам конкурса в честь юбилея Киево-Могилянской академии. От этого тонированного экслибриса так и веет стариной. Стиль воссоздан довольно точно.

Как-то Романову написал крупнейший коллекционер экслибрисов, итальянец Марио де Филлиппис. В его огромной, занесенной в Книгу рекордов Гиннеса коллекции есть отныне и несколько лучших знаков с авторской подписью северодонецкого художника. Пополнит ее и юбилейный Шевченковский.

Приятно, что художнику свойственна уместная ироничность. Подтверждает это и миниатюра, изображающая картинку украинского села, где коза уставилась не на жвачный корм, а на… рекламу жевательной резинки. Дескать: а что остается?! Книжные знаки по мотивам национальных сказок окрашены теплым юмором в метафорическом изображении животных.

В начале очерка совсем не случайно рассказывалось о «музыкальных генах» Романова. Иначе откуда же в его экслибрисах столько, если можно так сказать, «мелодий» разного настроения, гармонии и пластичности?! Северодонецкое музучилище украшено постоянно действующей выставкой миниатюр Б.Н.Романова. В Луганской областной научной библиотеке имени А.М.Горького собрано более ста его работ И, как все почитатели таланта художника, здесь тоже ждут его новых произведений.

- А у нас, кроме экслибрисов Бориса Николаевича, выставляются и его офорты, - рассказывает директор Северодонецкой Галереи искусств Яна Чернобай. – Это уже иная техника - гравюры на металле. И в них, и в пейзажах мы увидели другие стороны дарования любимого автора. Сам он организовал в Галерее выставку экслибрисов мастеров из многих стран.

Разумеется, работы Б.Н.Романова есть в народном музее «Азота». И с производством, и с искусством дружит внук Бориса Николаевича – Назар. Он - химик, а еще выступает на сцене местного драмтеатра. Имя получил, понятно, по герою замечательной пьесы Т.Г.Шевченко. И Назара Стодолю когда-нибудь сыграет обязательно!

* * *

Художник Романов, естественно, - книгочей. Его вдохновляет, что называется, сам книжный дух. Так вот. Недавно, мне довелось побывать в знаменитой старинной, по-волшебному чарующей библиотеке Тринити-колледжа столицы Ирландии Дублина. Здесь приобщились к сокровищнице знаний немало людей, сумевших так много дать человечеству. Все знают ее красоту по фильму «Звездные войны». Глаз не оторвать от раскрытых в стеклянных витринах древних фолиантов – настоящих произведений искусства, с раритетными книжными миниатюрами. Они впечатляют поныне.

Надо полагать, и лучшим миниатюрам Бориса Романова (а «Шевченкиана» - среди таковых) суждена долгая жизнь.

Семен ПЕРЦОВСКИЙ,

заслуженный журналист Украины..

На снимках: Б.Н.Романов иработы из его «Шевченкианы».

























©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет