Сборника «новыевремен а» (2004 2005) «Вышел джин из стеклотары…»



жүктеу 65.83 Kb.
Дата05.07.2016
өлшемі65.83 Kb.
Из сборника «Н О В Ы Е В Р Е М Е Н А» (2004 – 2005)

  1. «Вышел джин из стеклотары…» (СЧИТАЛОЧКА – 2)

  2. «Мадам, как истинный романтик…» (ПОРУЧИК РЖЕВСКИЙ)

  3. «Деревянная Тверь начинается возле моста…»

  4. «Нас было много на челне…» (НОВЫЙ АРИОН)

  5. «Намело, так намело…»

  6. «Бог отзывает избранных с Земли…» (ПАМЯТИ КАРОЛЯ ВОЙТЫЛЫ)

  7. «Дочки и внучки – те ещё штучки…»

  8. «От жажды умираю над ручьём…» (БАЛЛАДА ВНЕ КОНКУРСА)

  9. «Из русского осталась только водка…» (МЕЛАНХОЛИЧЕСКОЕ)

  10. «Ушли с Востока наши галеоны…» (ИНЬИГО БАЛЬБОА, или ЗАКАТ ИМПЕРИИ)

  11. «Куда исчезли наши талии?…» (К ПОЛТИННИКУ)

  12. «Вот здесь, по эту сторону стены…»

  13. «Опять зовут куда-то…» (АТЫ-БАТЫ)

  14. «Паслись кони на лугу…» (ТУШ)

  15. «Не зовите меня Измаил...» (МОБИ ДИК)

СЧИТАЛОЧКА – 2.


Вышел джин из стеклотары,

Тары-бары, растабары.

Думал, будет он рабом –

Облом.
Вышел хрен из Интернета,

Весом где-то центнер нетто.

Думал, ждёт его минет –

Ан нет.
Вышел Вова из Володи,

Много, вроде, их в колоде.

Все из разных разведшкол –

Прикол.
Вышел зомби из загула.

Всех зевак как ветром сдуло.

Всем зэка намнут бока –

Пока.

ПОРУЧИК РЖЕВСКИЙ.


Мадам, как истинный романтик,

Я Вам отдам последний фантик

За чёрт-те-что и сбоку бантик.
От имени народной массы

Я лично склею из пластмассы

Для Вас гримасу Фантомаса.
Мадам, перехожу на прозу:

Извольте сами выбрать позу.


* * *
Деревянная Тверь начинается возле моста,

За замёрзшей водой с интересным названием Тьмака.

Виден Храм Покрова. По мосту пробегает собака,

Но в гостинице «Волга» не им предлагают места.
На замёрзшую землю Спаситель ступил неспроста.

Остаётся собака, причём не вполне призовая.

С превеликим трудом человека в себе признавая,

Только любишь собак и виляешь остатком хвоста.


НОВЫЙ АРИОН.
Нас было много на челне.

Один кричал: Отдайте мне! –

Другой болтался на ремне,

А третий канул в воду.


Лишь я, таинственный певец,

Почувствовал, что всем пиздец,

И тусклый жар пустых сердец

Принадлежит народу.



Я гимны прежние пою


И поминаю мать твою –

Куда деваться соловью

Из заднего прохода?

* * *
Намело, так намело –

Не растает за полгода.

В перемётную погоду

Лучший транспорт – помело.
Замело последний след.

Всё бело, и слава Богу.

Лот нашёл себе дорогу.

Больше праведников нет.


ПАМЯТИ КАРОЛЯ ВОЙТЫЛЫ.


Бог отзывает избранных с Земли.

Уже на сердце не рубцы, но дыры,

И слёзы скорби жгутся, как угли.
Тернистый путь ведёт в небесный край,

Лишённый светских и церковных рамок,

И праведников ждёт единый рай.
В грядущий день Последнего Суда

В залог прощенья городу и миру

Они вернутся, спустятся сюда.
Сияй огнями, наш Ерусалим –

Не Рим, не Краков, но небесный замок,

Где правит Тот, который неделим.
* * *
Дочки и внучки – те ещё штучки

Всенепременно требуют взбучки.


Бабы постарше – стервы на марше –

Будь им любезен в качестве фарша.


Ежели дальше – можно без фальши –

Все командирши, все генеральши.


Вы суперменши, мы юберменши –

Кто-то побольше, кто-то поменьше.


БАЛЛАДА ВНЕ КОНКУРСА.


От жажды умираю над ручьём.

Гляжу на крест на маковке Вселенной.

Влачусь при попечении ничьём

В развалинах империи нетленной.

Жизнь бьёт ключом помимо головы,

И левые считают, что правы.


Всего боюсь, и всё мне нипочём.

Здесь глубоко, но море по колено.

Играют в мяч пришедшие с мечом,

И ждёт толпа квадратного трёхчлена.

Пустое небо излучает свет.

Вода и камень сохраняют след.


Летит из пушек манная крупа.

Январский дождь сбивается в сугробы.

Небесный свод садится на-попа.

Холодный пламень обжигает нёбо.

Из силикона льётся молоко.

Подходит смерть, а вечность далеко.


МЕЛАНХОЛИЧЕСКОЕ.


Из русского осталась только водка.

К ней хороша исландская селёдка.

Она ведь тоже русская была,

Пока в Исландию не уплыла.

На Родине, под радостные вопли,

Любую рыбу приравняют к вобле

И без труда изловят из пруда

Решением басманного суда.

ИНЬИГО БАЛЬБОА, или ЗАКАТ ИМПЕРИИ.
Ушли с Востока наши галеоны,

Умолкли трубы, выцвели знамёна,

И только гонор, как во время оно,

Не позволяет уступить врагу.


Кругом засилье серого народца,

С которым омерзительно бороться.

На три-четыре гвардия сдаётся,

А прочие, тем паче, ни гугу.


Старуха Клио обожает шутки.

Куда ни глянь, ублюдок на ублюдке.

Алло, ребята, прячьте ваши дудки –

Приходит сумрак глубиной с тайгу.


Нас, может быть, и вправду миллионы,

А этих тварей – клоны, клоны, клоны,

И только гонор, как во время оно,

Не позволяет уступить врагу.


К ПОЛТИННИКУ.


Куда исчезли наши талии?

Их через задницы надули,

И сверху, вроде, грудь, а далее –

Ползёт, как тесто из кастрюли.

И туфли дальше, чем Австралия,

Стоят в почётном карауле.


Куда исчезло то, что смолоду

В себе гноили наши дёсны?

Тлетворность холода и солода

Мы осознали слишком поздно.

Скоромное, пожалуй, смолото –

Теперь полюбим то, что постно.


Куда склонились наши головы

Под слоем вечного покрова?

Мы вместо времени весёлого

Не получили никакого –

У нового глаза, как олово,

И пластиковая основа.


Где наше море поколенное

Сковалось льдом непрошлогодним,

Когда рассыпалась Вселенная

По преисподним, преисподним –

И как стоять в одном исподнем,

Утаивая сокровенное?


* * *
Вот здесь, по эту сторону стены,

Отведав варева из чечевицы,

Мы, двух тысячелетий очевидцы,

Вольны воображать, что прощены.


О Господи, спаси и сохрани

Нас, всей душой торгующих лениво,

Пока под небом местного разлива

Маячат путеводные огни.


На этот свет, как к тёще на блины,

Мы заскочили с внешней стороны.

АТЫ-БАТЫ.
Опять зовут куда-то

Лихие забияки.

А как дойдёт до драки,

Не их оденут в хаки.


Не им ходить в атаки,

Не им считать утраты.

А в том, что мы солдаты,

Мы сами виноваты.


ТУШ.
1.



Паслись кони на лугу

О футболе ни гугу.

Вдруг у ихних у ворот

Пас Карвалью отдаёт.

Как Газзаев скажет «гав» –

Забивает Вагнер Лав.

Вот-те нате, браво-бис,

Кони выиграли приз.


2.

Вышли кони на парад

Хвост трубой, глаза горят.

Пусть любого мерина

Славят неумеренно

Ты, да я, да все подряд –

Вдруг не всё потеряно?


МОБИ ДИК.
Не зовите меня Измаил.

Наш корабль, извините, не тонет.

Наших мёртвых никто не хоронит,

А живые встают из могил.


На один беспощадный гарпун

В середине дрейфующей суши



Наши нежные грешные души

Насадил ненасытный горбун.


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет