Сценарий пригород санкт-петербурга. Лето. Утро



жүктеу 380.08 Kb.
Дата27.06.2016
өлшемі380.08 Kb.
ПРИСЯЖНЫЕ БУДУТ РЫДАТЬ!
Наталия Мадорская
Оригинальный сценарий

ПРИГОРОД САНКТ-ПЕТЕРБУРГА. ЛЕТО. УТРО.


Адвокат Шапиро (невысокий, прихрамывающий, похожий на пожилого пионера) на столике, стоящем во дворе, моет посуду.


ШАПИРО

И - эх!
выливает мыльную воду в траву, быстро стаскивает

с себя передник, обходит на цыпочках дом и

становится под верандой.


ЕГО ЖЕНА РЕГИНА, дородная дама с уверенным голосом разговаривает на веранде по телефону и одновременно делает себе маникюр.
РЕГИНА
Ты мне завидуешь? А? Чему?

Ну, и что, что адвокат? Что

я с этого имею? Деньги? И

все так думают: раз адвокат,

значит, деньги. А ты у него

в конторе хоть раз была?

Сходи и увидишь: все дамы в

золоте – к Люське, бритые = к

Лапидусу, а уж бабки

с кошелками – к моему! Как же!

Защитник униженных и

оскорбленных! А шеф его еще

подначивает: когда, говорит,

адвокат Шапиро защищает

матерого убийцу, на котором

клейма негде ставить, присяжные

рыдают! А родная жена при этом

не имеет своей дачи. Снимаем в

каком-то бомжатнике. Он-де на

этой даче жил еще в детстве с

мамочкой. Да. Да.

А я вчера не спала всю ночь.

Да не из-за него. Из-за «Санта-

Моники». Вот скажи, зачем они

кончают на самом интересном?

Представляешь, дон Хулио стоит

под балконом и все слышит.

Интересно, узнает ли Хосе про

ребенка от Хулио. У меня такой

случай был с Женей. Какая Женя?

Ну, у нее еще свекровь Аделаида

Ивановна в шестьдесят лет вышла

замуж в Париж. Послушай, почему

ты меня все время перебиваешь?

Это же невежливо. Не обижайся,

но у тебя какая-то словесная

диарея. Диарея? Понос.

Шапиро осторожно подбирается к веранде и из-за кустов слушает разговор.


ШАПИРО

(радостно хихикая и потирая маленькие

ручки, сам себе):
Ха-ха! Это у нее всерьез

и надолго! Ладно. А мы не

будем уподобляться дону Хулио

под балконом.


Осторожно пробирается среди кустов к лужайке и, поставив рядом небольшой приемник, ложится навзничь. Из приемника:

Ах, Курникова Анна,

российская звезда.

Для мужиков планеты

ты – сущая беда…

Бросай ракетку, Нюрка,

И ни к чему понты.

С такою-то фигуркой

везде сгодишься ты…

Бросай, Анюта, теннис,

вздыхают пацаны.

Забей на теннис пенис –

и нет тебе цены.
ШАПИРО с энтузиазмом подпевает.

На участок через дырку в заборе лезет дородная МАРЬЯША, неопрятная бабенка, хозяйка соседней дачи.


МАРЬЯША

Лева! Лев Изралич! Шапиро!


Шапиро не отвечает, а потом выключает приемник, резко садится и беззвучно произносит известное ругательство. Видит Марьяшу и через силу улыбается.
МАРЬЯША

Давно приехал?


ШАПИРО

Недавно. Чего ты через

калитку не ходишь?
МАРЬЯША

Не хочу мимо вашей хозяйки

ходить.
ШАПИРО

(зевая, хлопает рукой по земле рядом с собой.)

Садись!
МАРЬЯША

НЕ-а! «Твоя» может застукать!


ШАПИРО

Здрасьте! А чего мы

такое совершаем?
МАРЬЯША

Ничего. Но она у тебя

строгая. А почему ты

загораешь, не раздевшись?


ШАПИРО

Регина может позвать и

дать какое-нибудь боевое

задание. Вот скажи, Марьяша,

почему это при моей плохой

памяти все мало приличные

песни запоминаются сразу и

навсегда?


МАРЬЯША

Не знаю, Лева. Не до этого.

У меня к тебе срочное дело.
ШАПИРО

Выпить хочется? Сегодня у

меня ни рубля. С этим к Регине.
МАРЬЯША

Ну, уж – ну уж! Лучше на

панель.

Шапиро оглядывает Марьяшу. Она в коротком засаленном на животе платье и стоптанных тапках на толстых ногах.


ШАПИРО (ехидно)

На панели большая

конкуренция!
МАРЬЯША

Слушай, неужели она забирает

у тебя все деньги?
ШАПИРО

Кто, Регина? Да, нет. Просто

конкретно вчера платили

за переезд сюда на такси,

поэтому взяла. Ты знаешь,

сколько это стоит. А, вообще,

я сам ей все отдаю.

МАРЬЯША
Всегда?


ШАПИРО (хихикая)

Ну, не все и не всегда. Но,

вообще-то говоря, когда у

жены основные деньги, это

удобно. Представляешь,

подходишь к турникету в

метро, протягиваешь руку, а

тебе вкладывают в руку жетон.


МАРЬЯША

И тебе это нравится?


ШАПИРО

Думать не надо. Хватит мне

раздумий на работе.
МАРЬЯША

Пойдем, Лева, ко мне.

ШАПИРО

Чего это вдруг?


МАРЬЯША

Да не бойся! Пойдем! Пойдем!

Как друга прошу!
ШАПИРО

А я и не боюсь. Радуюсь, как у

меня много друзей.
МАРЬЯША (обиженно)

Что ты хочешь этим сказать?

У тебя-де своя компания, а

у нас – своя!


ШАПИРО (смущенно)

Да, нет, нет! Одна у нас, Марьяша,

компания. Пошли.
ШАПИРО встает, одергивает цветастую рубаху и обеими руками подтягивает «тренировочные».
ШАПИРО

Ладно! Своей безупречной

репутацией у супруги жертвую.

Пошли.

Они переходят через дорогу и заходят в марьяшин двор, густо заросший бурьяном. Во дворе ОЛЬГА, 37- летняя дачница МАРЬЯШИ, развешивает на веревке кружевные лифчики и трусики. Ольга – сухопарая, старомодно одетая, разговаривает с «претензией» в голосе.

Марьяша проходит вперед. Ольга кивает в ответ на приветствие адвоката и неожиданно для него с видимым усилием подмигивает.

Адвокат недоуменно пожимает плечами и входит в дом вслед за Марьяшей.
Комната в доме. Старый буфет, пол горбом. Круглая печь.

МАРЬЯША


(Указывая на стул, на котором сидит облезлый кот):

Садись.
Кот нехотя спрыгивает. Шапиро садится. Марьяша бережно снимает со стола другого кота, рыжего, чмокает его, достает две тарелки:


МАРЬЯША

Есть будешь?


ШАПИРО

Нет. Спасибо.


В форточку один за другим впрыгивают еще три кота.
МАРЬЯША

О! Услышали звон посуды.


Она откладывает тарелки, садится напротив, складывает руки под грудью и грустно смотрит на адвоката.
МАРЬЯША

Таньку убили, знаешь?


ШАПИРО

Татьяну Никифоровну?


МАРЬЯША

Ага.
ШАПИРО

А когда?
МАРЬЯША

15 июня.
ШАПИРО

ДА ты что? А как?

МАРЬЯША


Молотком по голове. Бедная

Танька. Молоток весь в крови был.


ШАПИРО

Что ты все «Танька, да Танька»

про покойницу. Бабушке было лет

семьдесят. Убийцу-то нашли?


МАРЬЯША

Кто искать будет? Милиция?

Прикатили, все перерыли

и уехали.


Собеседники разом вздохнули и замолчали.
ЖЕНСКИЙ ГОЛОС

за стеной (поет):


Не уходи. Побудь со мною.

Здесь так отрадно и светло.

Я поцелуями покрою уста и

очи, и чело…


Собеседники вздрагивают и переглядываются.
ШАПИРО

(шопотом)

Кто это?
МАРЬЯША

Кто-кто. Ольга.


Раздается стук, как будто с кастрюли упала и покатилась крышка, и голос замолкает.
ГОЛОС ОЛЬГИ

Не уходи, побудь со мною,

пылает страсть в моей

груди…


МАРЬЯША (оправдываясь)
Зато она без детей.

Никакого визгу на участке.

И ухажеры у нее тихие,

вежливые.


ШАПИРО (с изумлением)

У нее? Ухажеры?


МАРЬЯША

Ну, да. Один лысый, высокий,

басистый, а другой маленький,

тщедушный и как будто бы только

что с похорон.
ШАПИРО

В смысле?


МАРЬЯША

Всегда в черном.


ШАПИРО (фыркает)

Ай, да Ольга! Не вкладывай,

говорят, деньги в один банк,

он может лопнуть. Слушай,

а чего это она, имея двух

ухажеров, еще и мне

дает авансы?
МАРЬЯША

Какие авансы?


ШАПИРО

Подмигивает!


МАРЬЯША

Она, подмигивает? Тебе

показалось!
ШАПИРО

Возможно. А, может, у нее

нервный тик с годами, а?
МАРЬЯША

Ну, тебя! Вечно ты шутишь,

Лева! Пойдем отсюда к

танькиному дому, там все

расскажу, а то здесь каждое

слово слышно.


Шапиро и Марьяша поднимаются по тропинке на пригорок, где со всех сторон укрытый кустами, стоит маленький домик Татьяны Никифоровны. Рядом проходит железная дорога. За адвокатом и Марьяшей по пятам следует МАЛЬЧИК.
ШАПИРО

(садясь на скамейку у дома)

А чего ж они его не опечатали?

Ведь этот замок можно открыть

простым гвоздем!

МАРЬЯША


(тяжело отдуваясь, садится рядом)

Сургуч кончился!


ШАПИРО

А что украли?


МАРЬЯША

Почитай, ничего.


ШАПИРО

Так-таки ничего?


МАРЬЯША

Браслет старый и ерундовый.

И надпись на нем «Н.Стерх».
ШАПИРО

(как будто вспоминая, трет лоб)

Знакомая, знакомая птица.
МАРЬЯША

А, может, Танька его так

запрятала, что и милиция не

нашла.


  • Браслет красивый?

  • Не слишком. И недорогой. Это сразу видно. Она его и не носила. Показала нам с Ольгой в этом году. И только.

  • А какого числа, не помнишь?

  • А как Олька приехала, сразу и показала. Олька вся позеленела от зависти.

  • А чего ей зеленеть? Она, кажется, украшения, вообще, не носит.

  • Не носит.

  • Слушай, а вдруг Татьяна Никифоровна сыну браслет отдала?

  • Сыну? Зачем? Да, где сын-то? Болтается по свету! Кто его искать будет? ( Заголосила) И похоронили Таньку как безродную!

  • Безродная! Насколько я помню, Татьяна Никифоровна любила золотишко. Куда ж оно делось?

Марьяша (быстро): Про золото ничего не знаю! Милиция, наверное, прибрала.

  • Не клевещи на наши органы, Марьяша. И хватит реветь. А от меня-то ты, что хочешь?

  • Ничего. Сообщаю: убили Таньку! Ты в это дело так и так влезешь.

  • Я? – Шапиро искренне удивляется, вскакивает со скамейки и, заложив руки за спину, начинает взволнованно бегать взад-вперед. - Я влезу? Мне, что, в отпуске нечем заняться? Я же адвокат, а как адвокат, я знаешь, что могу?

  • Что?

  • Написать заявление. Заявить ходатайство. А шарить по кустам – дело сыщика, инспектора уголовного розыска. (В раздумье): Да и как тут найдешь убийцу? Железная дорога рядом. Кругом кусты. Зашел по дороге, убил – и тю-тю!

  • Не-а. Кто угодно не мог. Внутри у Таньки были такие запоры…И чужим бы она ни за что не открыла. А замок не ломали, был целым. Стало быть, открыла сама.

Шапиро (через некоторое время, безразличным тоном): А с кем она общалась?

Марьяша (понимающе глядя и чуть заметно усмехаясь): А ни с кем!



  • Как это «ни с кем»? А с тобой?

  • А при чем тут я? Что я украла, убила, а потом сама на себя донесла?

  • Бывает и такое! Не кипятись! С Виктором, твоим бой-френдом, разговаривала?

  • Ну, тебя, Лева! Каким бой-фрэндом? Витькой, что ли? Ну, разговаривала!

  • Вот видишь: общались, значит, подозреваемые.

  • Так и ты общался!

  • А меня еще на даче не было!

Марьяша (со смехом):

- А ты приехал раньше, зашел со стороны «железки» и убил!



  • Может, и так. А ты говоришь «ни с кем не общалась».

  • Так таких много: Олькин хахаль к ней заходил и сидел последнее время часами. Олька нервничала.

  • Ревновала?

  • Да ты, что? К семидесятилетней?

  • Любовь зла!

  • Ну не настолько же!

  • А какой хахаль заходил? Тот, что «только-только с похорон»?

  • Наоборот, здоровый.

  • Вот видишь, сколько кандидатов за решетку. А ты говоришь: найди! А я, между прочим, в отпуске. (Вспоминая): Ой! Меня же «моя» с собаками ищет! (Вскакивая): Все! Я пошел!

Марьяша (хватая его за руку): Подожди! Сядь!

Шапиро (оживляясь, с интересом): Что, кого-нибудь подозреваешь?



  • Нет.

Шапиро (торжественно, спокойно): Виктор твой мог убить?

  • Витька? Никогда!

  • Почему это «никогда»?

  • Да он и кошку –то никогда не убьет. Да что не убьет, – не ударит. Он их любит. А вот кто может убить кошку, тот может и человека.

  • Интересная дедукция. А кто же, Марьяша, может убить кошку?

  • Толик. Олькин хахаль. Он здоровый, злой. За день до убийства шел от Таньки, кота как двинет ботинком! Думал, я не видела. А я видела и Ольке сказала: «Еще раз твой кота тронет, – вылетишь с дачи!»

  • А она?

  • Что, ты Ольку не знаешь? (Передразнивая): «Извините нас, пожалуЙста, простите нас, пожалуЙста».

  • А как, Марьяша, выглядел молоток, которым убили?

  • Весь из какого-то блестящего металла.

  • Хирургический, что ли?

  • А я знаю?

  • Все! Я побежал!

Шапиро переходит улицу. Его догоняет Мальчик.

  • Дяденька, дяденька!

  • Чего тебе?

  • Вам тетя Оля записку велела передать. ( С ехидством): На свидание приглашает!

  • Тише ты! (Оглядываясь, неохотно берет записку): Читать чужие письма неприлично, тебя этому в школе не учили?

  • А я и не читал, дяденька! Я догадался. Метод дедукции! Я Шерлок Холмс!

Шапиро (задумчиво): Тут, почитай, все такие!
Сцена 4
Шапиро сидит на скамейке перед кафе, на котором вывеска «У Джангира». Рядом сумка, полная продуктов. Перечитывает записку: «Мне непременно надо вас увидеть. Непременно. В шесть у кафе Джангира. Ольга».

Первый прохожий: Привет, Шапиро! Чего ты тут сидишь?



  • За продуктами ходил, теперь сижу, отдыхаю.

Второй прохожий: Приветствую, Лев Израилевич! Что это Вы тут сидите?

  • Отдыхаю. (Про себя): Регине донесет, как пить дать.

Третий прохожий: Здравствуй, Лева! Чего ты тут сидишь?

Шапиро (не выдержав, вслух, вслед прохожему): Ищу приключений на свою задницу! (Поднимает с земли камень и в ярости бросает его в кусты).


Появляется Ольга. Она одета смешно: в немодные БРЮКИ и блузку большим количеством оборочек. В волосах бант, как у девочки.

Ольга: Давно ждете?

Шапиро хмыкает, но, не отвечая, распахивает перед ней дверь в кафе.

Ольга долго и капризно выбирает место - то музыка слишком гремит, то кампания рядом не та и, наконец, садится со словами (манерно):



  • Вообще-то я по таким местам не хожу, и только крайняя необходимость могла заставить меня посетить это сомнительное заведение.

  • Я просто в восхищении, дорогая Оленька, у Вас поистине женская логика: не я же Вас сюда затащил!

  • Я могу и уйти!

  • Ну, что Вы, что Вы, прошу прощения, я не так выразился! ( С преувеличенным почтением): А по каким «таким местам» Вы не ходите?

  • Здесь собираются одни фарцовщики!

  • Фарцовщики, дорогая Ольга, были здесь при социализме. Сейчас здесь иногда собираются бизнесмены.

  • Я бы сказала точнее: бандиты. Так какая необходимость заставила Вас придти именно сюда?

  • Удаленность от нашей дачи.

  • Логично. Итак, что будем заказывать?

  • Мне кофе, если можно.

Хозяин за стойкой, Джангир, приветливо улыбается адвокату. Шапиро кивает, подходит к стойке, заказывает два кофе.

Подсаживается за столик к Ольге.

Ольга: Я была уверена, что Вы не придете.


  • Это почему же?

  • ( Мнется): Из-за супруги. Впрочем, я заметила, что мужья все как один побаиваются своих жен, что им нисколько не мешает.

- Если побаиваются, то … как же?

  • А также. Ну (мнется) против природы же не пойдешь.

  • Оставим в покое природу, будем считать Вас моей клиенткой. Тем более, не наши же отношения Вы собираетесь обсуждать. Вы, конечно же, насчет убийства на Вашей даче?

  • Да.

  • А почему Вы решили обратиться именно ко мне?

  • Я о Вас много слышала. Кроме того, как я поняла, Марьяша уже привлекла Вас и меня интересует, что именно…

  • (С ехидством): Что именно она мне сообщила?

  • Я, простите, считаю такое любопытство моветоном. Просто я и сама кое-что знаю.

  • Что же?

Ольга молчит.

Шапиро: Ольга, а вы давно снимаете дачу у Марьяши?



  • Лет десять.

  • Приезжаете только по выходным?

  • Нет. Иногда на всю неделю. Есть у меня такая возможность: преподаю.

  • А когда вы переехали на дачу?

  • Да я наезжаю сюда периодически с мая.

  • Н-да…

  • Вы, наверное, хотите спросить, как я могу жить с этой пьяницей?

  • Вы про Марьяшу?

Ольга (презрительно): А про кого же? Я снимаю у нее потому, что она дешево берет. Зато, правда, ничего и не делает.

  • В смысле?

  • В смысле побелить-покрасить. За 10 лет обои не переклеивала ни разу.

  • А Вы сами?

  • У меня, как Вы знаете, другая профессия. Так вот. Приехала я как-то неожиданно из города, уже после убийства и, не заходя в дом, услышала на моей половине какие-то крики. Там были Марьяша и Виктор, ее близкий приятель.

  • Вы слышали, о чем шла речь?

  • Невольно, разумеется. Виктор кричал: «Отдай, что взяла. Петрович меня убьет».

  • А она: «Ты бы не трепался, где ни попадя, глядишь, жив останешься». Разумеется, все это перемежалось нецензурными словами. Когда я вошла и спросила, в чем дело, Марьяша ответила: «Мы с Витькой обои переклеиваем, а то у тебя грязно».



В кафе появляется Мальчик, он незаметно садится за соседний столик и прислушивается к разговору Шапиро и Ольги.
Шапиро: У Марьяши был ключ от Вашей комнаты?

  • В данном случае да, был. Она давно обещала и должна была выставить вторые оконные рамы. Так вот, мебель была отодвинута от стен, обои (!) оторваны. Да, и еще Марьяша кричала: «Ей-Богу, сама не помню, куда по пьянке спрятала!»

  • Какого числа это было?

  • После убийства, а убили Татьяну 15 июня.

  • Вы что-нибудь слышали? Вы были на даче 15?

  • Была, но не слышала ничего. Утром прибежала Марьяша с криком. Она хотела, чтобы я вызвала милицию.

  • А Вы?

  • А я не люблю вмешиваться в чужие, тем более, темные дела.

  • Однако вмешались.

  • Пришлось.

  • Вернемся к ремонту. Вы думаете, они что-то спрятали под обоями и потом не могли найти.

  • Что Марьяша могла прятать? Думаю, украденный браслет. Деньги можно было положить и в свой кошелек.

  • Логично. А куда девалось золото Татьяны?

  • Какое золото? Марьяша и милиция говорили только про браслет.

  • А о каком Петровиче шла речь?

  • Тихон Петрович, их собутыльник. После убийства я его не видела ни разу. Фамилии и адреса, разумеется, не знаю.

  • Простите, Оля, – Шапиро встает и подходит к хозяину.

  • Джангир, ты не знаешь некоего Тихона Петровича? Редкое имя Тихон тебе ни о чем не говорит?

  • (Невозмутимо): Говорит. А что?

  • Найти бы его надо.

  • Найдем.

  • Эй, ты, - Четверо за столиком проявляют нетерпение. – Обслуживать сегодня будешь или как?

Джангир отходит, и Шапиро возвращается к Ольге. Садясь:

  • Так Вы думаете, Оля, что все они: Марьяша, Виктор и Тихон - люди, причастные к убийству?

  • Предполагаю, но меня же при этом не было.

  • Но ведь Марьяша – такая добрая женщина.

  • О, да! Эти люди за водку убьют кого угодно.

  • За водку. А не за браслет. Марьяша говорит, что браслет ерундовый и его никто не нашел.

  • Ерундовый? Это как посмотреть! И, значит, его не нашла сама Марьяша. Уж она-то не оставила бы ничего, что плохо лежало. А почему Вы не пьете кофе? Остынет!

Ольга и Шапиро идут к автобусной остановке.

  • Послушайте, Оленька, мне бы не хотелось, чтобы между нами осталось нечто недосказанное. Марьяша говорит, что убитая была в прекрасных отношениях с Вашим другом Анатолием.

  • Ну и что?

  • А раз он к ней, так сказать, захаживал, то разговор с ним мог бы пролить, так сказать, свет на причину убийства… Не могли бы Вы устроить мне встречу с Анатолием?

  • (резко): Не могла! Я не хочу, чтобы хотя бы тень подозрения упала бы на порядочного и достойного человека!

  • Разумеется, но все же непонятно, что общего было между, несомненно, порядочным человеком и убитой бабулькой?

  • Это-то как раз просто. Анатолий врач, хирург, поэтому Татьяна Никифоровна донимала его разговорами о своих болезнях.

Виден подходящий автобус.

  • Извините, если я была несколько резка, но, думаю, этот разговор должен остаться между нами. Это и в Ваших интересах.

Шапиро (подсаживая Ольгу в автобус): Конечно-конечно.

Сцена 5
На даче Регина, прижимая трубку к уху, говорит по телефону и одновременно делает себе маникюр.


Регина: А зачем тогда семья, если у каждого свои дела? (Самоуверенно): Нет уж, мой Лева мне всегда все рассказывает.

Не понимаю, почему ты не веришь, что мой Лева никогда не врет?

Да, мой Лева всегда говорит только правду! Так его мама с папой воспитали. Нет бывает. В нашей семье вопрос поставлен именно таким образом.

Входит Шапиро. Кладет продукты и усаживается на стул, вытянув ноги.

Регина:


  • Пойдем в комнату.

Уходят.
Сцена 6
В комнате Регина и адвокат. Шапиро сидит на стуле и честными глазами смотрит на жену.

Регина (Строго, как следователь):



  • Так. Ну, и где тебя до сих пор носило?

  • В магазинах. Ты же сама послала.

  • А чего так долго? Очередь была, как при коммунистах?

  • Да нет. Искал товар подешевле.

  • А… еще?

  • Что «еще»?

  • А еще где был?

  • В кафе.

  • В каком?

  • У Джангира.

  • Чего это вдруг?

  • Клиента встретил.

  • Клиент был в юбке?

Шапиро торжественно и «на голубом глазу»: Нет, в БРЮКАХ!

  • Ну, а что ты скажешь про Татьяну Никифоровну? Тебе уже доложили? ( С ехидством): Ты уже в ДЕЛЕ?

  • Да, как тебе сказать…

  • А так и скажи: эта «свадьба» тоже никак не могла обойтись без меня! Скажи, скажи!

  • (Улыбаясь): Эта свадьба тоже никак…

  • С кем ты, вообще, водишься? Ты хоть понимаешь, что дискредитируешь себя как адвокат?

  • Да.

  • Ну, что я могу сделать в этом случае? Разве что тебя связать!

Шапиро (игриво): А как же тогда права человека?

  • Вот только это меня и останавливает. Ну, ладно уж, горбатого могила исправит. Скажи тогда, если уж Татьяну Никифоровну ограбили 7 июня, и все золото унесли, зачем было убивать ее 15 -го? Неужели из-за какого-то ерундового браслета?

  • Как это «7 июня ограбили и все золото унесли»? Ты это откуда знаешь?

  • Не знаешь этого только ты, следователь доморощенный. 7-го Татьяна Никифоровна пришла из магазина, пропажу денег и золота обнаружила и сразу побежала к нашей хозяйке.

  • А браслет?

  • А браслет не украли, потому что она его показывала уже после той же хозяйке. Хозяйка сказала, что ей теперь просто уже нечем, было хвастаться. Разве что старым браслетом.

  • Зачем она побежала к нашей хозяйке, а не, допустим, к Ольге? Странные вы какие-то, женщины.

  • Почему не к Ольге? (ехидно): Да, чтобы не лишить тебя темы для разговора с ней! А, если серьезно, то чего тут странного? Дружили они, допустим. А с Ольгой с размаху не подружишься, сам знаешь. Говорили, что у Татьяны Никифоровны с Ольгой были, и вообще, натянутые отношения.

  • А как же так получается? (Задумчиво) Марьяша «тянет» на Ольгу с Анатолием, Ольга – на Марьяшу с Виктором и Тихоном Петровичем, а…

  • А убил какой-нибудь Сергей Сергеич!

  • Нет. Посторонний не годится, Татьяна постороннему дверь бы не открыла. Тогда расклад такой: Марьяша настучала сама на себя, а Ольга что-то таит.

  • Я бы сказала, что «светлый образ» Ольги не вяжется с убийством вообще.

  • И еще: обе не говорят про кражу золота.

  • Но я же тебе объясняла: Ольга про золото могла не знать. А Марьяша… Возможно, болтать на эту тему не в ее интересах. Давай лучше обедать, друг мой. Оставь чужое золото в покое!

Сцена 7
Шапиро сидит на пляже и кормит ворон. Рядом с ним как всегда стоит сумка с продуктами.

Шапиро (воронам): Да, трудно вам, ребята, трудно при рыночной экономике.

Первый прохожий: Приветствую, Лев Израилевич! Отдыхаем?

Шапиро: Отдыхаем.

Второй прохожий: Привет, Лева! Что ты тут делаешь?

Шапиро: Сижу.
На соседнюю скамейку садятся Лапушка, высокий толстый парень 25 лет в черной порванной куртке и Виктор, худой небритый мужчина лет 50 в плаще неопределенного цвета. Они следят за адвокатом. За ними в свою очередь наблюдает Мальчик.
Третий прохожий: Загораем, Шапиро?

Шапиро: Загораем! ( Про себя): Нет, подумать не дадут

.

Встает, уходит с пляжа, бредет по улицам Зеленогорска. За ним по пятам следуют Лапушка и Виктор. За этими двумя – Мальчик. Пустынная улица, на которой стоят одноэтажные заколоченные домики, предназначенные под снос.



Шапиро (поет): Гори-гори, моя звезда…

На словах «умру ли я, ты над могилою…» Лапушка хватает его сзади, зажимает ему рот и куда-то тащит.

Виктор:


  • Заноси, Лапушка.

Адвоката тащат, а потом заносят в какой-то заброшенный дом. Шапиро кусает Лапушку в ладонь.

  • Щекотится, гад. (Лапушка говорит радостным детским голосом). Отбрасывает адвоката ногой.

  • Шапиро: Радикулит, сволочи!

Виктор: Свяжи его, Лапа, чтобы он не вертелся, как карась на сковородке.

Лапушка (радостно): Может ему дать раза, а, Витя?

Виктор: Не велено.

Шапиро: И хорошо, что «не велено»! (Заискивающе): Вы же меня знаете, Виктор, я же знакомый Марьяши.

Виктор не отвечает. Лапушка подходит к пленнику с веревкой и пытается его связать.

Лапушка: Маленький, тощенький, а дерется. (Связывает Шапиро руки.)

Адвокат оглядывается. Он находится в полутемном помещении. Посреди стол, заваленный газетами, на которых лежат остатки засохшей еды. Дверь, ведущая во вторую комнату, прикрыта.

Лапушка и Виктор садятся напротив пленника.


Шапиро (ноющим голосом): Витя, Вы же меня знаете, я же знакомый Марьяши…

Виктор молчит.

Лапушка (радостно, простодушно улыбаясь): Витя, я тут книжку нашел. Там наши немца поймали, раскалили железный прут.

Виктор: Какой ты злой, Лапа.

Лапушка: Так это же немец!

Виктор: Тише. Заткнись. Болтаешь много. Ты его шмонал?

Лапушка (ноет): Как шмонать, так я, а как мочить – так дядя.
От этих слов Шапиро теряет сознание.

Сцена 8


Мальчик, подслушивающий под дверью, бежит к жене адвоката.

Сцена 9


На даче Регина разговаривает по телефону, одновременно делая себе маникюр.

  • Да ничего подобного! Если бы он узнал про измену, было бы вообще все по-другому. Он с таким темпераментом! Он бы ее просто убил. Вот у меня знакомая, ну, ты знаешь, Лиля. Я вообще не понимаю, как она с ним живет. Да еще его мамочка встревает по делу и без дела. Вот, когда у Муси свекровь приехала к ним на неделю… Послушай, ты не можешь меня не перебивать на каждом слове… У тебя же просто словесная диарея. Что такое диарея не знаешь? Ну, грубо говоря, понос. Да неправильно ты все говоришь. Если бы…

Вбегает Мальчик.

  • Тетенька! Тетенька! Там дядю Шапиру убивают!

Сцена 10

Шапиро приводят в чувство.

Когда он открывает глаза и садится, напротив него величаво восседает толстомордый мужчина 50 лет в распахнутой на толстой шее гимнастерке. Лапушка и Виктор застыли вокруг стола в почтительном молчании.
Мужчина: Очнулся, шибздик? Вот и хорошо.

Шапиро (вглядываясь в мужчину): А мы незнакомы? Нет?

Мужчина: Нет.

Шапиро (подхалимским тоном) Где-то я Вас видел, одним словом. Кого-то Вы мне напоминаете.

Мужчина: Кого же?

Шапиро: Не знаю. Меня жена ищет! Мысли вертятся, никак не остановить.

Лапушка: Щас остановим!

Мужчина: Цыц!

Мужчина: Ну и чего? (Сплевывает на пол) Кого это вы мне притащили? Да развяжите ему руки! Куда этот задохлик денется?

Лапушка: Да это он, он, он про Вас у Джангира вынюхивал.

Мужчина: Ты, стало быть, мной интересовался. А зачем?

Виктор: Он судейский, чем они могут интересоваться, ясное дело, чем.

Мужчина: Цыц! (Шапиро): С любопытными, знаешь, что бывает? Шапиро (дрожа): Меня жена ищет!

Мужчина: Ну, что ты все про блядки, да про блядки! Скажи, чего ты про меня вынюхивал?

Шапиро (почти плача): Да где? Да кто Вам сказал? Да что я Вам сделал? Почему Вы решили меня…?

Мужчина: А так. До кучи. На одного еврея на земле будет меньше. Ведь, ты же еврей, верно?

Шапиро молчит.

Мужчина: Или ты наш, русский? Ну, так как?

Шапиро (смущенно, как будто он съел у Бога теленка): Еврей. Меня жена ищет.

Виктор (со смешком): Хорошо бы бабе, Тихон Петрович, его послать записку «Муж твой, Сарра, погиб, как герой!»

Шапиро (внезапно перестает дрожать): О! Тихон Петрович! Так это ты убил бабку?

Адвокат начинает вести себя как на допросе подследственного.


Тихон (тоже внезапно меняя тон, теряя величие): Как что – так Тихон Петрович!

Шапиро (подпрыгивая и тыча в него пальцем): Ты! Ты!


Адвокат пинает ногой стул, потом, заложив руки за спину, начинает нервно бегать по комнате. Затем садится на стул верхом. Лапушка и Виктор наблюдают за ним с немым изумлением.

Виктор: Так пошлем его бабе записку?

Шапиро (небрежно): А, пошли! Так как, Тихон Петрович?

Тихон (вскакивая): А почему я? Почему я? Чего Вы мне дело шьете?

Шапиро: Да, ты сиди, сиди!

Тихон: Хватит, посидел!

Шапиро (ехидно): Я оговорился: присаживайтесь, Тихон Петрович! А, что не ты? Чем доказывать будешь?

Тихон: А, чо, я и доказывать должен? Да, если на то пошло, алиби имеем. В отъезде мы были.

Шапиро (хихикая и потирая ручки): Алиби проверить недолго. Стало быть, они убили – Виктор и Лапушка? А деньги мимо Вашего носа пронесли? Я прав, Лапушка?

Лапушка: Нет! Зачем нам мокруха? Дверь там гвоздем открывается!

Тихон смотрит на него выразительно и со злобой.

Адвокат: Правду говорит Лапушка: гвоздем. Может, это ты и убил, а, Лапушка?



  • Вы, что, вы, что? Я бы сейчас, знаете, где был?

Шапиро: В тюрьме?

Лапушка: тьфу-тьфу! На Майами!

Шапиро: А, что, много было добра?

Лапушка: Марьяша по пьянке трепалась: ой, много!

Тихон (громко, внезапно): Ладно! Так мы далеко залетим. Заткнись, Лапа! Не убивали они, Лев Изралич!


  • А ты откуда меня знаешь?

Тихон (загадочно): Да приходилось встречаться.

  • А все же?

  • Сразу –то я Вас не признал, вижу плохо. А как на стул верхом уселись, вспомнил. Вы и в суде так же сели, пока Вам судья замечание не сделал.

Шапиро: Со мной это бывает, когда в раж войду. А дело-то, какое было, помнишь?

Тихон: Как не помнить? Племяша Вы моего тогда защищали, в 95 году, убийство из ревности.



  • Так. 1995 год. Вспоминаю. Ревности там никакой не было, как и большой любви. Пришлось сочинить для присяжных, они про любовь слушать любят.

Тихон: Ну, да. Вы еще, помню, под конец так здорово сказали: «Упустили мы юношу, господа-товарищи!»

Шапиро (гордо): Было, было. Меня жена постоянно пилит: как ты можешь защищать убийцу? Так это же моя профессия –защищать!

(Гордо): А шеф говорит: когда наш Лева защищает матерого убийцу, присяжные рыдают!

Кстати, а как твой племянник? Что с ним?

Тихон (застенчиво): Сидит по новой. Но тогда Вы очень ему помогли.

Шапиро: Непростое это было дело, ох, непростое.

Виктор (почтительно): Так и в нашем деле без поллитры не разобраться.

Виктор смотрит вопросительно на Тихона, тот важно кивает.

Молчание.

Тихон: Да, покудахтали мы в молодости, покудахтали.

Виктор ставит на стол бутылку водки, два стакана и снова вопросительно смотрит на Тихона.

Тихон (снисходительно): Четыре ставь. И закусь. Да, племяш у меня бедовый.

Шапиро (хихикая): Весь в дядю!

Виктор ставит на стол миску с капустой, селедку, густо засыпанную луком и нарезанный большими ломтями хлеб.

Тихон (робко взглянув на адвоката): За встречу, а, Лев Изралич?

Шапиро (с достоинством): Стресс снять не мешает. Только меня «моя» с фонарями ищет.

Тихон: Лапа сбегает, предупредит.

Через какое-то время все уже «подшофе».

Тихон: Извини меня, Изралич, только зря ты на наших тянешь…

Шапиро (пьяно): А почем знаешь, что не они убили?

Тихон: Дак нет ничего проще. Убили ее когда? 15 июня. Так?

А ограбили 7-го, пока она ходила в магазин.

Шапиро: То есть 15 – го брать было нечего.

Тихон. Вот-вот. Нечего.

Шапиро: Откуда знаешь?

Тихон: Сведения точные. Как говорится, не в первый раз замужем.

Шапиро: А, кто ж грабил?

Тихон: Кто-кто? Конь в пальто. Но тем, кто грабил, убивать не было смысла.

Шапиро: А Марьяша, правда, забыла, куда золото спрятала?

Лапушка (неожиданно): Она забудет! С милицией поделилась, и ее теперь не тронь!

Тихон (зло): Не клевещи на наши органы, подельник хренов!

Шапиро: А какой смысл Марьяше приставать ко мне с этим делом?

Тихон: Дак она теперь в Бога верует, и совесть, ее, понимаешь, поедом ест. Наши же не убивали, факт. Хочет узнать, кто.

Шапиро: Зачем?

Тихон: Да, чтобы Богу на том свете доложить. Да и встряли бы в это дело, Лев Изралич, так и так.

Шапиро (машет рукой): Называй меня на «ты»! Для тебя я Лева – и все!

К дому подбегают Регина, вооруженная палкой, Марьяша с кухонным ножом, и Мальчик. В освещенное окно виден Шапиро, дирижирующий вилкой. Он запевает дребезжащим тенором, но с большим чувством:

«Окрасился месяц багрянцем, где волны бушуют у скал».

И хор пьяных мужских голосов подхватывает:

«Поедем, красотка, кататься.

Давно я тебя поджидал».
Сцена 11
Виктор (на нем рабочие брюки и выгоревшая красная майка) сходит с крыльца, зевает во весь рот, потом достает из кармана брюк мятую бумажку (список кредиторов) и читает:


  • Михалычу – две, Ваньке – четыре, Ленке – тыща. Так. Никто не даст. Только, если Марьяша.

Возвращается в дом, захватывает три пустые бутылки, проходит несколько шагов по улице, машет рукой: «Тьфу ты! К бабе иду!»

Заходит в соседний двор, озираясь, срывает с клумбы три цветка, прячет их в сумку и направляется к дому Марьяши.



  • Витя! Витя! – Марьяша манит его к себе, стоя в дверях сарая.

Радостно улыбаясь, игриво настроенный, он идет ей навстречу, но его ждет разочарование. Оказывается, Марьяша через щель в сарае подслушивает разговор Ольги с двумя ее кавалерами.

Анатолий – представительный лысый мужчина, грубоватый в разговоре.

Стива – унылый, молчаливый, весь в черном.
Ольга: Прошу вас, господа, кушайте. Вот эти, небольшие пирожки, с капустой, а те, что побольше с вареньем.
Все это время разговаривают только Ольга и Анатолий. Стива, запихнув в рот очередной пирожок, только переводит глаза с одного собеседника на другого. При упоминании своего имени встает и молча кланяется, прикрывая руками детородный член и опустив глаза долу.
Ольга (делая «интеллигентный» глоток): Разумеется, я понимаю, что бесполезно говорить о каких бы то ни было моральных принципах сейчас, когда, можно сказать, все рухнуло…

Марьяша (Виктору): И так уже полчаса, представляешь?

Виктор: Так, может, ну их …?

Марьяша: Тише ты!

Анатолий: Видите ли, Оленька, наша жизнь такова, что обстоятельства меняются слишком быстро, и обещание, данное при одних обстоятельствах, может стать просто невыполнимым при других.

Ольга: При чем здесь обстоятельства? Мы, интеллигенция, и верность слову всегда была нашей прерогативой.

Марьяша: Слыхал? Они – интеллиХенция! Слушай, по – моему, она его на что-то подбивает, не пойму, на что. Сбегай-ка за Левкой. Сбегай, сбегай!

Виктор нехотя выходит из сарая и в калитке наталкивается на Мальчика.

Виктор: Ей, пацан! Шапиру знаешь? Позови!
Мальчик, радостный, убегает. Поняв, что его миссия не удалась,

Виктор возвращается к себе домой и выбрасывает по дороге цветы.

Мальчик возвращается с адвокатом и вместе с ним пробирается в сарай.

Марьяша (про Мальчика): О! Юрик! А ты здесь зачем?

Мальчик: Я –тихо, тетя Марьяша!

Марьяша: Ну, ладно.


Ольга и Анатолий говорят теперь на повышенных тонах.

Ольга: Я Вас считала, Анатолий порядочным человеком, а честное слово порядочного человека не зависит ни от чего!

Анатолий: Как это так, не зависит? Теперь, когда произошел этот случай, я уже не могу (замолкает)

Ольга: Что значит «теперь, когда»?

Юра: Я понял, понял: он убийство намекает, тетя Марьяша!

Марьяша: Тише ты!

Анатолий: Я тоже кое-что потерял.

Ольга: Я Вас не просила давать Татьяне задаток. И нельзя все переводить на деньги (плачет). Согласитесь, есть вещи бесценные.

Марьяша (игриво подталкивая адвоката локтем): Слыхал?

Молчание.

Анатолий: Собственно, почему дело упирается именно в меня?

Эту, как Вы говорите, небольшую услугу может Вам оказать Ваш бессловесный раб (кивает на Стиву, тот встает….)

Ольга: Вы знаете, как мне нужна эта вещица, но я не могу в это вмешивать Стиву.

Анатолий: Это почему же?

Ольга (мнется): Ну, он не совсем здоров.

Анатолий: Однако это не мешает ему вечно торчать рядом с Вами.

(Анатолий вскакивает и передразнивает позу Стивы).

Мальчик фыркает, Марьяша зажимает руками рот и смотрит на адвоката, но тот молча грозит им пальцем.

Ольга: Стива, конечно, своеобразен, но, вы бы знали, какая у него родословная.

Марьяша (Шапире): Тоже аристократ!

Ольга: Его отец был известным всему миру академиком и жил в нашем академическом доме, родители тоже были учеными с мировыми именами…

Анатолий: А потом природа устала и пожелала отдохнуть.

Все же не понимаю Вас, Оленька.

Ольга: Что же тут не понимать? У нас дружба в третьем поколении. Дружили наши дедушки и бабушка, потом родители. Его мама, умирая, попросила меня приглядывать за Стивой.

Марьяша (Шапире, шопотом): Все врет. Таскает за собой этого придурка, чтобы Толька ревновал.

Юрик: А он ревнует, тетя Марьяша?

Марьяша: Ну, да. А что?

Юрик: К этому?

Марьяша: Тише ты!

Ольга: Впрочем, вернемся к нашему разговору. Чего Вы так боитесь, имея просто железное алиби?

Анатолий (кричит): Что такое «алиби» для наших «органов»? Да они любого заметут в радиусе ста километров, с алиби и без оного, и потом доказывай, что ты не верблюд!

Ольга: Тише! Вас слышит вся дача!

Анатолий: Да нет! Марьяши нет дома.

Марьяша не выдерживает и громко фыркает.

Ольга: Тише! Я чувствую: там кто-то шуршит. (Кивает в сторону сарая).

Анатолий: Коты. Кто-нибудь из тринадцати и шуршит. Надоели, все время под ногами вертятся.

Марьяша: Вот видишь, я же говорила: он злой. Все. Уходим, Лева, пока нас не засекли. (Потихоньку выбираются из сарая.)
Сцена 12

Шапиро и Марьяша сидят на скамейке у дома.

- Как ты думаешь, Марьяша, какую такую «вещицу» Ольга имела в виду?


  • Браслет, конечно.

  • Стало быть, браслет в доме, и они это знают?

  • Говорила я тебе, они и убили!

  • А чего ж сразу не взяли браслет?

  • Не нашли. Или спугнул их кто…

  • Как тебя с Виктором…

  • А мне зачем «эта вещица»? Говорю же тебе: браслет ерундовый.

  • Ладно, браслет не брала, согласен. А уж золото и деньги взяли вы с Виктором. Потом ты его спрятала и по пьянке забыла, где, а потом поделилась с милицией. И теперь чувствуешь себя под защитой ферзя.

  • Какого еще ферзя? И зачем мне было убивать, если золото мое?

  • А кто говорит, что это ты убила?

  • (радостно): Ну, то-то! Я же говорю: Олькин хахаль убил, а браслета не нашел. Браслет зачем-то нужен Ольке. Потому что, когда она его увидела у Татьяны, она прям позеленела. Да ты и сам все слышал.

Шапиро (задумчиво) С чего бы ей зеленеть? Слушай, а в каком таком «академическом» доме Ольга живет?

  • А том, что на Неве, там еще досок полно.

  • Каких досок?

  • Мраморных. На них еще написано « здесь жил».

  • А… Так я его знаю, дом этот. Надо бы съездить туда, осмотреть дом, выяснить, что к чему. Никогда не знаешь, где окажется собака зарытой.

Сцена 13
Регина разговаривает по телефону, одновременно делая маникюр..



  • Да ты моей жизни не знаешь. Вот, смотри, уже 12, собирались пойти на пляж, а его где-то носит. Посуда не помыта, некоторые вещи со дня приезда не распакованы. Где он гуляет? А, видишь ли, убийство расследует. Неужели, других дел у него нет? Да, кого-то убили, а кто-то родился, мало ли, что. Это мне напоминает историю с его теткой. Приходим мы к ней как-то. Лет десять назад это было. Старухе 85, живет в жутчайшем коммуннальнике, ни денег, ни здоровья, одни болезни и гнусные соседи. Сидит бабка и рыдьмя-рыдает. Что с Вами, спрашиваю, Клара Ильинична? Ой, кричит, ой, Индиру Ганди убили! Представляешь, горе какое! Ты плачь над своей жизнью, а Индира-то Ганди неплохо пожила, за такую жизнь можно и умереть пораньше. (Замечает мужа) Извини, дорогая. «Мой» явился.

Сцена 14
Регина и Шапиро на пляже. Шапиро ходит взад-вперед по воде вдоль берега.
Регина: Лева! Лева! Выходи из воды! Я сказала: выходи!
Шапиро выходит из воды, вытирается и ложится на подстилку рядом с женой. Потом садится и смотрит на воду.
Регина: Ты до сих пор не распаковал чемодан. Почему ты сваливаешь на меня все хозяйство? Почему я должна делать всю черную работу?

Шапиро молчит.

Регина: Ты меня слышишь?

Шапиро: Слышу.

Регина: Ну, и что я сказала?

Шапиро: Про чемодан.

Регина: Что «про чемодан»? Молчишь? Хотела бы я знать, о чем ты сейчас думаешь.

Шапиро: О браслете.

На пляже появляется Мальчик, который ложится на песок рядом и слушает весь разговор.

Регина: О каком еще браслете?

Шапиро: О том, который пропал у Татьяны. Мне кажется, надпись «Н. Стерх» на браслете как-то связана с Ольгой.

Регина: Что меня в тебе поражает, Лева, так это твой глубокий аналитический ум следователя.

Мальчик (не выдерживая): А я знаю, дядя Лева! Н. Стерх – это тети Оли дедушка.

Регина: О! Вот и подходящая компания для тебя! Тоже сыщик! Как тебя зовут мальчик?

Мальчик: Юра.

Шапиро: Откуда ты знаешь про дедушку?

Мальчик (тараторит): Так тетя Оля говорила вашей хозяйке, что квартира у нее от дедушки, а живет она на Неве в том доме, где все академики. Там еще доски висят «здесь жил…» Я туда ездил, проверил.

Шапиро: Проверил? Зачем?

Мальчик: А вдруг она врет? Все показания надо проверять. Это еще Шерлок Холмс говорил.

Шапиро (Регине): А он так говорил?

Регина: Что, я помню? Я давно вышла из детского возраста.

Шапиро: Ну? И как ты узнал, что это ее дедушка?

Мальчик: Так на доме написано «Здесь жил академик Н.Стерх», и на квартире тети Оли висит такая же табличка.

Шапиро: Силен ты, малый.

Регина: Ты, можно сказать, ешь хлеб дяди Левы. Он как раз собирался в город, якобы, на работу.

Шапиро (обиженно): Почему «якобы»? ( Впадает в глубокую задумчивость).

Регина: О чем ты теперь задумался? Снова о чемодане?

Шапиро: О каком чемодане?

Регина (раздраженно): О чемодане, который ты со дня приезда так и не распаковал.

Шапиро: А, вот, откуда браслет Ольги оказался у Татьяны Никифоровны?

Регина: Опять браслет!

Шапиро: Как ты не понимаешь, теперь осталась всего одна тайна – браслет!

Мальчик: Да, и еще, кто убийца, дядя Лева!

Регина: Боже! Еще и убийство! Как вы мне надоели! Еще и браслет! С браслетом как раз просто. Татьянина мать в блокаду была управдомом.

Юра: А что такое управдом?

Регина: Управляющий домом, главный. Дома в блокаду стояли пустые, люди уехали или погибли, и многие управдомы нагрели на этом руки. Я думаю, поэтому Татьяна Никифоровна была вся в золоте, а Ольга ее ненавидела жгучей ненавистью.

Шапиро: Вот это да! Правильно! Значит, она ей завидовала?

Регина: Чему, если она сама равнодушна к украшениям? Нет, ну, что вы, мужчины, понимаете в женщинах? Я же говорю: ненавидела, потому что ее дедушка и бабушка умерли в блокаду от голода, а такие, как Татьяна с ее мамочкой, наоборот, разжирели на этом.

Шапиро: Да… «Хороша была Танюша… Краше не было в селе…»

Мальчик (запальчиво): Поэтому тетя Оля и убила бабушку Таню!

Шапиро: Ну, это уж слишком! Из-за какого-то браслета!

Регина: Не «из-за какого-то браслета», а из-за памяти от дедушки и бабушки. Я бы ее сама из-за этого убила. И хватит этих дурацких разговоров, кто кого убил. Загорать спокойно не даете.

Сцена 15
Комната на даче Шапиро. Адвокат с женой спят. В комнату через окно незаметно пробирается Юра. Трясет адвоката за плечо.
Шапиро: А? Что?

Юра: Тише, дядя Лева! Тетя Регина проснется!

Шапиро: Не проснется! Она снотворное приняла!

Юра: Это Вы ей его подсыпали?

Шапиро: Да ты что! Зачем? Сама принимает от бессонницы. Ну, чего тебе?

Юра: Пойдемте, пойдемте скорее, в доме бабушки Тани горит свет!

Шапиро: Да, ну? (торопливо одевается, они выходят из дома и через дыру в заборе попадают на улицу). Шапиро поворачивает к дому Марьяши.

Юра: НЕ туда, не туда, дядя Лева! Надо обойти дом бабушки Тани со стороны железки, иначе нас будет видно.


Они бегут вдоль ручья, потом раздвигают кусты и перед ними открывается вид на домик убитой. Шапиро делает несколько шагов по поляне по направлению к домику. В домике Татьяны, действительно, горит свет.
Юра: Нет, дядя Лева, прямо через поляну нельзя. Нас увидят, увидят! Надо идти вдоль кустов.

Они бегут вдоль канавы, заросшей кустарником, и неожиданно падают в какую-то яму.


Шапиро: Ой, яма!
Они делают попытку вылезти оттуда, но скатываются по глинистым склонам. Сверху раздается радостный голос: «Попался, падла!»
Шапиро: Лапушка, ты, что ли?

Лапушка (разочарованно): Я…А, это Вы, а я думал…

Шапиро: Ты бы вынул нас, а?
Лапушка опускает вниз веревку в узлах и помогает им вылезти.
Шапиро: Ты, что ли, яму вырыл?

Лапушка: Такую глубокую? Строители оставили. Я только ветками ее прикрыл.

Шапиро: Зачем?

Лапушка: Шеф велели. Преступник, грит, должен вернуться на место преступления.

Шапиро (зло): Ему видней. Давно ты здесь?

Лапушка (зевая): Третью ночь дежурю.

Юра: А свет Вы видели?

Лапушка: Какой свет?

Шапиро (раздвигая кусты): Спать на посту не положено. Гляди!

Лапушка (видит освещенное окно и мгновенно достает нож): Шеф велели взять живьем.

Юра: Подождите, дяденька, вдруг там какой-нибудь бомж!

Лапушка: Ты бы помолчал, малый. Что-то я тебя всюду вижу, а? (Хватает мальчика).

Шапиро: Отпусти! И потише! Надо разобраться, кто там.

Лапушка: Пока мы будем разбираться, они нас… того…

Шапиро: Тихо! Двигаемся по одному до тех кустов сирени (показывает) и замираем. Через окно все будет видно.

Пробираются к домику. В глубине комнаты спиной к печке и лицом к ним за столом сидит Стива. Правой рукой он помешивает чай в стакане, а левой то и дело поправляет сальные пряди, падающие ему на лоб. Допив чай, он суетливо вытирает тряпочкой стол и некоторое время сидит неподвижно. Потом берет со стола какой-то предмет кольцевидной формы и начинает медленно вращать его на пальце.

Юра: Браслет!

Шапиро: Тише!

Стива снимает браслет, некоторое время любуется им, подносит его ко рту, плюет на него и заботливо протирает тряпочкой.

Лапушка: Он нас видит!

Шапиро: Да нет, со света в темноту не видно.

Стива встает из-за стола, становится в позу чтеца-декламатора и, обращаясь неизвестно к кому, начинает с выражением читать:

- Пусть мерцает огонь, закипает вода, славный выкуп мне завтра дадут. Никому на земле не узнать никогда, как меня под землею зовут. А зовут меня Гром, а зовут меня Гром, а зовут меня Гром-Тихогром!

Он с достоинством кланяется воображаемым аплодисментам и замирает, скромно потупясь в любимой позе.

Шапиро: Юра! Беги, буди тетю Олю и тетю Марьяшу!

Лапушка: Вот визгу будет!

Юра убегает.

Через некоторое время появляются Ольга с Марьяшей, Юра и Регина.

Шапиро идет им навстречу, огибает с ними дом и подводит их к окну.

Ольга (вглядываясь, кричит): Стива! Что ты здесь делаешь?

Стива вздрагивает, смотрит в темноту. Ольга вбегает в дом.

За ней вбегают остальные.

Ольга: Стива, что ты здесь делаешь?

Стива (робко улыбаясь, протягивает ей браслет): Для дорогого друга, Оленька, для дорогого друга!

Ольга (отшатывается): Браслет? Откуда? Что ты наделал? Кто тебя просил?

Стива (с достоинством): Никто не просил. Настоящего друга не надо просить!

Марьяша: Где Вы взяли браслет? Где он был?

Стива (кивает на холщовый мешок с газетами, висящий у двери): Здесь был.

Юра: Вот кому сыщиком работать!

Ольга (плачет): Стива, Стива, зачем ты это сделал?

Стива (назидательно): Оленька говорила, что старушка поступила плохо, и справедливость обязательно восторжествует!

Шапиро ( Марьяше): Вот так она и торжествует!

Ольга: Но я же его купить хотела, и она хотела продать, и продала бы, Анатолий бы ее уговорил…

Шапиро (Марьяше): Так вот, зачем Анатолий к ней ходил! (Стиве): А когда Вы нашли браслет? Сегодня?

Стива (робко): Сегодня. Я тогда хотел браслет просто поискать, потому что старушка отдавать мне его не хотела, а она как закричит… и так она кричала, что пришлось ее молоточком, потому

Что она бы Олечку разбудила, а я хотел Олечке сюрприз сделать.

Юра: Вот это сюрприз, правда, дядя Лева?

Шапиро: Тише! А откуда у него хирургический молоток, Оля?

Ольга: Откуда я знаю? Мало ли какой предмет и когда появился у нас дома? Может, он Татьяне по наследству достался? Да, Анатолий хирург, но не носит же он с собой хирургические молотки? Да, он заходил к ней как врач, потому что она приставала к нему со своими болезнями. (Возмущенно): Ни одно доброе дело еще не оставалось безнаказанным: помогал Татьяне, и его чуть не впутали.

Регина: Насчет добрых дел это Вы правильно сказали.


Все выходят из дома. Шапиро садится на крыльце и вытягивает ноги.

Юра: Дядя Лева, за милицией сбегать?

Регина: Лева, не лезь!

Лапушка: Меня здесь не было! (Уходит).

Шапиро: За милицией? (Машет рукой.) А! Это уже неинтересно. Сама приедет! Но вообще говоря, прецедент исключительно интересный… Представляешь, убить ради любимой, чтобы подарить ей браслет…

Регина: Очень, очень благородно! Присяжные будут рыдать!

Батуева Наталия Борисовна (псевдоним: Наталия Мадорская),

Адрес: 195257, Санкт-Петербург, ул. Вавиловых, д.7, корп.3, кв. 80. 556-84-61, моб. : 8-911-1456-112



e-mail: nbatueva2007@yandex.ru























©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет