Серебрянников В. В. Социология войны. М.: Научный мир, 1997. 398 с



Дата18.07.2016
өлшемі108.78 Kb.
түріАнализ

Книжное обозрение

© 1998 г.



Серебрянников В.В. СОЦИОЛОГИЯ ВОЙНЫ. М.: Научный мир, 1997.
398 с.

Автор рецензируемой монографии - военный социолог, доктор философских наук, про-


фессор, генерал-лейтенант В.В. Серебрянников поставил задачу наиболее полно отразить
изменения в облике современной войны, раскрыть ее источники, роль важнейших мате-
риально-технических и социальных факторов, влияющих на ее сохранение как особого
общественно-политического явления, выявить имеющиеся возможности, пути и способы
преодоления войны как главного зла, грозящего гибелью человечеству.

Анализируя историческую эволюцию войны, автор акцентирует внимание на характе-


ристике ее сущности и форм в современную эпоху. В XX в. война претерпела глубокие
изменения по социально-политическому характеру, военно-техническому содержанию, мас-
штабам, разрушительности воздействия на жизнь общества. Осознание ее последствий
выявило тенденцию уменьшения вероятности новой мировой войны, уменьшилось коли-
чество больших (крупных) войн, но одновременно в последние десятилетия возрастало
число средних и малых войн. Ежегодно в различных местах планеты происходит 30-40 во-
оруженных конфликтов.

Автор дает аргументированную критику различных взглядов на само понятие войны: от


заявлений о том, что известная формула Клаузевица о войне как продолжении политики
насильственными средствами утратила свое значение, до утверждений, что ныне войны
можно вести без военных действий и вооруженной борьбы. Получили распространение
понятия "экономическая война", "информационная война", "психологическая война" и др.
Односторонние подходы к определению места и роли военных и невоенных средств, мно-
жество смысловых значений, которые вкладываются в понятие войны, мешают пониманию
ее истинной сущности. Содержание войны расширилось, но по-прежнему главными средст-
вами достижения политических целей является вооруженная борьба или иные действия
вооруженных сил, а все другие "невоенные" средства борьбы призваны содействовать эф-
фективности их действий.

В работе показаны источники, причины, механизм возникновения войн, изложена автор-


ская оценка основных факторов, порождающих войны в XX столетии. На основе этого
сделан неутешительный, но реалистичный вывод о противоречивом и возрастающем нега-
тивном влиянии войны на жизнь общества, которое оказалось неспособным в XX в. по-
ложить конец войне.

Происхождение и сохранение войны как социального явления связано с деятельностью


людей. Человек довел подготовку и ведение войны до такого совершенства, что теперь она
грозит его существованию как вида. Между тем, до сих пор недостаточно исследована
"внутренняя сторона" войны - изучение состояния и поведения людей в ходе вооруженной
борьбы, зависимости боевых успехов войск от морального духа воинов, их боевой актив-
ности, инициативы и творчества в достижении победы.

Значительное место в книге отведено исследованию социально-политических аспектов


войн России. Они занимают более 2/3 ее истории. Известно, что в ходе этих войн, Россия,
отстаивая свою независимость, не раз выступала в роли защитника других народов от чу-
жеземных завоевателей, претендентов на мировое господство. Наряду с международным
значением, войны, пережитые Россией, имели глубокие внутренние последствия. Через всю
историю России проходит тенденция централизации и милитаризации власти, ее тотальное
воздействие на армию, силовые структуры.

Ныне в Российской Федерации концентрация власти над военной сферой усилилась. В


работе прослеживаются этапы усиления военного насилия со стороны правящего режима за
последние годы, кульминацией которого явились кровавая расправа в октябре 1993 г. в
Москве над сторонниками российского парламента и Чеченская война.

В России существуют политические, экономические, правовые предпосылки граждан-

134


ской войны. Очаги напряженности и конфликтов после развала СССР сохраняются на всем
постсоветском пространстве. Гражданские войны связаны с внутренними антагонистичес-
кими противоречиями, присущими большинству современных государств. Данное в книге
исследование эволюции гражданской войны свидетельствует, что из 260 войн и вооружен-
ных конфликтов последних десятилетий после второй мировой войны не менее 70%
являются гражданскими войнами. Их рост и усиление опасности превращают эту проблему
из преимущественно внутриполитической в глобальную, требующую координации действий
всего мирового сообщества.

Не меньшей опасностью, чем "горячие" войны, является для человечества, по мнению


автора, "холодная война". Он предпринял попытку определения ее сути и содержания, со-
циально-политического характера, отличительных черт, роли в истории. "Холодная война"
может быть внутренней или международной, мировой, региональной, локальной. Первая
мировая "холодная война" была между США и СССР, НАТО и бывшей ОВД. Невозможность
полного применения военной мощи государств в борьбе друг с другом из-за угрозы само-
уничтожения обусловили резкое возрастание роли невоенных средств, превращения их
агрессивными кругами в основное орудие насильственного изменения мира. К итогам
"холодной войны" относят развал СССР, "социалистического содружества", образование
около 20 новых государств. Ныне соотношение сил и геополитическая обстановка в мире
коренным образом изменились.

Монография представлялась бы незавершенной, если бы не две ее последние главы,


посвященные проблемам военной безопасности и демилитаризации мирового сообщества.
Это сложные и противоречивые проблемы. В XX в. не найден ключ к преодолению мили-
таризации и войн. Шанс для этого дает новая модель безопасности с ее формулой приори-
тета политических средств над военными при разрешении противоречий и конфликтов как
локального, так и глобального масштабов.

Вместе с тем, работа, на мой взгляд, не свободна от недостатков. В монографии широко


использованы труды российских и зарубежных ученых. Думается, целесообразно было бы
дополнить книгу историографическим разделом. Это позволило бы лучше представить
достигнутый уровень освещения темы и вклад автора в ее разработку. Некоторые оценки и
сравнения кажутся некорректными. Так, крупные террористические акции чеченских
боевиков в Буденовске, Кизляре, Первомайском признаются правомерными, как ответ на
террористические действия российских войск (с. 17). Без учета масштабов и конкретно-
исторических условий боевые действия в Чечне сравниваются со сражением за Сталинград
(с. 173). Нуждается в уточнении сравнение: цели США в "холодной войне" против бывшего
Советского Союза идентичны тем, которые ставил перед собой Гитлер, нападая на СССР в
1941 г. (с. 286).

В.В. КОНОВАЛОВ,

доктор исторических наук,

профессор, действительный член

Академии военных наук,

генерал-майор в отставке

©1998 г.

Михаило В. Попович. ТОТАЛИТАРНЫЕ СИСТЕМЫ. Белград, 1997.
184 с. ( М и х а и л о В. П о п о в и h. ТОТАЛИТАРНИ СИСТЕМИ. Београд,
1997.184 с.)

Известный югославский социолог Михайло Попович пытается дать ответ на два вопроса:


1) в чем сходство и различие между большевизмом (позже реалсоциализмом) и фашизмом
как двумя различными видами тоталитарных общественных систем; 2) каковы главные
причины самораспада (саморазрушения) тоталитарного социализма в европейских странах.
Книга состоит из пяти глав и послесловия: Тоталитарные характеристики реалсоциализма

135


(гл. 1), Сравнительный анализ большевизма и фашизма (гл. 2), Является ли большевизм и
реальный социализм трагической исторической ошибкой (гл. 3), Либерализация социализ-
ма - дегенерация тоталитарной системы, пример Югославии (гл. 4), Авторитаризм и на-
ционализм в переходном обществе (гл. 5).

Автор различает в Европе три главных типа (модели) тоталитарных систем или три типа


"исторического сценария" формирования неограниченных однопартийных диктатур, являю-
щихся центральным пунктом всех форм тоталитарных общественных устройств: а) дикта-
торская система в Португалии и Испании, б) итальянский фашизм и немецкий национал-
социализм, в) русский большевизм.

"Тоталитарную систему" Михайло Попович определяет как общественную, в которой


юридически и идеологически господствует неограниченная диктатура одной политической
партии (с. 14). При этом фашизм определяется как "тоталитарная система, в которой
направлена агрессия вовне, прежде всего на внешних неприятелей", а реалсоциализм — как
"тоталитарная система, в которой агрессия направлена внутрь, в первую очередь против
классового врага" (с. 27). Опираясь на точку зрения американского социолога и политолога
Карла Фридриха (вычленившего шесть общих характеристик тоталитарной диктатуры:
официальная идеология, которой придерживается каждый гражданин, пусть и пассивно;
массовая партия, иерархически и олигархически организованная, которую возглавляет одно
лицо - диктатор; система террористического полицейского контроля, направленная против
врагов режима; партийная монополия на средства массовой информации; партийная
монополия на формы вооруженных сил; централизованное управление и контроль всей эко-
номики), автор анализирует основное сходство и различие этих двух форм тоталитарной
общественной системы.

В послесловии предпринята попытка дать теоретический синтез сущности тоталитарных


систем. Михайло Попович изложил три теоретических объяснения, которые относительно
независимы друг от друга и не соединены в одну общую теорию о тоталитарных системах,
хотя и дополняют друг друга.

Первое. Реальный социализм распался сам собой, без явной внешней агрессии, посколь-


ку для него характерна, в отличие от фашизма, внутренняя агрессивность, внутренняя
направленность главным образом на "классового врага". И когда в 1970-1980 гг. он все
больше утрачивал способность к функционированию и по другим причинам (стагнация
производства, снижение жизненного уровня и пр.), стало расти недовольство народа, "роль
классового врага" стихийно "взял" на себя весь народ, который не мог больше мириться с
тоталитарной репрессией и пришел к массовым протестам. Таким образом внутренняя
агрессивность тоталитарного социализма привела к его саморазрушению.

Второе. Социализм как тоталитарная система был исторической ошибкой вождей ком-


мунистического движения, которые ошибочно верили, что можно построить более пере-
довое, более гуманное общество, чем капиталистическое, применяя при этом негуманные
средства тоталитарной репрессии. Они воспользовались революционными условиями,
созданными Первой мировой войной, и неспособностью царского самодержавия ответить на
новые общественные вызовы. В.И. Ленин и его единомышленники ошибочно считали, что
можно построить более передовое общество, если отбросить рыночную экономику и
гражданскую демократию - эти завоевания цивилизации, посчитав их только "буржуазным
продуктом". Следовательно, если построение социалистического общества как тоталитар-
ной системы было исторической ошибкой, то распад социализма, наоборот, был неиз-
бежным результатом, исправлением исторической ошибки.

Третье. Либерализация социализма в экономическом и политическом отношении была


по существу процессом дегенерации тоталитарной системы, которая, постепенно ослабевая
в функциональном плане, вынуждена была разрушиться сама по себе. Так, на примере
Югославии, отталкиваясь от теории институционального хаоса, явившегося результатом не-
удачного взаимодействия трех институциональных компонентов (тоталитарного государст-
ва и партии, рабочего самоуправления и рыночной экономики), автор убедительно показал,
как все три компонента находились в состоянии постоянного конфликта и напряжения.
Тоталитарная однопартийная диктатура препятствовала развитию рабочего самоуправле-
ния и более свободному действию рыночной экономики.

В заключении к книге автор анализирует элементы общей теории тоталитарных систем


в виде одиннадцати тезисов, делая общий вывод о том, что в обществе и в жизни людей не
господствует некий абсолютный детерминизм. Действуют не только исторические причины,
закономерные тенденции, прошлое с его диалектически понятыми законами, но в сов-
ременности появляется ряд реальных возможных альтернатив будущего общественного

136


развития. Одна альтернатива обычно возможна в большей степени (хотя и не абсолютно
необходима).

Не со всеми выводами автора можно согласиться полностью. Некоторые из них спорны.


Однако книга заставляет задуматься о многих проблемах, возникших в XX в., и стимулирует
размышления по поводу их причин.

З.Т. ГОЛЕНКОВА,


профессор

© 1998 г.



Ш и л и н К.И. МЕТАСОЦИОЛОГИЯ ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ: КАТЕГОРИАЛЬ-
НЫЙ СИНТЕЗ-ПРОГНОЗ. М.: Очаг, 1997.

Читая автореферат диссертации, я встретил указание на то, что современные взгляды на


экологические проблемы развиваются в форме экософии. А примером такого экософа был
назван А. Дренгсон (Канада). Суть его экософии состоит в связывании экологических и
социальных проблем, а также в утверждении о том, что спасение Земли должно стать делом
всего человечества, "идеологией вне одномерной постоянности"1.

Между тем в России термин "экософия" введен в научный оборот К. Шилиным еще в


середине 80-х гг. Экософская концепция была разработана и представлена для публичного
обозрения в ряде монографических исследований, включающих в себя: Экософию культуры
Востока, Глобальную экософию России, Экософию Живого знания и др. (с. 109-110).

Одна из основных идей К. Шилина состоит в различении предметного знания и живого


знания. Если предметное знание предполагает язык описания идеальных предметов, того,
что не существует, то живое знание формулируется на языке самонаблюдения человека и в
этом смысле имеет прямое отношение к реальности. Для того, чтобы обладать живым
знанием, нужно жить, нужно, чтобы мир сделал приемлемым тебя, а ты принял его.

В живом знании К.И. Шилин выделяет 3 уровня: биосферный, личностный и ноосферный.


"Живое знание - это не знание о жизни как нечто отличающееся от нее. А знание,
тождественное по структуре самой жизни" (с. 27-28).

На мой взгляд, идея живого знания является одной из наиболее плодотворных идей в гу-


манитарном знании XX века. Эта идея восходит к концепциям А.С. Хомякова и С.Л. Франка.
В сочинениях К.И. Шилина предпринята попытка приблизить социологическое знание к
формам живого знания и на этой основе создать метасоциологию духовной жизни.

В "Метасоциологии духовной жизни" привлекает внимание еще одна идея. Речь идет о


духовности различного типа культур. Если европейская духовность культивируется вокруг
mensurare (изменяю) и ведет к техногенной цивилизации, то Восток принципиально ориен-
тирован на Традицию, на Живое знание. Восток хорошо знает человека. Запад хорошо
знает внешнюю природу. К.И. Шилин выдвигает идею синтеза культур, слияния западной
ментальности и восточной традиции. При этом центром гармонизации и слияния должна
стать, согласно его концепции, Россия. "Являясь синтезом изначальной, язычески-восточ-
ной мудрости и антично-западноевропейской, предметно-рационализированной философии,
а также классической русской философии, экософия... развивает духовно-экологические
потенции" человечества (с. 17). В этой связи автор видит следующие особенности духовной
жизни Востока.

На Востоке осуществлен синтез родовой и современной культур. А это значит, что они


еще "сохранили" воспоминание о своем детстве и в этом смысле "сохранили" привержен-
ность к непосредственности, подлинности, натуральному, единому. Культура Востока чадо-
любива, художественна.

Повторяющимся мотивом в "Метасоциологии духовной жизни" звучат слова о том, что


внутренней замкнутости отдельного народа пришел конец. Восток, Россия и Запад делают

' Макаров В.Г. Военно-экологические проблемы в философии Н. Федорова и современность. М., 1997.


С. 14.

137


свою культуру теперь общими усилиями. Не может не обратить на себя внимание тот факт,
что К.И. Шилин характеризует различия между культурами Востока и Запада как, с одной
стороны, мужской цивилизации и, с другой стороны - женской.

Автор анализирует в терминах метасоциологии те последствия, которые может пере-


жить мир в результате глобальной американизации культур мира. В известном смысле
К.И. Шилин продолжает развивать идеи русского космизма и в первую очередь идею
В. Вернадского о ноосфере. Ему близка идея единой науки, в основе которой лежит живое
знание.

Какое же место отводит автор самой социологии? "В принципе социология из науки,


насильственно выделяющей общество... из его взаимосвязей с живой природой, должна
превратиться в сферу, соединяющую их в одну гармонично-живую целостность. Тогда она и
станет социологией жизни, или экосоциологией..." (с. 87).

Таков далеко не полный перечень идей, содержащихся в оригинальной работе К.И. Ши-


лина, которая достойна того, чтобы ее прочитали люди науки и просто образованные граж-
дане нашей страны.

Ф.И. ГИРЕНОК,


профессор

© 1998 г.



ПРЕДСТАВЛЯЕМ ЖУРНАЛ "АННАЛЫ УРБАНИСТСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ"

(Париж)

Редакция ежеквартального журнала, издаваемого при одном из министерств Франции,


отвечающем, в частности, за вопросы городского планирования, любезно предоставила в
распоряжение "Социса" несколько номеров своего издания.

Как можно судить по этим номерам, "Анналы" - издание прикладное, анализирует и


обобщает злободневные аспекты развития современных городов, выдвигает практические
предложения по их разрешению, является примером сотрудничества науки, ученых с
практикой, управлением, властями и муниципалитетами. Вместе с тем, это - научно-прак-
тический междисциплинарный журнал. Он объединяет государственных и муниципальных
чиновников, в чьей компетенции решение проблем стратегии развития городов, социо-
логов, антропологов-урбанистов, архитекторов и плановиков, экологов, юристов, крими-
нологов, специалистов по проблемам городского хозяйства. Большинство членов редкол-
легии французские ученые. Объем одного номера около 20 печатных листов. На его
страницах много фотографий и схем. Статьи содержат научный аппарат.

Ученые (насколько можно судить по тексту статей) активно участвуют в решении


практических городских проблем, что заслуживает внимания социологов и обществоведов
России. Перед нами канал активного и действенного влияния науки через специфическую
журнальную форму на административно-распорядительные, финансовые управленческие
решения, затрагивающие жизненные проблемы населения городов, избирателей и т.п.
Читая журнал, видишь пути реализации научных исследований, что весьма актуально для
ученых в плане интеллектуального удовлетворения от своей работы. Можно догадываться,
что - это и повышение уровня жизни ученых, немаловажное для современной России.

Сказанное можно проиллюстрировать содержанием номера 78 (март 1998 г.). Он -


тематический, посвящен городской торговле. Содержание статей (их в номере 17) скон-
центрировано вокруг социальных последствий развития современных городов, изменения
функций городов и их районов, тенденций в городском хозяйстве (некоторое ухудшение в
последние годы конъюнктуры) и др. Среди проблем, поднимаемых учеными, - необхо-
димость сохранения облика исторических центров с лавками и магазинчиками; рост приго-
родов с крупными супермаркетами; транспортные проблемы. Анализируются психология
покупателей и хозяев торговых точек, отношение населения к планированию городов и
размещению объектов торговли; необходимость большего учета потребностей социальных
групп при принятии архитектурных решений, в управлении, функционировании админи-
стративных органов городов.

138


На страницах журнала рассмотрены новые явления содиального плана, в сфере
безопасности (рост преступности и наркомании). Остроту сохраняют проблемы санитарии и
гигиены (пример - продовольственные рынки Каира), окружающей среды, социально-
экономической роли центра и периферии, сохранения исторической, социальной специфики
городских торговых объектов (рынки, базары, мелкие лавочки). В журнале предметно
показаны специфика решения этих вопросов в городах и странах (Марсель, Бордо, Буэнос-
Айрес и др.), требования горожан-избирателей к качеству управления, проектов, к роли
муниципалитетов, уровню общественной безопасности. Анализируется возникший в
городах Европы этнодемографический феномен: "афрогорода" с дифференцирующимися от
традиционных городских районов культурой, типами поведения людей, характером
преступности, наркомании (специализация криминальных групп по тяжелым и легким нар-
котикам). Затронуты вопросы специфической культуры (в социолого-антропологическом
плане), поведения покупателей в торговых районах, на специализированных рынках (тол-
кучках), пользующихся в последнее время популярностью благодаря своему специфичес-
кому климату, типу интеракции покупателей и продавцов. Выделены вопросы размеров,
размещения, архитектуры торговых точек, подвоза необходимых товаров, транспортных
потоков (на материале г. Бордо), их планирования и управления ими. По мнению одного из
авторов, будущее за островками торговли, где торговые точки могут выступать как архи-
тектурные сооружения и даже как произведения искусства, артефакты. Отмечена проб-
лемность оформления въездов в города, когда властям приходится выбирать: делать ли
именно торговлю, крупные супермаркеты "визитной карточкой" города.

Кроме научно-прикладных статей, занимающих в журнале около 90% объема, публи-


куются объявления о мероприятиях по проблемам урбанизма. В разделе "Книжное обо-
зрение" рецензируются новинки социологической, антропологической и археологической
литературы по проблемам городов. Читатели знакомятся с новостями научной жизни
сообщества урбанистов.

Н.В. РОМАНОВСКИЙ,

профессор

©1998 г.


Шопс Ю., Ясперс В., Фогт Б. РУССКИЕ ЕВРЕИ В ГЕРМАНИИ.
ИНТЕГРАЦИЯ И САМОУТВЕРЖДЕНИЕ В ЧУЖОЙ СТРАНЕ. Вайнхайм, 1996.
366 с.

S с h о е р s J., J a s р е г W., V о g t В. RUSSISCHE JUDEN IN DEUTSCHLAND.
INTEGRATION UND SELBSTBEHAUPTUNG IN EINEM FREMDEN LAND. Belts-
Atheneum,
1996. 366 s.

Книга состоит из двух больших частей: в первой - собственно результаты социологи-


ческого исследования еврейских эмигрантов из бывшего СССР, проведенного Moses-
Mendelson-Zentrum в Потсдаме; во второй - пестрая смесь различных интервью: с раввином
Д. Польнауэром, с эмигрировавшими в Германию экономистом В. Смеховым, композито-
ром В. Брайниным, психологом А. Сосновским, режиссером Ю. Колтуном, писателями
М. Городнинским и О. Юдаевым и др., а также блиц-анализ телепередач.

С августа 1993 по апрель 1994 г. в 36 городах Германии (главным образом в землях


Берлин, Бранденбург и Северный Рейн-Вестфалия) были опрошены по случайной выборке
413 чел. в возрасте от 14 до 85 лет. Исследователи пришли к выводу, что в качестве
решающей причины, побудившей эмигрантов к отъезду, большинство опрошенных назвали
антисемитизм. Но 38% из числа опрошенных уже столкнулись с его проявлениями, хотя бы
и незначительными, и в самой Германии (некоторые утверждали, что такие настроения
более свойственны немцам, приехавшим из СССР). Наибольшие свои ожидания и надежды
приехавшие связывали с личной безопасностью, шансами детей на образование, а также с
медицинским обслуживанием.

139


В первые годы эмиграции у них была единственная и всепоглощающая цель: освоиться
на чужбине. Пребывание их в лагерях растягивалось в среднем на 1,5 года. Но 21%
опрошенных получили квартиру в течение первого года. На втором году эта доля поднялась
до 68% и на третьем - до 89% (на востоке Германии ситуация хуже).

Интересно, что 70% приехавших - люди с высшим образованием. Вместе с тем доля


безработных (точнее, нетрудоустроенных) - 28%, что связано отчасти с тем, что многие
намерены работать исключительно по специальности и сообразно квалификации.

Многие евреи именно в Германии впервые так или иначе начали приобщаться к истокам


еврейской традиции, регулярно (особенно пожилые) посещать синагогу. Начался и процесс
их самоорганизации. В Берлине создано "Объединение в поддержку иммигрантов из
бывшего Советского Союза".

Интересные данные приведены во второй части книги. О том, каким себя видит на


телеэкране еврейский эмигрант из СССР, рассказывается в статье К.Х. Мюллера-Заксе. Он
проанализировал 13 программ немецкого телевидения, просмотренные за 6 недель (весной
1993 г.). Его итог: евреям было посвящено всего 16 передач - 0,05% эфирного времени. В
ситуации явного дефицита информации более или менее охотно СМИ "клюют" только на
антисемитизм.

В интервью с раввином Д. Польнауэром прозвучал важный тезис: евреям из бывшего


СССР предстоит нелегкий путь к обретению нормального еврейского самосознания, и путь
этот пролегает через приобщение к юдаизму детей: дети, воспитанные в еврейской
традиции, привнесут эти знания и навыки в свои семьи, поколению родителей. Пока же
община для "родителей" - не более, чем приложение к социаламту. Среди приехавших
много смешанных семей. Дети от нееврейских матерей евреями по рождению не при-
знаются, что воспринимается ими как обидная дискриминация. В то же время выход из этой
ситуации пока не найден: процедура приобщения к еврейству (так называемый "гиюр") в
условиях Германии представляет огромную проблему.

Уже одно то, что в рецензируемой книге впрямую обозначен практически весь круг


проблем, связанных с еврейской эмиграцией в Германию в 1990-е гг., является большой
заслугой. В то же время книга знаменует собой и начало научного осмысления этой
проблематики, а это - ценно вдвойне.

п.м. полян,

кандидат географических наук,

старший научный сотрудник



Института географии РАН

140


Достарыңызбен бөлісу:


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет