Смысл жизни и акме: 10 лет поиска материалы VIII x симпозиумов Под ред. А. А. Бодалева, Г. А. Вайзер, Н. А. Карповой, В. Э. Чуковского Часть 1 Москва Смысл 2004



жүктеу 5.69 Mb.
бет1/24
Дата16.06.2016
өлшемі5.69 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24




Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru
На данный момент в библиотеке MyWord.ru опубликовано более 2000 книг по психологии. Библиотека постоянно пополняется. Учитесь учиться.

Удачи! Да и пребудет с Вами.... :)
Сайт www.MyWord.ru является помещением библиотеки и, на основании Федерального закона Российской федерации "Об авторском и смежных правах" (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений размещенных в данной библиотеке, в архивированном виде, категорически запрещен.

Данный файл взят из открытых источников. Вы обязаны были получить разрешение на скачивание данного файла у правообладателей данного файла или их представителей. И, если вы не сделали этого, Вы несете всю ответственность, согласно действующему законодательству РФ. Администрация сайта не несет никакой ответственности за Ваши действия./


Российская Академия образования Психологический институт

90-летию Психологического института Российской Академии образования

посвящается

Смысл жизни и акме:

10 ЛЕТ ПОИСКА

Материалы VIII - X симпозиумов

Под ред. А.А. Бодалева, Г.А. Вайзер, Н.А. Карповой, В.Э. Чуковского

Часть 1

Москва

Смысл


2004

УДК 128(082) ББК 87.2 C524

Издание осуществлено при поддержке гранта РГНФ № 04-06-14051г

Смысл жизни и акме: 10 лет поиска: В 2 ч. / Под C524 ред. А.А. Бодалева, Г.А. Вайзер, Н.А. Карповой, В.Э.

Чуковского. Часть 1. М.: Смысл, 2004. 328 с.

Сборник включает в себя избранные материалы трех последних научных симпозиумов, посвя-щенных психологическим и междисциплинарным аспектам смысла жизни и акме.

Психологам и представителям других наук о человеке.

ISBN 5-89357-182-7

© Психологический институт РАО, 2004 © Издательство «Смысл» (оформление), 2004

Предисловие

Вниманию читателя предлагается уже четвертый сборник материа-лов симпозиумов по проблемам смысла жизни и акме, с 1995 года ежегодно проходящих в Психологическом институте Российской Ака-демии образования.

Симпозиуму 10 лет. 10 лет поисков, споров, потерь и находок. Была ли плодотворной наша работа? Или наши попытки и устремления ока-зались подобны попытке барона Мюнхгаузена вытащить себя из боло-та за собственные волосы? Думаем, что была. Один из ее результатов -все более отчетливо вырисовывающиеся два направления исследова-ний. Во-первых, философски-онтологическое: в чем смысл человеческого существования и существует ли он вообще или, как писал в свое время Семен Франк, не есть ли жизнь просто бессмыслица, бессмысленный, никчемный процесс естественного рождения, расцвета, со-зревания и смерти человека как всякого другого органического сущест-ва? По-видимому, ответ на этот вопрос человечество будет искать все-гда, как искало его в своей прошлой тысячелетней истории. И те, кто отвечал утвердительно, естественно выходили на новую проблему: как и при каких условиях человек достигает акме - вершины в развитии своих физических, эмоциональных и духовно-нравственных сил.

Наряду с этим все более расширяется (и в этом один из позитивных результатов работы симпозиума) второе направление. Речь идет о комплексном подходе к рассмотрению смысла жизни и акме как психологических феноменов и их значимости для полноценного раз-вития личности человека.

Символично, что проблемами поиска смысла жизни и путей достижения акме мы занялись на рубеже не просто веков XX и XXI, а второго и третьего тысячелетий! В предисловии к первому сборнику, вышедшему в 1997 году, были такие слова: «Предлагаемый сборник посвящен одной из наиболее фундаментальных проблем человеческого бытия. Сегодня, на пороге третьего тысячелетия, как и много веков назад, человечество задается вопросом: в чем смысл жизни человека и человечества? Зачем мы приходим в этот мир? Чтобы сделать его луч-ше и осмысленней или увеличить своей индивидуальной судьбой бессмыслицу окружающей жизни? Сегодня, пожалуй, эти вопросы зву-чат еще более остро и актуально, чем прежде».

Опыт десятилетних коллективных поисков убедил нас в том, что интерес к данной проблематике постоянно повышается. Расширяются направления исследований феноменов «смысла жизни» и «акме», уг-лубляются их связи с категориями и понятиями, осуществляется ком-плексный подход к их толкованию с позиций различных наук, теорий



3

и учений. С каждым годом увеличивается число участников симпозиу-ма, расширяется география проводимых по смысложизненной и акме-ологической проблематике исследований. Традиционно в наших сим-позиумах участвуют не только психологи, но и философы, педагоги, психотерапевты, искусствоведы, социальные и библиотечные работ-ники, представители технических и экономических профессий, деяте-ли культуры и религии. Рядом с учеными - докторами наук, академи-ками - выступали студенты и аспиранты, материалы их исследований также представлены в наших сборниках.

Первый сборник - «Психолого-педагогические и философские аспекты проблемы смысла жизни: Материалы I и II симпозиумов ПИ РАО / Под ред. В.Э. Чудновского, А.А. Бодалева, Н.Л. Карповой. М.: Издательство Российское психологическое общество, 1997» состоял из трех разделов и содержал 24 статьи. Он открывался большим предисло-вием, где содержательно рассматривалась категория смысла жизни, раскрывались его основные характеристики. Здесь впервые была пред-ставлена разработанная В.Э.Чудновским анкета «О смысле жизни». Второй сборник «Психологические, философские и религиозные аспекты смысла жизни: Материалы III-V симпозиумов ПИ РАО / Под ред. В.Э. Чудновского, А.А. Бодалева, Н.Л. Карповой, B.C. Трипольско-го, Г.А. Вайзер. М.: Ось-89, 2001» состоял из 4 разделов и включал 40 статей. Третий сборник «Современные проблемы смысла жизни и акме: Материалы VI-VII симпозиумов ПИ РАО / Под ред. А.А. Бодалева, В.Э. Чудновского, Н.Л. Карповой, Г.А. Вайзер. Самара: НТЦ, 2002» со-стоял уже из 6 разделов и 57 статей и открывался основополагающей коллективной статьей, в которой рассматривалась фундаментальная про-блема человека и цивилизации в зеркале акмеологии. В приложении к третьему сборнику была опубликована разработанная в лаборатории «Психология общения, развития и реабилитации личности» Психоло-гического института РАО анкета «Смысл жизни и акме».

Этот четвертый сборник «Смысл жизни и акме: 10 лет поиска: Материалы VIII-X симпозиумов ПИ РАО / Под ред. В.Э. Чудновского, А.А. Бодалева, Н.Л. Карповой, Г.А. Вайзер. М.: Смысл, 2004», также публикующийся при поддержке РГНФ1, состоит из 8 разделов, в нем опубликовано 78 статей. Кратко охарактеризуем их.



Первый раздел посвящен рассмотрению проблемы смысла жизни и акме в историческом и теоретическом контекстах и открывается статьями об оптимальном смысле жизни и задачах, решаемых акмеологией. Их авторы - В.Э. Чудновский и А.А. Бодалев - подводят своеобразный

1 Работы В.Э. Чудновского, А.А. Бодалева, Н.Л. Карповой, А.В. Суворова, Ю.Ю. Лотоцкой, Н.В. Волковой и Н.А. Ситниковой выполнены при поддержке РГНФ грант № 02-06-0258а.

4

итог своих десятилетних исканий в рамках симпозиума (сами исследо-вания по данным проблемам были начаты ими гораздо раньше).

Во втором разделе содержатся статьи, в которых рассматривается соотношение категорий «смысл жизни» и «акме» с такими понятия-ми, как «дух» и «духовность», «имидж» и «судьба», «самопостижение» и «талант». Раздел открывается статьями о том, как становятся велики-ми или выдающимися, и о творческом пути ученого, а завершается исследованием проблем смерти и бессмертия, заявленных на после-дних симпозиумах.

Третий раздел посвящен исследованию смысла жизни и акме в кон-тексте профессиональной деятельности. Рассматриваются методологи-ческие и аксиологические аспекты профессионального труда. Большин-ство статей посвящено деятельности педагогов школы и ВУЗа, но есть также исследования о медиках, управленцах, школьных психологах и безработных.

Возрастному аспекту категорий смысла жизни и акме целиком по-священ четвертый раздел. Объектом исследования стали подростки, юноши и девушки, пожилые люди.

Традиционным в каждом нашем сборнике является раздел, посвя-щенный социореабилитации. Здесь эта проблематика расширена. В пред-ставленных статьях пятого раздела анализируется смысложизненный и акмеологический потенциал социореабилитации и психокоррекции: потеря смысла жизни рассматривается как духовно-нравственный и медико-психологический феномен, в трех статьях речь идет о методи-ке семейной групповой логопсихотерапии, в остальных - анализиру-ется психокоррекционная работа.

Впервые в отдельный - шестой - раздел выделены статьи, в которых рассматривается философско-религиозный аспект смысла жизни и акме: речь идет об анализе данных категорий в различных философских и религиозных традициях - от Древнего Китая и Востока до со-временного православия.



Седьмой раздел содержит традиционные материалы, в которых смысл жизни и акме рассматриваются в контексте проблем духовно-культурного становления личности. Раздел открывается статьями, посвященными исканию смысла жизни русскими писателями и поэтами. Далее выявляется соотношение смысла жизни и современных пред-ставлений о совести и человечности. Завершается раздел ответами на вопрос о собственном смысле жизни людей, умудренных опытом, -постоянных участников наших симпозиумов.

В данном сборнике впервые сложился отдельный - восьмой -раздел со статьями, в которых в том или ином контексте рассматривается проблема счастья: в чем оно состоит, где оно, каковы пути его достижения. В заключение этого раздела, как и в преды-

5

дущем сборнике, мы предлагаем читателю 100 новых взглядов на счастье.



В Приложении по многочисленным просьбам участников симпози-умов мы публикуем новый вариант разработанной нашим исследова-тельским коллективом анкеты «Смысл жизни и акме (профессиональ-ный аспект)».

Редакционная коллегия выражает особую благодарность Н.В. Вол-ковой и А.А. Кисельникову - сотрудникам лаборатории «Психология общения, развития и реабилитации личности» ПИ РАО - за техни-ческую и компьютерную подготовку данного сборника к изданию.

Уважаемые читатели! Отзывы о предлагаемом сборнике и ваши соб-ственные размышления над смыслом жизни, акме, счастьем присы-лайте в адрес оргкомитета симпозиума «Смысл жизни и акме»:

103009, Москва, ул. Моховая, 9 «В», Психологический институт РАО.

В оргкомитет симпозиума «Смысл жизни и акме».

Редколлегия.

6

Раздел I. Теория и история проблемы



СМЫСЛА ЖИЗНИ И АКМЕ

Чудновcкий Б.Э. (Москва)

Проблема оптимального смысла жизни*

В психолошческой литературе смысл жизни обычно характеризуют как феномен, обеспечивающий нормальную и продуктивную жизнь че-ловека, утрата которого может иметь трагические последствия. К. Обу-ховский замечает: «Как свойством птицы является потребность летать, так свойством взрослого человека является потребность найти смысл сво-ей жизни» (1972, с. 183). Б.С. Братусь (1988) пишет о смысле жизни как о насущной потребности, которая зиждется на фундаментальном противо-речии между ограниченностью, смертностью индивидуального бытия и универсальностью родовой сущности человека. В. Франкл (1990) расска-зывает о группе студентов, совершивших (к счастью, неудачную) попыт-ку суицида: большинство из них жили в хороших материальных и семей-ных условиях, не имели проблем в общении с окружающими, успешно учились. Но 85% представителей этой группы утратили смысл жизни. Най-ти, обрести смысл жизни - это как будто самая большая и самая высо-кая ценность, непременное условие человеческого счастья. Но этот поиск сложен, и результаты его далеко не всегда успешны. Прежде всего пото-му, что трудно отыскать смысл среди множества проявлений бессмысли-цы жизни. Как часто человек задается вопросом: а вообще имеет ли жизнь смысл? Или: не есть ли жизнь просто бессмыслица, бессмысленный, никчемный процесс естественного рождения, расцвета, созревания и смерти человека как всякого другого органического существа? Заслужи-вает ли название жизни это бессмысленное чередование рождений и смер-тей, эта однообразная смена поколений? Последующие размышления при-водят к еще более фундаментальным вопросам: в чем смысл существова-ния всего живого на Земле? В чем смысл существования Земли, Солнечной системы, Галактики? И наконец: в чем смысл всего?

Все большее распространение получает религиозная концепция смысла жизни: последний - в существовании божественной бессмертной души, в спасении человека путем обращения его к Богу, приближении к нему. Это большая проблема, имеющая многовековую историю, требующая специального обсуждения. Здесь я ограничусь указанием на вопрос, на первый взгляд наивный, а на самом деле затрагивающий самую суть дан-ной концепции: если смысл жизни человека, его спасение в обращении к Богу, в приближении к нему, то почему на Земле пролито столько крови в религиозных войнах? Почему начиная от «святой» инквизиции и

* Работа выполнена в рамках конкурсной программы РГНФ № 02-06-0258а.

7

до наших дней такое множество людей были лишены жизни от имени Бога? Как объяснить теперь уже доказанный факт, что террористы-смерт-ники в подавляющем большинстве - религиозные люди, хорошо знаю-щие Коран и убежденные в том, что, лишая жизни неверных (исповеду-ющих другую религию), сделают богоугодное дело? Наконец, почему не могут договориться между собой церковные иерархи, даже принадлежа-щие к одной христианской религии? Ведь это люди, посвятившие себя служению Богу, сделавшие это смыслом своей жизни?



Ответ как будто прост и банален: они тоже люди и ничто человеческое им не чуждо. В том-то и дело! И проблема заключается в поиске ответа на вопрос: почему обращение к Всевышнему у разных людей имеет разную направленность и разные результаты? Почему один, обращаясь к Богу, становится настоящим подвижником, достигает высочайших вершин ду-ховного развития? Почему другой вспоминает о Всевышнем лишь тогда, когда ситуация осложняется, обостряется и нужна немедленная помощь? Почему третий обращается к своему божеству за разрешением на крова-вый террористический акт, в результате которого гибнут люди, в том числе и дети, только потому, что исповедуют другую религию?

Наверное, ответ на эти вопросы невозможен без дальнейшего серьез-ного продвижения в исследовании психического склада личности человека.

По-видимому, ответ на вопрос «в чем смысл всего?» человечество будет искать всегда. Но в данном случае я отвлекусь от «вселенских» проблем смысла жизни и ограничусь рассмотрением его как психоло-гического феномена, суть которого - отражение в сознании субъекта особенностей иерархии целевых установок его жизни и деятельности, ставших для него жизненно значимой ценностью чрезвычайно высокого порядка. Как помочь человеку обрести смысл жизни в строго оп-ределенных условиях его существования?

Человек - житель Земли, рядовой планеты Солнечной системы, и это накладывает определенные ограничения на его жизнь: законы дви-жения небесных тел, космические лучи, активность солнца, изверже-ния вулканов, землетрясения, наводнения, ураганы и т.д. и т.п. - все это так или иначе влияет на его судьбу. И нужно отыскать смысл чело-веческой жизни в рамках этого «космического» существования.

Природа создала человека биологическим существом, жизнь кото-рого ограничена временными рамками. И с этим ничего нельзя поде-лать, хотя можно создать условия, при которых она удлиняется или укорачивается. Жизнь человека имеет свои возрастные этапы: детство, юность, молодость, зрелость, старость. Биологические и психофизио-логические факторы обусловливают своеобразие проявлений смысла жизни на каждом этапе, и нужно понять, «прочитать» это своеобразие.

Как уже отмечалось, принято считать, что наличие смысла жизни, стремление обрести его имеет, несомненно, позитивное значение для

8

становления личности. Однако одна из основных характеристик этого психологического образования - его многозначность: «двоящаяся диалектика» жизни, соотношение, совмещение «позитива» и «негатива», «плюса и минуса» присущи и данному феномену. Парадоксальный факт: потеряв смысл существования, человек может лишить себя жизни, но, с другой стороны, он жертвует жизнью ради реализации определен-ного смысла жизни (другое дело - во имя чего приносится жертва).



Анализ показывает, что смысл жизни - не просто определенная идея, цель, убеждение. Это особое психическое образование, имеющее свое содержание и структуру. Обратимся в этой связи к этимологии понятия «смысл». Употребляя его, имеют в виду два значения: 1) суть, главное, основное в данном предмете, явлении; 2) личностную зна-чимость для человека этой сути, этого главного, основного. Феномен смысла жизни включает в себя оба аспекта этого понятия. Таким обра-зом, уже сама этимология указывает на наличие иерархии: суть, главное доминирует над неглавным, второстепенным. Но определение смыс-ложизненной «доминанты» - лишь один аспект процесса поиска смысла жизни. Очень важно установить, насколько данная доминанта «про-дуктивна», в какой мере она способствует позитивному развитию лич-ности. В этой связи целесообразно иметь в виду адекватность смысла жизни как одну из основных его характеристик. Мы выделили два при-знака адекватности смысла жизни:

«Реалистичность» смысла жизни, то есть соответствие смысла жизни, с одной стороны, наличным, объективным условиям, необходимым для его реализации, с другой - индивидуальным возможностям человека.

«Конструктивность» смысла жизни - характеристика, отражающая степень его позитивного (или негативного) влияния на процесс ста-новления личности и успешность деятельности человека.

Поскольку (теперь это уже представляется бесспорным фактом) смысложизненные ориентации человека не исчерпываются одной, хотя бы и очень важной идеей, жизненной целью, а представляют собой структурную иерархию «больших» и «малых» смыслов, мы выделили и охарактеризовали различные типы структурных иерархий смысла жиз-ни, различающиеся по уровню адекватности (Чудновский, 1999). По мере того, как накапливался фактический материал по данной проб-леме1, становилось резонным и целесообразным выделить еще одну



1 Отметим здесь две успешно защищенные диссертации - Т.В. Максимовой «Смысложизненные ориентации как фактор становления индивидуального стиля педагогической деятельности» и Е.А. Максимовой «Смысл жизни как фактор педагогического творчества», а также находящиеся сейчас в разработке диссертационные исследования Е.В. Мартыновой «Роль смысложизненных ориентации в профессиональной подготовке студентов педвузов», Е.В. Киселевой «Психологическая структура смысложизненных ориентации учителя», Л.И. Сутор-

9

характеристику смысла жизни и ввести понятие «оптимальный смысл жизни». Дело в том, что в понятии «адекватность смысла жизни», со-единяющем в себе его «реалистичность» и «конструктивность», главным является признак соответствия смысла жизни внешним и внут-ренним факторам. Но человек нередко действует не в рамках обычного «соответствия» - он максимально реализует свои возможности, достигая высоких результатов как в конкретной деятельности, так и в раскрытии собственной индивидуальности. В литературе этот факт опи-сан как противопоставление «будничного» и «высшего» Я. Привыкая действовать на уровне будничного, «житейского» Я, он в большой мере оставляет нераскрытым психологический потенциал собственной ин-дивидуальности (Бодалев, 1997). Оптимальный смысл жизни можно охарактеризовать как гармоническую структуру смысложизненных ори-ентации, существенно обусловливающую высокую успешность в раз-личных областях деятельности, максимальное раскрытие способностей и индивидуальности человека, его эмоциональный комфорт, про-являющийся в переживании полноты жизни и удовлетворенности ею. Рассмотрим некоторые «составляющие» данного феномена.



«Ситуационный» аспект оптимального смысла жизни. Оптималь-ный смысл жизни, будучи динамической структурной иерархией, может существенно изменяться под влиянием ситуации, тех или иных условий. Жизнь сложна и порой преподносит сюрпризы, не всегда при-ятные. Серьезная болезнь, потеря близкого человека, резкое измене-ние социального статуса существенно меняют условия существования. Как в этой ситуации «не уронить себя», не потерять тот «стержень», который делал жизнь осмысленной? В годы Великой Отечественной войны рассказывали о лейтенанте, который в ужасных условиях окопной жизни носил на гимнастерке белый воротничок. И это не было капризом франта, оригинальничанием, стремлением выделиться. Белый воротничок был одним из «инструментов», помогающих сохра-нить свое достоинство, самоуважение, держать себя в постоянной мо-билизационной готовности - и в какой-то мере это был вызов судьбе: нечеловечески трудная ситуация, постоянный, ежедневный и ежеми-нутный поединок со смертью не заставит меня сломаться. Я такой же, каким был вчера и каким буду завтра. Феномен «белого воротничка» был проявлением оптимального смысла жизни

Социальные катаклизмы, резкое изменение привычных стереоти-пов могут существенно сказаться на характере смысложизненных ори-ентации человека. Произошедшие в последнее время коренные соци-

миной «Роль конфликтных ситуаций в становлении смысложизненных ориентации учителя» и целый ряд работ, опубликованных в I—III сборниках материалов симпозиумов по проблеме смысла жизни (1997, 2001, 2002) и в журнале «Мир психологии» (2001, № 2).

10

альные изменения в нашем обществе у многих вызвали психологический шок: «сломался» смысл жизни. Оказалось, что множество людей в течение многих десятилетий отдавали свои силы, энергию, саму жизнь ради цели призрачной, «декоративной», недостижимой. Жизнь поста-вила перед необходимостью пересмотреть сложившиеся взгляды и убеждения, выработать свое отношение к новой социальной ситуации. В этих условиях нередко проявляется «инертность» смысла жизни: пос-ледний, как мы полагаем, способствует становлению относительной независимости от обстоятельств, однако в данном случае происходит чрезмерная «эмансипация от них», отрыв от реальности. Человек ста-новится рабом устаревшей идеи и основанной на ней жизненной цели. И трагедия не только в том, что идея устаревает. Еще трагичнее стрем-ление всеми силами «защитить» ушедшее, всеми средствами реаними-ровать его, сделать возвращение прошлого смыслом своей жизни



Возрастной аспект оптимального смысла жизни. В настоящее время есть ряд публикаций, в которых затрагивается возрастной аспект смысла жизни, в том числе опубликованная Психологическим журналом ин-тереснейшая работа Г.А.Вайзер (1998), в которой излагаются результа-ты экспериментального исследования особенностей становления смысла жизни в подростковом и пожилом возрасте. Автор получил данные о том, что периоды взросления и старости в современных условиях ха-рактеризуются «двойным кризисом» - возрастным и социальным, ко-торые взаимодействуют и как бы накладываются один на другой. В на-стоящем сообщении нас интересует возрастной аспект именно опти-мального смысла жизни. Можно полагать, что каждый возрастной период вносит своеобразный «вклад» в процесс поиска и становления оптимального смысла жизни. Разумеется, детство не является временем его активного поиска, тем не менее это период интенсивной под-готовки «психологической почвы», на которой затем происходит его становление. В работах Н.С. Лейтеса (1997) в свое время было убеди-тельно показано, что раннее развитие способностей ребенка может в известной мере предопределить всю его дальнейшую жизнь, становление и реализацию его самой главной жизненной цели (Методика диаг-ностики, 1997). Еще большее значение для выработки такой цели име-ет раннее усвоение нравственности. Разумеется, такое усвоение может происходить не только с «положительным», но и с «отрицательным» знаком.

Подростковый возраст - время, когда происходит как бы «отмена» прежних ценностей и стремлений и «разравнивается площадка» для будущего «смыслостроительства»; время, когда сосуществуют парадок-сально противоположные смыслы, время «конгломерата» смыслов, которые еще не стали устойчивой иерархией и, вместе с тем, суще-ственно обусловливают характер дальнейшего «смыслостроительства».

11

Юность - период активного поиска именно оптимального смысла жизни, который осложняется одним парадоксальным обстоятельством: выбор главной линии жизни приходится на ту пору, когда у человека еще недостаточно жизненного опыта и знаний, а образовательный процесс в школе и вузе мало готовит молодого человека к ответствен-нейшему шагу - выбору «главной линии» своей жизни. Проведенное Т.В.Максимовой (2001) анкетирование молодых учителей показало, что более половины из них прежде не задумывались о смысле соб-ственной жизни. Об этом свидетельствует и тот факт, что по данным специальных исследований значительное число студентов педвузов не планируют работать по специальности после его окончания. То есть имеет место диссонанс между смысложизненными ориентациями сту-дентов и направленностью их профессиональной подготовки. Анало-гичные факты имеют место и в вузах другого профиля.



Зрелость - период стабилизации личности, период, когда уже на-коплен значительный жизненный опыт и, вместе с тем, сохраняется достаточно далекая жизненная перспектива. Однако характер такой стабилизации существенно обусловлен своеобразием формирования смысложизненных ориентации на предыдущих возрастных этапах. В ряде случаев период зрелости может быть временем «ломки» смысложиз-ненных ориентации и поиска нового жизненного смысла.

В этой связи можно выделить различные типы изменений смысло-жизненных ориентации на протяжении жизни человека:

- эволюционные, постепенные изменения, частично затрагивающие структуру смысложизненной иерархии, но не нарушающие ее основы, главного компонента иерархии. При этом видоизменяется, но не исчезает «главная линия» жизни;

- эволюционные изменения, постепенно приводящие к качествен-ному преобразованию структурной иерархии смысла жизни;

- революционные изменения, крутые повороты в жизни человека, приводящие к «ломке» прежней структурной иерархии, что имеет два следствия:

а) создание иерархической структуры нового типа и появление новой «главной линии» жизни;

б) исчезновение иерархической структуры смысла жизни, замена ее «конгломератом» смыслов (Чудновсшй, 1999).

По-видимому, одним из условий становления оптимального смысла жизни является наличие «сквозной линии жизни», в той или иной форме проходящей через все возрастные этапы, изменяющейся в деталях, второстепенных звеньях структурной иерархии и не затрагивающей ее основы. Вместе с тем, следует подчеркнуть от-носительность этого условия. «Сквозная линия» жизни может содержать в себе и деструктивные тенденции, которые в конце концов

12

приводят к осознанию неадекватности смысла жизни и потере жизненной перспективы.



Старость. Остановлюсь более подробно на этом периоде по двум причинам. Во-первых, потому, что сам нахожусь на этом возрастном этапе, а это делает возможным использование результатов «самоисследования». Во-вторых, потому, что старость - совершенно особый период в жизни человека. Можно возразить, что каждый возраст имеет свои неповторимые особенности. Да, но старости присущи особые уни-кальные черты, не характерные для всех предыдущих возрастов.

Прежде всего, это период, когда процессы инволюции становятся ярко выраженными и начинают преобладать в жизни и деятельности человека.

С этим связаны существенные изменения в психической жизни че-ловека, в частности, изменения в его самооценке, преимущественно в сторону ее снижения. В отличие от всех других возрастов, для которых характерна тенденция развития, когда человек больше приобретает, чем теряет, в старости преобладающими становятся потери. Человек фиксирует в своем сознании, что сегодня он уже не может сделать то, что делал вчера, и резонно полагает, что завтра эта тенденция продол-жит свою разрушительную работу.

Для старости характерен все более суживающийся круг общения. Уходят близкие, родные, друзья, коллеги. Для научного работника осо-бое значение имеет уход крупных ученых-исследователей, труды кото-рых и непосредственное общение с которыми составляли существен-ную часть его собственной жизни и способствовали становлению его смысложизненных ориентации. При этом каждое такое печальное событие - не просто потеря, но и напоминание о приближающемся финале жизни.

Разумеется, характерным признаком старости является ожидание такого финала. Конечно, оно имеет место и в других возрастах. Даже маленький ребенок интуитивно в какой-то мере осознает этот факт, хотя, будучи не в состоянии понять и осмыслить его, старается как бы отодвинуть его на «край сознания», сосредоточившись на более оптимистическом отношении к жизни, своей и своих близких: «Пусть все-гда будет солнце! Пусть всегда будет мама! Пусть всегда буду Я!»

С возрастом мысль о конечности человеческой жизни все более оформ-ляется. Подкрепляясь множеством жизненных впечатлений, она проходит красной нитью через все возрастные этапы. Впрочем, одновременно раз-вивается и возникшая еще в детстве способность отвлекаться от этого факта, запрятывать его в глубины своего сознания, прикрывая массой дел и забот, печалей и радостей. И только в старости мысль о конечности жизни как бы встает во весь рост, становится актуальнейшим вопросом «текущей» повестки дня. С.Л. Рубинштейн (1973, с. 354-355), раскрывая

13

диалектику жизни и смерти, писал: «В силу смерти жизнь есть нечто, в чем с известного момента ничего нельзя изменить. Смерть превращает жизнь в нечто внешне завершенное и ставит, таким образом, вопрос о ее внутренней содержательности. Жизнь человека в силу факта смерти пре-вращается в нечто, чему подводится итог». Но для человека важен не только факт наличия смерти, но и ожидание ее, осознание ее неотвратимости, неизбежности приближающегося конца. Это побуждает человека подвес-ти итог собственной жизни. С этой точки зрения в данном возрастном периоде возникает наиболее благоприятная психологическая почва для проявления такого качества смысложизненных ориентации, как осмыс-ленность жизни.



Вместе с тем, в старости обычно происходят негативные измене-ния в «смыслостроительстве»: ухудшающееся здоровье, ослабление ряда психических функций, «укорочение», а то и исчезновение жизненной перспективы имеют своим следствием распад структуры смысложиз-ненных ориентации на ряд отдельных, ограниченных и приземленных жизненных смыслов. Возникает нечто подобное «конгломерату» смыслов, характерному для подростка.

Если говорить об оптимальном смысле жизни в этот период, то он может быть выражен краткой формулой: «Отступать медленно, орга-низованно, с боями». Да, старость - отступление. Но отступать можно по-разному. Это может быть паническое бегство, которое лишь ускоря-ет разрушительные процессы, или медленное отступление опытного полководца на театре военных действий: да, ситуация чрезвычайно сложна, «противник» наступает по всему фронту, то в одном, то в другом месте возникают «прорывы», куда нужно бросить «резервы», которых все меньше. И может быть, оптимальный смысл жизни в этих условиях - разумно организовать сопротивление негативным обстоя-тельствам, не только отстаивать «каждую пядь земли», но и время от времени переходить в контратаки. Нужна «перегруппировка сил», психологическая перестройка, выработка нового отношения к окру-жающему и к собственной личности.

Такая перестройка включает в себя не только учет негативных фак-торов, присущих данному периоду, но и «настройку» на его позитивные возможности: возможность «целостного» отношения к собствен-ной жизни с высоты накопленного опыта и знаний и вследствие этого восприятие конкретных обстоятельств, успехов и неудач в свете такого целостного отношения к жизни; качественные изменения в пережива-нии успехов, которые все в большей мере становятся результатом по-беды над собой, а значит, результатом самосозидания; возможности по-новому воспринимать жизнь именно потому, что приближается ее финал: как в детском возрасте свежесть и острота восприятия обусловлены тем, что ребенок только знакомится с миром, так в старости

14

своеобразие и содержательность восприятия мира обусловлены при-ближением расставания с ним.



К сожалению, в старости более остро воспринимаются и неудачи. И в этой связи становятся особенно актуальными тщательность и продуманность действий, воспитание «мобилизационной готовности» к неожиданным сюрпризам жизни. Феномен «белого воротничка» чрез-вычайно актуален в данных обстоятельствах: стремление соответство-вать максимально возможному в данных условиях уровню жизнедея-тельности, быть в согласии с самим собой, как можно дольше не сни-жать требований к себе, - пожалуй, это и есть основная составляющая оптимального смысла жизни в данный период.

Психологической перестройке в этом возрасте может способство-вать и качественное изменение жизненной перспективы. Выскажу па-радоксальную мысль: жизненная перспектива на склоне лет увеличи-вается. Прежде она была крепко привязана к настоящей, сегодняшней действительности - к наличным социальным и иным обстоятельствам, к собственным возможностям, наконец, - к состоянию здоровья. Выйдя на финишную прямую жизни, мы уже не можем видеть себя в буду-щем (за исключением ближайшего завтра). Однако «опережающее от-ражение», обращенность в будущее - слишком значимое свойство че-ловеческой природы. И вот происходит метаморфоза, изменение каче-ства жизненной перспективы. Жизнь человека в будущем все больше замещается тем, что связано с ним, но уже не является им самим -дети, внуки, правнуки, ученики, последователи, дело, которое, воз-можно, будет продолжаться. Это его опора. Сюда постепенно «перетекает» смысл жизни. Подготовка к старости, отношение к ней как к периоду, который важен не только сам по себе, но который «венчает» жизненное пространство личности - значимая составляющая струк-турной иерархии оптимального смысла жизни человека.



Оптимальный смысл жизни и проблема инвалидности. Как ясно из сказанного, каждый возрастной период характеризуется не только осо-быми возможностями, но и «ограничительными рамками», которые в той или иной мере накладывают свой отпечаток на ход «смыслострои-тельства» и обусловливают своеобразие становления оптимального смысла жизни. Еще более отчетливо этот факт выступает в проблеме инвалидности. «Я всегда самоопределялся как личность вопреки своему “врагу” - слепоглухоте, - пишет А.В. Суворов (подчеркнуто мной. - Б.Ч.). - И если в какой бы то ни было степени удалось добиться духовной и душевной “зрячеслышести”, духовной и душевной нор-мальности - оставаясь, разумеется, физически слепоглухим, - то это результат именно учета слепоглухоты. Враждебно-пристального посто-янного ее исследования, а никак не игнорирования, не попыток “за-быть” о ней» (Суворов, 2001, с. 134). В этих размышлениях отчетливо

15

выступает проблема соотношения двух феноменов дефекта и личнос-ти, соотношения сложного и неоднозначного. В работах, описывающих пациентов, страдающих логоневрозом (Некрасова, 1997; Карпова, 1997), была хорошо показана негативная сторона такого взаимодей-ствия: нарушенная речь при логоневрозе - лишь «верхушка айсберга». Тяжесть дефекта не только, а во многих случаях - не столько в нем самом, сколько в том, что он своими корнями «прорастает» в лич-ность, изменяя, деформируя ее. Дефект и деформированная им лич-ность «соединенными усилиями» усугубляют картину болезни и обусловливают трудности ее лечения.



В указанных работах фактически была создана модель личностного подхода к проблеме социореабилитации и устранения дефекта. Суть этого подхода в том, чтобы разрушить «негативный тандем», компо-ненты которого усиливают друг друга, отягощая картину болезни, и заменить его «позитивным тандемом», в котором личность становится союзником психотерапевта, во многом определяя эффективность про-цесса социореабилитации.

Тактика создания такой модели включала в себя три этапа: 1) отказ от «портрета болезни», который возникает у пациента и представляет собой навязчивую рефлексию по поводу дефекта; 2) замена «портрета болезни» «портретом неповторимости», то есть создание представле-ния о своеобразии и богатстве индивидуальности каждого пациента, его безусловной самоценности - таким образом, создаются условия для раскрытия его индивидуальности; 3) возникновение на этой осно-ве «портрета здоровья», который становится личностно принятой целью процесса лечения и способствует превращению его в сотворчество пациента и психотерапевта. Таким образом, создаются условия для переосмысления пациентом своих личностных проблем и подготовки «психологической почвы» для нового смысла жизни. Фактически главная особенность данного подхода - в максимальном раскрытии инди-видуальности человека и ориентации его не просто на новый смысл, а на становление именно оптимально возможного в данных условиях смысла жизни.

Показательна цель, которую ставит психотерапевт перед пациен-том: «Ты можешь и должен стать оратором». Заметим: не просто устра-нить дефект, не просто приобрести нормальную, свободную речь, но максимально реализовать свои возможности и выйти на уровень, су-щественно превосходящий «норму».

Этот принцип отчетливо выступает в трудах и в жизни А.В. Суворо-ва. И дело не только в том, что он, находясь в экстремальной ситуации слепоглухоты, стал доктором, профессором, членом ряда академий, и даже не только в том, что он написал много прекрасных книг. Главное, что он достиг высочайшего уровня развития личности, и прежде

16

всего потому, что видел смысл своего существования в максимально полноценной жизни, несмотря на тяжелую инвалидность: «Что поде-лать, если я с детства не вижу и не слышу, или не могу ходить, или у меня порок сердца или еще что. Так уж вышло, с этим жить. И жить не абы как, не прозябать, а именно жить, максимально полноценно с учетом вот этой экстремальной ситуации - той или иной инвалидности» (Суворов, 2001, с. 170).



Благодаря такому отношению к собственной жизни он смог достичь высшего уровня социореабилитации, на котором происходит не только нейтрализация, компенсация дефекта, но сам дефект стано-вится «союзником» человека, начинает служить ему. Так ситуация сле-поглухоты становится фактором, способствующим глубокой концент-рации внимания в исследовательской деятельности и в области само-исследования, в организации того «уединенного труда души», без которого, как подчеркивает автор, не может быть творчества и само-созидания (там же, с. 162-170).

Личностный подход к дефекту является ключом к решению проб-лемы инвалидности, а концентрированным выражением такого под-хода является построение оптимального в данных условиях смысла жизни.



Оптимальный смысл жизни и профессиональная деятельность. Про-фессиональная деятельность - одна из наиболее значимых ценностей человека - является существенным компонентом структуры его смыс-ложизненных ориентации. Достаточно упомянуть о том, что окончание профессиональной деятельности и уход на пенсию во многих случаях переживаются как личная трагедия, связанная с потерей смысла жиз-ни, что имеет далеко идущие последствия: есть целый ряд данных о том, что окончание профессиональной деятельности человека прибли-жает конец и его физического существования. Вместе с тем, как пока-зывают экспериментальные исследования (Максимова, 2001), профессиональная деятельность может занимать разное место в структуре смыс-ложизненных ориентации. Она может быть ее ведущим компонентом и составлять главный смысл существования; в других случаях професси-ональная деятельность, не являясь главным смыслом жизни, вместе с тем может быть достаточно «весомым» компонентом его структурной иерархии; наконец, профессиональная деятельность может быть «пе-риферическим» ее компонентом. В упомянутом исследовании было по-казано, что существует связь между указанной градацией и особенно-стями проявления индивидуальности человека. Вот строки из сочинения молодой учительницы: «Чтобы добиться успеха в профессиональной деятельности, нужно найти в ней нечто, близкое своей индивидуаль-ности». Действительно, как показали результаты монографического изучения отдельных учителей, в тех случаях, когда профессиональная

17

деятельность занимает значимое место в структуре смысложизненных ориентации, происходит как бы сближение, соединение требований профессии и проявлений индивидуальности. Последняя «раскрывает-ся» навстречу профессии и ее требованиям; с другой стороны, про-фессиональная деятельность, вбирая в себя неповторимые индивиду-альные черты профессионала, выходит на более высокий уровень мастерства. Профессия и индивидуальность как бы сливаются в одно целое. (Из интервью с известным актером А. Джигарханяном: «Я занимаюсь любимым делом, а мне за это еще и деньги платят».) По-видимому, эта взаимообусловленность, взаимодополнение профессиональной де-ятельности и индивидуальности - значимый фактор становления оп-тимального смысла жизни.



Если профессиональная деятельность занимает периферическое место в структуре смысложизненных ориентации, нередко возникает диссонанс между требованиями профессии и проявлениями индиви-дуальности. Последняя не справляется с требованиями профессии, либо их реализация сопровождается чрезмерным напряжением сил и так называемым эмоциональным выгоранием.

Следует отметить наличие связи между оптимальным смыслом жизни и творческим отношением к профессиональной деятельности. В прове-денном под нашим руководством исследовании Е.А. Максимовой (изуча-лась роль смысложизненных ориентации в педагогическом творчестве) было установлено, что группа творчески работающих учителей имеет существенно лучшие показатели осмысленности жизни по тесту Д.А. Леонтьева (1992). С повышением уровня педагогического творчества повышается и «статус» педагогической профессии в структуре смысло-жизненных ориентации учителя, а в своих высших проявлениях про-фессиональное творчество становится ведущим компонентом смысло-жизненных ориентации (Максимова, 2001). Были разработаны экспериментальные модели «творческого» и «нетворческого» учителя, выступающие как определенная совокупность свойств, отражающих особенности его смысложизненных ориентации, профессиональных качеств и эмоционального состояния. Учителя-«творцы» по-иному вос-принимают и осмысливают «пространство» собственной жизни, на-стоящей, прошлой и будущей. «Желаемый» возраст для них соответст-вует настоящему (в то время как представители других групп боятся или стесняются своего возраста, им хотелось бы быть моложе); они получают удовлетворение от самого процесса жизни и ценят каждый ее этап. В отличие от других учителей, которые хотели бы поскорее уйти на пенсию, творческие педагоги готовы заниматься профессио-нальной деятельностью до самого конца своей жизни. Графический тест «Пространство моей жизни» (разработанный Е.А. Максимовой), совмещенный с тестом Люшера, показал, что в отличие от нетворчес-

18

ких учителей у «педагогов-творцов» с возрастом увеличивается коли-чество и разнообразие цветовых оттенков, что свидетельствует о более оптимистическом восприятии жизни. По тесту «Уровень жизненной удовлетворенности» представители этой группы более чем в два раза превосходят показатели «нетворческих» учителей.



Обобщая эти данные, можно сделать вывод о том, что сущность оптимального смысла жизни - в органическом сочетании удовлетво-ряющей человека жизненной цели и удовлетворения, получаемого от самого процесса ее реализации, от «сегодняшних ее результатов». Сиюминутные результаты профессиональной деятельности работают на жизненную перспективу, а последняя освещает светом особого смысла непосредственные дела сегодняшних дней.

Наконец, следует отметить особую роль «экстремальных» профессий в становлении оптимального смысла жизни. Были получены дан-ные о том, что «экстремальность» профессии (изучались особенности смысложизненных ориентации у работников ГИБДД) может способ-ствовать формированию философского отношения к жизни, более глу-бокому пониманию жизненных ценностей, стремлению к самосовер-шенствованию (Чудновский, 2001). Рамки, ограничения, накладываемые профессиональной деятельностью, ее сложность и напряженность, порой связанная с риском для жизни, могут быть фактором становле-ния оптимального смысла жизни.



Оптимальный смысл жизни и проблема активно-преобразуюшего поведения. Естественно, смысложизненные ориентации должны быть адекватны тем ситуациям, тем реальностям и обстоятельствам, в кото-рых живет человек. Однако часть обстоятельств, и очень значительную часть, составляют те обстоятельства, которые созданы им самим, или являются результатом его деятельности. Здесь возникает проблема устойчивости личности, проблема устойчивости человека перед лицом неблагоприятных обстоятельств, его способности противостоять им и преобразовывать их. Устойчивость личности не есть пассивная, статич-ная устойчивость, она не результат пассивного приспособления к об-стоятельствам, но следствие их активного преобразования (Чудновский, 1981), результат способности человека самому создавать благо-приятные условия для реализации своей главной жизненной цели.

Здесь нельзя обойти молчанием тот факт, что в нашем обществе в течение многих десятилетий не стимулировалась активно-преобразующая деятельность человека, что особенно характерно для периода «за-стоя», суть которого не только в торможении и остановке экономического развития страны, но и в воспитании у миллионов людей пассивно-приспособительного поведения. Тоталитаризм создает удобную для себя стратегию воспитания, для которой характерны механистичность (социальные воздействия якобы непосредственно и сразу проециру-

19

ются на ребенка), недооценка природных предпосылок развития ре-бенка (напомним пресловутое постановление «О педологических из-вращениях в системе наркомпросов» от 4.07.1936), умаление роли субъективного начала в воспитании2 (Чудновский, 1997). Сама направленность общественной жизни, ее правила и установки стимулирова-ли развитие пассивно-приспособительного поведения. Люди старшего поколения помнят, как проходили выборы в органы государственной власти: бюллетень, в котором был лишь один кандидат, две кабинки для тайного голосования, одиноко стоявшие вдалеке, ибо считалось проявлением нехорошего тона заходить в кабину, и вся «активность» избирателя осуществляющего свой гражданский долг, заключалась в том, чтобы получить бюллетень и положить его в урну. Выборы своди-лись к этой пассивной функции, хотя отрицательные данные об «ак-тивности» избирателей приближались к 100%.



Это было время, когда человек получал указания не только о том, как выполнять производственные задания, где и когда сеять и соби-рать урожай, но и как мыслить. «Тоталитарный социализм» был благоприятной психологической почвой для формирования человека с пси-хологией «винтика» государственной машины. «Винтику» полагалось выполнять лишь строго ограниченные производственные и социальные функции, поддерживая официальную идеологию, приспосабливая свои оценки, мнения и убеждения к установкам директивных органов3.

Резкое изменение социальной ситуации в последние 15 лет принесло с собой не только гласность, свободу мнений и убеждений, но и



2 Была и другая тенденция, которая формировалась под влиянием идей и педагогической практики А.С. Макаренко и воплощалась в создании воспитательных стратегий, альтернативных «официальной» направленности воспитания.

3 В последнее время оживленно обсуждается вопрос о вине старшего поколения за прошлое. Что сказать по этому поводу? Да, в истории нашей страны были ужасные периоды сталинских репрессий, попрания элементарных человеческих прав, периоды «застоя» и формирования человека с психологией «винтика». И все же неправомерно бороться с большевизмом большевистскими методами, неправомерно полностью перечеркивать прошлое, не учитывая его сложности и неоднозначности. Что касается вины старшего поколения, то не будем забывать, что это было поколение, отдавшее миллионы жизней победе над фашизмом, создавшее мощную промышленность, добившееся больших успехов в развитии образования, науки, в освоении космоса. Другое дело -трагедия старшего поколения, состоявшая в том, что миллионы людей искренне верили в «светлое будущее» и отдавали силы, энергию, а иногда и саму жизнь ради достижения иллюзорной цели. Вместе с тем, вопрос об определенной вине старшего поколения, о его пассивном «непротивлении злу», о чрезмерной податливости прямолинейной политической пропаганде, по-видимому, должен стоять в «повестке дня» как гарантия от рецидива «тоталитарного социализма».
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет