Ставрополь тольятти



бет1/23
Дата18.07.2016
өлшемі2.18 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23


В. А. Овсянников

СТАВРОПОЛЬ — ТОЛЬЯТТИ

Страницы истории

Часть II
ДЕЛА И ЛЮДИ

ТОЛЬЯТТИ 1999

БК (63.3 2Р-4 Сам-2 Тол) я 72 034

Художник Лариса Хафизова

Овсянников В. А.

034 Ставрополь — Тольятти. Страницы истории.

Часть II. Дела и люди. — Тольятти: п/п «Современ­ник»; 1999 — 400 с. ISBN 5-85234-100-2

Очерки и рассказы о жителях Ставрополя — Тольятти помогут читателям полнее и лучше понять дела и поступ­ки наших предков, оценить их деяния. Молодому поколе­нию эта книга поможет углубить знания школьного курса истории нашей Родины.

ISBN 5-85234-100-2 © Овсянников В. А., 1999

Дорогой читатель!
Новую для себя книгу всегда открываешь с волне­нием, что она принесет тебе радость встречи с новым или... разочарование. Это зависит от тематики книги и от автора тоже: знаком он тебе или нет. Эту книгу я открывал с любопытством — поскольку она посвя­щена истории нашего края, края, где мы живем. Лю­бопытство было и в том, что автор профессор исто­рии Овсянников Валентин Александрович мне хоро­шо знаком уже много лет, я слежу за его творчест­вом, радуюсь его успехам.

Новая книга Валентина Александровича Овсянни­кова является продолжением, второй частью широко известной в городе «Истории Ставрополя — Тольят­ти. Страницы истории», которая служит базовым по­собием школьникам города для изучения истории родного края.

Для нас, тольяттинцев, знание прошлого города, его славных традиций особенно важно. Город-то в ос­новном молодежный, в котором много приезжих. Многие наши горожане не имеют такого непосредст­венного жизненного опыта, который присущ людям старшего поколения. А без знания прошлого, без его понимания мы не можем по достоинству оценить на­стоящее.

История города, как в зеркале, отражает многие славные страницы прошлого нашей Родины. На стра­ницах этой истории мы встретим имена, которыми вполне заслуженно гордится наш народ. Некоторые из них у многих на слуху, другие — теряются в про­шлом. Это тоже привлекает. Впервые автор дает краткую историю культуры в нашем городе.

Несколько лет назад мы с Валентином Александ­ровичем обещали рассказать землякам о промыслах и ремеслах наших предков. В этой книге автор вы­полняет данное обещание. Мне вдвойне приятно, что проиллюстрировала страницы книги уважаемая мною художник Лариса Хафизова.

Дорогой читатель! Желаю Вам приятной встречи с этой книгой, в издании которой участвовала наша финансовая компания «Акции и инвестиции».



Ш. Н. Ахмеджанов,

генеральный директор




ГОРОДСКАЯ КУЛЬТУРА
В сложное и непростое время мы с вами живем. Дол­гие годы мы вполне обоснованно гордились теми огромны­ми сдвигами в области развития культуры. Вместе с тем за победными рапортами мы немало упустили и даже потеря­ли из-за административно-командных методов руководст­ва духовной сферой, «остаточного» принципа руководства культурой. В результате культурная жизнь усреднялась и обеднялась, теряла связи с духовным наследием прошлого и общемировыми традициями, резко снизились культур­ные запросы населения.

В этих условиях главная задача состоит в том, чтобы создать все условия для подъема культурной сферы, для всемерной активизации интеллектуального, духовного по­тенциала. Никакая демократизация и никакие экономиче­ские преобразования в обществе не приведут нас к успеху без прогресса в области культуры.

Важная роль в этом принадлежит истории культуры, без знания которой трудно рассчитывать на эффективность современной культурной политики, на коренное улучше­ние нравственного и эстетического воспитания людей, в конечном счете, на формирование патриотизма.

За свой многовековой путь развития русская культура накопила непреходящие духовные ценности, громадные идейно-художественные сокровища. В произведениях по­этов, художников, писателей, тесно связанных с творчест­вом народных масс, отразилась многообразная жизнь на­рода, его радости и горести, его освободительная борьба, его ратные подвиги и трудовые будни.

Значительное место в истории культуры XVIII века за­нимало творчество крепостных. Во второй половине века получают большое распространение крепостные театры. В Ставропольском уезде крепостные театры были в имении екатерининского бригадира Н. А. Дурасова (умер в 1818 г.) и в имении другого екатерининского бригадира Петра Пе­тровича Тургенева. Последний в 1809 году избирался предводителем ставропольского дворянства. Многое в ор­ганизации подобных театров было от тщеславия, от стремления следовать моде, Актеры, декораторы, костюмеры, музыканты в крепостных театрах состояли из крепостных крестьян. Но вместе с тем, надо признать, что все же кре­постные театры сыграли свою роль в развитии театраль­ной культуры и, в частности, способствовали выявлению множества актерских дарований.

Конечно, крепостные театры служили небольшому КРУГУ дворянства, а для широких народных масс были шумные, яркие ярмарочные представления, в которых пе­трушечный театр занимал центральное место, оставаясь, как и встарь, одним из наиболее любимых народных раз­влечений. Любимыми зрелищами и потехами горожан и сельских жителей были пляски дрессированных медведей, петушиные бои, игры и гулянья.

По мере обострения крепостнической системы происхо­дило постепенное отмирание крепостного театра и впослед­ствии общественно-культурная миссия театра проявилась в любительских самодеятельных театральных кружках.

У истоков самодеятельного театрального искусства в Ставрополе был врач кумысолечебницы Петров Павел Ва­сильевич, выпускник Казанского университета. Приехав на работу в Ставрополь, он собрал вокруг себя любителей театра. Первый спектакль, который поставил врач Петров в качестве режиссера, была пьеса Н. В. Гоголя «Женить­ба». Произошло это 10 июля 1886 года.

Ставропольчане тепло отозвались на рождение своего самодеятельного театра, и кружок вскоре поставил воде­виль «Муж, жена и друг дома». В этих первых спектаклях были заняты самодеятельные артисты: Никольский, Иль­инский, А. Воронцов, М. Воронцова, Шемановская. Через неделю (18 июля) они сыграли пьесу Тиханова «Через край».

После того, как врач Петров покинул Ставрополь, лю­бительский драматический кружок, лишившись своего признанного лидера и режиссера, не распался. Ядро сфор­мировалось крепкое.

В начале века предводителем ставропольского уездно­го дворянства был избран молодой Наумов Александр Ни­колаевич. При нем культурно-просветительная работа в городе резко шагнула вперед, в основном за счет массово­сти. В практику деятельности городской интеллигенции прочно пошли проводимые литературно-музыкальные ве­чера.

1I ер вый общегородской подобный вечер состоялся 4 января 1901 года; впоследствии вечера проводились ежене­дельно. Основываясь на газетном отчете, можно предста-ПИТ1, себе программу второго литературно-музыкального вечера, проходившего 21 января 1901 года.

Вечер состоял из двух отделений. В первом выступила Софья Иосифовна Сосновская, она сыграла на рояле «Со-

1вй» Алябьева, чтец-декламатор Волков прочитал рас-

ОММ А. Толстого «Василий Шабанов». А. К. Мясникова спела песню Леля из оперы Римского-Корсакова «Снегу­рочка». Ее меццо-сопрано, как всегда, доставило всем ог­ромное удовольствие.

Второе отделение открыл чтением отрывка из поэмы II. А. Некрасова «Мороз, Красный нос» господин Ершов. Господин Л-ков сыграл на скрипке «Вечернюю серенаду» Шуберта. Цена билетов на подобные литературно-музы­кальные вечера колебалась от 5 до 50 копеек.

Часто в подобных концертах участвовали и другие представители городской интеллигенции. Учитель Сима­ков читал рассказ «Забытый рудник» Немировича-Данчен­ко, другой учитель Осиповский выступал с чтением отрыв­ка из рассказа «Мальчик у Христа на елке» Ф. М. Досто­евского. Учитель Г. С. Москалев любил читать рассказы А. П. Чехова, в частности, его «Ваньку». Известно, что на этих вечерах представитель местной интеллигенции госпожа С. А. Иванова читала рассказ А. М. Горького «В степи». Госпожа Капустянская читала рассказ «Ста­рый звонарь» В. Г. Короленко. Всегда желанным для зрителя участником концерта был Ермилов, его пре­красный баритон нравился многим, а он любил испол­нять романс П. И. Чайковского на слова А. Толстого «Благословляю вас, леса». Иногда вместе с Сосновской принимал участие в концертах Трамболини, виртуозно игравший на мандолине ряд этюдов Листа и других из­вестных композиторов.

Музыкальные силы города окрепли настолько, что 27 июля 1909 года самодеятельные артисты поставили оперу П. И. Чайковского «Чародейка» — далеко не самое удач­ное произведение великого композитора, — но самодеятельных артистов привлекла эта реалистическая народно-бытовая трагедия. Зрители с большим интересом следили за разворачивающимся сюжетом из русского народного быта, за судьбой Настасьи.

Была в городе своеобразная музыкальная среда, в кото­рой находили отклики происходящие музыкальные собы­тия. В начале века служил акцизным чиновником некий Николай Осипович Цвилинев. «Среднего роста, тшедушный, сильно сутулый, с серым цветом лица, почти без всякой рас­тительности на нем, Николай Осипович был существом нео­бычайно желчным, раздражительным... Однако дома он пре­ображался, часами играл на виолончели, фисгармонии. Не было в городе музыкального концерта, на котором бы он ни присутствовал, строго следя за малейшей фальшивой нотой. Фальши в музыке, как и в жизни, он не терпел.

В городе много лет говорили о хорошем оркестре для курзала. В мае 1900 года владелец курзала Борисов А. С. поехал в Казань и привез оттуда оркестр, по воспоминани­ям ставропольчан, «более похожий на крыловский квар­тет». Однажды этот оркестр во время игры на танцах (ор­кестр располагался на хорах) устроил между собой такую потасовку, что доигрывать вечер пришлось под присмот­ром полицейского.

Конечно, подобная музыка никого не удовлетворяла. Весьма авторитетный в Ставрополе врач Иван Гаврилович Хлебников в заметках о 1904 годе писал: «Мы встречаем в Ставропольском курзале, гостеприимно приютившем го­родской клуб с полным буфетом горячительных и прохла­дительных напитков, имеющем танцевальный зал со сце­ной, ежегодно приглашающий недешевый оркестр (1.000 рублей) и гостеприимно распахивающий двери всякому, имеющему сезонный билет. Почти ежедневно с 7 часов ве­чера и до 1—2 часов ночи с открытием сезона до 1 авгус­та одни и те же избитые мотивы. Такая музыка через день собирает в залу молодежь для танцев. Правда, глухому Ставрополю в продолжении 9 месяцев, не слышавшему у себя дома и шарманщика и не имеющему помещения для устройства спектаклей и танцевальных вечеров, должна нравиться и такая кричащая музыка».

Лишь только в 1909 году с оркестром городу повезло. Городская Дума заключила договор с оркестром «духовой музыки» под руководством дирижера Смирнова Григория Леонидовича. Оркестр в составе 12 музыкантов был на­нят с оплатой за сезон 1.300 рублей. Более трех лет еже­годно этот оркестр в летнее время постоянно играл в Ста­врополе.

Одной из особенностей городской культуры в дорево­люционное время следует отметить активное участие в ней первых лиц города. Нередко в благотворительных концер­тах, проводимых в городе, с сольным пением выступал предводитель ставропольского дворянства, Почетный гражданин Ставрополя А. Н. Наумов. Еще учась в Москов­ском университете, он серьезно занимался пением, брал уроки у известных музыкантов.

Другой предводитель дворянства, сменивший на этом посту Наумова — Сергей Александрович Сосновский, сам не выступал в концертах, но его жена Софья Иосифовна была непременным участником почти каждого благотвори­тельного концерта. Более активному ее участию в концерт­ной деятельности мешало состояние ее здоровья. Жена председателя уездной Управы Тресвятского — Вера Ива­новна также была не только участницей подобных концер­тов, но всегда душой и организатором их.

Вообще следует заметить, что своих местных исполни­телей встречали тепло, может быть, потому, что свои? Или настолько плохи были заезжие гастролеры? Как-то раз в 1909 году группа молодежи устроила в курзале спектакль, сбор от которого предназначался в пользу «недостаточно» обеспеченных учениц женской гимназии. В рецензии на этот спектакль говорилось: «На публику, измученную раз­личными инвалидами сцены, подвизавшимися все лето на сцене курзала, этот спектакль произвел освежающее впе­чатление».

С постройкой неплохого концертного зала в дачном клубе в летнее время всегда в городе гастролировали пере­движные драматические и оперные труппы. К сожалению, пока мы мало о них знаем, известно, что летом 1904 года в городе два месяца продолжались гастроли украинской труппы под руководством режиссера Ф. Ф. Кириленко. Эта труппа ставила и драматические и музыкальные спек­такли. В частности, они показали ставропольчанам опе­ретты «Грешница», «Наталка-Полтавка», «Шельмено-денщик» и некоторые другие. Особенно горожанам полюби­лись артисты из этой труппы: Рашимова, Наронович, Че-ремных, Соколова и Лобаненко (двое последних были лю­бители из Самары).

Когда набирали труппу, в последний момент выясни­лось, что двое из труппы уже уехали с другой труппой, по­этому пришлось пополнить труппу любителями. И если с голосом было вроде бы неплохо, то совсем плохо было с де­корациями и костюмами. Некоторые оперетты ставились зачастую безо всякого аккомпанемента оркестра и даже рояля. Горько проводить параллели, но сейчас наоборот, музыкальный фон записан прекрасно, а вот голоса у пев­ца нет.

Гастролировал в Ставрополе Александр Петрович Ка-рагеоргиевич — известный тогда исполнитель русских на­родных песен. Конечно, заезжали в город и такие бродя­чие труппы, которых в большие города не пускали, по­скольку у них не было ни декораций, ни музыкального со­провождения. Да и среди актеров была только половина действующих лиц пьесы.

В середине 19 века провинцию обслуживали главным образом частные театральные труппы, т. е. антрепризы. Артистов нанимали на определенный срок или на опреде­ленные спектакли. Хозяин антрепризы — антрепренер — возил эту труппу по провинциальным городам, в Москве и Петербурге частным труппам не разрешали играть. Столи­цы обслуживались исключительно императорскими теат­рами.

«Королем» провинциальной антрепризы по праву счи­тался Петр Михайлович Медведев — личность весьма при­мечательней в театральной истории России. Он окончил Московское театральное училище, был режиссером, пре­красным актером, но прославился как организатор теат­рального дела.

Он любил актеров, заботился о них, но ни в коем слу­чае не позволял снижать планку художественного уровня. Его по праву можно назвать воспитателем и поставщиком талантов на главные российские сцены. В его антрепризе работали ведущие российские актеры: П. А. Стрепетова, М. Г. Савина, В .Н. Давыдов, К. А. Варламов, А. П. Лен­ский, М. И. Писарев и другие. В 1880 году Петр Михайлович привозил на гастроли в Ставрополь актеров Большого театра, которые испол­няли сцены из оперы М. И. Глинки «Жизнь за царя» и «Опричника» П. И. Чайковского. В 1887 году актеры старейшего российского драматического театра — про­славленной Александринки — показывали в Ставрополе спектакль «Завоеванное счастье» по пьесе немецкого ав­тора Э. Бауэрфельда. Это была комедия в 3-х действиях, переделанная с немецкого. В Санкт-Петербурге эта пьеса не пошла, было всего два представления: одно в 1874 го­ду, а второе — в 1886 году. Шумного успеха она не по­лучила и в Ставрополе, хотя рассчитывали на провинци­альность зрителя.

На следующий год группа драматических актеров из Нижнего Новгорода под руководством Д. К. Вельского по­казывала в городе сцены из разных спектаклей. В частно­сти, сцены из пьесы А. С. Суворина «Татьяна Репина». Это была комедия в 4-х действиях знаменитого петербургско­го писателя и книгоиздателя. К сожалению, ее только что готовили к постановке в Петербурге, а в отрывках ее по­казали в Ставрополе. Эта труппа показала и отрывок из исторической драмы Петра Николаевича Полевого «Пра­вительница Софья» и никому не известной пьесы Крылова «Пережитое горе».

В этих сценах были задействованы только две актрисы, известные российскому театралу: Журавлева Ю. И., в свое время начавшая играть в Москве в театре знаменитого Корша, а потом надолго застрявшая в Нижнем Новгороде. Выходила вместе с ней на сцену и известная многим акте­рам Малиновская 3. А. Известна она была тем, что держа­ла собственную антрепризу и с ней гастролировала в По­волжье. По отзывам современников, «...Малиновская, женщина умная, не лишенная вкуса, но очень практич­ная. Она умела гладко вести дело, ладила и с труппой и с публикой...». Но доля антрепренера была нелегкой, час­тенько и эта практичная женщина впадала в долги. Тогда она нанималась сама в какую-нибудь труппу и играла ве­дущие роли, так как прекрасно знала репертуар провинци­альных антреприз.

Между прочим, хороший антрепренер просто обязан был хорошо знать весь текст пьесы, ибо частенько приходилось самому играть за отсутствующего актера. Нередко актерский состав в антрепризе подбирался случайно, за мизерное жалованье. Поэтому в актерской среде было не­мало людей случайных, прибившихся к искусству в на­дежде на легкий успех и беззаботную жизнь, немало было и слабых, безвольных, бесталанных неудачников, навсегда отравленных закулисной атмосферой.

Артисты в своем большинстве текст роли не учили, по­скольку подчинялись маске своего амплуа, так чувствова­ли себя свободнее, а главная надежда была на суфлера. Не­которые актеры, исполнявшие комедийные роли в водеви­лях, видели свою задачу в том, чтобы обязательно вызвать смех у зрителей, поэтому в текст автора пьесы вносили столько чудовищной отсебятины, что терялся порой смысл пьесы. Не случайно такой знаток театра, как А. Н. Остро­вский, писал: «В провинции пьесы не повторяются, т. е. ставятся только один раз... Каждый день надо играть что-то новое или из старого то, что успели забыть и публика и артисты. Поэтому пьесы играют экспромтом, не уча ролей и без репетиций; сладят кое-как места, чтобы не путаться, и играют по суфлеру».

В большинстве антреприз оформление спектаклей бы­ло очень бедное, кое-какие универсальные декорации, ко­торые можно было использовать при самых разных поста­новках.

На следующий год в Ставрополь приехала с концертом драматическая труппа из Казани под руководством А. А. Орлова-Соколовского. Это был директор казанского отде­ления Русского музыкального общества, человек очень уважаемый в Казани как «ставящий искусство выше ком­мерческих расчетов». Он имел небольшую драматическую труппу, громадную оперную и, пригласив в нее «непомер­но большое количество оперных артистов», сразу «выка­зал себя вполне неумелым и непрактичным в ведении теа­трального дела». Сам он занимался оперой, а драматичес­кой группой руководил А. Н. Кремлев. Вместе с ними в Ставрополь приехали драматическая актриса Н. П. Аннен-кова-Бернар, комик-буфф Сашин, «безупречный в водеви­лях, но положительно слабый в серьезных комедиях» и А. А. Фадеев, занимавший амплуа резонера. В Казани дол­го помнили об этой печальной антрепризе «честного, идеально чистого артиста-человека, но, к глубокому сожале­нию, и несчастливца-неудачника», который был «совсем музыкант, а нисколько не хозяин», и «со здоровьем, надо­рванным непосильными трудами, удрученный массою дол­гов по театру, безвременно погибший» — он умер через пять лет после концерта в Ставрополе.

В 1890 году товарищество драматических актеров под управлением П. О. Солонина из Саратова дало в нашем городе несколько концертов, в том числе показали пьесу А. С. Грибоедова «Горе от ума». В этой пьесе выделялись артисты Волгина, М. В. Лентовский и Лентовская. В прак­тике гастролирующих групп существовала устойчивая тра­диция: на ведущие роли привозили своих звезд, но на вто­ростепенные роли — каких-нибудь любителей из студен­тов, а то и вообще набирали на месте. Вот в этом спектак­ле «премьером» был М. В. Лентовский.

Это был колоритнейший режиссер и актер. В историю русского театра он вошел, в первую очередь, как режис­сер. Он мог ставить и серьезную драму, и легкий водевиль, и народное представление. Он был большой выдумщик по части сценических трюков, причем масштабных. То раз­вернет на сцене «бой в Крыму, все в дыму», то затаплива­ет подземелье с сокровищами. Он сам держал антрепризу, но часто прогорал, так как слишком был занят творческой стороной дела и совершенно недостаточно — коммерчес­кой. В провинциальных газетах нередко можно было чи­тать его объявления: «Господа антрепренеры! В этом се­зоне я свободен. Если кто пожелает воспользоваться моим актерским трудом, я готов к услугам». Скорее всего, после очередного подобного объявления М. В. Лентовский и ока­зался на гастролях в Ставрополе.

Нередко привозили свои спектакли и театральные труппы из Самары. В начале века державший антрепри­зу в Самаре Николай Дмитриевич Кручинин (настоящая фамилия Тиллинг) нередко привозил своих питомцев. На профессиональной сцене он появился из любитель­ских спектаклей, играл в провинциальных театрах и держал антрепризу. По свидетельству Г. А. Шебуева, «дело Кручинина отличалось отсутствием настоящей культуры и производственной дисциплины, но в то же время он набирал в труппу сильных актеров, среди которых были Е. Н. Рощина-Инсарова, М. А. Саблина-Дольская, И. Жвирблис, А. И. Каширин, Л. К. Людвигов, А. А. Агарев.

Ставропольчанам они показывали пьесу М. Н. Бухарина «Измаил». Еще в 90-х годах, когда говорили о репертуаре, употребляли выражение «гвоздь сезона», вот к такому «гвоз­дю сезона» и относилась пьеса «Измаил». Критика высмеи­вала автора пьесы за то, что по ходу действия Суворов и По­темкин сами рассказывали со сцены про себя старые анекдо­ты. В этом и крылось решающее условие успеха: историчес­кие персонажи заимствованы одновременно и из официоз­ной историографии и из расхожих анекдотов. Автор пьесы Бухарин чуть ли не простодушно скрестил в своей несклад­ной мелодраме казенный патриотизм с пошлостью мещан­ского псевдофольклора и тем пробуждал бурю энтузиазма. По окончании спектакля из зала слышались выкрики «ура!» Но не надо забывать, что спектакль у нас шел после бездар­но проигранной русско-японской войны 1904 года и поднять патриотическое настроение пытались и таким способом.

Из Саратова к нам приезжали на гастроли и оперные труппы. В частности, в 1893 году гастролировала труппа под руководством Николая Владимировича Унковского — одного из известнейших российских певцов (драматичес­кий баритон). Он учился в Московской консерватории, а в Саратове организовал большую оперную студию из 70 ар­тистов. Сам он был артистом яркого драматического даро­вания. Превосходно владел голосом, особенно мощно зву­чащим в среднем регистре. По словам режиссера Н. Н. Бо­голюбова, «... в ту пору Унковский был одним из немно­гих певцов, которые в опере утверждали искусство драма­тической сцены». На концерте в Ставрополе он исполнял свои любимые партии: Евгения Онегина, Демона, Влади­мира из «Рогнеды», Петра из «Вражьей силы».

Вместе с Унковским в концерте принимал участие и Дмитрий Андреевич Усатов — прекрасный певец (лириче­ский тенор). Но к нам он приезжал уже после многолет­ней службы в Большом театре. Исполнял он русские ро­мансы и песни. Зарабатывал на хлеб участием в сборных труппах по русской провинции. Примерно же в это время он давал уроки пения Ф. И. Шаляпину. Н. В. Унковский приезжал к нам и позднее, когда в 1899 году он организовал «оперный плавучий театр Н. В. Унковского», останав­ливаясь практически на всех волжских пристанях.

С постройкой в городе в конце 19 века купцом Иваном Степановичем Борисовым здания курзала с приличной сценой число гастролирующих увеличилось, появилась возможность ставить не только отдельные концертные но­мера, а целые спектакли. В партере зрительного зала уста­новили 14 рядов по 12 стульев в каждом и в ложах было устроено 50 мест — всего 218 зрительских мест.

Установившиеся постоянные связи городских властей с музыкальными кругами Казани, Саратова, Самары позво­ляли практически ежегодно устраивать гастроли артистов из этих городов. Любопытный концерт в 1899 году привез­ли в город актеры Казанско-Саратовского общества опер­ных артистов. Они в этом году собирались впервые поста­вить «Садко», «Снегурочку», «Бориса Годунова». Концерт­ные номера готовящихся к постановке спектаклей привез в Ставрополь известный антрепренер М. М. Бородай. Его антреприза была, пожалуй, одной из лучших в русской провинции.




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет