Стрелковой армии в уличных боях в берлине гвардии майор А. Романов



жүктеу 172.79 Kb.
Дата16.07.2016
өлшемі172.79 Kb.
ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ 64 ГВАРДЕЙСКОЙ ТАНКОВОЙ БРИГАДЫ С ЧАСТЯМИ 8-ГВ. СТРЕЛКОВОЙ АРМИИ В УЛИЧНЫХ БОЯХ В БЕРЛИНЕ
Гвардии майор А.Романов

После боёв, закончившихся овладением населенного пункта Буххольц, бригада с 11-м гвардейским тяжелым танковым полком, 263-м зенитным артполком и дивизионом 316 минометного полка к исходу 22 апреля 1945 года сосредоточилась на южной окраине Хоппегартен, что в 15 км восточнее г. Берлин. В этот район прибыл 3-й танковый батальон бригады, разгрузившийся на станции Кюстрин. (Батальон в течение двух месяцев находился в районе Пузитц — Восточная Пруссия).

Ввиду уменьшения количества боевых машин в предыдущих боях, танки из 1-го батальона были переданы во 2-й танковый батальон. Таким образом, бригада к городу Берлин подошла с 39 танками.

Согласно приказа командующего 1 ГТА 23 апреля бригада перешла в оперативное подчинение 8-й гвардейской полевой армии. К 21.00 этого же дня бригада сосредоточилась в районе Уленхорст (предместье Берлина), где получила задачу совместно с частями 57 СД и 4 СК наступать в северо-западном направлении и овладеть Ангальским и Потсдамским вокзалами в центре Берлина.

В ночь на 24 апреля командир бригады дважды Герой Советского Союза гвардии полковник Бойко выехал на КП командира 57 СД, где уточнил все вопросы взаимодействия танков с пехотой. С утра 24 апреля командиры танковых батальонов увязывали вопросы взаимодействия с командирами стрелковых полков. С 14.00 до 16.00 командиры танковых рот выезжали к командирам стрелковых батальонов 57 СД и на местности уточняли задачи танков и пехоты.

В результате личного общения командиров танковых батальонов и рот с общевойсковыми командирами были уточнены все вопросы взаимодействия, намечены боевые курсы для каждого танкового взвода, установлены сигналы между танками и пехотой.

Обстановка, которая сложилась к началу ввода в бой танков, была следующая: противник, ожидающий удара Красной Армии с восточных окраин Берлина, тщательно готовился к обороне. Улицы Берлинер-штрассе, Кифголц-штрассе были покрыты баррикадами. Для устройства баррикад использовались кирпичи разбитых домов, трамваи, телеграфные столбы. В нескольких местах Берлинер-штрассе была перерыта противотанковыми рвами.

За всеми этими укреплениями были замаскированы полевые и противотанковые орудия, самоходки и зенитные установки. Они били по нашим танкам прямой наводкой, а из подвалов домов каждую минуту мог ударить автоматчик или фольксштурмовец по открывшему люку танкисту.

В 13.00 командир бригады отдал приказ:

2-му танковому батальону во взаимодействии с 172 СП 57 СД после переправы через р.Шпрее в районе северо-западной окраины Обер Шеневейде, наступать южнее железной дороги в северо-западном направлении вдоль Кифгольц-штрассе и захватить мост через Тельтов канал. Ближайшая задача — овладеть пригородом Кельнише Хайде, в дальнейшем наступать в направлении вокзалов;

3-у танковому батальону во взаимодействии с 170 СП 57 СД наступать севернее полотна железной дороги в северо-западном направлении вдоль Берлинер-штрасе и захватить мост через Вейг канал. Ближайшая задача — овладеть и полностью очистить пригород Трептов, в дальнейшем наступать в направлении вокзалов;

Мотострелковому батальону без одной роты автоматчиков наступать за третьим танковым батальоном с задачей: поддержать своим огнем наступление танков и пехоты 170 СП;

Зенитно-пулеметная рота и рота автоматчиков — резерв командира бригады. Задача — сосредоточиться в районе Адлерсхоф и быть готовым к отражению контратак противника с флангов.

В своем решении командир бригады подчеркнул и требовал от командиров танковых батальонов и рот, чтобы танки действовали с частями 57 СД, как непосредственная поддержка пехоты.

К 16.00 24 апреля, когда командиры танковых рот находились у командиров стрелковых батальонов 57 СД, танки бригады были подтянуты вплотную к боевым порядкам пехоты:

3-й танковый батальон выдвинулся на улицу Берлинер-штрассе и приступил к переправе через Вейг-канал.

2-й танковый батальон выдвинулся на улицу Кифгольц-штрассе и приступил к переправе через Тельтов-канал.

Перед вступлением танков ы бой — с 16.00 до 17.00 — командиры рот, в соответствии с приказом командира бригады, ставили командирам взводов и машин задачи, где указывали порядок наступления и взаимодействия с мастями 57 СД, уточняли сигналы между танками и пехотой.

В 17.00 третий танковый батальон, следуя за боевыми порядками 170 СП, сбоем начал продвигаться по улице Ланд-штрассе в северо-западном направлении. К этому же времени 2-й танковый батальон завязал бой на улице Кифгольц-штрассе, действуя также за боевыми порядками 172 СП.

Немцы, ошеломленные появлением наших танков на участке 57 СД, к 19.00 24 апреля оставили Баутшуленвег и южную окраину Трептова. Дальнейшее продвижение танков и пехоты было приостановлено. Противник сосредоточил на рубеже: водонасосная станция (западная окраина Трептова), юго-восточная и южная окраина Кельнише Хайде до 20 зенитных и полевых орудий, 5 тяжелых танков и большое количество пехоты, вооруженной фаустпатронами.

Командир бригады, постоянно находившийся на КП командира 57 СД, принял решение:

Второму танковому батальону во взаимодействии с 172 СП с наступлением темноты атаковать и захватить мост через Ландвер-канал по Бранауер-штрассе.

Третьему танковому батальону во взаимодействии с 170 СП наступать уступом справа за вторым танковым батальоном и поддерживать его действия по захвату Кельнише Хайде и моста через Ландвер-канал.

В 22.00 командиры танковых батальонов и стрелковых полков доложили на НП 57 СД о готовности к действиям.

В коротком артналете перед ночной атакой участвовало 2 минометных и пять артиллерийских полков.

Не успели отгреметь орудия, как танки, ведя с хода огонь, двинулись на Кельнише Хайде. Разгоревшиеся пожары в Кельнише Хайде осветили дома и улицы, тем самым улучшили видимость танкистам и пехотинцам.

С подходом к Кельнише Хайде автоматчики, сидевшие на броне танков, спешились и, создавая панику гранатами, ракетами и выстрелами из автоматов, начали продвигаться по улицам.

Не задерживаясь в городе, танкисты проскочили на северо-западную окраину Кельнише Хайде. Но теперь уже наши танки на фоне пожара показывались силуэтами и обстреливались противником со стороны моста через Ландер-канал по Бранауэр-штрассе. Танки вынуждены были приостановить дальнейшее наступление и, замаскировавшись на северо-западной окраине Кельнише Хайде, заняли оборону. Около каждого танка заняли оборону от 5 до 10 стрелков из батальона автоматчиков, специально выделенных для охраны танков от истребителей. В течение всей ночи пехота 57 СД прочесывала Кельнише Хайде.

Для разведки моста через Ландвер-канал командир бригады выслал саперный взвод. Саперы во главе с командиром взвода гвардии старшиной Немцовым, при поддержке одной стрелковой роты 172 СП и огня танков с боем ворвались на мост. Под сильным огнем противника саперы разминировали мост, подготовленный противником к взрыву. Сапер гвардии сержант Егоров снял часовой замыкатель за 40 минут до взрыва моста.

В результате боя за Кельнише Хайде и мост через Ландвер-канал противник потерял разбитыми и частично исправными 10 полевых и зенитных орудий, два тяжелых танка и до 300 солдат и офицеров. Было взято в плен 50 гитлеровцев.

К 11.00 25 апреля пехота 57 СД, уничтожив несколько расчетов противотанковых пушек, просочилась на западный берег Ландвер-канала и закрепилась на нем.

Под огнем артиллерии, фаустпатронов и автоматчиков противника бригада к 14.00 переправила два батальона танков через мост.

На прикрытие переправы танков были выделены: рота танков третьего танкового батальона, зенитная рота (американские установка М-17) и две батареи 152 мм орудий 57 СД, которые вели непрерывный огонь по противоположному берегу.

Первым переправился через мост взвод гвардии лейтенанта Арефьева. Сильное огневое прикрытие переправы и героизм танкистов Арефьева обеспечили переправу машин всей бригады. Бригада переправилась через мост без единой потери. Весь день 25 апреля части бригады во взаимодействии с пехотой 57 СД очищали логово фашистского зверя; дом за домом, квартал за квартал.

Противник вел огонь по нашим танкам и пехоте из развалин домов, подвалов, крыш, чердаков и т.д. Бой шел за каждый дом, за каждый этаж и комнату. Гитлеровцы сопротивлялись с настойчивостью обреченных.

Наша пехота действовала смело и решительно. Заняв первый этаж дома, она штурмовала второй, Часть пехотинцев приходилось вести бой не только в подвалах домов, но и на крышах и чердаках.

Пехотинцы проламывали стены зданий, очищали нижние этажи от гитлеровцев, пробивали противоположную стену и штурмовали следующий дом. В это время танки, находясь у стен домов, вели огонь прямой наводкой, в упор расстреливали бежавших из подвалов немецких солдат и офицеров, уничтожали вновь появляющиеся точки противника.

Несмотря на сильное сопротивление немцев, бригада с частями 57 СД настойчиво продвигалась вперед.

Успех операции в течение дня был обеспечен благодаря правильной организации взаимодействия танков с пехотой и энергичным действиям танковым подразделений, высокой дисциплиной и организованностью танкистов и пехотинцев. В результате упорное сопротивление противника на этом участке было сломлено.

26 апреля противник предпринял решительную попытку остановить наступление наших частей. Западнее Спортплощадки, в саду, противник сосредоточил 6 танков «Т-6», во всех домах засела пехота, вооруженная фаустпатронами и автоматами.

Отмечено много случаев, когда солдаты, переодетые в гражданское платье и вооруженные фаустпатронами, продолжали вести огонь по нашим танкам из развалин домов, чердаков и крыш, даже в районах, уже занятых нашими частями.

Так же как и 25 апреля, каждый дом приходилось брать с боем. Взаимодействующие части 57 СД не обеспечивали прочёску всех домов и подвалов.

В 12.00 26 апреля части бригады во взаимодействии с частями 57 СД повели наступление на метро у перекрестка улиц Берлинер-штрассе и Герман-штрассе и к 19.00, пройдя с боями два км, вышли в намеченный район.

За день боев бригада потеряла 8 танков, из них: сгорело — 2, подбито — 6. Уничтожено: танков противника — 2, СУ — 1, артбатарея — 1, минбатарея — 1, 88 мм пушек — 2, противотанковых пушек — 1, станковых пулеметов — 3, солдат и офицеров — 190.

По мере продвижения наших частей к центру Берлина, противник всё более усиливал сопротивление. Почти на каждом квартале были устроены завалы и баррикады, прикрываемые артиллерией, установленной на прямую наводку.

Фаустпатроны применялись в большом количестве. Авиация производила разведывательные полеты с попутным бомбометанием.

Все усилия противника на участке наступления бригады сводились к попытке закрепиться на северном берегу Ландвер-канала, не допустить переправы через канал наших войск и тем самым лишить возможности проникнуть к центру Берлина.
* * *
В 10.00 27 апреля бригада получила задачу изменить первоначальное, данное направление (район Потсдамского и Ангальского вокзалов) и во взаимодействии с частями 57 СД наступать в северо-западном направлении, захватить переправу и форсировать Ландвер-канал в районе парка Белле, в дальнейшем наступать по магистрали Вильгельм-штрассе в направлении рейхстага.

Воспользовавшись некоторой свободой действий, благодаря наличию широких улиц, части бригады совершили активный бросок по маршруту: Хазен-Хайде, Блюхер-штрассе, продвинулись на 2,2 км и к 16.00 вышли к южному берегу Ландвер-канала в районе парка Белле.

К этому времени Третий танковый батальон завязал бой с противником у моста на Блюхер-плац. Баррикады в районе моста и сильный артиллерийский огонь противника задержали продвижение Третьего танкового батальона.

Высланные саперы бригады под прикрытием пехоты 57 СД разминировали мост в районе Альте-Якоб-штрассе, было снято 2 часовых замыкателя за два часа до взрыва.

В 17.00 Второй танковый батальон начал переправу через разминированный мост у Альте-Якоб-штрассе. Переправившись на северный берег Ландвер-канала, батальон начал продвигаться по Альте-Якоб-штрассе. В это время Третий танковый батальон начал выход из боя в районе Блюхер-плац и пошел на переправу через Ландвер-канал за Вторым танковым батальоном.

К 22.00 части бригады полностью закончили выполнение ближайшей задачи, переправившись через Ландвер-канал, вышли и закрепились в районе Альте-Яков-штрассе, Нойембургер-штрассе.

В ночь с 27 на 28 апреля противник значительно усилил сопротивление. Каждая улица, дом, баррикада встречали наступающих огнем противотанковых пушек, самоходных установок и фаустников.

С ростом сопротивления противника резко ощущался количественный недостаток своей пехоты, что в свою очередь отразилось на увеличении потерь наших танков.

Бригада во взаимодействии с 170 и 172 СП в течение дня продолжала наступать в направлении Аллидис-плац, парк Белле и, несмотря на большие потери, к исходу дня 28 апреля заняла пять кварталов центральной части Берлина и вышла в район Вильгельм-штрассе и Ходеман-штрассе.

За истекший день в бригаде вышло из строя 10 танков, из которых сгорело — 3, подбито — 6 и один попал в ловушку.

За день бригадой уничтожено: танков 2, СУ – 1, противотанковых пушек —5, минометов —4, до 90 пулеметных точек, 510 солдат и офицеров. Взято в плен 50 гитлеровцев.
* * *
Кольцо, в котором оказался противник в центре Берлина, с каждым днем и часом сжималось все больше и больше. Враг бросал в бой свои последние резервы, пытаясь предотвратить падение своей столицы.

На участке наступления бригады противник 29 апреля ввел в бой правительственную школу охраны. Сопротивление резко увеличилось. Значительно активизировала свои действия авиация, которая непрерывными групповыми налетами по 3—4 самолета бомбила боевые порядки наших войск. Здания, соединенные между собой крытыми, трудно обнаружаемыми подземными ходами, неоднократно прочесывались нашими частями, но наступающие танки вновь наталкивались на ожившие немецкие точки.

Дальнейшее продвижение бригады и частей 57 СД было затруднено. На нескольких параллельных магистралях скопилось большое количество наших частей, врущихся к рейхстагу.

Танки и артиллерия сгрудились на улицах и были совершенно лишены возможности маневрировать. Почти каждый выстрел противника поражал цель.

Бригада, имея потери в танках и в живой силе, продолжала вести тяжелые бои. Противник, находясь в подвалах и на чердаках многоэтажных домов, оказывал сильное сопротивление, не давая возможности продвигаться вперед.

Командир бригады, видя затруднительное положение наших частей, приказал: дома, занятые противником, сжигать и только после этого штурмовать их.

29 апреля частями бригады было уничтожено: противотанковых пушек — 2, танков —2, бронетранспортеров — 1, автомашин — 5, пулеметных точек — 12, солдат и офицеров — 230. Бригада потеряла 7 танков, из них сгорело – 4.

За 29 апреля бригада с 57 СД очистила от противника три квартала и вышла в район Кох-штрассе, Вильгельм-штрассе.

В 7 утра 40 минут 30 апреля бригада по приказу командира 4 СК выступила из района Кох-штрассе (юго-западнее Потсдамского вокзала) с задачей — во взаимодействии с частями 47 СД захватить мост через Ландвер-канал в районе Потсдаммер-штрассе, перейти на северный берег канала и в дальнейшем развивать наступление в северо-западном направлении к западной окраине парка Тиргартен.

Противник отдельными отрядами автоматчиков, вооруженными фаустпатронами при поддержке противотанковых орудий и минометов, оказывал упорное сопротивление нашим частям на подступах к Ландвер-каналу.

Мост в районе Флот-вель-штрассе немцы разрушили, мост в районе Потсдаммер-штрассе заминировали и держали под огнем артиллерии. На северной стороне моста был устроен завал.

После рекогносцировки и увязки вопросов взаимодействия с пехотными частями, бригада в 15.00 30 апреля сосредоточилась южнее канала, в районе Потсдаммер-штрассе, Лютцен-штрассе и завязала огневой бой с противником. Было принять решение: дорогу, идущую к переправе задымить, лишить противника возможности вести прицельный огонь, стремительным броском выйти к переправе и захватить ее. Одновременно стрельбой по наземным целям из четырехствольных зенитных установок прикрыть передовые части, действовавшие по захвату переправы.

Под прикрытием дымовой завесы танки двинулись за боевыми порядками пехоты и подошли к переправе. Один батальон 57 СД переправился на северный берег Ландвер-канала и закрепился в первых домах по Потсдаммер-штрассе.

Под огнем противника саперы бригады разминировали мост. Пехота 57 СД разрушила завал на мосту. К утру 1-го мая проход был сделан и на северный берег канала переправилось еще до роты пехоты и шесть танков.

В течение всего дня 1-го мая и в ночь на 2-е мая части бригады вели тяжелый бой с противником, пытаясь полностью овладеть переправой. Буксировка подбитых и сгоревших танков с моста, с целью освобождения прохода для дальнейшей переправы, предпринималась под прикрытием дыма. Несмотря на это, противнику дважды удавалось поджечь буксирующие танки и тем значительно усложнить освобождение прохода через мост.

Неоднократное прочесывание прилегающих к северному берегу канала домов не дало желаемых результатов. После прочесывания, когда казалось, что получена возможность свободного передвижения вперед, вновь оживали огневые точки в других местах и противник огнем с фаустпатронов снова поджигал наши танки. Попытка поджечь дома, в которых засел противник, при помощи бутылок с горючей смесью ни к чему не привел, так как дома были превращены в развалины и зажечь их не удавалось. Для прочески домов требовалось достаточное количество пехоты, что вследствие понесенных потерь, не могла обеспечить 57 СД.

После 4.30 2-го мая огонь противника начал ослабевать. В 6.30 появились отдельные группы немцев, которые стали складывать оружие и сдаваться в плен.

В 11.00 мотострелковый батальон автоматчиков овладел крупным домом, превращенным в опорный пункт на северном берегу канала. Этот дом, кроме приспособлений для ведения огня в стенах, имел огромный подвал с большим количеством выходов. В этом подвале взято в плен до 300 солдат во главе с полковником и двумя майорами.

После взятия этого опорного пункта всякое организованное сопротивление противника на этом участке было сломлено. В течение дня 2-го мая 1945 года частями бригады было взято в плен свыше 1000 солдат и офицеров противника.

В 14.00 2 мая бригада выполнила поставленную задачу и вышла на западную окраину Тиргартен-штрассе. Этим боевые действия бригады по взятию Берлина закончились.


* * *
бой на подступах к Берлину и в самом Берлине явился наиболее трудным и решающим испытанием для наших войск. Вполне сознавая, что битва за Берлин знаменует собой окончание войны и открывает перспективу благополучного существования, солдаты и офицеры дрались до последней минуты с неослабевающим упорством, не щадя жизни, продемонстрировав еще раз исключительно высокий моральный уровень нашей армии. Это обеспечивало победу над врагом в такой предельно короткий срок, несмотря на исключительную сложность ведения боя в крупном городе.

В боях за Берлин отличились десятки воинов бригады. Приведем некоторые примеры:

Исключительное мастерство, отвагу и героизм проявил гвардии капитан Андрощюк. Бывший командир танковой роты, он в начале Берлинской операции принял командование Вторым танковым батальоном и провел его с боями до центра фашистского логова. Андрощюк всегда находился в боевых порядках своего батальона и умело руководил подразделениями.

Будучи раненым, он не оставил поля боя. С перевязанной ногой, прихрамывая, Андрощюк продолжал оставаться в строю.

За умелое руководство в боях, проявленную при этом отвагу, мужество и героизм гвардии капитан Андрощюк удостоен высшей правительственной награды — ему присвоено звание Герой Советского Союза.

Гвардии старший лейтенант Швец, командуя ротой танков, показал себя в уличных боях Берлина мужественным и волевым командиром. Его рота очистила от гитлеровцев 8 улиц и более ста домов. Сам Швец был впереди, своим мужеством и героизмом увлекал подчиненных. Мужество и отвагу в боях на улицах Берлина показал механик—водитель гвардии старшина Шалопаев. В ночь на 1 мая, когда шли ожесточенные бои с противником, Шалопаев, выполняя приказ, повел свою машину на горящий мост через Ландвер-канал. На максимальной скорости он проскочил мост, но вдруг неудача — танк остановился. Два прямых попадания зажгли машину. Обстановка сложилась напряженная: танк горел, а вокруг его градом летели пули из немецких пулеметов и автоматов. Наводчика и заряжающего убило, а командир машины был тяжело ранен, в танке остался противостоять врагу только один механик—водитель. Танк продолжал гореть. Гвардеец Шалопаев выбрал удобный момент (когда было затишье), вытащил из горящего танка раненого командира машины гвардии младшего лейтенанта Лейбина, и ползком перетащил его в укрытие. Гранатами, которые Шалопаев захватил при выходе из танка, он отбивался от наседающего противника в течение 30 минут. Подоспевшие на помощь Шалопаеву пехотинцы 57 СД уничтожили автоматчиков, помогли гвардейцу спасти раненого командира.

Наводчик гвардии сержант Серов расстреливал из своего орудия фрицев на улицах Берлина в упор. Он не жалел снарядов, посылал их один за другим в обнаруженные огневые точки врага.

Имея большой опыт и практику в стрельбе прямой наводкой, Серов почти каждым выстрелом поражал цель. По пехоте он стрелял осколочной гранатой, а по танкам и дотам — бронебойными снарядами. Пушка Серова работала безотказно. Подъемные и поворотные механизмы у пушки работали, как часовой механизм.

В центре фашистского логова Серов уничтожил три танка, две самоходные установки, 6 орудийных расчетов и более 10 других огневых точек противника.

В ночь на 1-е мая саперы бригады под руководством командира отделения сержанта Егорова работали по разминированию моста. Егоров, как коммунист, отвечал за выполнение приказа перед командиром бригады. Не считаясь с жизнью, под шквальным артиллерийским и минометным огнем, он сотни метров полз на животе к месту работы. Егоров заявил: «Пока не выполню приказ командира, отсюда не уйду». Свою клятву Егоров сдержал. Имея большой опыт, Егоров быстро осмотрел мост и приступил к разминированию. Кипела работа в его умелых руках. Через два часа саперами было снято 12 противотанковых мин ТМ-35. Проход танкам через мост был обеспечен. Это был третий по счету разминированный Егоровым мост в Берлине.


* * *
Подводя итог написанному, следует отметить следующее: в условиях городского боя фаустпатроны превращаются в грозное орудие против танков. Поэтому необходимо танки снабжать антифаустными приспособлениями (сетками, экранировкой с воздушной прослойкой или другими средствами). Пехоту нужно пускать двумя партиями. Первая партия прочесывает дома и при поддержке огня танков продвигается вперед, вторая партия, двигаясь с танками, более тщательно прочесывает дома. Здания, в которых упорно сопротивляется противник, по возможности надо не разрушать, а поджигать, так как разрушенные здания поджечь не удается и противник продолжает в них обороняться, а горящие дома противник, как правило, оставляет. Большое количество частей, действующих на небольшом участке, не способствует успеху наступления. Части лишены маневра, мешают дуг другу, представляют собой хорошую мишень для противника и несут излишние потери. В этих случаях так же исключительно затруднена эвакуация с поля боя подбитых танков.
* * *
За период боевых действий бригады на подступах к Берлину и по овладению г.Берлин (с 16.4 по 2.5.45 года) частями бригады было уничтожено:

Танков 14

Самоходных установок 14

Противотанковых пушек 32

Орудий разного калибра 21

Складов 1

Бронетранспортеров 21

Минометов 38

Пулеметных точек 97

Автомашин 76

Повозок с грузами 96

Уничтожено солдат и офицеров 2215

Взято в плен 1514 гитлеровцев
Бригада за этот период потеряла:

Танков «Т-34» 34

Автомашин 4

Пали смертью храбрых за честь, свободу и независимость нашей родины 84 воина—гвардейца. Пять человек пропало без вести и 198 ранено.



——————————————————————————————

По данным архива министерства обороны:

Гвардии капитан Герой Советского Союза Андрощук Иван Степанович, командир2-го танкового батальона 64 отдельной гвардейской танковой бригады

Гвардии полковник дважды Герой Советского Союза Бойко Иван Никифорович, командир 64 отдельной гвардейской танковой бригады

Гвардии майор Романов Андрей Дмитриевич, начальник штаба 64 отдельной гвардейской танковой бригады

Гвардии сержант Шалопаев Владимир Петрович, механик-водитель танка Т-34 3-го танкового батальона 64 отдельной гвардейской танковой бригады

Гвардии старший лейтенант Швец Яков Трофимович, командир танковой роты 2-го танкового батальона 64 отдельной гвардейской танковой бригады





©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет