Структурные изменения политической элиты постсоветской литвы



бет1/3
Дата02.07.2016
өлшемі252.5 Kb.
түріДиссертация
  1   2   3


На правах рукописи
Смирнов Вадим Анатольевич

СТРУКТУРНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭЛИТЫ ПОСТСОВЕТСКОЙ ЛИТВЫ
Специальность 23.00.02 -

политические институты, процессы и технологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата политических наук

Москва – 2012

Диссертация выполнена на кафедре политологии и социологии

Балтийского федерального университета имени И. Канта





Научный руководитель:

доктор политических наук, профессор

Клемешев Андрей Павлович.




Официальные оппоненты:

доктор политических наук, профессор

Гаман-Голутвина Оксана Викторовна;







кандидат политических наук

Седых Татьяна Николаевна.





Ведущая организация:

Санкт-Петербургский государственный университет.

Защита состоится 28 мая 2012 года в 15 часов на заседании Диссертационного совета Д 501.001.47 по политическим наукам при Московском государственном университете имени М. В. Ломоносова по адресу: 119991, ГСП-1, Москва, Ломоносовский проспект д. 27, корп. 4, факультет политологии, ауд. Г624.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале Отдела диссертаций Фундаментальной библиотеки МГУ имени М.В. Ломоносова по адресу: г. Москва, Ломоносовский пр., д.27 (сектор «А», к.812).

Автореферат размещен на сайте факультета политологии МГУ имени М.В.Ломоносова: http://polit.msu.ru/next_asp/diss_council/ 

Автореферат разослан « ____ » ______________ 2012 г.



Ученый секретарь

Диссертационного совета

кандидат философских наук, доцент



Демчук А. Л.



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Смена политических режимов, масштабное социальное переструктурирование в странах постсоветского (и шире – посткоммунистического) пространства, последовавшие за падением коммунистической системы, являются объектом пристального исследовательского интереса. Понимание общества как сложной, нестационарной, развивающейся системы, в основе которой лежат взаимозависимость элементов, способность адаптироваться к внешним и внутренним вызовам, заставляет обратить особое внимание на изучение роли политической элиты в трансформационных процессах, изменение ее структуры и паттернов внутриэлитного взаимодействия, обусловленных набором экзогенных и эндогенных факторов. В условиях десинхронизации и последующей (при удовлетворении запросов) синхронизации общественно-политической системы представители политической элиты становятся ключевым элементом системы, приводя ее как агенты мобилизации к такому состоянию, при котором предполагается соответствие структуры функциям системы. В результате в фокусе исследовательского внимания оказывается уже не институциональная зависимость при смене режимов, а ключевые действия властных групп, представителей элиты. Рассмотрение индивидуальных практик при этом должно быть сопряжено с контекстом макросоциальных изменений, что обусловлено взаимосвязанностью влияния политической элиты на общественно-политическую систему и одновременной зависимостью от нее. В этом смысле особый интерес представляет анализ тех структурных изменений, через которые в условиях трансформации проходят элиты как агенты изменений. Рассматривая структуру властных групп, смену каналов и механизмов рекрутирования элиты, анализируя наиболее актуальные ресурсы и практики внутриэлитного взаимодействия, исследователь не только реконструирует картину социальной трансформации, но и выявляет причины того, почему в процессе изменений был сформирован именно такой, а не иной политический курс.

Исследование роли политических элит как ключевых участников процесса трансформации политических режимов на постсоветском пространстве и в ряде стран Центральной и Восточной Европы является одним из востребованных направлений современной политологии. Учитывая, что исчезновение с политической карты мира Советского Союза привело к возникновению новых независимых государств, особый исследовательский интерес представляет рассмотрение конкретных страновых кейсов. В случае Литвы структурные изменения политической элиты анализируются не просто в условиях динамичного политического процесса, а в условиях такого уникального состояния общества, когда сочетаются сразу три процесса: политическая трансформация, экономическая трансформация и создание государства. В этом смысле опыт Литвы (и других стран Балтии), единственных из постсоветского пространства не только декларировавших отказ от любых восточных союзов de jure, но и успешно реализовавших процесс евроатлантической интеграции de facto, в основе которого лежал внутриэлитный консенсус, представляет особый интерес. Актуальность анализа особенностей структурных изменений политической элиты постсоветской Литвы и выявления вызовов, с которыми она сталкивается в новых политических условиях, обусловлена не только теоретической, но и практической значимостью подобных страноведческих исследований.



Степень разработанности проблемы. Политическая элита в рамках данной работы рассматривается через призму трансформации общества как системы, в котором изменение одного элемента влечет за собой изменение структурного устройства в целом, при этом особую роль играет характер связей, отношений между элементами и влияющие на них факторы1.

Среди классических работ, указывающих на элиту как на главную движущую силу изменений и субъект политического процесса следует назвать труды Г. Моска2, В. Парето3 и Р. Михельса4. Однако идеи, предложенные ими в качественно иных общественно-политических условиях конца XIX – начала XX вв., теряют в условиях рассматриваемых изменений свой эвристический потенциал, лишь задавая генеральную рамку для исследований. Специфический характер протекающих трансформационных процессов и роль политической элиты как агентов изменений, а также встающие перед ней вызовы, могут быть уточнены при обращении к работам Й. Шумпетера5, Э. Гидденса6, З. Баумана7, У. Бека8, Ю. Хабермаса9, Г. Алмонда10, К. Манхейма11, В. Меркель12, К. Оффе13, С. Хантингтона14, П. Штомпки15, Т.И. Заславской16, Б.И. Макаренко17, В.И. Коваленко18, А.Ю. Мельвиля19, А.И. Неклессы20, А.С. Панарина21, В.В. Радаева22, Н.Е.Тихоновой23.

Эффективно реализовать стоящие перед исследователем задачи позволяет значительный массив работ отечественных и зарубежных исследователей, посвященных теоретическим вопросам политической элитологии, изменению каналов элитного рекрутирования, влиянию характера внутриэлитного взаимодействия на политический режим, а также репутационному, позиционному, сетевому подходам к изучению политической элиты. В их числе следует отметить работы Д. Филда и Дж. Хигли24, М. Бартона25, М. Догана26, Р. Патнэма27, Р. Даля28, Д. Рисмэна29, Ф. Хантера30, Р. Миллса31, Ш. Ривера32, Д. Ноука33, Р. Гоулда34, Э. Лумана35, Ф.М. Бурлацкого36, О.В. Гаман-Голутвиной37, А.В. Дуки38, Г.К. Ашина39, В.Г. Ледяева40, С.А. Белановского41, А.Е. Чириковой42.

Значительная часть зарубежных и отечественных исследований посвящена выявлению общих тенденций социальной стратификации и структурным изменениям элит стран Центральной и Восточной Европы после падения коммунистической системы. Среди авторов таких работ следует, в первую очередь, назвать Х. Беста43, М. Эдингера44, М. Котта45, Я. Василевски46, А. Бозоки47, А. Адь48, Д. Старка49, И. Селеньи50, Х. Иглич51, Э. Ханкисс52, О.И. Шкаратана53 и др. Элиты стран Балтии и Литвы в особенности находятся в фокусе исследовательского внимания И. Матоните54, А. Крупавичюса55, А. Стина56, В. Петтаи57, В. Гайдиса58, К. Масюлиса59, Д. Янушаускене60, К. Антанаитис61. Большой массив исследований посвящен анализу специфики общественно-политической трансформации в Литве и особенностей политики литовского руководства по отношению к «советскому наследию» и современной России. Среди них работы Ю. Новагроцкене62, А. Рамонайте63, Ч. Лауринавичюса64, М. Юркинаса65, В. Сафроноваса66, З. Норкуса67, Д. Скулте-Уэйлс68, Р. Лопаты69, К. Паулаускаса70, Л. Талат-Келпши71, Р. Вильпишаускаса72 и др.

Необходимо отметить, что политические элиты стран Балтии практически полностью исключены из сферы внимания отечественного исследовательского сообщества. Отечественные ученые традиционно рассматривали смену моделей элитогенеза в иных постсоветских государствах (преимущественно в самой России, Белоруссии, Украине, республиках Средней Азии) и в региональном измерении (на уровне субъектов РФ). Автор может выделить лишь нескольких ученых, работы которых в той или иной мере затрагивают проблемы изменения (или действий) политической элиты в постсоветской Литве – Е.Д. Фурман73, Р.Х. Симонян74, Л.Ф. Шевцова и И.М. Клямкин75, А.Н. Сытин76, Т.Н. Мозель77.

Проведенный анализ литературы позволяет сделать вывод, что несмотря на определенный интерес ученых к исследованию структурных изменений политических элит в постсоветских обществах, до сих пор в отечественной научной литературе не было специальных исследований данной проблемы применительно к Литовской республике. Стремление восполнить такого рода лакуны и обусловили объект, предмет, цель и задачи данной работы.



Предмет и объект исследования. Объектом исследования является политическая элита Литвы после провозглашения независимости в 1990 г.

Предметом исследования является структурная трансформация политической элиты постсоветской Литвы: смена каналов и механизмов элитного рекрутирования, выявление факторов формирования политической элиты и специфики внутриэлитного взаимодействия.



Хронологические рамки диссертационного исследования открываются 1990 г. (11 марта 1990 г. Литва первой из прибалтийских республик приняла официальное решение о провозглашении собственной независимости, в феврале 1991 г. начинается процесс признания независимости международным сообществом, в августе 1991 г. независимость Литвы признает и Россия). Далее рассматриваемый период анализируется через ряд узловых моментов (парламентские электоральные циклы, вступление Литвы в Европейский союз и НАТО в 2004 г., политический кризис с досрочным отрешением от должности Президента Р. Паксаса в 2004 г.), завершаясь 2011 г. как символическим рубежом – 20-летием признания независимости Литвы. Такой «хронометраж» исследования позволяет полнее раскрыть рассматриваемую тему, так как каждый узловой момент привносил существенные качественные изменения как в процесс формирования политической элиты Литвы, так и в политическую жизнь государства в целом. Узловые моменты за истекшие более чем 20 лет, рассмотренные во взаимосвязи, дают возможность объективно оценить процесс элитообразования в Литве, прошедшей путь от советской республики до десоветизации, выявить роль ключевых факторов, оказавших влияние на смену каналов элитного рекрутирования и специфику внутриэлитного взаимодействия.

Цель и задачи исследования. Цель исследования - выявление закономерностей и специфики процесса трансформации политической элиты постсоветской Литвы.

Для достижения указанной цели требуется решить следующие задачи:

• провести анализ современных теоретико-методологических подходов к изучению трансформации политической элиты с точки зрения их применимости к случаю Литвы,

• охарактеризовать внешние и внутренние факторы, влияющие на изменение политической элиты Литвы,

• проанализировать трансформацию политической элиты постсоветской Литвы с точки зрения ее структурных изменений,

• выявить центры влияния в политической элите Литвы на различных этапах ее трансформации,

• рассмотреть механизмы и наиболее востребованные ресурсы внутриэлитного взаимодействия.

Теоретико-методологические основы исследования. В настоящей работе использован ряд методологических подходов, позволяющих рассмотреть изучаемый объект в комплексе, главные из которых: общенаучные принципы системности и историзма, структурно-функциональный и морфогенетический подходы.

Системный подход позволил проанализировать изменение политической элиты как элемента системы, способного придать ей качественно новое состояние, рассмотреть влияние на нее внутренних и внешних факторов. Обращение к структурно-функциональному подходу позволяет анализировать изменения элиты с точки зрения ее внутреннего устройства. Изучение политической элиты как агентов трансформационных изменений предполагает исследовательскую работу в рамках агентивной, деятельностной парадигмы. Однако анализ ее внутреннего переструктурирования, выявление специфики внутриэлитных связей и наиболее востребованных ресурсов заставляют обратиться к структурному подходу. Сочетание двух основных точек зрения на социальные процессы возможно через обращение к морфогенетическому подходу М. Арчер78, основанному на критическом реализме Р. Бхаскара79, критическом переосмыслении теории структурации Э. Гидденса80 и использовании концепции конвертации капиталов П. Бурдьё81, а также идеи о множественности структур и ресурсов В. Сьюэлла82. Данный подход позволяет эффективным образом анализировать роль и внутренние изменения политических элит как акторов переструктурирования социального пространства. Принцип историзма позволил охарактеризовать структурные изменения политической элиты через «узловые моменты» новейшей истории постсоветской Литвы, с учетом общего контекста происходивших изменений.

В диссертации также применялся сравнительный подход, который позволил рассмотреть некоторые результаты изменения политической элиты Литвы в более широком контексте – в рамках стран Балтии, а в некоторых случаях – и в рамках Центральной и Восточной Европы.

В ходе выполнения работы также применялся юридический подход, позволивший реализовать анализ нормативно-правовой базы, определяющей специфику внутриэлитного взаимодействия (взаимоотношения парламентской, правительственной и президентской групп).



Эмпирической базой исследования стал массив данных, подготовленный на основе анализа биографий ключевых политических деятелей постсоветской Литвы, содержащихся в специализированных справочниках «Kas yra Kas Lietuvoje» («Кто есть кто в Литве») за 1995 – 2009 гг., а также данных институтов государственной власти – Сейма Литовской Республики (www.lrs.lt), Президента (www.president.lt), Правительства (www.lrv.lt). На основе полученных данных сформированы модели сетевого взаимодействия членов политической элиты в различные электоральные циклы. Автором также был проведен экспертный опрос, в котором приняли участие 13 экспертов из ведущих академических учреждений Литвы (университеты Вильнюса, Каунаса и Клайпеды). Также автором проведена серия глубинных интервью с 12 представителями политической элиты Литвы, в том числе и с должностными лицами высшего государственного уровня – Президент Литовской Республики (1998-2003 гг., 2004-2009 гг.), Премьер-министры (1990-1991 гг., 2006-2008 гг.), Председатели Сейма (1996-2000 гг., 2000-2004 гг.).

Кроме того, эмпирическая база исследования включает в себя вторичный анализ социально-экономических показателей; результатов социологических исследований ведущих исследовательских проектов и центров Евросоюза и стран Балтии (Eurobarometer, Vilmorus и др.); монографий и статей, посвященных данной теме; включает в себя данные, содержащиеся в аналитических и обзорных статьях периодической печати и сети Интернет.



Основные положения, выносимые на защиту:

  • Политическая элита постсоветской Литвы является продуктом сложного сочетания внутренних и внешних факторов. Среди них следует выделить: пореформенное изменение стратификационной структуры общества, высокий рост имущественной поляризации; влияние «наследия прошлого» (межвоенный период литовской демократии, период «советской оккупации»); зависимость Литвы как малой страны, страны-лимитрофа от действий ключевых геополитических игроков (России и США); реализация европоцентристской идеи («Возвращение в Европу»). Влияние указанных факторов на формирование элиты постсоветской Литвы на разных этапах ее независимости неравномерно. Если первоначально действия элит определялись логикой обретения государственной независимости и стремлением к евроатлантической интеграции, то к исходу 20-летнего периода независимости во главе угла оказывается фактор «наследия прошлого», нередко интерпретируемый как «российская угроза». По мере становления и институционального оформления независимости Литвы советский период ее прошлого обретал статус уже ключевого фактора, влияющего на каналы элитного рекрутирования, специфику внутриэлитного взаимодействия, на принятие важнейших для страны решений как в экономической, так и в политической сферах;

  • После провозглашения независимости в Литовской республике произошла адаптация части прежних властных групп к новым условиям. Многие представители Компартии Литвы свой административный капитал сумели успешно применить и после падения ancient regime. Однако это не позволяет сделать вывод о замкнутости, рециркулировании системы элитного рекрутирования, так как в постсоветский период в Литве на ключевых позициях оказываются и представители совершенно новых элитных групп - выходцы из литовской диаспоры США и Западной Европы. Со структурной точки зрения политическая элита постсоветской Литвы формировалась из нескольких крупных каналов элитного рекрутирования: экс-номенклатура, диаспоральное сообщество (прежде всего диаспора в США), так называемые «политики морали» (т.е. деятели науки, культуры и искусства), бизнес-сообщество. Если роль «политиков морали» является распространенной для многих стран Центральной и Восточной Европы на начальном этапе после падения коммунистической системы, то обильное рекрутирование выходцев из диаспорального сообщества является эксклюзивным признаком, присущим странам Балтии. Представители всех четырех структурных групп политической элиты репрезентированы в каждом из ключевых органов власти современной Литвы: Сейм, Президент и его аппарат, Правительство.

  • Для полупрезидентской Литвы особенности взаимоотношений между Президентом, председателем Сейма и Премьер-министром (а также парламентским, правительственным корпусом и так называемой «президентурой» в целом) составляют существо политического процесса, формируя сложные, различные по своей структуре в рамках разных электоральных циклов модели внутриэлитного взаимодействия. Распределение власти между ключевыми центрами влияния носит ситуационный и подвижный характер, в существенной степени зависит от персональной популярности того или иного представителя политической элиты Литвы. Внутриэлитное взаимодействие представляет собой сетевые отношения, в рамках которых каждый занимает ту или иную посредническую позицию: «привратник», «связной», консультант, представитель, координатор. Постепенно происходит все более четкое разделение ролей: с каждым следующим электоральным циклом аппарат Президента все больше нацелен на исполнение роли «связного» между Правительством и Сеймом, Сейм чаще координирует свои внутренние отношения и связывает своих членов с другими структурами, а в Правительстве преобладающую долю составляют те, кто обеспечивают весь спектр внешних связей с другими структурами и между ними.

  • Выявлены два типа ресурсов, обращение к которым открывает возможности вертикальной мобильности и создает условия для их конвертации во властные полномочия: символические и материальные. Символические ресурсы проявляются в активном использовании фактора «наследия прошлого» (образ демократической литовской государственности, «прерванной» советским режимом), фактора «российской угрозы» в качестве средства алибизации действий значительной части политической элиты постсоветской Литвы (преимущественно представители радикальной части «Саюдиса» - «Союз Отечества / Консерваторы Литвы»). Высокая роль символических ресурсов подтверждается введенной во время нахождения консерваторов у власти «криминализацией» альтернативных оценок негативных последствий советского периода истории. Ими было сформулировано требование, согласно которому данный период может рассматриваться только через призму «оккупации». Несогласие с данным подходом влечет маргинализацию политического деятеля, его вытеснение за пределы системы властных координат. В свою очередь значение материальных ресурсов подтверждается ростом количества представителей бизнес-сообщества в органах государственной власти Литвы, а также высоким уровнем неформального влияния на политический процесс.

Научная новизна исследования обусловлена актуальностью темы, новизной полученных результатов и заключается в следующем:

• впервые в отечественной научной практике реализован комплексный анализ структурных изменений политической элиты постсоветской Литвы;

• выявлены основные каналы элитного рекрутирования и установлена специфика внутриэлитного взаимодействия в Литве после провозглашения независимости;

• охарактеризовано влияние внутренних и внешних факторов на изменение структуры политической элиты, а именно - выявлено влияние диаспорального сообщества в США на формирование политической элиты Литвы, а также проанализирована роль так называемого «наследия прошлого» и «фактора России» в процессе элитогенеза;

• предпринята попытка усовершенствования методики комплексного исследования политической элиты в трансформирующихся обществах на примере Литвы;

• выявлены основные тенденции элитообразования в Литве и вызовы, вставшие перед властными группами после присоединения Литвы к Европейскому союзу.



Научно-практическая значимость исследования. Полученные результаты исследования могут быть использованы в научной, образовательной и практической сферах деятельности. В научной области их можно использовать при дальнейшем изучении трансформации элитной структуры в странах Балтии (и шире – Центральной и Восточной Европы), включая компаративный анализ процессов элитных перегруппировок. В учебном процессе материалы диссертации могут быть использованы в курсах лекций по теории политики, сравнительной политологии, международным отношениям и мировой политике. В практической деятельности результаты исследования могут быть применены органами государственной власти Российской Федерации при принятии ими решений, связанных с взаимодействием с представителями литовской политической элиты.

Каталог: pub -> asp doc -> Diss sovet


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет