Топонимика наука интересная



жүктеу 0.53 Mb.
бет2/4
Дата17.06.2016
өлшемі0.53 Mb.
1   2   3   4

НИЖЕГОРОДСКАЯ ОБЛАСТЬ

Алсма (р)

Валгма (р)

Ватома (р)

Вастрома (с)

Ворсма (с)

Ватьма (р)

Везлома (р)

Велетьма (р и с)

Ельтма (р)

Ижма (р и с)

Илешма (р)

Кишма (р)

Клязьма (р)

Кудьма (р и с)

Кузома (р)

Курдома (р)

Ошма (р)


Палама (с)

Пижма (р и с)

Пискома (с)

Поржма (р)

Пройма (с)

Сальма (с)

Сарма (р и с)

Сейма (р и с)

Селема (с)

Сиязьма (р и с)

Ульчадьма (р)

Устама (с)

Хохлома (с)

Челатьма (с)

Чухлома (с)

Шижма (р и с)

Ялма (р и с)
ПЕНЗЕНСКАЯ ОБЛАСТЬ

Оторма (р и с)

Пачелма (р и с)

Пелетьма (р и с)

Потьма (с)

Ранго лисьма (с)

Сеитьма (р и с)
РЯЗАНСКАЯ ОБЛАСТЬ

Елатьма (с)

Лашма (с)

Нарма (р и с)

Пошма (оз)

Савватьма (с)


ТАМБОВСКАЯ ОБЛАСТЬ

Кашма (р)

Кашма Малая и Большая (с)

Оторма (р и с)



УЛЬЯНОВСКАЯ ОБЛАСТЬ

Вешкайма (с)

Какорма (р)

Плетьма (с)

Потьма (с)

Туарма (р и с)


РЕСПУБЛИКА МОРДОВИЯ

Атьма (с)

Лашма (с)

Потьма (с)

Салма (с)
Вот как объясняет Н. В. Морохин топоним Кудьма:

«…Назв. морд. Происходит от слова «кудо» - «жилище, дом» и «ма» - «земля, край». Значение – «заселенная, обжитая земля». Назв. указывает на то, что территория вдоль Кудьмы была заселена мордвой относительно раньше, чем соседние земли» (Морохин Н. В. Нижегородский топонимический словарь. Нижний Новгород, 1997, стр. 118).

А так – топоним Сарма:

«…От финно-уг. корней «сары» - «болотистая» и «ма» - «земля, территория, участок» (Там же, стр. 171).

Сиязьма. «…Название связано с финно-уг. корнями «сись» - «гнилой» (например, коми, удм.) и «ма» - гидроформант, обозначающий землю, территорию» (Там же, стр. 176).

Лев Людвигович Трубе, Николай Владимирович Морохин утверждали, а их последователи уверенно утверждают, что формант «ма» означает в переводе на русский язык «земля».

Это не совсем так, точнее, совсем не так. Беда здесь в том, что они не знали мордовского языка, искали аналоги в других финно-угорских языках (а мордовский язык относится к семейству финно-угорских языков), в частности, в эстонском. Но поиск аналогов может увести в другую сторону, вплоть до противоположной. Да, в Эстонии немало топонимов, оканчивающихся на «маа». К примеру, Сааремаа, и др. «Маа» в переводе с эстонского действительно означает «земля, территория, место». Вот это и увело наших исследователей в сторону от истины.

Я с уверенностью могу заявить, что формант «ма» на самом деле является мордовским словом и означает совершенно противоположное значение – «вода». Доказать это очень просто. В мордовском языке есть слово «лисьма» (причем и у эрзи, и у мокши) (Эрзянь-рузонь валкс. Эрзянско-русский словарь» под редакцией Б. А. Серебренникова, Р. Н. Бузаковой, М. В. Мосина, М., «Русский язык», «Дигора», 1993, стр. 345, Мокшень-рузонь валкс. Мокшанско-русский словарь под редакцией Б. А. Серебренникова, А. П. Феоктистова, О. Е. Полякова. М., «Русский язык», «Дигора», 1998, стр. 338). Оно очень легко делится на две части – «лись» и «ма». Слово «лись» - это прошедшее время от глагола «лисемс» - выходить, подниматься вверх (единственное число). «Лись» переводится как «вышел», «вышла», «вышло» (в мордовском языке нет родов) или «поднялся («поднялась», «поднялось») вверх». Так вот слово «лисьма» в переводе на русский язык означает «колодец». Из вышеизложенного понятно, что первая часть слова «лисьма» означает глагол в прошедшем времени «вышел», «выбился». Встает вопрос: что же может выйти, подняться из колодца? Конечно, только вода!

«Лисьма» - «лись» - «ма» - вышла, поднялась, выбилась вода!

Известно, что для нормального существования человеку нужна вода. Без пищи он может жить до месяца, а без воды не более недели. Именно поэтому первопоселенцы останавливались в первую очередь в тех местах, где была вода. Это могли быть озера, реки, пресноводные водоемы, овраги, на дне которых протекала речка или ручей, родники. Есть пресная вода – есть жизнь. Нет воды - надо уходить с этого места. Не случайно почти все крупные города мира расположены или на берегах одной реки (Париж, Лондон), или при слиянии двух рек (Нижний Новгород).

Слова «Лись ма!» («Вышла вода!») были самыми долгожданными и радостными для людей из мордовских племен, искавших место постоянного поселения. Именно поэтому жизнь начиналась там, где появлялся первый колодец – «лисьма». И именно этим можно объяснить большое количество населенных пунктов, основанных мордвой, в названиях которых звучит самое главное условие жизни – вода – «ма».

Скорее всего под словом «ма» мордва имели в виду не только ключ, родник, источник, но вообще воду. Как писал Э. М. Мурзаев, «…первобытный человек не обладал словарным запасом, поэтому его возможности в процессе присвоения названий были ограниченны. Водой он нередко называл и реку, и озеро, и море…» (Мурзаев Э. М. Очерки топонимики. М., 1974).

Еще одно подтверждение перевода слова «ма», как «вода» дает другое устаревшее эрзянское слово «чудильма», найденное мною в книге Е. В. Четвергова «Сырнень човалят». Пользуясь случаем, выражаю огромную благодарность эрзянскому писателю, ученому-филологу Евгению Владимировичу Четвергову, снабдившему меня эрзянско-русским и мокшанско-русским словарями и своей книгой «Сырнень човалят» («Золотые бисеринки». Забытые или редко встречающиеся слова на эрзянском языке). Как видим, это слово тоже состоит из двух частей – «чудиль»-«ма». В переводе оно означает «русло» (речки). Первая часть произошла от слова «чудемс» – «течь, протекать». Перевести слово «чудиль» можно как «ранее протекавшая». Что в русле могло протекать раньше? Конечно, вода! Отсюда и полное слово «русло» – «чудильма» (* Четвергов Е.В. Сырнень човалят. Золотые бисеринки. Мордовское книжное издательство, Саранск, 1995 г. стр.82.).

Но вернемся к топонимам, оканчивающимся на «ма». Первая часть их меняется. Из вышеприведенных топонимов только в считанных можно перевести первую часть на русский язык, к примеру, Велетьма, абсолютное же большинство слов, составляющих их первую часть, не переводится. Почему? Неужели столько слов мордовского языка забыто, ушло в небытие? И почему забытые слова относятся именно к топонимам?

Считаю, что всё здесь намного проще, чем кажется на самом деле. Представим, что иностранец занимается изучением значений русскоязычных топонимов. Встретились ему такие топонимы, как «Марьина роща» (г. Москва), «Щёлоковский хутор» (г. Н. Новгород), «Батыева тропа» (Воскресенский район), «Борисово поле» (Вадский район), «Василёв майдан» (Починковский район), «Паняв угол» (г. Кулебаки). Вторую часть топонима он переведет сразу, достаточно обратиться к словарю. Но слов «Марьина», «Щёлоковский», «Батыева», «Борисово», «Василев», «Паняв» ни в каких словарях он не найдет, потому что это имена собственные. То есть, все эти названия – патронимы (* ПАТРОНИМ – название, происходящее от имени, фамилии, прозвища, характеристики первопоселенца или владельца). Вот и первые части мордово-язычных топонимов, оканчивающихся на «ма», тоже имена собственные.

Как известно, практически у всех народов в начале своего развития имен в современном понимании не было. Были клички или прозвища. Особо яркие прозвища нам знакомы по произведениям художественной литературы об индейцах – «Острая стрела», «Быстрая нога». Эти клички и выполняли роль имен.

Во многих мордовских (впрочем, и не только мордовских) селах до сих пор наряду с именами, отчествами и фамилиями существуют деревенские, уличные прозвища. Бывает, приезжает какой-то человек в село, спрашивает, где найти, к примеру, Авдейкина Василия Николаевича. Местные жители, к которым он обратился, сначала будут размышлять, кто это такой, потом кто-то воскликнет: «Так это же Бурей!». Этот пример показывает, насколько сильно укоренились деревенские прозвища. Есть немало исследовательских работ, диссертаций, в основе которых изучение конкретных прозвищ.

Имея в виду словарь мордовских фамилий, В. А. Никонов, подготовивший материалы для него, писал: «В словаре, увы, лишь единичны и случайны «уличные», неофициальные фамилии, а они у мордвы массовы. «В мордовском селе затруднительно разыскать нужного человека, если известны лишь его официальные фамилия, имя, отчество», - писала Т. П. Федянович: - если же знать его неофициальную фамилию «любой житель от мала до велика мог безошибочно указать, где живет тот, о котором спрашиваешь». Перечислив полтора десятка сел из самых разных районов Мордовии, даже одного пензенского, она утверждает: «Во всех этих селах неофициальные фамилии очень распространены. Нет ни одной семьи, которая не имела бы ее» (* Ономастика Поволжья. М., 2001, стр. 316).

По моей просьбе известный лукояновский фотожурналист Михаил Алексеевич Савлев, прекрасно знающий весь район, провел опрос местных жителей мордовского села Иванцево Лукояновского района. Ниже приводятся уличные прозвища этого села, которые назвали директор Лукояновского музея эрзянской культуры Николай Иванович Аношкин и библиотекарь Лидия Степановна Лямкина-Малышева:

Гавара


Еграк

Ёрок


Лыня

Чаке


Дерьгун

Лемзий


Сеське

А вот данные по селу Мамлейка Сеченовского района Нижегородской области. Здесь приведены деревенские прозвища людей, некоторых из них уже нет в живых, но память о которых осталась.

Алькав

Арон


Беська

Бува


Буржа

Бусю


Гара

Ибук


Котя

Манё


Матён

Минтик


Мишур

Налё


Око

Пидян


Пипи

Сяка


Трынка

Турда


Тялятя

Штырка


Ялма

Сохранилось до сих пор в Мамлейке название «Манёлей», овраг, на берегу которого жила Манё (тетя Маня).

Что означали эти имена? Трудно сказать. Известно, например, что прозвище Пипи получил человек, который с детства очень быстро говорил. Так быстро, что слушатели часто не понимали, слышали только «пи-пи-пи-пи».

Но дело не в том, почему человеку дали то или иное прозвище, а в том, что от этого прозвища мог появиться топоним.

Исходя из вышеизложенного, можно смело утверждать, что непереводимые части топонимов, оканчивающихся на «ма», означают не что иное, как имена собственные, которые в те далекие времена еще не были собственно именами в современном понимании, а являлись прозвищами, а названия, оканчивающиеся на «ма», являются патронимами. Значит, такие топонимы можно перевести на русский язык так:

Алсма – родник Алса,

Валгма – родник Валга,

Ватома – Ватов ключ,

Вастрома – Вастров ключ,

Ворсма – родник Ворса и так далее.

Встает еще один вопрос, почему в современном мордовском языке (и у эрзя, и у мокша) нет слова «ма»? Увы, в каждом языке, в том числе и в русском, многие слова, которые были в обиходе сотни лет назад, забылись. Спросите у первого попавшегося, что означает слово «ланиты», вряд ли он ответит. Вот и мордовское слово «ма» забыто. На мой взгляд, оно было вытеснено русским словом «вода», которое мордва переиначили на свой лад – «ведь» по-эрзянски и «вядь» по-мокшански.

Влияние русского языка на мордовский было огромно. В. И. Рученькин в статье «Жизнь и быт мордовского народа в трудах П. И. Мельникова» в связи с этим писал: «Мордва-эрзя сохранила свой язык, но она больше подвергалась ассимиляции, чем мордва-мокша» (* Материалы по археологии и этнографии Мордовии. Мордовское книжное издательство, Саранск, 1974, стр. 242).

Глава 4
ФОРМАНТ «КИ»

Еще одним малоизученным, точнее сказать, вообще неизученным, является формант «ки». Приведу примеры топонимов с данным формантом.


ВЛАДИМИРСКАЯ ОБЛАСТЬ

Вески (с)

Меленки (с)
ПЕНЗЕНСКАЯ ОБЛАСТЬ

Виляйки (с)

Кобяки (с)

Пазелки (с)

Симанки (с)
РЯЗАНСКАЯ ОБЛАСТЬ

Асники (с)

Верки (с)

Виленки (с)

Гулынки (с)

Култуки (с)

Ночирки (оз)

Таптыки (с)


РЕСПУБЛИКА МОРДОВИЯ

Курташки


Кушки

Телимерки

Турдаки

Немало топонимов, оканчивающихся на «ки» и в Нижегородской области.


НИЖЕГОРОДСКАЯ ОБЛАСТЬ

Боженки (с)

Борки (с)

Бузуйки (с)

Верижки (с)

Демаки (с)

Зиняки (с)

Ичалки (с)

Каленки (с)

Катунки (с)

Красные Баки (с).

«Красные» присвоено после революции 1917 года.

Кременки (с)

Кужутки (с)

Кулебаки (с)

Курашки (с)

Маяки (с)

Межуйки (с)

Меленки (с)

Миленки (с)

Оранки (с)

Пермяки (с)

Пятейки (с)

Работки (с)

Рамешки (с)

Типайки (с)

Туртапки (с)

Туртапка (с)

Скорее всего первоначально тоже было Туртапки.

Чалпайки (с)

Чердаки (с)

Шатки (с)

Шеломки (с)
Прежде чем рассматривать проблему топонимов с окончанием на «ки», необходимо заметить, что в данной работе речь идет прежде всего о мордово-язычных названиях. Названия населенных пунктов, оканчивающихся на «ки», но русскоязычных, к примеру, Пермяки, Выселки, Горшки, Домики, мы во внимание не принимаем.

Даже беглого взгляда на список топонимов с окончанием «ки», достаточно, чтобы сделать вывод, что их очень много.

Случайно ли такое множество мордово-язычных топонимов на «ки»? Думаю, не случайно. Никто из исследователей никогда не обращал внимания на этот формант. А зря. «Ки» в переводе с мордовского означает «путь», «тропа», «дорога». Уж чего-чего, а дорог предки и эрзян, и мокшанцев прошли немало. Представим, что первопоселенец-мордвин основал какое-то место. Естественно, первые тропы он проложит до водного источника, вторые - до мест, где можно раздобыть что-то для пропитания, - ягоды, орехи, грибы, лесной мед, надрать лыко и т. д. Потом на уже освоенное место приходят другие. А тропы, проложенные первопоселенцем, называют по его имени. Демаки – Дема-ки – Демова тропа. Кужутки – Кужут-ки – тропа Кужута. Оранки – Оран-ки – тропа Орана. Туртапки – Туртап-ки – Туртапова тропа. Кулебаки – Кулеба-ки – Кулебова тропа. Шатки – Шат-ки – Шатова тропа.

В Кочкуровском районе Мордовии есть поселение Старые Турдаки. А в селе Мамлейка Сеченовского района Нижегородской области жил мордвин с именем Турда. Турда-ки – тропа Турды. Это еще раз подтверждает тот факт, что первая непереводимая часть мордово-язычных топонимов означает имя собственное.

Рассмотрим, как к расшифровке топонимов такого типа подходят разные исследователи.

В книге «Материалы по археологии и этнографии Мордовии» И. К. Инжеватов так объясняет два топонима с окончанием на «ки»:

Кушки – село Кушкинского сельсовета Темниковского района. Названо мокша-мордовским словом «кужа» («поляна»). Произносится по-русски, с уменьшительно-ласкательным суффиксом.

Курташки – село Курташкинского сельсовета Атюрьевского района. Названо мокша-мордовскими словами «крташ кужа» («опаленная поляна»). Произносится с большой русско-мордовской трансформацией, почти с полным отсечением слова «кужа» ( Материалы по археологии и этнографии Мордовии. Мордовское книжное издательство, Саранск, 1974, стр. 262).

В другой работе «Топонимический словарь Мордовской АССР» ( Инжеватов И. К. Топонимический словарь Мордовской АССР. Саранск. 1979) И. К. Инжеватов интерпретирует топоним Телимерки следующим образом:

Телимерки – деревня… Темниковского уезда… Название состоит из двух общемордовских слов: телим «зимница» и эрьке (эрьхке) «озеро».

При всем уважении к ученому, согласиться с такой расшифровкой не могу. Почему-то часто для объяснения значения названия ищут слова, хоть чуть-чуть напоминающие часть топонима. Если использовать такую методику, тогда топоним Москва можно объяснить состоящим из двух слов: «мост» и «кварц», дескать место, где был мост, под которым были залежи кварца. А топоним Лукоянов тогда означает «Лук Янов» - от имени Ян, у которого был лук.

Кстати, многие ученые апеллируют словом «кужо» («поляна»), объясняя значение таких географических названий, как Верякуши, Кочкуши, Серякуши, Каналгуши, Кужутки, Ленгуши, Миякуши и др… Но заметьте, ни в одном из них нет чистого слова «кужо». Более того, ни в одном топониме этого чистого слова вы не найдете. Случайно ли это? А может быть «кужо» тут ни при чем? Но это тема другого исследования.



А какие толкования дали некоторым из топонимов Нижегородской области, оканчивающихся на «ки», Л. Л. Трубе, Н. М. Морохин и сегодня дают их ученики и последователи? (Курсивом даны версии автора данной книги).

Бузуйки - … От диал. слова «буза» - «трясина» (Ссылка на Мурзаева).

Первая ошибка в объяснении данного топонима в том, что за основание берется русский язык. Вторая – если «буза», то почему Бузуйки? Должно быть Бузы. Как объяснить мешающие звуки «уй»?

Правильное объяснение: Бузуй - имя собственное, значит Бузуй-китропа Бузуя.

Баки (Красные) – р.п. Др. назв. – Никольское, Боковая, Боки, Бочки. Спорная боковая территория Варнавинского монастыря и великокняжеских владений.

Опять натяжка. Если боковая территория, почему не Боки? Идти надо от мордовского, а не русского языка.

Правильное объяснение: Ба – имя собственное, Ба-киБаева тропа.

Кужутки – д. От морд. «кужо» - «поляна» (Трубе, 1962).

Можно было бы принять данную версию, но здесь также мешают «тки». Исследователи дают данную версию, потому что не знают мордовского языка. Если бы речь шла об одной поляне, тогда название было бы Кужо. И никаких «тки»! Если же было несколько полян, то по-мордовски это звучит так – Кужот (множественное число). И снова мешают «ки». Некоторые говорят, что часть «ки» обозначает множественное число. Да, в русском языке обозначает, но топоним мордовский!

Правильное объяснение: Кужут – имя собственное, Кужут-ки – Кужутова тропа.

Кулебаки - г. От известных в мордовском обиходе слов «кули» («кулу» - «зола») и «баки», обозначавших тару для хранения золы и дегтя: поселение возникает на месте производства поташа.

Да, «кулу» в переводе означает «зола». Но в переводе с мокшанского! В эрзянском языке такого слова нет! А на территории Кулебакского района первопоселенцы были эрзя, а не мокша. Это легко доказать. Там, где обитали эрзя, существуют топонимы с окончанием (формантом) «лей». Савас-лей (окончание «ка» добавлено позднее пришедшими русскими), Тума-лей. На территорииях же мокши топонимы с окончанием «ляй». «Лей» по-эрзянски и «ляй» по-мокшански означают овраг с небольшой речкой, речку.

Что касается второй части – «баки», то здесь необходимо заметить следующее. Первое упоминание о Кулебаках относится к 1678 году. Первопоселенцы – мордва занимались в основном бортничеством. Никаких упоминаний о производстве поташа в источниках нет. Потом, там, где занимались производством поташа, все леса были уничтожены, а наши леса до сих пор шумят! О каких баках (бак – металлический сосуд) можно говорить, когда вокруг непроходимые муромские леса (Кулебаки и сегодня окружены сосновым бором) и 17-й век! Насколько мне известно, в 17-м веке слова «бак» вообще не существовало. Это слово, пришедшее в Россию намного позже, с развитием металлургического производства, когда стали промышленным способом получать листовой прокат, из которого изготавливали баки.

Правильное объяснение: Кулеба - имя собственное, Кулеба-ки – Кулебова тропа.

Курашки – д. От морд. «куро» - «кусты»: характеризует растительность.

Во-первых, слово «куро» переводится не как «кусты», а «куст» (множественное число от этого слова в мордовском языке «курот»). Если там действительно много растительности, тогда было бы множественное число - «курот». В данном топониме же звуки «от» отсутствуют.

Во-вторых, если даже допустить, что первая часть была «курот», то что означает окончание «ки»? В русском языке это окончание иногда обозначает множественное число (коробка - коробки, бочка – бочки), но причем здесь русский язык?

Правильное объяснение: Кураш – имя собственное, Кураш-ки – Курашова тропа.

Маяки – д. Патроним. От мар. мужск. языч. имени Маяк, принадлежавшего, по преданию, первопоселенцу.

Правильно, что топоним произошел от имени собственного. Не могли же быть в той местности, на суше, маяки! Но никто не обращает внимание на окончание «и». Опять это окончание некоторых русских слов, стоящих во множественном числе (весть – вести, гость – гости).

Правильное объяснение: Мая - имя собственное, Мая-ки – Маева тропа.

Межуйки – д. Возможно, патроним. От финно-угорского мужск. языч. имени Мезюкай в русск. транскрипции.

А почему не от имен Межуйкай, Межуйка, Межуй, Межуйк? Здесь мы снова видим попытку найти похожее слово.

Правильное объяснение: Межуй – имя собственное, Межуй-ки – тропа Межуя.

Меленки – д. По преданию, около д. было несколько ветряных мельниц (Урусов).

Старожилы сел и деревень, те, кто не только видел ветряную мельницу, но был знаком с её работой, наверняка знают, что много мельниц в одном месте быть не могло. Производительность одной мельницы была достаточная для переработки зерна, принадлежавшего жителям не только данной деревни, но часто и соседних - не такие уж большие урожаи были триста-четыреста лет назад.

Правильное объяснение: Мелен – имя собственное, Мелен-ки – тропа Мелена.

Мелёшки – д. Вачск. См.: МЕЛЕШИХА (Мелёшиха – д. Шах… Патроним. От мар. мужск. языч. имени Мелеш.

Правильно, Мелеш (точнее Мелёш) – имя собственное, Мелёш-ки – Мелёшина тропа.

Мякушки - Верхн. и Нижн. – д. Павл. От эрз. «миянг» - «бобр» и «кужо» - «поляна». Исчезли в 1970-х гг.

Удивляет способность некоторых исследователей усложнять имеющиеся проблемы. Ведь так трудно представить такую разительную трансформацию! Ни слово «миянг», ни слово «кужо» в данном топониме не чувствуются. Здесь всё тот же прием подыскивания аналогов частей топонима.

Правильное объяснение: Мякуш – имя собственное, Мякуш-ки – Мякушина тропа.

Оранки – с., Бог. Назв. русск. – от «орать» - «пахать»: распаханный участок в лесу.

Как известно, оратаи работали абсолютно повсюду и везде были распаханные участки. Но почему-то только в этом месте поселение названо от слова «орать» - «пахать». Это первое возражение. Второе. Название строят от русского слова «орать», но ведь поселение существовало еще до прихода русских людей.

Правильное объяснение: Оран – имя собственное, Оран-ки – Оранова тропа.

Шатки – р.п. и ж/д ст. Назв. связывают с положением Шатков, в прошлом Шатковских ворот, на засеке, существовавшей в XVI-XVII вв.: они несколько отклонялись в сторону от основной оборонительной линии; считается и то, что первоначально в Шатках жил «шаткий», непостоянный народ, приезжавший на время из других мест.

Здесь тоже попытка объяснить с точки зрения русского языка. Но поселение возникло до прихода русских. Следовательно, нужно объяснять на основе мордовского языка.

Правильное объяснение: Шат – имя собственное, Шат-ки – Шатова тропа.

Глава 5
1   2   3   4


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет