В двух шагах от управления разумом



бет1/34
Дата23.07.2016
өлшемі2 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34

В ДВУХ ШАГАХ ОТ УПРАВЛЕНИЯ РАЗУМОМ


Нинэль Логинова. "Московские Новости", № 12, 1994.

Только и слышишь вокруг: нас зомбируют, нами манипулируют, психотронное оружие готово, осталось последний шуруп ввинтить. Неясно одно: кто эти властелины мира? И как умудрились достичь таких высот посреди нашего развала? Поскольку в прессе замелькало имя ученого Игоря Смирнова, который якобы отец этой напасти, то еду в лабораторию психокоррекции Московской медицинской академии, на него посмотреть.
Группа ученых, в свое время выплывшая из чисто научного интереса на психодиагностику и психокоррекцию, стала объектом пристального интереса оборонщиков и "комитетчиков". Мешать им не мешали, просто следили за каждым шагом. Лабораторию, сотрудников (врачам из того же научного интереса понадобились физики, программисты) и все работы взяли под контроль, публикации сочли преждевременными. Было обидно жить в вакууме, но зав. лабораторией психокоррекции Московской медакадемии Игорь Смирнов вспоминает эти недавние времена, как райские.

Финансы - неизвестно откуда, сколько попросит, любые заказы выполняются немедленно на почтовых ящиках и доставляются лично в руки. Разглядываю компьютерную плату, изготовленную по его заказу. С ее помощью кодируется словесная команда для пациента (или декодируется, то есть расшифровывается для врача, психолога). "Кто у нас сумел сделать такую плату?" - спрашиваю. Смирнов пропускает мимо ушей некорректный вопрос. Когда американцы опубликовали свои идеи по неосознаваемой психодиагностике (1987 год), наши ликовали: мы - далеко впереди! А главное, стена секретности дала трещину.

Сегодня у Смирнова 80 научных публикаций, 17 изобретений, из них 4 "пионерских", то есть не имеющих аналога. Например, способ семантической психокоррекции изобретен не "в подвалах ЦРУ", как пишут, а вот в этих самых подвалах (тут надо буквально понимать, ибо храм уникальной науки ютится в цоколе дурдома и занимает ровно три конуры по 4х1,5 кв.м, с битым кафелем на стенах, протекающими потолками и замызганными крохотными окошками). В чем суть метода, пристаю к Смирнову. "Берете человека, - говорит, - и стираете у него алкогольный мотив..." Я в панике: что значит "берете" и как это "стираете"?

КАК ДЕЛАЮТ ЗОМБИ


Пациента усаживают перед компьютером, на экране мелькает графика, в наушниках - приятный шумок. Шумок непростой: в нем скрыты вопросы в самую "душу", о главном - семья, работа, деньги, профессия, учеба, наука, секс, политика, алкоголь, криминал и прочее. Датчики вводят в компьютер реакции пациента на эти бесшумные вопросы. Причем ответы идут из подсознания, то есть пациент сам не подозревает о своих пристрастиях. И когда он уйдет, ученые расшифруют картину его "души", рейтинг его ценностей: что думает о мире и своем месте среди людей, чего хочет, чего боится. Это половина работы - диагноз.

Вторая половина - коррекция: негативные, асоциальные устремления пригасить, даже снять, позитивные - усилить. Дали человеку послушать любимого Вивальди, а в музыку заложили не вопросы, а... скажем так, "советы". Пациент их не слышит, но усваивает. И почему-то после сеанса... поступил в вуз, бросил пить, вернулся в семью, перестал воровать (даю невыдуманный набор перемен - так было). Если он душевно болен и агрессивен, то утихает. Если в корне его недуга были семейный конфликт, потрясение в раннем детстве, то они выйдут на экран из глубин подсознания и будут "забыты", дезавуированы по приказу врача (случалось, человеку после такой коррекции отменяли грубый психиатрический диагноз, с которым он прожил годы). Если он безнадежно болен и время его истекает, то отойдет в мир иной без шоковых болей и страданий.

Впрочем, всех типов и вариантов коррекции не перечислить. Здесь составляют каждому пациенту индивидуальную программу и бесплатно, так как цены этой работе нет... Однажды двое врачей попросили привить им коммерческую жилку. Сказано - сделано. Сейчас оба процветают в бизнесе, утратив всякий интерес к лечебной деятельности (что неплохо для их больных). "Вам нравится называть наших пациентов словом "зомби", пожалуйста, - усмехается Смирнов. - Мы сами их так зовем в шутку. Хотя занимаемся обычным психоанализом, правда, ускоренным с помощью компьютера. Не забудьте в своей клеветнической заметке уточнить наши цели - лечить и учить. И не приписывайте нам иных, негуманных".

"СТРАШНЫЕ" ВОПРОСЫ


Я уже поняла, кто передо мной. Обожаемый населением и прессой тип ученого-фаната, которому безразлично, кто за ним следит и к каким подвигам рассчитывает принудить со временем. В решающий момент он скажет "нет" своим тихим голосом. Не исключено, что это поняли и оборонка, и комитет. И едва начали сами нищать, как захлопнули райские врата, выбросив лабораторию на улицу. Работа по созданию новых "психотехнологий" не прервалась, однако, ни на день.

Из опасения, как бы чего не украли в годы слежки, задаю ряд страшных вопросов.

— Могут ли на заводе повторить то, что делали для вас, в иных, "не лечебных" целях?

— Не могут. Главное ведь не мегафон, а что в него сказать.

— На днях вы уволили еще четверых сотрудников, продавшихся коммерсантам, в том числе западным. Могут ли они выполнить неэтичный заказ хозяев: внушить толпе покупать такие-то акции, партнеру - подписать невыгодный договор, конкурента уговорить уйти в домуправы?

— Во-первых, я не сказал "продавшихся". Люди оголодали. Я их не уволил, а отпустил. Если бы мог, с удовольствием перекупил бы кое-кого обратно. Во-вторых, мы предвидели такой поворот. И твердо заявляю, что всей полнотой информации никто, кроме меня, не владеет. Выполнить мелкие и подлые заказы нуворишей кто-то сможет. Но очень мелкие! А вас ведь интересуют нераспознаваемые команды для масс населения, то есть, собственно, психотронное оружие?

— Да. Чтобы, скажем, голосовали за Руцкого, чтобы ушли с площади или, наоборот, бегом на площадь и булыжник в руки...

— Таких умельцев среди уволенных нет".

Делаю глубокий вдох и задаю самый страшный вопрос: "А вы... можете?" Ответ получаю классический (у фанатов всегда глаза смеются при этом): "В принципе задача решаемая. И нетрудная. Но неинтересная".

— Назовите интересную задачу.

— Вот сейчас девочку привели... 31 год... Две попытки самоубийства... Надо уговорить ее жить.

Ну да, поскольку самих уговоров "девочка" не услышит, то станет думать, что приняла решение самостоятельно.



Каталог: statii -> zombir
statii -> Статья Вопрос от одного из читателей
statii -> Бюллетень Группа продуктов: этикетки тб №21 02/09/2005
statii -> Д-р, экон наук, профессор Санкт-Петербургского государственного архитектурно-строительного университета
statii -> Изучение автобиографических повестей о детстве
statii -> Л. М. Беляева, Е. А. Колупаева
statii -> Имка в менхнгофе 1946-1949 гг
statii -> Особенности течения острой ревматической лихорадки у подростков
statii -> Авсd-анализ – как всё-таки правильно его делать. Как проводить авс-анализ


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет