В. Г. Перов Василий Григорьевич Перов (1834 – 1882)



жүктеу 49.36 Kb.
Дата19.07.2016
өлшемі49.36 Kb.
В. Г. Перов

Василий Григорьевич Перов (1834 – 1882)

Путь Перова – от прямой критики действительности к постижению этой действительности в наиболее значительных полотнах.

Сын прокурора из Тобольска, он учился в Москве в Училище живописи, ваяния и зодчества, которая находилась под опекой Академии, но все же была самостоятельна. В год отмены крепостного права (1861) Перов закончил Училище.

«Проповедь на селе» (1861)

Перед нами изображение сцены из сельской жизни: священник читает проповедь на тему: «Нет власти, аще не от бога». Он обращается к своей аудитории, которая внимает ему самым различным образом. На переднем плане дремлет эта самая власть – помещик, рядом с ним его супруга, с ней заигрывает какой-то селадон. Особенно внимательно слушают священника дети, которым до этой темы не должно быть никакого дела. Пытаются понять, что говорит помещик, крестьяне. Картина написана в коричневатом тоне, никакой красоты вещного мира, как это было на картинах Федотова, уже нет. Художник выносит приговор действительности: суровый и строгий.



«Сельский крестный ход на Пасхе» (1861)

Это одно из самых обличительных полотен русской живописи. Перед нами сцена на рассвете, когда крестьяне во главе с местной церковной властью уже достаточно попраздновали у целовальника, и вот они выходят, вернее, вываливаются из кабака и направляются куда-то вниз, на крестный ход. Перед нами целый ряд чудовищных сцен: вот поп с крестом, зажатым им в руке наподобие оружия убийства. Он тяжко обрушивается с крыльца, успев ухватиться за перекладину. Пьяный дьячок с молитвенником уже не может стоять на двух ногах. Какой-то персонаж уже лежит под крыльцом, и баба льет на него воду из кувшина.

Движение толпы хаотично, беспорядочно. Вот старик с перевернутой иконой, женщина в спущенном с одной ноги чулке направляется на зрителя, а не в ту сторону, куда должна пойти вся процессия. Тусклый рассвет подчеркивает беспросветность этой жизни. Оказывается, и крестьянский мир не идеален. Перов нагнетает темные краски в своей картине, в живописи господствует холодная гамма. Цвета лишь называют предметы, но не играют всеми переливами красок. Рисунок не очень выразителен. При этом картина производит очень сильное впечатление. Это подлинно критический реализм в его обличительной форме.

«Чаепитие в Мытищах» (1862)

Продолжением темы обличения поповского сословия стала картина «Чаепитие в Мытищах». Перед нами очень просто прочитываемая сцена: солдат – инвалид и герой Крымской кампании- просит милостыню у священника, который выкушал уже не одну чашку чаю. Толстое пузо священника говорит само за себя. Мальчик-поводырь наклонил голову, а солдата отстраняет от обильного стола служанка. На столе своеобразный натюрморт, но в отличие от таких же натюрмортов Федотова, он не вызывает радостного ощущения полноты жизни.

Два года Перов провел за границей. Там он создал очень немного произведений («Савояр») – своеобразный Гаврош парижских улиц. Перова тянуло на Родину, итальянские или парижские виды его уже не интересовали. В этом видна огромная разница между двадцатыми годами 19 века с их обязательным посещением Италии и срисовывания ее видов и итальянских типов. По возвращении Перов вновь приступил к изображению русской жизни. Теперь его живопись стала более глубокой, возросло мастерство художника.

«Тройка» (1866)

Само название этой картины полно горькой иронии. Тройка – со времен Гоголя символ русской жизни – здесь несчастные дети – ученики мастера, везущие бочку с водой по заснеженной московской улице. Перед нами замечательное решение чисто художественной задачи: изобразить непосильный труд. Место, где разворачивается действие, - Рождественский бульвар на кольце бульваров в Москве. Именно в этом месте высокий берег взятой в трубу Неглинной образует своеобразную гору, на которую взбираются дети. Серая стена Рождественского монастыря подчеркивает серость и беспросветность жизни детей, ее ровный и неумолимый прямой силуэт контрастирует с живописной группой ребят. Собака немного оживляет картину.



«Утопленница» (1867)

Той же теме – современная жизнь женщины - посвящена эта картина. Что больше всего поражает в ней? Будничность смерти, полное равнодушие солдата к человеческой трагедии. Вот он присел и закурил, пытаясь согреться в это холодное серое утро. Серебристо-серые, синеватые тона передают ощущение холодного туманного ноябрьского утра. Холодно и безжизненное тело. На заднем плане угадываются холодные, серые громады Москвы. Картина поразительно напоминает сцены из романов Ф.М. Достоевского.



«Проводы покойника» (1865)

Глубоко по лирическому чувству это трагическое полотно о похоронах в деревне. На картине - настоящее сочувствие жертвам несчастья. У крестьянки умер муж – кормилец, и вот она осталась одна с двумя маленькими детьми на руках. Савраска тянет в гору дровни, на которых стоит простой гроб, прикрытый рогожей. Мальчик и девочка здесь же, в дровнях, гроб занял целиком дровни, и женщина сидит на его конце. Перов очень деликатно изображает героиню со спины, как бы не решаясь заглянуть в лицо столь тяжелому горю. Бесслезна скорбь бедняков, привыкших к несчастьям. Вся процессия направляется на холм, с трудом преодолевая крутой подъем, а линия холма падает вниз, тем самым возникает ощущение тяжелого подъема. Скорбно наклоненная голова женщины повторяет так же наклоненную голову лошади. Сломанная веточка у дороги напоминает о несчастной, сломанной судьбе вдовы. И только собака, как мы это видели и в «Тройке», немного оживляет печальную картину. Тона живописи холодные, преобладают белый и серый.



«Последний кабак у заставы» (1868)

Еще более возрастает значение пейзажа, игравшего такую большую роль в «Проводах покойника». Крестьяне, возвращаясь из города, зашли в кабак, после которого продолжат свой путь в деревню. Женщина в санях ждет их. Но мы не видим самих крестьян. Мы чувствуем, какой идет загул в кабаке по чадным отблескам свечей на заснеженных окнах. Свет лихорадочный, горячий. Там мужики пропивают с таким трудом заработанные деньги, в этом загуле они топят горе своей тяжкой жизни. Холодный лимонно-желтый свет заката подчеркивает холод на улице. Тягостная тишина. Свободно движется кисть Перова, мазок широкий. Мы видим глубокие борозды на снегу, они рисуют уходящее вверх перспективное сокращение пространства, но сани перегородили дорогу. Так возникает ощущение бесцельности, бесплодности происходящего. А за столбами заставы – заснеженные поля. Вертикаль прочерчена дорогой, столбами, еле видной стайкой птиц справа. И возникает ощущение ритма гаснущего движения. Как будто народные силы в бесплодном пьянстве растрачиваются по-пустому, и замирает жизнь. В казалось бы пейзажном и жанровом полотне Перов отразил свои размышления о судьбах Родины, о народной России в пореформенную пору.



Портреты Перова. Павел Михайлович Третьяков заказал Перову портреты выдающихся деятелей русской культуры. Перов раскрывает психологию портретируемых художественными средствами. Вот «Портрет А. Н. Островского» (1871) Перед нами человек огромного житейского опыта, народного склада мышления. И одежда Александра Николаевича тоже простая, распахнута шуба-кафтан. Художник подчеркивает простую русую бороду драматурга. Портрет легкий и мягкий по манере исполнения, по цвету, скульптурной пластике. На портрете В. И. Даля – создателя знаменитого словаря живого великорусского словаря – перед нами человек большого ума, широкого кругозора. Это настоящий рыцарь просвещения.

«Портрет Ф. М. Достоевского» (1872)

Один из наиболее интересных портретов кисти Перова. Мы почти физически ощущаем тяжесть и мучительность проклятых вопросов, которыми жил Федор Михайлович. Великолепно передана работа мысли и совести великого писателя. Черты Достоевского заострены, руки сжаты, взгляд в глубину мироздания. Обратите внимание на руки писателя, на то, как они лежат на коленях, и запомните этот жест.








©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет