Венгрия: народ отправил олигархов на скамью оппозиции1



жүктеу 213 Kb.
Дата22.07.2016
өлшемі213 Kb.
Любовь Шишелина

Доктор исторических наук,

Зав. Отделом восточноевропейских исследований

Института Европы РАН


Венгрия: народ отправил олигархов на скамью оппозиции1
Выступая перед сторонниками ФИДЕС2 на площади Вёрёшмарти вечером 25 апреля после подсчета результатов второго тура парламентских выборов, Виктор Орбан, лидер победившей с небывалым не только для Венгрии, но и для всей Европы преимуществом партии, сказал: в Венгрии свершилась революция и свершилась она путем мирного голосования в избирательных кабинках. Положен конец олигархическому режиму, который злоупотреблял властью и довел страну до небывалого упадка и утраты международного авторитета. И это обстоятельство – победа национально-центристской партии над совершенно конкретным противником добавляло воодушевления и особенно окрыляло и ораторов и собравшихся.

Эти выборы венгры ждали, с особым нетерпением, с осени 2006- го, когда Будапешт накрыла волна демонстраций с требованиями отставки кабинета Ференца Дюрчаня. Три с половиной года прошли в противостоянии улицы, оппозиции и кабинета либерал-социалистов, не желавшего идти на досрочные выборы. И столь долгое и упорное сопротивление также отразилось в сокрушительном отмахе маятника избирательной фортуны. Итог – конституционное большинство или 68, 14% мест в Государственном собрании страны, так называется парламент Венгерской республики, получила партия Виктора Орбана. 262 депутата от ФИДЕС и Народной христианско-демократической партии заняли места в историческом зале заседаний. Представители Венгерской социалистической партии в этот раз смогли получить всего 15,28% мест или 59 депутатских мандатов. Интрига выборов состояла в том, окажутся социалисты (партия Ференца Дюрчаня) на втором месте, или их все же обойдет их главный противник по уличным боям и манифестациям, «партия анти-Дюрчаня», право – радикальное движение «За лучшую Венгрию».1 Новичок парламентских выборов все же немного отстал, набрав 12,18% избирательных баллов, и получил 47 мандатов. Теперь две партии непримиримых антипода сидят рядом друг с другом в стенах парламента и уже начали выяснять отношения в зале заседаний. Второй новичок парламентских выборов – европейская либеральная партия «Возможна другая политика» получила 4,15% или 16 мандатов. Есть в парламенте Венгрии и один независимый депутат.

Нынешние, шестые по счету выборы, прошедшие в два тура 11 и 25 апреля 2010 года, знаменательны еще и тем, что совпали по времени с двадцатилетним юбилеем избрания первого парламента постсоциалистической Венгрии и уже поэтому, в ряду других событий ушедшего 2009 года, отсчитавших 20-летие прорыва венгеро-австрийской границы, падения Берлинской стены и распада социалистической системы являются событием гораздо большей значимости, нежели все предыдущие волеизъявления граждан.

Выборы и юбилеи – это время для оценок и размышлений. Собственно этим и занимаются и в самих восточноевропейских странах, и в объединенной Европе уже года два – три, в зависимости от времени зарождения новых политических движений в бывших соцстранах. 20-летний юбилей Венгерского демократического форума, мозгового центра венгерской перестройки, отмечали в сентябре 2007 года в ставшем с тех пор историческим местечке Лакителек на берегу реки Тиса. Общей нитью всех выступлений было сожаление о том, что нет причин для торжества. Оценивая состояние венгерского общества, его экономики и политики спустя два десятилетия, многие из участников мемориальной встречи сошлись во мнении, что реформа в Венгрии вовсе не начиналась, и к ней надо приступать немедленно. Другие, напротив, полагали, что попытка преобразований все же имела место, однако она закончилась провалом, и поэтому необходима новая реформа. Один из участников тех событий конца 80-х годов и мемориальной встречи, архитектор Имре Маковец, подвел невеселый итог двух десятилетий «реформирования»: «Мы были наивны, потому что не знали, что нас ждет еще более глубокое и основательное подавление, чем советское угнетение»1. А представитель старшего поколения венгерских политиков-реформаторов, социалист Имре Пожгаи, выступая на Лакителекском собрании, сказал, что в 1987-1990 годах страна переживала такой же подъем революционного напряжения, как в 1956 году, однако позже испытала невиданное до сих пор падение. «Положение не только не изменилось, оно стало хуже, чем двадцать лет назад», - так оценил обстановку Пожгаи. По его словам, «после смены системы Венгрия потерпела стратегическое поражение» 2. Да, именно стратегическое, поскольку утратила не только стабильность, но и наработанный в социалистическое время авторитет передовой страны региона, страны-реформатора. И это, безусловно, не может не огорчать.

Нынешние «юбилейные» выборы, можно считать лакмусовой бумажкой зрелости и самого процесса «реформ», и лидеров, его начинавших. Из партий, собиравших в конце 80-х годов многотысячные толпы сторонников и прошедших в первый свободно избранный парламент, спустя немногим более 20 лет на места в законодательном органе страны, претендовали уже только три. Это ФИДЕС, Народная христианско-демократическая партия и Венгерская социалистическая партия. Несмотря на то, что Венгерскому демократическому форуму, руководимому последние 10 лет Ибоей Давид, удалось собрать подписи, необходимые для участия в выборах, изначально было понятно, что шансов пройти в парламент у партии, унаследовавшей историческое название авангарда венгерских демократических реформ нет. Знаковым событием стало то, что в 1990-ом вторая крупнейшая партия - либеральный Союз свободных демократов, по итогам руководящих коалиционных соглашений дольше всех занимавшая весьма ответственные посты в правительстве и пост мэра Будапешта, в 2010 году вообще не смогла собрать подписи для выставления общенационального списка и практически канула в небытие.

Собственно ФИДЕС сегодня является единственной из стартовавших 20 лет назад новых политических партий, сумевший за все эти годы не только удержаться на верхних строках народного рейтинга, но и значительно увеличивать число своих сторонников от выборов к выборам, поглощая разочаровавшийся электорат других перестроенных партий. Причем, с неизменным лидером во главе партии и коалиции – Виктором Орбаном, который по результатам предвыборного опроса общественного мнения, уступал всего один балл по популярности президенту страны и занимал, таким образом, второе место в рейтинге венгерских политиков. На выборах 2000-х годов ФИДЕС собирал в пять-шесть раз больше голосов, чем на выборах 1990-х, в то время как набравшие наибольшее число на первых свободных выборах национально-христианский Венгерский демократический форум и либеральный Союз свободных демократов едва взяв барьер на выборах 2006 года к нынешним выборам уже стали практически достоянием истории. Удивление вызвали попытки этих некогда непримиримых партий помогать друг-другу в выдвижении кандидатов по округам. Это еще одно свидетельство, как изменилась за 20 лет политическая жизнь Венгрии.

Нынешние выборы, по результатам которых партия Виктора Орбана получила конституционные 2/3 парламентских мандатов стали пиком в истории партии. Можно даже утверждать, что вполне закономерным пиком. ФИДЕС уже находился у власти в Венгрии в союзе с ВДФ в 1998-2002 гг., а затем дважды (притом, что каждый раз набирал большее число голосов) проигрывал социал-либеральной коалиции с весьма сомнительным результатом всего в 1%.

Следует вспомнить, что в конце 90-х годов консервативная коалиция унаследовала страну в не менее тяжелом экономическом и моральном состоянии, чем сейчас. Выступая в канун десятилетия первых свободных выборов в феврале 2000 года, с речью в Пештском Вигадо, премьер-министр Виктор Орбан, в качестве положительного результата двух лет правления своего кабинета привел тот факт, что в 1999 году экономика страны, после балансирования на грани катастрофы в 1990-ом, смогла вернуться к показателям 1989 года. Причем к этим показателям по уровню заработной платы и покупательной способности населения пришла экономика уже совершенно другого типа. Таким образом, как посчитал тогда молодой премьер-министр, был перейден рубеж невозврата к прежней системе, прежнему типу экономики и общественных отношений.

Программу на следующие десять лет, премьер-министр уложил тогда в простой лозунг, который удачно рифмуется в венгерском языке и переводится на русский примерно как: чтобы у каждой семьи была возможность «воспитать троих детей, обзавестись трехкомнатной квартирой и четырьмя колесами». «Три, три и четыре». Четыре года правления национально-консервативной оппозиции в стране действовал специальный государственный проект («план Сечени»1), целью которого была поддержка малых и средних предприятий, фермеров, образовательных и культурных программ, научных исследований. То есть, открывались реальные перспективы для осуществления этого лозунга. Сам же Виктор Орбан в роли премьер-министра запомнился как самый успешный глава правительства постсоциалистической Венгрии. Однако, для продолжения своей программы модернизации общества, кабинету венгерских консерваторов в 2002 году не хватило 0,98% голосов избирателей. Либерал-социалистической коалиции на выборах удалось обойти его всего на один процент только благодаря тому, что она настроила венгерский электорат против национальной программы кабинета ФИДЕС, которая предполагала делиться социальными достижениями с проживающими в соседних странах соотечественниками, а кроме того, предоставить им возможность получения второго, венгерского гражданства. Либерал-социалисты сыграли на опасениях той части населения, которая боялась, что социальных благ на всех венгров может не хватить.

Путем фальсификации экономических показателей либерал-социалистам удалось остаться у власти еще и на второй срок, и, таким образом, распространить свое правление на долгие восемь лет обойдя ФИДЕС в 2006 году на 1,17%.

Судя по первым шагам нового кабинета и нового руководства Парламента, ФИДЕС намерен довести до логического завершения ряд своих нереализованных программ. Первым таким делом станет предоставление венгерским соотечественникам, проживающим в соседних странах второго венгерского гражданства. Эта программа получает новое звучание на фоне отмечающегося 4 июня нынешнего года 90-летия со дня подписания Трианонского договора, 1 по результатам которого за пределами венгерского государства после Первой мировой войны осталось 2/3 территорий и половина этнических венгров. Это намерение правительства Виктора Орбана уже вызвало реакцию недовольства в соседних странах. В частности премьер Словакии Роберт Фицо высказался, что люди, проживающие в Словаки, не могут иметь два гражданства и им придется выбирать между словацким и венгерским гражданством.

Среди других первоочередных дел правительства – расследование деяний предыдущего правительства, таких как избиение демонстрантов полицией при разгоне демонстраций осенью 2006 года, несоблюдение правил безопасности при организации массовых мероприятий и фейерверка в день государственного праздника Дня Св.Иштвана в августе 2007 года, в результате которого пострадали люди, и еще как минимум полтора десятка громких дел о коррупции.1

Но главное, пользуясь парламентским преимуществом, ФИДЕС намерен ввести ряд поправок в Конституцию страны. Необходимость в таких из них, как сокращение в два раза численности депутатов Парламента и местных законодательных органов, внесение изменений в процедуру выборов назрела давно. К тому же меры по сокращению дорогостоящего аппарата управления вписались в общие мероприятия по преодолению экономического кризиса.

Еще при правительстве Ф.Дюрчаня Венгрии первой среди восточноевропейских стран осенью 2008 года был предоставлен антикризисный пакет помощи в виде займов ЕС, МВФ и Всемирного банка на сумму 20 млрд. евро.2 Целью займа было поддержание национальной валюты, которая в октябре 2008 года обесценилась на 10%, а также стабилизация снижения бюджетного дефицита, который в 2006 году достиг рекордной цифры в 9,2%. В 2008 году Венгрия к тому же, вошла в число государств с одной из самых высоких задолженностей по внутреннему долгу, достигшей 65% ВВП, и заняла 4-е место по этому показателю в Евросоюзе после Италии, Греции и Бельгии. Финансовая помощь поспособствовала снижению бюджетного дефицита и на какое-то время подкорректировала другие показатели, но не внесла надежды на улучшение экономического состояния в перспективе. Ведь долг рано или поздно надо отдавать.

Правительство Виктора Орбана вновь получило от предшественников страну с деградирующей экономикой, крупнейшим в мире внешним долгом и полуразрушенной социальной сферой. Пока предыдущий кабинет не передал новому правительству все дела, остается непонятным какая часть годового бюджета уже была израсходована за первые четыре месяца 2010 года. Эксперты от ФИДЕС еще до выборов высказывали опасения, что им достанется до предела опустошенная казна. А это затруднит или отсрочит выполнение предвыборных обещаний кабинетом Виктора Орбана. Скорее всего, венграм опять предстоит готовиться к очередному затягиванию поясов. На ухудшение положения в венгерской экономике играли два обстоятельства: скандальные экономические меры правительства Ференца Дюрчаня и неудачное вписывание страны в Европейский рынок с его нормативами и условиями хозяйствования. Если доходы в области сельского хозяйства в расчете на одного труженика в среднем по ЕС за 2009 год снизились на 12,2%, то в Венгрии – на 35,6% - т.е. намного больше, чем в остальных странах Евросоюза.1 Можно говорить о практически полном разрушении сельского хозяйства этой некогда ставившейся всему социалистическому пространству в пример страны. К концу 2009 года Венгрия оказалась и страной с самым высоким уровнем инфляции в ЕС - 5.4%.2 ВВП страны снизился на 7%. Венгрия, удивившая до вступления в ЕС еврокомиссаров одним из самых низких уровней безработицы, утратила к сегодняшнему дню и это достижение. В марте 2010 года уровень безработицы достиг 11,4%. По мнению экспертов –это абсолютный рекорд постсоциалистического периода. Поэтому Виктор Орбан среди первоочередных задач, заявляет о необходимости за предстоящие 10 лет создать не менее миллиона новых рабочих мест.

Правительство приняло присягу 29 мая 2010 года. Премьер Виктор Орбан представил на утверждение парламента более компактный кабинет министров нежели был при его социалистических предшественниках. В нем всего восемь министерств. (В прошлом кабинете их было двенадцать.) Нет в правительстве Орбана и олигархов. Все посты заняли члены правящей партии либо известные в Венгрии специалисты. Так, министерство трудовых ресурсов, к которому отойдут компетенции разработки социальной политики, политики в области здравоохранения и образования возглавит бывший ректор Медицинского университета им. Семмельвейса и известный ученый Миклош Ретеи. А министерство национального развития – предприниматель и экономист Тамаш Феллеги, известный в сфере развития медиабизнеса. Министром иностранных дел вновь, как и в прошлом кабинете ФИДЕС займет уже знакомый международной общественности Янош Мартони.

Как сказал в одном из интервью Виктор Орбан, его кабинету предстоит вернуть веру венгров в свои силы и вернуть утраченный международный авторитет.

Здесь следует отметить, что со времени прошлого срока управления страной сама партия и ее лидер не стояли на месте. С одной стороны на эволюции партии к центризму повлиял прочный союз с Народной христианско-демократической партией. С другой стороны, напор радикальной национальной партии «За лучшую Венгрию», порожденной уличными протестами против лидера социалистов Ференца Дюрчаня, естественным образом, вынес его в центр венгерской политической арены. Таким образом, спустя двадцать лет после первых демократических выборов в Венгрии утвердился трехгранный политический спектр, с полноценным центром. Другим ветвям – «левым» и «правым» еще предстоит обретение нового лица и своего места в венгерской политической жизни. Дело в том, что в венгерской политической жизни понятия «лево» и «право» сами по себе исказились настолько, что «левыми» называют себя привычная партийная номенклатура и бизнес-элита страны, а «правыми» представители обделенного рабочего класса и разоряющегося под натиском внутреннего и внешнего кризиса среднего класса.

Союз с олигархами, начавшийся восемь лет назад совершенно деморализовал Венгерскую социалистическую партию и всю венгерскую политическую жизнь. Беды реформсоциалистов стали очевидными уже с самого начала их повторного (после 1994-1998 гг.) прихода во власть. Помимо повторения ошибки с возобновлением союза с либеральной ССД, социалисты, за отсутствием своей адекватной фигуры для поста премьер-министра, пригласили в 2004 году возглавить кабинет министров банкира Петера Меддеши, очевидно, полагаясь на его опыт министра финансов еще в правительстве ВСРП. П. Меддеши же привел с собой команду, в которой оказались преимущественно опытные бизнесмены, среди которых и главная антифигура современной венгерской политики - Ференц Дюрчань, почувствовавшие, что на плечах партии можно сделать свой бизнес еще более успешным. Следуя терминологии известного польского политолога Ядвиги Станишкис,1 с этого момента в Венгрии началась технократизация власти и попытки приватизировать государство (т.е. использовать государственные институты в узкогрупповых целях). Особенно усилились эти черты в руководстве страной после скандального ухода с поста П.Меддеши. В качестве преемника он предложил на пост главы правительства министра по делам молодежи и спорта в своем кабинете, одного из богатейших людей Венгрии, а в прошлом лидера одной из организаций венгерского комсомола Ференца Дюрчаня. Так люди бизнеса прочно и надолго оккупировали места в верхушке ВСП, а сам Ференц Дюрчань занял еще и место лидера Венгерской социалистической партии.

И хотя партия в ходе избирательной кампании выдвинула другого представителя на пост кандидата в премьер-министры (однако, также работавшего в свое время в команде Петера Меддеши) молодого политика Аттилу Мештерхази, преломить негативное отношение населения она не смогла. Как выразился сам Меддеши в одном из интервью, партии предстоит как минимум восемь лет отсидки на скамье оппозиции. Кстати, вместе со всеми будет отсиживаться и Ференц Дюрчань, прошедший в парламент третьим номером по списку социалистов. Тем не менее, он не намерен отсиживаться молча. Доведший страну до самых низких социально-экономических показателей в Европе бывший премьер в своих предвыборных заявлениях то перед студентами, то перед активистами ВСП продолжал сыпать угрозами в адрес ФИДЕС «Мы постоянно будем держать их под обстрелом». «Каждый понедельник, когда премьер министру надо будет появляться в парламенте, он будет проклинать судьбу, вспоминая о предстоящей с нами встрече».2 Таким образом, к консолидации общества и перемирию ради спасения страны, бывший лидер страны не готов. Напротив, в ходе избирательной кампании социалистов он попытался распродавать свою записанную на CD речь о 24-совом вранье народу Венгрии, вызвавшей взрыв возмущения осенью 2006 года, рекламируя ее как мужественный поступок.

Как предсказывала бывший Председатель Госсобрания Венгрии, одна из редких действительно авторитетных фигур в ВСП, Каталин Сили, эти выборы станут моментом истины для ВСП, за которым должно будет последовать обновление ее состава и разработка новой программы и стратегии.

Что касается либерального спектра, то последние выборы показали его чрезвычайную слабость в новых политических реальностях. Как мы уже писали, первая либеральная партия - ССД, выросшая из среды диссидентов, самиздата и обозревателей радиостанции Свободная Европа и занявшая второе место по числу набранных голосов в ходе первых выборов оказалась невостребованной. Здесь сказались два обстоятельства. Во-первых, то, что партия, в самом деле, дольше других имела своих представителей в постсоциалистических кабинетах министров, вступая в различные коалиции. И именно на ее представителей выпали самые непопулярные решения. Как, например, вызвавшая буквально ярость венгерского населения министр здравоохранения в кабинете Ф.Дюрчаня Агнеш Хорват, заменившая профессиональные медицинские решения бизнес-техническими инновациями типа турникетов на входе в лечебные учреждения и сейфы для денег вместо лекарств в венгерских больницах…

Во вторых, о многом говорит состав новой либеральной партии, прошедшей в Парламент под названием «Возможна другая политика». В условиях открытости границ и членства Венгрии в Евросоюзе, диссиденты остались невостребованными, самиздат при всеобщем доступе в интернет и вовсе стал атавизмом. Сегодня даже никого не удивляет, что члены партии живут, учатся и работают не в Венгрии, а в других европейских странах. Да и само разочарование в связи с вступлением Венгрии в Евросоюз, служит скорее усилению националистических, нежели зелено-либеральных настроений. Поэтому либеральный электорат в ходе последних выборов голосовал скорее «против», чем «за». Преимущественно против крайне правых, рассеявшись между социалистами и ВДП.

Таким образом, во всем политическом раскладе 460летний Виктор Орбан сегодня остается единственной стабильной и узнаваемой фигурой венгерской политики, вызывающей доверие населения и понятной ему, символом продолжения принятого 20 лет назад курса на демократизацию, а коалиция ФИДЕС-ХДНП может сегодня считаться наиболее прозрачной, предсказуемой и компетентной. Ведь за плечами 20 лет неуклонного роста. Другим партиям предстоит обрести парламентский опыт либо существенно обновиться. Похоже, единственной проблемой для ФИДЕС сегодня является само название партии – Союз молодых демократов. За двадцать лет молодые и напористые фидесовцы возмужали, обзавелись семьями и не только детьми, но и внуками. Опять же, именно представитель ФИДЕС оказался и самым пожилым депутатом, которому была оказана честь открыть первое собрание Государственного собрания нового созыва. Кстати, 89-летний Янош Хорват успел побывать еще и депутатом парламента Венгрии в 1945-47гг. Так что в этом смысле, как нельзя кстати пришлось длительное партнерство с христианскими демократами и все более акцентируемая приставка к названию самой партии – Гражданский союз.

В западной, да и в российской прессе куда больше ажиотажа вызвало вступление в предвыборную кампанию движения За лучшую Венгрию. Еще бы, ведь они успели не только наделать много шума в венгерской политической жизни, но и провести троих своих представителей в Европейский парламент. С необычайной легкостью собравшее голоса избирателей, основанное в 2003 году, движение поднялось на гребне уличных протестов 2006 года с требованиями отставки Ференца Дюрчаня. Все эти годы, пока партия ФИДЕС в знак протеста, в духе приемлемых законами парламентаризма правил, покидала зал заседаний Парламента при появлении в нем Ференца Дюрчаня, СП пробовали себя и в уличных протестах, и в организации Венгерской гвардии. Символом и лидером движения стала адвокат Кристина Морваи, обретшая всенародную известность и признание как защитница прав избитых полицией при разгоне демонстрации протестующих. Так уличный протест свел вместе в одну партию адвоката и ее подзащитных, адвоката и лидера возникшего в 2007 году и запрещенного властями формирования «Венгерская гвардия» Габора Вона.

Уже на первом заседании нового состава парламента страны получившие места рядом социалисты подали протест в связи с появлением в зале лидера крайне правых в форме запрещенной Национальной гвардии. Что и говорить, полемика обещает быть насыщенной, но на этом фоне постоянного выяснения отношений между бывшей правящей партией и пришедшей с улицы оппозицией, ФИДЕС будет только выигрывать и планомерно проводить в жизнь намеченные планы.

В конце мая появилась и новая правительственная программа - «Программа национального взаимодействия». Как заявил на ее представлении Виктор Орбан главными направлениями деятельности кабинета ФИДЕС в первые месяцы станет укрепление порядка и экономики страны.1 Для этого, прежде всего, необходимо разобраться с реальным ущербом, нанесенным национальному хозяйству и определить роль международных факторов. Однако он предупредил о необходимости избегать практики списания всех неудач исключительно на счет внешних факторов, в первую очередь – мирового кризиса. Правительство Орбана поставило пред собой и достаточно противоречивую задачу – с одной стороны отказаться от прежних моделей управления страной, от прежней системы в целом, с другой - достичь консенсуса со всеми силами ради преодоления череды внешних и внутренних вызовов. «Необходимо изменить систему отношений между властью и экономикой».1 Первые сигналы некорректного восприятия новой внутриполитической реальности, уже поступили со стороны Национального банка, руководитель которого попытался размышлять о мере сотрудничества с новым кабинетом министров. Таким образом, люди, расставленные в свое время на столь важных постах Ференцем Дюрчанем, не спешат помогать новому кабинету. Впрочем, такая ситуация, оппозиция банкиров, тоже не нова для национально-консервативных правительств Венгрии. С аналогичной ситуацией на второй день после первых свободных выборов в 1990 году столкнулся кабинет Венгерского демократического форума.

85-страничный документ состоит из трех разделов, а программа неотложных действий имеет пять основных направлений: восстановление разрушенной национальной экономики, восстановление порядка, спасение системы здравоохранения, возрождение системы социальной защиты населения, возвращение к демократии в управлении.

Среди первоочередных задач нового кабинета – упрощение системы налогообложения, уменьшение налоговых выплат для семей и отечественных предпринимателей, помощь молодым семьям, создание новых рабочих мест. Были высказаны и намерения консолидировать использование средств из грантовых программ Евросоюза. Эта задача ляжет на плечи министерства экономического развития. Летом ожидается и реформа системы управления среднего уровня. Особо подчеркивается, что инициатива по сокращению управленческого аппарата передается на места, на местный региональный уровень. И только реформа системы налогообложения и системы правопорядка останется государственным приоритетом. В являющемся частью программы заявлении Об общенациональном взаимодействии подчеркивается, что в центр деятельности всех органов власти от кабинета министров до местного самоуправления на смену личным интересам будут поставлены интересы всего общества.

Пакет законов, необходимый для начала осуществления первоочередных задач будет внесен в парламент уже в конце июня. Поэтому парламент летом отдыхать не будет. Реформа же Конституции страны намечена на 2012 год.



Основной девиз нового кабинета, по словам Орбана не тот, что «победитель прав», а тот, что «у победителя есть задачи», которые он должен выполнить. Одной из задач, новый премьер-министр назвал необходимость преодоления раскола общества, сплочение населения во имя достижения общенациональных целей. А судя по тому глубочайшему расколу, который пережило общество за время второго срока правления кабинета социалистов, т.е. при Ференце Дюрчане, здесь перед новым руководством встает задача по сложности сопоставимая с той, которую поставил Янош Кадар после событий 56-года и сформулировал в фразе – «кто не против нас – тот с нами». Ведь едва прочитав первые строки программы социалисты, доведшие страну до нынешнего экономического кризиса и деморализации общества, уже пошли в наступление, выискивая среди строк и запятых возможность поколебать веру венгерского избирателя в сделанный им выбор. Так ушедшая в отставку после объявления результатов выборов лидер ВСП Илдико Лендваи заявила, что в программе больше слов, нежели дел. И судя по тому, что сделано было это заявление еще до вступления в должность нового кабинета министров, когда он и не мог начать действовать, можно сделать вывод, что социалисты сотрудничать с новой властью не собираются. Или сотрудничество это будет очень тяжелым.
Да, как быстро пролетели эти 20 лет со дня первых демократических выборов! Кто-то в венгерской политике за эти годы возмужал и окреп в своих убеждениях и профессионализме; кто-то ушел, разочаровавшись в политике, а в ком-то разочаровался избиратель. На этом фоне молодежь только начинает штурмовать ее вершины. Если на первые выборы отправились свыше 60 политических объединений, то на нынешние немногим более 40. Можно еще долго размышлять о взлетах и падениях, о сбывшихся и о разбившихся надеждах. Для нас же интересен вопрос: а что все это означает для России, помимо восприятия происходящего в Венгрии как некоей модели постсоциалистического развития? Как, например, изменятся наши двусторонние и региональные отношения? И тут важна другая характерная черта изменившегося времени: Россия заняла достойное место в международных планах всех без исключения венгерских партий. Для этого потребовалось даже меньше, чем двадцать лет. Отношения наши с Венгрией начали улучшаться на рубеже 2000-х, точнее - в самом начале 2000 годов. Причем, как раз в последние годы нахождения у власти партии ФИДЕС, остро почувствовавшей тогда необходимость сбалансированности своей внешней политики. Так что социалисты пришли уже на подготовленную почву, да к тому же оказались для нашей думской элиты тех времен социально-узнаваемой партией. Ференц Дюрчань в годы своего правления активно развивал свою связь с Россией, выставляя ее напоказ, то во время выборов 2006 года, то в других аналогичных ситуациях, используя все еще присутствующие в Венгрии добрые ностальгические чувства по отношению к нашей стране. И, все же, в его «стратегии терпения» в отношении России, временами проскальзывала сверхпрагматизированная фальш, которая становилась очевидной в моменты, когда речь заходила об участии Венгрии в европейских газораспределительных проектах.1 Образ России в привязке к образу Дюрчаня, и окружавших его «уполномоченных по связям с Россией», будь то в экономике, или в культуре, надо признаться, сильно пострадал в глазах венгров. Поэтому нам предстоит еще и очищать наши отношения от ненужных уродливых наростов в образах наших стран, возникших за это время. На митинге движения За лучшую Венгрию даже прозвучала фраза о том, что накануне выборов, капитал спешно вывозится из страны в Тель-Авив, Вашингтон и… Москву.
Вновь заступивший на должность министра иностранных дел Янош Мартони уже подчеркнул в своих заявлениях важность для Венгрии связей с Россией. «Для Венгрии важны прозрачные, доверительные отношения с Россией, также как нужны российские инвестиции и российский рынок». 2Наметились первые вполне конкретные проекты. И уже обнаружились первые сложности, как в возвращении в свое время купленной владельцами КрасЭйр братьями Абрамовичами венгерской авиакомпании Малев. Абрамовичи с тех пор обанкротились, сменился и российский собственник кампании. Новое правительство ставит задачей не только возвращение кампании на родину, но и возвращение ее в собственность государства. Этот процесс уже начался.

У кабинета Виктора Орбана будет возможность продолжить свою «восточную политику», вынужденно прерванную на том месте, где ему пришлось поставить точку в 2002 году. В этой политике, скорее всего, не будет сверхвежливых и неискренних фраз, как компонентов «стратегии терпения», придуманной социалистами, но то, что она будет открытой и трезво-прагматичной не оставляет сомнений. Это будет, скорее всего, качественно новый тип отношений, что особенно ценно для отношений России с регионом Восточно-Центральной Европы. Сегодня венгры говорят, что в ХХ столетии Венгрия пережила два великих лишения: это Трианонский договор1, согласно которому Венгрия потеряла две трети земель и больше половины населения, и утрата советского рынка в 1990-е годы. В самом деле, уйти с рынка всегда проще, нежели вернуться. Сегодня выяснилось, что Венгрии практически не с чем выходить на глобальный рынок: свыше 70 процентов торгового оборота страны составляет продукция транснациональных корпораций, нашедших себе временное пристанище в Венгрии. Куда экономическая выгода перенесет их завтра – весьма болезненный для венгерского бюджета вопрос. А российский рынок все еще имеет ресурс, который и предстоит попробовать завоевать венгерской экономике на пути к ее возрождению.




1 Статья подготовлена в рамках проекта РГНФ № 08-03-00301а: Системные трансформации в Восточной Европе и России и их влияние на формирование новых взаимоотношений и нового образа России

2 Аббревиатура в расшифрованном переводе с венгерского означает: Союз молодых демократов.

1 Название партии «Йоббик» с венгерского можно перевести и как «Лучший», и как «Самый правый».

1 http://www.fidesz.hu/index.php?Cikk=85091.

2 http://www.stop.hu/articles/article.php?id=203838.

1 Государственный план грантовой поддержки национальных предприятий в области экономики, сельского хозяйства, туризма, культуры и науки (система грантов) был учрежден правительством Союза молодых демократов и назван в честь графа Иштвана Сечени (1791-1848), известного реформатора, покровителя наук и искусства.

1 В 1920 году в Трианонском дворце в Версале был подписан договор, закреплявший территориальный раздел Австро-Венгрии.


1 http://hetivalasz.hu/reflektor/az-is-gyanus-ami-nem-gyanus-29156/

2 6,5 миллиардов евро выделил ЕС,12,5 миллиардов добавил МВФ и 1 миллиард Всемирный банк.


1 Bulletin Quotidien Europe, № 10044, 19.12.09

2 Bulletin Quotidien Europe, № 10043, 18.12.09


1 Которую она называет «пост коммунистическим периферийным капитализмом». Jadwiga Staniszkis: Post - communist peripheral capitalism (PCPC):politics of institutiolisation // Russia and Central Europe in the New Geopolitical Realities. Moscow, IIEPS RAS, 1995.


2 Titkos felvétel: Gyurcsány folyamatos össztűz alatt tartaná Orbánt . MNO, 2010-02-19 21:16

1 http://www.fidesz.hu/index.php?Cikk=150640


1 Там же.

1 Заключительный аккорд, правда был исполнен кабинетом преемника Г.Байнаи. На проходившую под председательством Венгрии встречу стран Вишеградской группы по вопросам газораспределительной стратегии с участием бывших республик СССР в Будапешт пригласили США, но не пригласили Россию, словно не имеющую никакого отношения к газу, который собираются распределять…


2 http://www.hirado.hu/Hirek/2010/05/05/19/Az_allampolgarsagi_torveny_modositasaval_kezdene_a_munkat_az.aspx

1  В 1920 году в Трианонском дворце в Версале был подписан договор, закреплявший территориальный раздел Австро-Венгрии.





©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет