Внутренний предиктор СССР



жүктеу 1.86 Mb.
бет6/7
Дата03.03.2016
өлшемі1.86 Mb.
1   2   3   4   5   6   7

6. Кто погибнет под колесом истории


Слова «колесо истории» иногда понимают и так, что якобы «всё возвращается на круги своя». С другой стороны, именно колесо признается наиболее выдающимся за всю историю изобретением человечества в техносфере, определившим многое в жизнедеятельности тех региональных цивилизаций, которые им пользовались, и тех, где его не знали.

Однако мало кто знает, что буддизм породил региональную цивилизацию-государство, в котором колесо знали, но от которого сознательно отказались. Речь идет о государстве Далай-Ламы, государственная самостоятельность которого была ликвидирована в ХХ веке КНР. Оно было расположено в Тибете, и многие исследователи рассматривали этот регион как одну из древнейших региональных цивилизаций планеты, которая, если судить по некоторым её легендам, пережила прошлую глобальную катастрофу и в своих тайниках сохранила кое-какие реликвии эпохи, предшествовавшей катастрофе.

Как гласит одно из преданий, использование колеса на территории Тибета было запрещено на том основании, что одно из пророчеств прямо обусловило гибель этого государства приходом в него колеса. Но именно отказ от колеса еще в древности тогда же остановил технико-технологический прогресс, вследствие чего общественное устройство на протяжении веков в Тибете оставалось неизменным и толпо-“элитарным”. Но надо признать, что тибетская “элита” считала, что «положение обязывает…», и потому держала себя в самодисциплине и давала жить другим в соответствии с их понятиями о жизни, сдерживая при этом государственными средствами проявления страстей и гонку потребления «материальных благ». Нечто подобное было и в Японии, где колесо и лошади были разрешены для правящей “элиты” и запрещены для простонародья.

Как известно, цивилизации доколумбовской Америки колеса не знали. Жили они весьма специфическим строем, в котором рабовладение и человеческие жертвоприношения были слиты с коллективизмом, вследствие чего И.Р.Шафаревич на их примере в одной из своих книг1 продемонстрировал зверства и тупиковость коммунизма. Их общество было также неизменным на протяжении многих веков, вследствие отсутствия технико-технологического прогресса, под давлением которого в обществе изменяется структура занятости и характер сфер деятельности, что влечет за собой изменение мировоззрения, господствующей нравственности и общественного устройства.

Запад отличался с самого начала и от древней Америки, и от Востока Евразии. Колесо было известно и использовалось повсеместно, если не с каменного, то с конца бронзового века. И весь его технико-технологический прогресс, до начала ХХ века протекавший большей частью в русле механики, был бы невозможен без колеса.

Но, как известно, в древности Запад не был чем-то целостным: в разных его регионах была своя специфика, свои государственные образования, свои жреческие системы, возглавлявшие управление обществом, поскольку они профессионально несли прогнозно-аналитические функции. Запад стал известным нам Западом в ходе ростовщической агрессии заправил региональной цивилизации древнего Египта в сопредельные регионы.

В ходе этой древнейшей из ныне длящихся агрессий колесо технико-технологического прогресса раскручивалось приводным ремнем желания всех производителей вырваться из ростовщической удавки. Именно этого не было в региональных цивилизациях Тибета, Японии, доколумбовской Америки. Но именно по этой же причине (отсутствие колеса и неизменно ускоряющийся технико-технологический прогресс) толпо-“элитаризм” в этих регионах мог устойчиво существовать веками на основе близкой к нулю интеллектуальной активности подавляющего большинства населения, жившего бездумным воспроизводством традиций и привычек как на протяжении жизни одного поколения, так и в преемственности многих поколений (что касается духовного личностного прогресса и регресса в цепи перевоплощений, то это вопрос особый).

Ростовщическая скупка мира, ускорив научно-технический прогресс, привела к тому, что если при её начале через неизменную техносферу большей частью бездумно проходили многие поколения за сотни лет, то в наше время на протяжении жизни одного поколения сменяется несколько поколений объектов техносферы.

Это означает, что индивиды, носители животного строя психики и зомби, запрограммированные раз и навсегда на один вид профессиональной деятельности, не могут существовать при столь быстром изменении среды обитания и будут вычищаться из общества общеприродным механизмом, получившим в науке название «естественного отбора».

Дело в том, что в высокоразвитых биологических видах адаптация их к среде обитания носит двухуровневый характер:



  • к медленным, по отношению к смене поколений изменениям среды обитания, всякий вид (популяция) адаптируется изменением качеств особей в новых поколениях в пределах статистического разброса, допускаемого генетикой.

  • к быстрым, по отношению к смене поколений изменениям, вид (популяция) не могут адаптироваться изменением врожденных свойств особей, вследствие чего к новым факторам среды адаптироваться должны все особи, которые с ними сталкиваются в своей жизни. Те особи, которые, столкнувшись с давлением нового фактора среды обитания, не могут к нему приспособиться, гибнут статистически чаще как вследствие прямого воздействия на них этого фактора, так и вследствие разного рода причин внутренней локализации, вызванных к жизни “стрессами” и “неврозами”. Те же, которые приспособились, избегают прямой гибели и не испытывают воздействия “стрессов” и “неврозов”.

Человечество, в котором по-прежнему количественно преобладает животный строй психики и бездумье биороботов, дистанционно управляемых телепрограммами, либо отрабатывающих привычные навыки, оказалось под воздействием “стресса”, названного “информационным взрывом”. Неизменность врожденных животных инстинктов, неизменность некогда освоенных программ поведения зомби не позволяет носителям этих типов строя психики реагировать на изменения среды обитания, прежде всего в области профессионализма, дающего средства к существованию. При этом следует иметь в виду, что “пастухи стад” и “робототехники” не успевают своевременно заново передрессировать и перепрограммировать своих подопечных так, чтобы их поведение было сообразно в очередной раз быстро изменившейся обстановке.

Это означает, что все носители этих нечеловеческих типов строя психики поставлены перед выбором: либо они изменят строй психики, переосмыслив свое бытие и намерения на будущее, либо они погибнут потому, что прежний строй психики сделает их жертвами объектов техносферы или стрессов, а также и обусловленных ими болезней.

Это качественно отличает условия жизни в нынешней цивилизации от условий жизни в предшествовавшей глобальной цивилизации, в которой количественно и властно возобладал демонический тип личностей. В ней «раса господ», освоивших некую магию, безответно управляла через экстрасенсорику психической деятельностью «говорящих орудий». Последние, не обладая парапсихологическими способностями, не имели возможности оказать какое-либо ответное воздействие на «расу господ», какими бы неприятностями она не обременяла жизнь простонародья с неразвитой экстрасенсорикой, не владевшего культурой магии, а кроме того возможно и злоумышленно искалеченного генетически.

Сегодня претенденты в «расу господ», также как и прочие обитатели Земли являются заложниками техносферы, создаваемой и управляемой во многом теми, кто безответственен и беззаботен, вследствие животного строя психики или строя психики зомби.

В качестве заложников техносферы в нынешней глобальной цивилизации все равны: и возомнившие себя господами, и те, кого “господа” пытаются поработить.

В таких условиях единственная возможность избежать гибели в очередном «Чернобыле» для претендентов в «сверхчеловеки» — заботиться о том, чтобы “сверхчеловеками” (а по существу нормальными, состоявшимися людьми) были все без исключения.

В противном случае и “недочеловеки”, и “сверхчеловеки” могут погибнуть, даже не в результате самоубийственного умысла какого-нибудь отягощенного “стрессом” оператора АЭС или химкомбината, а в результате порождения индивидами с нечеловеческой психикой коллективной психики типа «лавина ошибок», примером чего является судьба лайнера “Титаник” от задумки до катастрофы. Так в технико-технологическом мире на реально правящую “элиту” и их хозяев, осуществляющих цивилизаторскую миссию, оказались впервые в истории нынешней цивилизации замкнуты обратные связи, чего не было в жизни демонически-магической «расы господ» прошлой глобальной цивилизации, при каких условиях и могла процветать вседозволенность демонизма.

Также следует иметь в виду, что в ходе глобальной катастрофы прошлой цивилизации разрушился её духовный мир — совокупность эгрегоров1 — через который «раса господ» на основе “экстра­сен­со­рики” безответно властвовала над «говорящими орудиями». Техносфера в её нынешнем состоянии (теле и радиовещание, компьютерные сети и т.п.) не может заменить в этом качестве средства безраздельного контроля психики духовную культуру индивидов и порожденный ею духовный мир (эгрегоры) прошлой глобальной цивилизации. Поскольку претенденты в новую «расу господ» испытывают потребность в такого рода безраздельном контроле над психикой остального населения, то ныне мы становимся свидетелями интенсификации работ в области создания технических средств контроля над чужой психикой — с одной стороны, а с другой стороны — множество индивидуалистов подталкивается средствами массовой информации к тому, чтобы они из своей души вырастили джина, т.е. осваивали разного рода парапсихологические навыки с помощью которых возможно воздействие на вещественный мир и психику окружающих, в том числе и без непосредственного вещественного контакта с ними.

Индивидуалисты не видят социальных взаимосвязей и различия концепций общественного устройства, даже обретая парапсихологические навыки. Такого рода их слепота открывает возможность к тому, чтобы, возбуждая абстрактный гуманизм такого рода экстрасенсов-парапсихологов, определить их для миссии вспомоществования в управлении остальным населением.

Самочинная экстрасенсорная накачка, — своего рода духовный культуризм, который позволяет покрасоваться на фоне окружающих, но всё же вреден для здоровья как всё, что обретает значимость самоцели в жизни индивида. По мере продвижения по этому пути накачки парапсихологических возможностей самочинный индивид начинает чувствовать больше, чем в состоянии осмыслить, вследствие чего это — прямой путь в дурдом. Кроме того, накачавшись парапсихологически, он, пребывая в прежнем концептуальном безразличии, начинает затрагивать то, до чего не мог дотянуться без развития своих парапсихологических способностей, в результате чего обрушивает себе же на голову то, что ранее всегда проходило мимо него. Вследствие этого концептуально безразличные экстрасенсы-самоучки1 оказываются под гнетом стрессов, свойственных активному демонизму, а это — путь к смерти и погибели.

Иными словами поросль “экстрасенсов” ныне взращивается для осуществления миссии пастушеских овчарок при разбредающемся «стаде этих скотов». Такого рода миссия иногда обозначается в разного рода “парапсихологических” изданиях, когда в них публикуются призывы типа «все экстрасенсы в такое-то время должны медитировать на избрание Клинтона президентом США»; в России в 1991 г. аналогичное распоряжение в отношении «медитации на избрание Ельцина» прошло в определенных кругах в устной форме.

Однако идёт подготовка не только пастухов-экстрасенсов, но и рабочего стада. Одна из наиболее известных структур, которая “окучивает” такого рода духовный культуризм индивидуалистов, — саентологическая церковь, порождающая биороботов рабочего стада, но для обслуживания все той же цивилизаторской миссии возрождения Атлантиды. Саентологическая модель толпо-“элитаризма” предусматривает переустройство психики всех по единому шаблону, с выключением бессознательных автоматизмов конфликтного поведения, но с сохранением монополии демонического знахарства на своеобразную методологическую культуру, что является одной из основ толпо-“элитаризма”. Деятельность саентологов следует рассматривать именно к потоке событий глобального троцкистского сценария “социалистического” переустройства глобальной цивилизации.

Есть политическая реальность: как бы ни стреми­лись изображать Сталина самодуром, властолюбивым маньяком и беспринципным ничтожеством, невежественным, умственно не разви­тым, но зверски хитрым, однако реально именно он, по своему высоко нравственному произволу своим умом, подвел итоги марксизму так, что марксизм не смог удер­жаться у власти даже «в одной, отдельно взятой стране» по причине того, что это — лжезнание, которое «сильные мира сего» приказали считать истинным; и они это знают.

И потому на уровне осуществления гло­бальной политики у них ныне имеются сомнения в способности современных троцкистов-марксистов (других практикующих марксистов в мире прос­то нет) решить проблему общего кризиса капитализма и установить глобальную систему рабовладения, аналогичную той, что была в СССР при Брежневе; однако с кадровой политикой такой, какая была при Сталине, чтобы такой “социализм” для всех и “коммунизм” для “элиты” сионоинтер­нацистов неоспоримо превосходил буржуазную демократию по уровню соци­альной обустроенности и безопасности жизни для законо­по­слушной личности1.

Но никто не может дать гарантии, что приход к власти марксистского троцкизма (иудейского интернацизма в светской его форме) в глобальных масштабах не перейдет сна­чала в марксистский сталинизм (только на сей раз уже не в отдельно взятой экспериментальной стране, а во всём мире), а потом — в глобальное отрицание марксизма и подавление его хозяев.

А социализм без марксизма, как и Христианство без Библии, и обеих иерархий дармоедов, толкующих каждая свое “священ­ное” писание, это и есть искоренение рабовладения во всех его видах и формах существования и нормальная организация жизни общества людей.

Соответственно такого рода опасениям в отношении работоспособности марксизма и соответственно насущным потребностям заправил глобальной политики в изживании «общего кризиса капитализма»1 при сохранении рабовладения по существу, сами заправилы объективно нуждаются в чем-то еще более изощренном, нежели марксизм; что, с одной стороны, давало бы бóльшую иллюзию свободы тем, кому они предназначили быть рабами, а, с другой стороны, чтобы это было действительно эффективное рабство, не создающее опасностей для высшей “элиты”, осуществляющей глобальное рабовладение. Эту миссию обеспечения повседневного эффективного рабовладения решено возложить на саентологию.

Главной особенностью осуществления рабовладения под гнетом тоталитарных идеологий является то, что никто не лез в организацию психической деятельности индивидов и не прилагал никаких усилий к её переустройству.

Более того, если говорить о двух наиболее мощных тоталитарных идеологиях ХХ века — марксизме и гитлеризме — то они обе были крайне недовольны школами психоанализа, начавшими свое развитие в конце XIX века в культуре библейской цивилизации (в частности З.Фрейдом). При этом следует обратить внимание на то, что ни марксизм, ни гитлеризм не создали своего альтернативного аналога психоанализа, но порицали теории всех им современных психоаналитиков огульно, не вдаваясь в рассмотрение ни реальной психической деятельности человека, ни в существо теорий порицаемых ими психоаналитиков. Для марксистов психоанализ был объявлен большей частью нематериалистической, буржуазной лженаукой; для гитлеровцев «еврей­ски­ми бреднями»; психология и смежные дисциплины развивались под опекой обеих тоталитарных идеологий так, чтобы не переусердствовать и не быть обвиненными в пособничестве “буржуазно-еврейским лженаукам”2.

Кризис управления обществом в общемировых масштабах на основе тоталитарных идеологий, выявившийся к середине ХХ века, сопровождался появлением новинок в области психологии и, прежде всего, в практической психологии. Новинок в этой области две:


  • Сверхсекретные программы спецслужб разных стран, решающих задачу, как при помощи научно-технических достижений управлять поведением избранного в толпе индивида, а также и масс людей, столь же эффективно, как российский ЦУП и американское НАСА дистанционно управляют луноходами, марсоходами и решают разного рода задачи при помощи автоматических станций.

  • Дианетика и саентология, как теоретически описанная целенаправленно построенная практика изменения организации психики индивида.

Ужас обывателя вызывает первое и этот ужас подогревается прессой, а также другими средствами массовой информации, фильмами о всевозможных реальных и вымышленных психотронных вооружениях, киборгах, переделке людей в роботов и т.п.

Дианетика и саентология же по существу рекламируются как прямо («Современная наука душевного здоровья»; «как решить проблемы и стать спокойным и счастливым» и т.п.); так и от противного (тотали­тарная секта, имеющая целью обобрать своих клиентов, захватить глобальную власть, и т.п.).

Что касается первого, то психотронное оружие возможно, но всё же оно — средство массового воздействия на ситуации в обществе в каких-то чрезвычайных обстоятельствах, как и всякое иное оружие в прошлой истории1; а в обычных условиях жизни — средство адресного воздействия на персону, избранную для такого рода воздействия по каким-то связанным с нею обстоятельствами, по крайней мере, в период после завершения эпохи самоутверждения в обществе обладателей психотронных технологий, когда они отрабатываются на первых попавшихся под руку.

Поэтому ужас обывателя перед угрозой психотронного воздействия на него смешон. Обывателю не следует обольщаться: потерявши голову, по волосам не плачут. Вся сверхсекретная психотроника — «с боку бантик» на исторически сложившейся системе подавления свободы личности и системе управления поведением не одиночек, а населения целых региональных цивилизаций.

Реально подавляющее большинство населения является носителями личностной психической культуры, которую А.С.Пушкин в “Евгении Онегине” охарактеризовал словами: «Мы все учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь...», в результате чего до старости сохранили беззаботность1 и жизненную неудовлетворенность капризного инфантилизма: «Богаты мы, едва из колыбели, ошибками отцов и поздним их умом. И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели, как пир на празднике чужом...» — продолжил характеристику той же духовности М.Ю.Лермонтов.

В результате множественные ошибки в свойственной обществу культуре становления личностей, накопившись, выливаются в кризис цивилизации, носительницы этой психической культуры. Это явление в боль­шей степени поразило Западную региональную цивилизацию, скелет духовной культуры которой — многовековое целенаправленное взращивание на основе Библии калейдоскопического идиотизма2 населения — вяло текущей шизофрении.

В разные исторические эпохи люди, чья психика по разным причинам не была раздавлена этой антиинтеллектуальной библейской культовой и светской традицией, выходили на понимание существа духовности библейской цивилизации — психической культуры — и пытались дать обществу более или менее эффективную альтернативу библейской внутренне и внешне антагонизированной личностной психической культуре; либо дать видимость таковой альтернативы. При этом следует иметь в виду, что альтернативы библейской доктрине и библейской психической культуре могут быть двух видов, определяемых по предпосылкам к переходу к антибиблейской культуре:


  • библейская культура, включая и её светскую разновидность на основе марксизма, плоха потому, что она — рабовладение;

  • библейская культура плоха потому, что она — недостаточно эффективное рабовладение, опасное для самих рабовладельцев.

В ХХ веке одной из альтернатив библейской психической (прежде всего) культуре является дианетика и развитая на её основе саентология, основоположником которых стал Лафайет Рон Хаббард (активная деятельность с 1929 г., когда поступил в университет, до смерти в 1986 г.). Л.Рон Хаббард выставил определённые требования к нормальной психике индивида (нормальной по его понятиям) и создал практическую процедуру, позволяющую привести к этой норме психику индивида, весьма далекую от неё при стихийном развитии личности в господствующей в нынешнем обществе информационной среде (конечно, если индивид про­являет некоторую заинтересованность в такого рода своем психичес­ком переустройстве).

Клирование — в том виде, как оно описано в книге Л.Р.Хаббарда “Дианетика. Современная наука душевного (ментального) здоровья” — по существу представляет собой беседу специалиста по клированию, называемого «одитором», с тем кто проходит эту процедуру: в ней исключены наркотики, гипноз и всё то, что известно обывателю о программировании и кодировании психики.

Более того, вся информация, оказавшаяся в пси­хике под воздействием гипноза, наркотиков и т.п., является инграммной и вычищается в процессе клирования, что вызывает большое неудовольствие распространением дианетики спецслужб, работающих в области психотронного воздействия на личность, дабы подвергнутая психотронной обработке личность вела себя соответственно возлагаемым на неё задачам.

То есть клирование, в том виде как оно описано Л.Р.Хаббардом в названной книге, — не какая-то невообразимо жуткая инквизиторская психологическая пытка, в результате проведения которой получается «зомби», как это расписывают критики саентологии, не вникая в сам процесс.



Взаимно доброжелательная беседа двух людей о своих жизненных проблемах и непонятных случаях, привычках, желаниях может оказаться по существу успешным сеансом клирования, освобождающим человека из плена сознательно немотивированного поведения на основе диктата инграмм, если в результате беседы, какие-то причины проблем, скрытые в бессознательных уровнях психики, стали осознаны и перестали довлеть над психикой человека, отравляя ему жизнь. И при этом совершив акт клирования во взаимно доброжелательной беседе её участники могут даже не знать таких слов как «дианетика», «саентология», «одитинг».

Отличие клирования от такого рода беседы в том, что беседа может быть прервана по инициативе любой из сторон, а сеанс клирования в праве прервать только одитор, а не преклир: по существу в этом и состоит единственный элемент насилия над тем, кто проходит клирование. Но здесь, с точки зрения дианетики, ситуация, подобная той, что хирург не вправе остановить начатую операцию по требованию пациента, которому не приятен процесс хирургического лечения. И если беседы могут носить несистематический характер, то сеансы клирования следуют в очередности друг за другом по определенному плану до достижения в их ходе поставленной цели — опустошить «инграммный банк» в психике человека, после чего вся информация в ней станет доступной его «аналитическому уму».

Как сообщается в дианетической литературе со ссылками на реальную статистику дианетической практики, в результате клирования улучшается память, настроение, повышается интеллектуальная мощь (объективный показатель, принятый на Западе «IQ» — коэффициент ин­тел­лектуальности, выявляемый на основе специальных тестов), пропадают психосоматические заболевания (это 70 % известных медицине Запада болезней, включая сахарный диабет и онкологию), исчезают даже тяжелые формы шизофрении, излечивается наркомания (алкого­лизм и табачная зависимость в том числе), пропадает склонность к со­вер­шению антиобщественных поступков и преступлений.

Человек, прошедший клирование, в результате которого его реактивный банк стал пустым, называется «клир» (от английского «ясный, чистый»). Клир, с точки зрения дианетики, — норма психического здоровья, доступная каждому, кто не лишился вследствие хирургического вмешательства или травм фрагментов головного мозга; но и в таких случаях после клирования общее состояние индивида улучшается.

Клир «рационален, поскольку приходит к наилучшим возможным решениям (выделено нами при цитировании), основываясь на имеющихся данных и на собственной точке зрения. Клир не имеет инграмм, которые могли бы быть рестимулированы и нарушили бы правильность его расчетов, внося в них скрытую и неверную информацию»1. Иными словами, в состоянии клир, с точки зрения саентологии, интеллект работает безошибочно, человек вырабатывает наилучшее решение на основе доступной ему информации.

Соответственно этому, в саентологии подразумевается: все нынешние идеологические различия не имеют значения, поскольку в обществе клиров разумная реакция на одну и ту же ситуацию всегда — «оп­ти­мальная», «наилучшая», была бы только достоверная информация о ситуации, вне зависимости от того, каких книжек, кто из клиров начитался.

И это не наши домыслы. Обратимся к книге “Саентология”. Во Введении2 к ней редакторы приводят выдержки из некоего эссе Л.Р.Хаб­барда и среди них следующую, в которой ясно выражена декларация о “безразличии” саентологии к идеологическим разногласиям в обществе:

«Не меняйте религии человека, не меняйте его политики, не нарушайте суверенитета3 наций. Вместо этого научите человека использовать то, что он имеет и знает, чтобы впервые, при любой (выделено сами Л.Р.Хаббардом) политической системе, создать на Земле цивилизацию» — “Саентология”, с. 6.

Иными словами, при помощи дианетики и саентологии в том виде, как они описаны в официальной литературе саентологической церкви, якобы достигается свобода от идеологий — предел мечтаний диссидентов советского идеологически тоталитарного прошлого; но как только что было показано, это иллюзия идеологической свободы, поскольку всё возможное множество идеологий распалось на два класса: совместимых со строем психики «клир» и не совместимых с ним.

Но поскольку говорить об оптимальности и наилучшей реакции на одну и ту же ситуацию возможно только по отношению к определённой ситуации и определённым целям, которые в ней преследуются на основе определённой концепции их достижения, то провозглашенной саентологией оптимальности реакции «клира» на ситуацию по умолчанию соответствует одна концепция общественного устройства (обуслов­лен­ная стро­ем психики «клир») и также по умолчанию исключаются другие концепции общественного устройства (не осуществимые на основе строя психики «клир»). Конечно, среди этих по умолчанию исключенных концепций общественного устройства и выражающих их идеологий есть справедливо исключенные: например, библейская доктрина, по какой причине саентологию ненавидят представители всех библейских культов, как первую за всю историю библейской культуры реальную конкурирующую фирму. Но поскольку саентология не рассматривает множества исключаемых ею концепций по существу, то она и не предоставляет никакого содержательного обоснования рекламируемого ею «оптимума».

Кроме того, есть еще один вопрос, к которому приводит саентологическое утверждение о том, что клир приходит к «наилучшим возможным решениям», если берется за решение какой-либо задачи. Поскольку глобальная цивилизация несет в себе множество как взаимно исключающих друг друга, так и не вполне совместимых между собой идеологий, социологических доктрин и т.п., то следовало ожидать, что занявшись рассмотрением этой проблематики, какие-нибудь клиры, которых в обществе уже изрядная доля, изложат наилучшую возможную идеологию, социологию, в которой будут вскрыты ошибки, если не всех, то наиболее влиятельных идеологических систем и социологических доктрин, унаследованных от прошлого: т.е. произойдет клирование аберрированной культуры если не всего человечества, то хотя бы некоторых региональных цивилизаций. Задача «клирования культуры» поставлена ещё в 1950 г. в “Дианетике” самим Л.Р.Хаб­бардом:

«Идеальным обществом было бы общество неаберрированных людей, клиров, ведущих свою жизнь в неаберрированной культуре, так как или человек, или культура могут быть аберрированными. Аберрации культуры входят в уравнения поведения как нерациональные факторы, которые происходят от образования, социальных привычек и юриспруденции. Недостаточно, чтобы сам человек не был аберрированным, так как он существует в рамках общества, которое само сложило свою культуру из множества неразумных предубеждений и обычаев.

Нахождение действительного источника неправильного злого является фундаментальной проблемой во всей юриспруденции. Действительный источник, к несчастью, лежит в нерациональности тех представителей прошедших поколений, которые, работая с ограниченными зна­ниями и будучи подавленными окружающей средой, искали решения при помощи уравнений, содержащих ошибочные и неопределенные факторы. Эти поколения, давно ушедшие, не могут сейчас быть в ответе. Мы являемся наследниками всех прошлых веков, и это — добро; мы также являемся наследниками всей нерациональности прошлого, и это — зло. (…)

Только в обществе неаберрированных людей и в рамках культуры без неразумности, да, только в этих условиях человек может нести ответственность за свои действия. Но часть ответственности за это теперь должны взять и мы. Человек не должен сдаваться своим инграммам» — “Дианетика”, с. 486, 487.

Однако хотя с момента издания “Дианетики” (1950 г.) и “Саентологии” (1965 г.) прошло уже достаточно много времени, саентологическая церковь не распространяет ни какой литературы, в которой бы была изложена клированная, не аберрированная социология. Это означает, что клированная социология в саентологической церкви либо отсутствует вообще, либо она не предназначена для всеобщего оглашения, а призвана обеспечить потребности дипломированных пастухов, которым кто-то доверит выпас глобальной цивилизации клиров1. В любом из этих вариантов структуры саентологической церкви превращаются в инструмент господства над теми, кто не смыслит в социологии и не различает концепций общественного устройства.

Всё это во многом подобно тому, как в конце прошлого века шла борьба за достижение «свободы совести» — права личности жить в обществе без отчета о своей деятельности перед служителями библейских культов. Есть еще одна историческая параллель: если тоталитарные идеологии преподносились обществу под видом наиболее совершенных социологических доктрин, лучше которых якобы ничего быть в принципе не может; то состояние «клир», гарантировано достигаемое при помощи дианетики, также преподносится, как наилучшее состояние организации психики индивида, лучше которого быть ничего не может.

В случае дальнейшего распространения дианетики и саентологии — в обществе будет иметь место господство единообразия психического склада в смысле дианетической нормы, обеспечивающее определенное единомыслие и единообразие действий в сходных ситуациях без каких-либо избыточных тоталитарно идеологических и прочих насилий по отношению к большинству индивидов общества, принявшего дианетику и саентологию в свою культуру.

При этом будет иметь место почти полная свобода идеологий и мнений, поскольку идеологии и мнения, неприемлемые хозяевам саентологии, не могут появиться, так как они обусловлены во многом организацией психики их создателей, а не только той информацией, которая была им доступна. Но общество через установление стандартной организации психики множества индивидов будут пасти те, кто обладает более совершенной личностной психической культурой, чем та, что достигается в результате оказания индивидам дианетической и саентологической “по­мо­щи” в том случае, если состояние клир не является наилучшим в смысле достижения в нём безошибочности психической и интеллектуальной деятельности.

И это действительно так, однако рассмотрение дианетики и саентологии не входит в тематику настоящей работы. Их анализу и предназначению в истории посвящена наша работа “Приди на помощь моему неверью…”.

Реакция Свыше на такого рода поползновения демонизма к порождению структур, занятых разнородным духовным культуризмом и практиками модификации психики людей проста: структуре предоставляется возможность вариться в “собственном соку” без доступа к новой информации. Когда прежнее информационное обеспечение, свойственное структуре, становится неадекватным окружающей обстановке, её управление накапливает ошибку и структура погибает под гнетом ошибок, если не способна или отказывается переосмыслить свои прошлый опыт и прежнее информационное обеспечение; структуры часто погибают вместе с их кадровым корпусом.

О такого рода самоуничтожении Ф.И.Тютчев писал так:

Был день, когда Господней правды молот
Громил, дробил ветхозаветный храм.
И собственным мечом своим заколот,
В нём издыхал первосвященник сам...

Таким образом, естественный отбор Свыше уничтожает и ныне носителей животного строя психики и строя психики зомби — социальную базу претендентов в «расу господ», на основе которой без ускоряющегося технико-технологического прогресса ранее было возможно “социалистическое общество” по Троцкому, либо открытое общество по Соросу, хотя бы в одной отдельно взятой стране. Причем в этом естественном отборе индивиды погибают в репродуктивном возрасте.

В этих обстоятельствах, формирующих новое информационное состояние общества в целом, выживают и дают потомство только думающие, в том числе и о воспитании детей так, чтобы они выросли людьми, а не человекообразными цивилизованными животными и биороботами. Те же процессы принуждают и думающую часть “элиты” очеловечиться, т.е. деэлитаризоваться — отказаться от “элитарных” и тем более расовых амбиций.

Активизация же интеллекта в подавляющем большинстве случаев не может быть ограничена узкопрофессиональной областью1, не только потому, что средства массовой информации (от которых в нашем мире укрыться практически невозможно2) обрушивают на всех потоки самой разнородной информации, но и потому, что все отрасли профессиональной деятельности ныне информационно перевязаны. Вследствие этого, чтобы не быть цивилизованной обезьяной, выдрессированной профессионально нажимать множество кнопок дома и на работе, профессионалу во всякой области необходимо вникать как в проблематику смежных областей деятельности, так и в их взаимосвязи в жизни общества.

Это неизбежно статистически предопределённо исподволь делает думающего узкого профессионала социологом, в сфере компетенции, заботы и ответственности которого лежит вся Земля.

Вопрос только в том, спустя какое время после того как, уже вникнув в социологию, в том числе и глобальную, пока бессознательно, он осознанно заявит о себе как о социологе, осознанно приверженном в повседневности определённой концепции общественного устройства из их множества в плюрализме недостоверных мнений в открытом или закрытом обществе.

Но думать свойственно и демонизму, и человечности. Демонизму, в отличие от человечности, свойственно принудительно выстраивать иерархии отношений индивидов; а каждому из индивидов с демоническим строем психики свойственно стремиться поднять свой иерархический статус; отстоять достигнутое положение от посягательств конкурентов; опустить вокруг себя многих, для того чтобы самому подняться над ними.

Пробудившийся Разум, даже если индивид очнулся от своего прежнего животного или зомби состояния строя психики в демоническом строе психики, обречен выйти на вопрос о том, привлекает ли его эта война на уничтожение всех демонов против всех демонов, как способ существования, либо ему есть альтернатива, полная ладной жизни.

Поскольку альтернатива есть, как о том сообщают Откровения, данные через Моисея, Христа, Мухаммада, то миновать рассмотрения этой альтернативы демонизму во всей проблематике социологии также невозможно. И на этом этапе естественный отбор будет уничтожать упорствующий демонизм в войне демонических личностей против всех демонических личностей и прочих не внемлющих недолюдков: как физически, в ходе их разборок между собой, так и за счет непрерывного усугубляющегося “стрессового” состояния всех участников войны всех демонов против всех.

Матрица возможного течения глобального исторического процесса в нынешней цивилизации предопределённо Свыше построена так, чтобы человечество изжило животный строй психики, строй психики робота, а также всевозможные демонические наклонности, направленные на угнетение других с целью паразитирования на жизни всех.

1   2   3   4   5   6   7


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет