Заключение общественной экологической экспертизы на рабочий проект «Корпуса термического обезвреживания отходов»



жүктеу 95.31 Kb.
Дата03.03.2016
өлшемі95.31 Kb.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

общественной экологической экспертизы

на рабочий проект «Корпуса термического обезвреживания отходов»



ОАО НПО «Искра» (шифр 829).
Общественная экологическая экспертиза зарегистрирована в установленном порядке Муниципальным управлением по экологии и природопользованию г. Перми (вх .№ 33-01-08/2025 от 20.10.2003) и проведена общественной организацией «Экологическая самооборона» в соответствии с уставной деятельностью и законом «Об экологической экспертизе» от 23 ноября 1995 г. № 174-ФЗ.
ОАО НПО «Искра» представило на общественную экологическую экспертизу рабочий проект корпуса термического обезвреживания твёрдых отходов в 62 томах, включая документацию на собственно сам корпус, канализационную насосную станцию, металлическую трубу для отвода дымовых газов, станцию нейтрализации, генплан и наружные коммуникации, систему топливоподачи и установку сжигания твёрдых отходов, а также заключение отдела государственной противопожарной службы (№ 34-40/03 от 29.10.2003). Проект разработан Прикамским институтом проектирования промышленных предприятий «Прикампроект» в 1991 г., доработан в 1993 г. ООО «Конвэк» и кафедрой охраны окружающей среды ПГТУ.
В ходе изучения представленных материалов экспертная комиссия установила следующее. Документы, предложенные заказчиком, совершенно не соответствуют требованиям, предъявляемым к проектам, представляемым на экологическую экспертизу.
1. Первое (и само по себе достаточное основания для отклонения проекта), на что обратили внимание эксперты – это отсутствие главного для экологической экспертизы раздела проекта: ОВОС (оценки воздействия на окружающую среду). Напомним, что согласно «Инструкции о порядке проведения экологической экспертизы воздухоохранных мероприятий и оценки воздействия загрязнения атмосферного воздуха по проектным решениям ПНД 1-94 Минприроды РФ» (введена в действие письмом ДГЭК Минприроды России № 11-02/02-594 от 25.12.1995) «ОВОС является обязательным элементом планирования и проектирования всех видов хозяйственной или иной деятельности, осуществление которых в настоящем и будущем прямо или косвенно окажет воздействие на состояние природных ресурсов, здоровья и благосостояние населения» (раздел 6.3). Необходимость первоочередного анализа ОВОС в ходе экологической экспертизы отражена и в прочих нормативных актах.
2. Аналогичным образом не представлены заключение экспертизы промышленной безопасности объекта и Декларация промышленной безопасности, которые должны быть в составе проектной документации (ст. 14, п.3 и др. закона «О промышленной безопасности производственных объектов» от 21 июля 1997 г. № 116-ФЗ). Соответственно, отсутствует и план ликвидации последствий возможных аварий, входящий в состав данной Декларации, оценка аварийного риска проекта не произведена. Таким образом, мероприятия в случае нештатных ситуаций совершенно не проработаны, не разработана степень риска для жителей, проживающих вблизи проектируемого объекта, отсутствуют мероприятия по защите населения.
3. При изучении документов у экспертов возникло и множество других, несколько более частных, но весьма принципиальных вопросов к разработчикам. Нигде в проекте, включая Задание на проектирование (с. 55 тома 829-01.1), не удалось отыскать ассортимент исходных материалов, поступающих на термообезвреживание, и их химический состав, - авторы ограничиваются недопустимо лаконичным понятием «органо-углепластиковые материалы». Нигде чётко не описано полное назначение проектируемого объекта, вопрос о причастности его к Программе утилизации твёрдотопливных ракетных двигателей РС-22 вообще стыдливо обходится. Очевидно, что физико-химические характеристики, как самого твёрдого ракетного топлива, так и процесса его термического обезвреживания, являются основой для оценки всех стадий работы установки. Не зная ни характеристик рабочего тела, ни характеристик процесса его термического превращения, принципиально невозможно судить об эффективности и безопасности работы как самой установки (полнота сгорания, скорость теплопродукции, вероятность исключения взрывного режима термического разложения ракетного топлива и т.д.), так и вспомогательных устройств по очистке выхлопных газов. Более того, вызывает сомнение сама возможность создания подобной установки без исходного учёта характеристик рабочего тела (составов твердых ракетных топлив) и без учёта характеристик процесса его термического превращения.
4. Вызывает недоумение экспертов и то, как раскрыта в проекте тема выбросов. Авторы сообщают, что расчёт загрязнения атмосферного воздуха выполнен на ЭВМ ЕС-1036 по программе «Эфир-6.03», разработанной Новокуйбышевским филиалом «Гипрокаучука» и согласованной с ГГО им. Воейкова письмом № 23/2132 от 21.04.1989 г. (с.7 тома 829.05.01). Возникает бестактный вопрос: неужели разработчикам не удалось подобрать для расчётов по переработке элементов баллистических ракет программное обеспечение и оргтехнику посовременнее?.. Кроме того, из текста не ясно, какие исходные данные были заложены в модель. Использовались ли при расчётах загрязнения атмосферного воздуха имеющиеся результаты термического разложения ракетного топлива на открытом стенде (перечень ингредиентов горения, соотношение концентраций продуктов горения, физические характеристики продуктов горения и т.д.)?
5. В другом месте разработчики разражаются следующим несколько туманным, но всё же удивительным откровением: «Расчёт проводился без учёта фона, т.к. в фон вошли выбросы от существующего неорганизованного источника, на который проектируется установка для сжигания отходов. Ввиду отсутствия данных на существующий неорганизованный источник корректировку фона произвести невозможно, поэтому расчёт производится без учёта фона» (с. 5 тома 829-05.1). Проводить расчёты выбросов без учёта фона на столь экологически напряжённой территории, как Кировский район Перми с его постоянными превышениями ПДК и ПДВ на наш взгляд весьма легкомысленно. Однако, в другом месте авторы всё же мимоходом упоминают о фоновых концентрациях загрязнений воздуха, но привлекают для этого данные почти четырнадцатилетней (!) давности (письмо Комитета по охране природы Пермской области № 14/2323 от 24 декабря 1990 г.).
6. Вообще, практически все представленные документы старые и ветхие, как по форме, так и по содержанию. Множество исходных данных морально и физически устарели. Так, санитарно-защитная зона объекта рассчитана по СН 245-71 – документу 1971 года! Данные «Санитарные Нормы» давно упразднены и заменены СанПиН, тоже уже пережившим не одно поколение. Разработчики предлагают ввести для объекта санитарно-защитную зону всего 50 (!) метров. Если сопоставить эту цифру с ныне действующим СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03 прошлого года выпуска, то получится, что разработчики приравнивают свой объект, предназначенный для сжигания малогабаритных двигателей межконтинентальных ракет, к 5-му (самому безопасному) классу по санитарной классификации предприятий, т.е. таким объектам, как чаеразвесочные, макаронные предприятия и сборка мебели без фазы лакирования. Эксперты не могли оставить без внимания и то, что «установка проектировалась впервые, зарубежные аналоги неизвестны» (письмо ОАО НПО «Искра» № 935/302 от 29.12.2003), ведь это означает, что необходимо обратиться к пункту 2.14 того же СанПиН: «Для объектов ... с новыми, недостаточно изученными технологиями, не имеющими аналогов в стране и за рубежом, ширина СЗЗ устанавливается в каждом конкретном случае решением Главного государственного санитарного врача РФ». Помимо этого, согласно пункту 2.16 данного СанПиН «…для групп промышленных предприятий или промышленного узла устанавливается единая СЗЗ с учетом суммарных выбросов...». В данном случае (согласно разделу 4 «Площадка строительства» тома 829-01.1) проектируемый объект находится на территории объекта 830, выбросы от которого авторы не анализируют.
7. Кстати, ситуационный план не имеет привязки ни к другим объектам (в. т. ч. не обозначен объект 830 и границы его санитарно-защитной зоны), ни к населённым пунктам, ни к водным источникам, ни к автодорогам, не обозначена роза ветров в установленном нормативами порядке. Нигде в тексте не указаны расстояния до населённых пунктов и численность проживающего в них населения
8. Отсутствует прогноз влияния данного проектируемого объекта на здоровье населения и окружающую среду, не учтены выбросы других расположенных поблизости экологически опасных предприятий (согласно требований «Инструкции о порядке проведения экологической экспертизы...)».
9. Разработчики не затрудняли себя учётом рельефа местности, близости водоисточников, уровеня подземного водоносного слоя. Утверждение авторов о том, что «грунтовые воды отсутствуют» (раздел 4 тома 829-01.1 ) не имеет аргументированных доказательств и приводит в недоумение членов экспертной комиссии, поскольку известно, что местность болотистая. Не описан растительный и животный мир вокруг проектируемого объекта. Отсутствует прогноз влияния объекта на окружающую среду. Никак не отражено то, что объект проектируется на песчаных почвах, которые способствуют быстрому распространению токсичных выбросов и сбросов через почву в окружающую среду.
10. В проекте практически не проработан вопрос захоронения твёрдых отходов, остающихся после сжигания исходных изделий или веществ, а также отработанных фильтрующих материалов. Не определен их класс опасности. Разработчики лишь лаконично утверждают (в разделе 5.1.7 тома 829-01.1), что захоронение данных отходов будет производится «в существующей на этой площадке траншее», не подкрепляя это какими бы то ни было расчетами и объяснениями. Это намерение вступает в резкое противоречие с Распоряжением Министерства природных ресурсов РФ № 483-р от 02.12.2002 г. «Об утверждении «Методических рекомендаций по организации лицензирования деятельности по обращению с опасными отходами на территории Российской Федерации».
12. Сама технология сжигания корпусов и вспомогательных малогабаритных двигателей ракет (а именно об их утилизации на данном объекте говорится в ряде документов, например, в письме № 07-03/3327 от 08.12.2003, направленном ГУПР по Пермской области в Пермское отделение Союза «За химическую безопасность»), предполагаемая к использованию на данном объекте, не прошла государственной экологической экспертизы, между тем это требуется согласно ст. 11 ФЗ «Об экологической экспертизе». Естественно, отсутствуют и какие бы то ни было результаты опытно-конструкторских и опытно-промышленных испытаний технологии. Нет в тексте и полного описания технологического регламента процессов, присутствуют лишь самые обобщённые сведения непринципиального характера. Не разработано и системы контроля техпроцессов на предмет аварийности и экологической безопасности, не говоря уже о мониторинге загрязнений окружающей среды и состояния здоровья обслуживающего персонала и населения.
13. Весь проект составлен без какого-либо учёта современных стандартов делопроизводства, страницы часто не пронумерованы, тома не сшиты, качество печати ужасающее и крайне затрудняет восприятие текста и схем. В разных частях текста встречаются цифровые данные, резко противоречащие друг другу. Так, цифры в таблице № 2 под названием «Количество газовых выбросов и состав токсичных химических веществ, выбрасываемых в атмосферу через дымовую трубу» в томе 829-03.1 расходятся с такой же таблицей № 1, помещённой в томе 829-01.1 на несколько порядков (!). Это тем более внушает тревогу, поскольку речь идёт о столь токсичных веществах, как фтористый водород, окислы азота, окислы серы, хлористый водород. Возникает вопрос и по поводу конкретного состава «органических соединений», выбрасываемых, согласно первому варианту таблицы, в количестве 0,07 кг/час, и полностью отсутствующих согласно второй версии выбросов данной дымовой трубы. При этом в обоих названных томах остаётся полной тайной происхождение этих газовых выбросов, т.к. не приводится химсостав самих исходных веществ, их физико-химическая характеристика.
14. Аналогичным образом не обоснован химсостав стоков в таблице 8 тома 829-01.1, включающей соединения кальция - хлориды, нитраты, сульфаты, карбонаты, фториды, СПАВ и другие вещества, поступающие со сточными водами выпусков.

Выводы.

Изучив представленный проект, экспертная комиссия пришла к выводу, что перечисленные грубые нарушения природоохранного законодательства в проекте носят принципиальный характер. Комиссия выносит по проекту отрицательное заключение и заявляет о недопустимости и опасности его реализации.


Считаем необходимым также добавить, что строительство корпуса термообезвреживания, ведущееся в настоящее время ОАО НПО «Искра» совместно с «Пермским заводом «Машиностроитель» по проектной документации столь низкой степени проработанности, без положительного заключения общественной и государственной экологических экспертиз, с неоцененным воздействием на окружающую среду и здоровье населения, может быть однозначно оценено как экологическая авантюра.
Председатель экспертной комиссии:
_____________________Юшков Роман Авенирович, к.г.н., доцент кафедры биогеоценологии и охраны природы ПГУ
Заместитель председателя комиссии:
_____________________Нуруллаев Эргаш Масеевич, к.ф.-м.н., доцент аэрокосмического факультета ПГТУ
Ответственный секретарь:
_____________________Попова Лидия Степановна, председатель Пермского отделения межрегиональной общественной организации Союз «За химическую безопасность»
Члены экспертной комиссии:
___________________ Щепин Василий Викторович, д.х.н., профессор, зав. кафедрой органической химии ПГУ
____________________Дёгтев Михаил Иванович, д.х.н., профессор, зав. кафедрой аналитической химии ПГУ
___________________Сретенский Владимир Анатольевич, к.с.-х.н., ст.науч.

сотр., директор Лесной станции по охране древесных растений и экосистем


____________________Фёдоров Лев Александрович, д.х.н., президент межрегиональной общественной экологической организации Союза «За химическую безопасность»
____________________Катаев Валерий Николаевич, д.г.-м.н., профессор, зав. кафедрой динамической геологии и гидрогеологии ПГУ
____________________Овёснов Сергей Александрович, д.б.н., профессор, зам. декана биологического факультета ПГУ
____________________Фитин Алексей Фёдорович, к.м.н., президент ЗАО «Научный центр экологической эпидемиологии»
____________________Кричевский Сергей Владимирович, к.тех.н., координатор программы «За экологическую безопасность ракетно-космической деятельности» Международного Социально-Экологического Союза
____________________Двинских Светлана Александровна, профессор, доктор географических наук, заведующая кафедрой гидрологии суши и охраны водных ресурсов ПГУ
____________________Романов Вадим Иванович, д.т.н., ведущий научный сотрудник

Института глобального климата РАН и «Росгидромет»


____________________Пащенко Сергей Эдуардович, к.. ф.-м. н.., ст. научный сотрудник ИХК и ГСО РАН, директор общественного института УСГО «Ученые Сибири за глобальную ответственность»
____________________Рожина Светлана Геннадьевна, председатель общественной организации «Экологическая самооборона», г. Пермь
15 февраля 2004 г.




©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет