А. И. Войцеховский загадки острова пасхи


Глава 4 БААЛЬБЕКСКИЕ “КАМНИ ПРЕТКНОВЕНИЯ”



бет3/19
Дата17.06.2016
өлшемі2.39 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
Глава 4

БААЛЬБЕКСКИЕ “КАМНИ ПРЕТКНОВЕНИЯ”

НЕМНОГО ИСТОРИИ

Город Баальбёк, расположенный в долине Бекаа, горного массива Антиливана, знаменит своими древними храмами. Дорога туда от ливанской столицы Бейрута занимает менее часа. Первое упоминание о Баальбеке содержится в ассирийской надписи, датируемой 804 годом до нашей эры. Предполагают, что Баальбёк основан финикийцами. В эллинскую эпоху в этом месте обосновыва-

лись греки. Возможно, что сам Александр Македонский повелел заложить в городе ряд храмов, самый главный и известный из которых возводился уже потом, в период римской колонизации этих мест, то есть в I—III веках нашей эры.

Считается, что всемирную славу принес Баальбеку храм Юпитера Гелиополисского (Баальбёк в древнеримскую эпоху назывался Гелиополисом, то есть Городом Солнца). Строительство этого храма, возведенного на месте бывшего святилища Баала (Ваала) — финикийского бога неба, Солнца и плодородия, было осуществлено римским императором Антонием Пием (138—161 годы нашей эры). Кстати, слова “Бааль бехт” означали не что иное, как словосочетание “Дбм Ваала”.

Исторические документы подтверждают, что Антоний Пий приказал в ознаменование завоевания Гелиополиса возвести крупнейший в империи храм Юпитера, который затмевал бы своим великолепием два расположенных здесь же (ныне также разрушенных) храма: Меркурия и Венеры. Для такого решения были весьма веские причины.

Ливанские провинции Рима играли важную роль в жизни империи. И не только потому, что они были крупнейшими поставщиками товаров, но и силу причин исключительно субъективных. Дело в том, что римские императоры породнились с правящими домами Ливана, а один из преемников Антония Пия, некто Каракалла, был наполовину ливанцем. Он и его мать, Юлия, бывшая супругой римского императора Септимия Севера, даже писали на своих монетах слово “Гелиополис”.

После смерти Антония Пия никто из его родственников не пожелал завершить строительство храма Юпитера в Баальбеке, хотя, как утверждают историки, на его украшение жертвовали большие средства такие известные римляне, как Помпеи, Юлий Цезарь, Август, Нерон и некоторые другие.

С распадом Римской империи город Баальбёк неоднократно менял своих хозяев, что, несомненно, способство-

вало упадку храма Юпитера. Его детали стали использовать для своих потребностей византийцы, арабы, крестоносцы, турки и монголы. Завершили разрушение этого шедевра древней архитектуры сильные землетрясения, происшедшие в этом районе в 1158, 1203, 1669 и 1759 годах. Но даже то, что сохранилось до наших времен впечатляет и ошеломляет. Этот памятник античного зодчества давно стал главной достопримечательностью современного Ливана, которую ежегодно посещают многие тысячи туристов со всех концов света.

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ХРАМУ

Для того, чтобы попасть в храм Юпитера в период его расцвета, нужно было подняться по самой широкой в мире лестнице. На каждой из двадцати семи ее ступеней могло поместиться в ряд до ста человек. Ступени же лестницы были по колено взрослому мужчине, словно они создавались для каких-то громадных людей или великанов. Эта лестница поднималась на платформу или цоколь храма, размеры которых сопоставимы с современным футбольным полем (точнее 49x89 м).

Главную часть этой площадки и сейчас занимают руины храма Юпитера, который был сложен из тесаных каменных блоков объемом примерно 2—3 кубических метра. Здесь всюду по земле рассеяны обломки громадных столбов, большие тесаные камни, гигантские архитравы и плинтуса, резьба которых поражает своим совершенством. Со стороны северного и южного фасада блестит под лучами солнца ровная каменная полоса шириной около семи метров, которую и называют собственно “Баальбекской террасой” или верандой. Она образована огромными блоками, верхний ряд которых расположен на высоте восьми метров, то есть сама Баальбекская терраса была выше большинства построек храмового комплекса.

Храм Юпитера окружал пропилеум — колоннада под открытым небом из 52 колонн, превосходивших своей величиной все колонны на свете. Пропилеум соединялся

тремя пролетами с шестиугольной площадкой, где размещался алтарь главного храма, окруженный стеной с 320 статуями богов.

От главной колоннады храма уцелели только шесть двадцатиметровых колонн диаметром 2,5 метра каждая, которые возвышаются над долиной и видны за несколько километров до Баальбека. Фрагменты остальных колонн разбросаны рядом. Видимо, масштабы не человеческого, не земного порядка вдохновляли создателей этой храмовой колоннады!

Утверждают, что секции колонн вытачивали на гигантских токарных станках где-то в египетском Асуане, затем на плотах по Нилу и Средиземному морю их доставляли к берегам Ливана. От побережья они транспортировались по горным дорогам на специальных колесницах, запряженных волами, на расстояние примерно 35 километров до места стройки. Колонны состояли из трех частей, длина каждой секции была примерно 6—7 метров, вес же каждого такого цилиндра составлял 45 тонн! Какова же была грузоподъемность использовавшихся для их перевозки колесниц?

Три полированных цилиндра каждой из оставшихся колонн поставлены один на другой с идеальной вертика-лизацией и подгонкой на стыках. Колонны увенчаны громадным антаблементом: на мощной несущей балке, перекрывающей остаток колоннады, покоится почти двухметровый фриз. Какая сила подняла эти многотонные громады почти на 25-метровую высоту?.. Однако славу Ба-альбеку принесли не эти знаменитые “шесть золотых колонн” храма Юпитера, воспетые в свое время И.А. Буниным, а на первый взгляд неброские гигантские каменные плиты...

ЗАГАДОЧНЫЕ ТРИЛИТЫ И “КАМЕНЬ ЮГА”

Да, грандиозность Баальбекской террасы подчеркивается величиной камней, из которых она сложена. В северо-западном углу террасы и сегодня можно увидеть три

необыкновенно большие плиты. Это знаменитые блоки трилитона (троекамня), о которых древняя легенда говорит, что они лежали здесь вечно и считались священными, а строители храма лишь использовали их в сооружении террасы. Размеры блоков действительно впечатляют: 4,34x3,65x19,1; 4,34x3,65x19,3 и 4,34x3,65x19,56 метра. Объем каждого из них составляет от 300 до 310 кубических метров, а вес до 750 тонн.

Подгонка баальбекских блоков идеальна. Камни словно бы притерты друг к другу. Даже капля воды не впитывается на стыке и скатывается по желобу вниз. Площадь притирки по торцу блока, по основанию и по длинной вертикальной грани достигает соответственно 12, 27 и 36 квадратных метров. Общая площадь сочленения каждого блока внешнего ряда достигает 87, а внутреннего — 123 квадратных метров при точнейшей выверке углов и параллельности граней. Посадка блоков осуществлена с допуском порядка 0,01 миллиметра.

И все же самый знаменитый — четвертый камень, так и не вытащенный из ближайшей каменоломни... Он лежит при выезде из Баальбека, метрах в пятидесяти южнее акрополя. Это самый большой в нашем мире обработанный камень. Его древнее название “Гайяр эль Кибли”, что означает “Камень Юга”. Мы не знаем, для чего предназначался этот монолит: для какого-то обелиска в храме Юпитера или для его основания?

По своим размерам он превосходит даже трилитон: его длина 21,72 метра, сечение южного торца 4,25x4,35 метра, а северного торца 5,35x5,35 метра. Объем “Камня Юга” составляет 433 кубических метра, а вес — более 1000 тонн! По другим данным, камень имеет вес 1200 или даже 2000 тонн!

По расчетам инженера О. Коломийчука, для того чтобы сдвинуть этот каменный блок с места, необходимы единовременные усилия 60 тысяч человек! Но где разместить их в каменоломне?

“Камень Юга” покоится в котловине, градусов на тридцать он наклонен к горизонту, так что нижний его конец

уходит в грунт. Вырубали его зубилами, и на плите сохранились многочисленные следы от них. Часть скалы “вырезана” настолько, что в этом пустом и большом открытом пространстве можно гулять: оно представляет собой широкий и ровный двор. Впрочем, принято считать, что римские строители начали тащить этот гигантский камень, но почему-то бросили это дело...

Англичанин Дж. Эйвад, написавший популярную книжку о Баальбеке, полагает все же, что этот блок еще не отделен от родительской скалы и, следовательно, его вовсе не двигали. Тысячетонный гигант, брошенный в каменоломне, не позволяет понять секрет транспортировки массивных камней к строительной площадке. Трудно себе представить, как баальбекские трилиты были без всяких перекосов, без всяких повреждений “нарезаны” в каменоломне, доставлены на расстояние в два километра, уложены на высоте 7—8 метров от основания кладки и подогнаны друг к другу.

Много вопросов вызывает и проблема обработки этих монолитов, ведь примитивными ручными инструментами практически невозможно сделать ровной поверхность в десятки и сотни квадратных метров. Идеальная же “укладка” одного блока рядом с другим свидетельствует о том, что каким-то образом эта операция все же была выполнена.

Итак, Баальбекская терраса предстает перед нами как грандиозный культовый центр древности. Его история несомненно хранит еще очень много тайн. Оказывается, что ко времени Римской империи с достоверностью можно отнести только сооружение самих храмов. Время же закладки гигантских блоков цоколя остается неопределенным, хотя по всем данным оно явно доримское. Но ведь во времена, предшествовавшие римской колонизации стран Ближнего Востока, ни одно государство не могло обеспечить столь трудоемкого и дорогого строительства. Поэтому один из главных вопросов: “Когда и кем было положено начало этого строительства?”

КОСМИЧЕСКАЯ ГИПОТЕЗА

Всеобщий интерес к грандиозному комплексу древних храмов в Баадьбеке возник, пожалуй, в начале 1960-х годов, после публикации в 1959 году статьи “Космонавты древности” доктора физико-математических наук (тогда еще кандидата), физика и астронома, знатока древних языков М. Агреста. По мнению автора этой статьи, ряд библейских текстов, непостижимо высокие познания древних в астрономии, а также некоторые памятники прошлого могли быть связаны с пребыванием на Земле представителей какой-то высокоразвитой инопланетной цивилизации.

Можно допустить, что обследование Солнечной системы космонавты проводили малыми кораблями, стартуя с Земли. Для этих целей им, возможно, понадобилось добыть на Земле добавочное ядерное горючее и построить специальные площадки и хранилища. Они также, несомненно, должны были оставить память о своем пребывании на Земле. Не относятся ли названные отличительные сооружения, как, например, терраса Баальбека, к этим памятникам?”

Кем, когда и для каких целей были высечены из скал каменные циклопические плиты, уложенные в основание Баальбекской террасы? Эти вопросы, заданные М. Агрес-том, в свое время вызвали сенсацию, заставили задуматься об этом соответствующих специалистов, но, увы, и до настоящего времени не получили однозначных ответов.

В одной из старинных легенд о Баальбекской террасе говорится следующее:

Сие здание... для того только воздвигнуто, У$об& Л подземных его сводах хранить бесценные сокровища, кои и теперь должны там быть...” .

М. Агрест, не подозревая о существовании этой легенды, высказал догадку, практически с ней перекликающуюся:

Можно предположить, что космонавты позаботились о сохранении вымпела для будущих поколений...и спрятали его в соответствующее укрытие... космонавты оставили на виду несколько крупных и неподдающихся быстрому разрушению сооружений... Эти сооружения должны... служить ориентиром для , обнаружения основного документа с подробными сведениями...”

Один из важных доводов сторонников гипотезы “па-леоконтакта” заключается в том, что многие мегалитические сооружения древности невозможно было воздвиг-

нуть с помощью одной лишь мускульной силы и системы простейших рычагов и приспособлений. Вот что написал о Баальбеке Марк Твен:

Стены и башни Баальбека — это книга за семью печатями. Не исключено, что много веков назад в Баальбеке обитало племя Богов или гигантов. Обычному человеку нашего времени не хватило бы сил для строительства такого храма...”

ЗЕМНЫЕ ОБЪЯСНЕНИЯ

Неужели древние зодчие не могли обойтись без вмешательства каких-то “внеземных сил”? Или без так называемого телекинеза — способности передвигать любые предметы мысленным усилием, которым, как полагают отдельные специалисты, некогда обладали наши предки и который мы постепенно утратили по мере развития тех-ногенной цивилизации?

Впрочем, “зная археологию, вряд ли нужно было прибегать к помощи пришельцев из космоса”, — заметил в 1964 году известный советский историк и археолог А. Мон-гайт по поводу Баальбека. И действительно, камень нигде не оплавлен, а выпилен и вырублен он механически и вручную. Размеры же плит, возможно, должны были способствовать несокрушимости храма.

Любой археолог, считают сторонники “земного” происхождения Баальбекской террасы, знает, что это сооружение далеко не самое большое чудо из чудес Древнего мира. Баальбекские блоки по своей конструкции и технике изготовления мало чем отличаются, например, от своих египетских собратьев. Один из ранних комментаторов баальбекского чуда Ю. Решетов пишет:

А ведь древнеегипетские сооружения не годятся для построения гипотез о великих погибших цивилизациях, превосходивших нашу, или для создания легенды о



космонавтах из других миров. Не годятся просто потому, что на стенах египетских храмов и у подножья обелисков Солнца высечена история создания таких колоссов”.

Действительно, достаточно внушительными и впечатляющими являются некоторые египетские обелиски, которые, по оценкам ученых, сооружены из гранитных глыб весом более 2 тысяч тонн. А вблизи Асуана сохранилась, кстати, каменная заготовка длиной более 40 метров. Трудно, конечно, представить себе, как древние египтяне собирались ее передвигать...

Распространенное мнение, что при транспортировке каменных блоков-гигантов и в Египте и в Баальбеке физические усилия людей многократно “умножались” с помощью механических приспособлений — катков и рычагов, не имеет веских обоснований, поскольку этот вопрос почти никто серьезно не изучал.

Характерно, что художники, иллюстрирующие статьи или книги, которые касаются подъема и укладки .в древнейшие времена крупных монолитов, вот уже на протяжении более ста лет неизменно изображают что-нибудь вроде небольшого рычага, способного поднять в лучшем случае глыбу весом в несколько тонн. Это совершенно неубедительно, когда речь идет о каменных колоссах Египта и Ливана. Остается только предположить, что строительная техника древнейших времен далеко не всегда была примитивной.

Римские инженеры, сооружения которых и по сей день остаются образцами высокого строительного искусства, отлично понимали, что обычными методами баальбекс-кий храм Юпитера в районе, где нередки землетрясения, строить нельзя. Храму нужен был необычайно крепкий фундамент, способный одновременно служить и перекрытием для обширных храмовых подвалов. Для этих целей, возможно, они и применили некое “тайное оружие” строительного характера, о котором мы не имеем никакого понятия.

Еще русский путешественник XIX века К. Гейкин в своей книге “Святая земля и Библия”, изданной в 1884 году, писал:

Надо полагать, что в древности инженеры, не имевшие в своем распоряжении силы пара (во времена К. Гей-кина это была реальная ссылка на наиболее значимую “энергетику” века. —А. В.Л были удивительно умны и ловки. Мы настолько привыкли считать себя и все современные поколения умнее и образованнее древних, что не мешает таким чудесам, как храм Баальбека, немножко посбить нашу спесь...”

И все же давайте уточним, причастны ли к баальбекс-кому феномену пришельцы? Автор книги считает, что это маловероятно. Что касается пришельцев, то уж никак не следует считать, что они вырубали баальбекские плиты только для того, чтобы оставить о себе память на нашей планете. Если бы они хотели, чтобы мы, земляне, узнали об их визите, то уж, наверное, сообразили бы придумать какой-то другой способ, который достойно представлял бы их высокоразвитую космическую цивилизацию.

Итак, баальбекская загадка существует, и потребуется еще много исследований, прежде чем человечество найдет на нее ответ...

Глава 5

ГОРОД ПЕТРА — СТОЛИЦА НАБАТЕЕВ

Далеко в глубь веков уходит история народов, населявших в прошлом территорию нынешней Иордании. На юге страны, в труднодоступном горном районе и сегодня скрывается от глаз людских самый значительный из небиблейских памятников — развалины знаменитой Петры. Этот город был столицей одного из самых древних арабс-

ких государств — Набатейского царства, сыгравшего значительную роль в формировании арабской цивилизации и в истории арабов. В III—II веках до нашей эры Набатей-ское государство занимало обширную территорию на Аравийском полуострове, в Южной Палестине и в Заиорда-нье, к нему относилась и часть Сирии.

О столице царства, удивительной Петре, с восхищением писали древние ученые — Диодор, Эрафотен, Ев-севий Кесарийский, Страбон, Птолемей и другие. Расположенная в месте пересечения караванных путей между Египтом, Сирией и Вавилоном, между Средиземным и Красным морями, столица набатеев богатела на торговле специями, шелком и на работорговле. Она же славилась искусством своих ремесленников.

Многие завоеватели, прельстившись слухами о неисчислимых богатствах Петры, пытались захватить ее, но сделать это было не просто. Петру окружали высокие скалистые горы, служившие естественными крепостными стенами, да и сама она была вырублена в скалах. Древние обитатели города в течение более пятисот лет терпеливо высекали свои жилища, храмы, театры, общественные здания, гробницы в окружавших Петру розово-красных скалах. Попасть в город можно было только по узкому ущелью, где сотня-другая хорошо вооруженных воинов могла сдержать натиск целой армии.

Но недаром говорится, что нет крепости, которую нельзя было бы взять. В 106 году Петра пала под натиском лучшего войска того времени — римских легионеров, возглавляемых императором Траяном, да и то лишь после того, как они сумели лишить город воды, разрушив вырубленный в скалах водопровод. Завоевав Набатею, Траян превратил ее в римскую провинцию — Аравию Петра.

“Петра”'буквально означает “скала”, так ее называли греки и римляне, потому что этот необычный город, как уже говорилось, был окружен скалами и вырублен в скалах. Пришедшие позже в окрестности Петры арабы-бедуины испытывали суеверный страх перед диковинными гигантскими сооружениями, поражающими воображение

даже современного человека. Они не знали истории наба-теев, и в их преданиях все, что находилось в Петре и около нее, связывалось с именем пророка Моисея.

Примерно в пяти километрах от Петры бьет небольшой источник, дающий начало реке, русло которой наполняется водой только в период дождей. В долине этой реки и расположен город. Арабские легенды утверждают, что здесь Моисей (по-арабски Муса) добил воду из скалы, и называют источник Айн Муса, а реку (по-арабски “вади”) — Вади Муса; что здесь египетский фараон, приказавший почитать себя как бога, сражался с Моисеем и его братом Аароном и что здесь на возвышающейся над городом горе Хор находится могила Аарона. Возможно, поэтому самые величественные постройки Петры получили название “Замок фараона” и “Сокровищница фараона”.

Долгое время сказочный город был недоступен для посещения европейцами, хотя интерес к этому району проявляли многие ученые и путешественники. Дело в том, что арабы тщательно охраняли тайны города, считая, что чужеземцы хотят завладеть богатствами фараона, якобы спрятанными в Петре.

Петру в начале XIX века искал немецкий ученый Зеет-цен, которому покровительствовало правительство России. Он почти дошел до города, однако не смог найти туда проводников. “Первооткрывателем” Петры в 1812 году стал известный швейцарский путешественник Иоганн Людвиг Бурхардт. За время своих многочисленных путешествий по Аравии он сделал немало открытий, но Петра была самым сенсационным из них.

В город Бурхардт проник под видом арабского шейха Ибрагима аш-Шами, уговорив одного бедуина сопровождать его на гору Хор, чтобы принести там жертву. Оказавшись в Петре, мнимый шейх не смог удержаться от соблазна и направился не к горе Хор, а к увиденным развалинам. Возмущенный проводник чуть было не разоблачил Бурхардта: в этом случае отважного путешественника-европейца ждала бы неминуемая смерть, но все, как гово-

рится, обошлось. Бурхардт подробно и обстоятельно описал это путешествие и сам город Петру, таким образом Европа впервые узнала о древней столице набатеев.

Более удачным был визит художника Леона де Лабор-да, который в 1830 году не только пробрался в Петру, но и сделал семьдесят гравюр, давших жителям Европы представление о руинах города и дикой местности, его окружающей.

Уже со времени открытия Бурхардта Петра стала привлекать к себе внимание не только ученых, но и многочисленных туристов. С начала XX века в городе стали вестись археологические раскопки. До Первой мировой войны труднодоступность столицы набатеев ограничивала число туристов, но и одновременно увеличивала ее романтичность и таинственность. Появление автомашин и строительство дорог несравнимо облегчило посещение Петры.

Сейчас добраться до нее не составляет особого труда. Несколько часов быстрой езды на комфортабельном автобусе по шоссе, соединяющему иорданские города Амман и Акабу, и перед вашими глазами появляется... Вади Муса. Оттуда дорога поворачивает к чернеющим вдали причудливым скалам Петры.

В небольшой лощине расположено несколько палатрк, где в ожидании туристов находится два-три десятка проводников, каждый из которых хочет, чтобы вы сели именно на его лошадь, поскольку дальше дорога идет через Эс-Сик, двухкилометровый узкий и глубокий проход в скалах. Это естественное ущелье, где проходит в долину Петры русло Вади Муса, путь лучше проделать верхом, хотя многие туристы, желающие почувствовать себя первооткрывателями, идут пешком.

Зрелище здесь действительно незабываемое... К узкой тропе с двух сторон подступают отвесные скалы, словно смыкающиеся на высоте 100—150 метров и образующие подобие тоннеля. Под ногами на сухом дне крупный гравий, острые мелкие камни и песок. Тихо, прохладно и сумрачно, солнца совсем не видно — вокруг серые, голу-

боватые, коричневые и темно-медные скалы. Только синеющая далеко-далеко вверху полоска неба напоминает, что стоит ясный солнечный день.

Каменные скалы лишены растительности, но кое-где наверху, где дожди и ветры разрушили мягкую породу, из трещин поднимается то куст, то чахлое деревце, резко контрастирующие с голыми выступами скал и подчеркивающие суровость этих мест. Пахнет сыростью и плесенью...

Через некоторое время замечаешь, что скалы меняют оттенок, из коричневых превращаясь сначала в светло-коричневые, а затем в бурые и розовые. В полумраке ваши глаза вдруг то здесь, то там начинают различать довольно большие ниши, похожие на те, что делают для статуй, изредка попадаются и барельефные изображения. Чем дальше вы продвигаетесь по извилинам Эс-Сика, тем больше ниш в скалах, причем иногда они расположены по две-три, а некоторые с обеих сторон обрамлены пилястрами.

Два километра по извилистой расщелине преодолеть не так уж и легко. Проходит около часа, на исходе которого, уже приближаясь к выходу из ущелья, после очередного поворота все застывают в немом изумлении... В проеме темного коридора, метрах в двухстах от его конца, отчетливо видно освещенное солнцем розовое здание с колоннами и изящным фронтоном...

Еще несколько минут терпения — и перед вами во всем своем величии появляется Аль-Хазане, монументальное сооружение Петры. Оно вырублено в отвесной многометровой скале настолько искусно, что, до тех пор пока не подойдешь к нему совсем близко, об этом нелегко догадаться... Да! Трудно бывает сдержать восхищение, когда неожиданно перед вами вырастает гармоничное, легкое, стройное здание, словно излучающее розово-красный свет. Что это?.. Храм или дворец? Кому он принадлежал?

Фасад его нижнего этажа напоминает греческий храм: шесть коринфских'колонн поддерживают фриз, увенчанный фронтоном с растительным орнаментом, барельефом орла и изображениями львов. В центре фасада второго

этажа возвышается ротонда с урной, по сторонам от нее — два полуфронтона, покоящихся на полуколоннах коринфского ордера. На ротонде изображены Фортуна, держащая рог изобилия, и менады — спутницы бога Диониса, а за ними, на задней части фасада, ясно видны рельефы богини Победы — Ники. Многочисленные женские фигуры, изображения животных, орлов, растений — все это придает постройке пышный, торжественный вид.

Все здание вырезано из гигантского монолита, лишь в некоторых местах заметна кладка. Невольно возникает вопрос: “Где же сам храм или дворец?” Позади — скала, и создается впечатление, что фасад существует сам по себе. Однако за колоннами в глубине своеобразного притвора находятся семь ступеней. Стоит лишь подняться по ним — и попадаешь в огромный зал с гладкими стенами и потолком. На стенах зала кое-где сохранились остатки лепки, заметны какие-то входы, ведущие во внутренние помещения.

Арабы называли это сооружение Аль-Хазне (сокровищница или казна) — они думали, что в урне на фасаде второго этажа хранятся сокровища фараона. Эту легенду они не могли проверить — до самого верха можно было добраться только с помощью специальных приспособлений. Но соблазн был велик: путешественники XIX века рассказывали, что бедуины-проводники стреляли в урну, рассчитывая сбить ее и завладеть богатствами.

Для ученых Аль-Хазне — один из самых загадочных памятников античности (он датируется I веком нашей эры). Теперь установлено, что это погребальное сооружение, но для кого оно предназначено? Судя по масштабам постройки — для кого-то из чденов царской династии. Аль-Хазне — единственная почти из тысячи построек Петры, вырубленных в скалах, имеет, как уже отмечалось, розовато-красную окраску, временами придающую ей призрачность миража. Любоваться ею можно без конца...

После знакомства с Аль-Хазне туристы сразу же поворачивают за угол и оказываются в красновато-багряной

долине, где находились жилища набатеев, высеченные в скалах погребальные камеры со специальными нишами для саркофагов, амфитеатры, дворцы и мавзолеи. Часто даже трудно понять, где начинается дом или дворец, а где скала, — настолько гармонично они переходят друг в друга. Большинство фасадов, немного отстоящих от скал, имеют пирамидальную форму и отличаются друг от друга лепными деталями, скатами крыш, пилястрами.

В некоторых фасадах насчитывается по два и даже по три яруса, что вызывает недоумение: “Как туда попадали жители?”

Петра уникальна, в частности, и тем, что некоторые находящиеся в городе каменистые холмы представляют собой... святилища под открытым небом. Так, например, памятник, открытый еще в середине 1930-х годов, — это просто дорога для процессий в виде замкнутого круга, в центре которого — священная скала. Это святилище расположено на самом высоком в Петре месте, а найденные здесь монеты и посуда свидетельствуют о том, что оно действовало уже в I веке до нашей эры.

Внезапно скалы расступаются, как бы освобождая место для большого амфитеатра римского происхождения. Он целиком, включая сиденья для трех тысяч зрителей, вырублен в монолите, высота которого превышает 90 метров. Недалеко от амфитеатра отдельно стоит триумфальная арка, оставшаяся там также со времен римского господства.

К югу от этого места, на самой высокой части гребня горы Зибб Атуф, расположен холм Робинсона. Это самое старое в Петре святилище, выдержанное в строгих традициях древних израильтян, было открыто в 1900 году английским исследователем Робинсоном. Крутая, выбитая в скале лестница ведет на прямоугольную площадку, углубленную на полметра в скальную породу. Прямо на западе от углубления находятся высеченные из целой скалы круглый и квадратный алтари. В Библии упоминаются подобные молитвенные холмы, где летом проводились религиозные торжества.

После посещения холма Робинсона каждый турист, возвращаясь в долину, несомненно обращает внимание на высеченные в камне сооружения, находящиеся по ее обеим сторонам. Например выступы некоторых скал превращены в обелиски, а между ними на искусственных горных террасах видны входы то ли в дома то ли в храмы, то ли в усыпальницы. Зритель при этом получает столько впечатлений, что начинает путать греко-римский орна-

мент с архитектурным стилем древних набатеев и искусством первых христиан.

Вот еще один пример... Эд-Дейр — монастырь, вырубленный на вершине скалистого утеса, который представляет собой огромное здание шириной более пятидесяти метров, а высотой около сорока пяти. Судя по крестам на стенах этого храма, он какое-то время был христианским.

И снова мелькают вырубленные в розово-красных скалах входы, порталы, остатки водопровода и колодцев, нагромождения каких-то природных форм, облагороженных резцом в руках человека. Наконец дорога приводит к высеченной в камне лестнице. Преодолев крутой подъем, можно войти в скалу — сравнительно небольшое помещение (35—40 квадратных метров), в котором располагается музей, где собрана обширная коллекция найденных на территории Петры фрагментов статуй...

После осмотра туристы отправляются в обратный путь. Поскольку никакой транспорт здесь не ходит, то возвращаться приходится пешком. Вот тут-то и предлагают туристам услуги предприимчивые местные крестьяне, желающие заработать несколько динаров. Около музея появляются лошади под седлом, а возле них — несколько одетых в традиционно бедуинские одежды человек. За небольшую плату послушная коняга, ведомая погонщиком-проводником, доставит вас в Эс-Сику...

...Приближается вечер, собираются тучи. Проводники убеждают вас, что оставаться в Петре на ночь довольно рискованно. Они обязательно расскажут вам, что в начале 1970-х годов здесь утонула (!?) группа французских туристов, которых гроза застала в Эс-Сике. Хлынувшие во время сильного дождя потоки воды с окружающих скал превратили узкий проход в бурный поток... Вскоре повествование проводника само собою затухает, поскольку красота сооружений Петры — этой жемчужины в сокровищнице загадочного прошлого Иордании — приковывает к себе все ваше внимание...

Ошеломленные увиденным в Петре, вспоминая ее грандиозные культовые сооружения и каменные постройки, вы непременно зададите себе вопросы: “Почему этот прекрасный город пришел в запустение? Каким богам в свое время поклонялись его жители?”

Постараемся в определенной мере удовлетворить ваше любопытство..'.

Первое... Тот факт, что в начале новой эры Петра достигла своего расцвета и могущества, совсем не случаен.

Именно в это время в Петру, лежавшую на перекрестке караванных путей и ставшую богатым купеческим городом, приходили сотни караванов с аравийскими благовониями, с зерном из Египта, с тонкими винами и шелками Сирии. Однако после падения под натиском варваров Рима, последовавшего за этим изменения караванных путей и сокращения торговли в связи с развитием судоходства по Красному морю Набатейское царство постепенно пришло в упадок...

А его столица — город Петра была оставлена жителями и вскоре забыта. Еще некоторое время Петра служила приютом для разбойников, а затем и эти “рыцари удачи” оставили свое гнездо, так как в окрестностях стало просто некого грабить. Это случилось в III веке нашей эры... Прошли еще века. Посещали Петру крестоносцы, построившие на окружающих ее скалах два небольших форта. Но потом все же этот город-красавец вновь был предан забвению...

Второе... В многочисленных надписях, обнаруженных в Петре и других набатейских городах, упоминаются различные божества и некоторые культовые предписания. Ученым удалось реконструировать отдельные моменты или черты набатейской религии эллинско-римского времени.

По-видимому, в то время главным божеством наба-тейского пантеона был Дашура (по-арабски — Зу-Шара). На разных этапах истории набатейского культа он был богом войны, богом виноградной лозы, богом-громовержцем и покровителем горной страны набатеев. Это был также бог — владыка мира и устроитель мировой гармонии. Кроме верховного бога Дашуры, набатеи почитали и некоторых общеарабских богов.

Как и у большинства арабов вплоть до принятия ими ислама, у набатеев обычным объектом культа был “бэ-тэл” (буквально — “дом бога”) — камень пирамидальной или конической формы, считавшийся одновременно и жилищем, и воплощением божества. В городе Петра, в частности, были обнаружены святилища, в которых приносили в жертву богам скот, где поливали кровью алтари

и “бэтэли”. Один из них, называемый “Замок фараона”, возможно, был посвящен главному божеству — Дашуре... Изучение изумительной, скалистой, загадочной Петры — этого своеобразного иорданского бриллианта —' продолжается. Но этот город не спешит раскрывать свои тайны. -.;


Каталог: book -> unknown
unknown -> Поль Лавиолетт – Лед и Огонь. История глобальных катастроф
unknown -> Мэтью Фокс, Руперт Шелдрейк
unknown -> Теодор Шварц Большая книга тайных наук
unknown -> Уильям Блейк Бракосочетание Рая и Ада
unknown -> Перевод: Илана Арад предисловие переводчика
unknown -> Хх век: хроника необъяснимого. Год за годом
unknown -> Хельмут Хёфлинг Все чудеса в одной книге
unknown -> Николай Непомнящий Таинственные исчезновения и перемещения
unknown -> Параллельных миров
unknown -> Филип Гардинер Ворота в другие миры. Тайны последнего пути. От египетского подземного мира до ворот в небеса


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет