Беженцы из Узбекистана в странах снг: угроза экстрадиции (май 2005 г. – август 2007 г.) Москва, сентябрь 2007 г


Дело об экстрадиции Абдулазиза Бойматова (Свердловская область)



бет14/21
Дата19.06.2016
өлшемі0.92 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   21

Дело об экстрадиции Абдулазиза Бойматова (Свердловская область)


По информации мусульманской общины села Уфа-Шигири Нижне-Сергинского района Свердловской области, 21 апреля 2006 г. сотрудниками милиции был задержан за административное правонарушение и помещен в ИВС Красноуфимского ОВД житель этого села Султон Хисамутдинов.

Согласно письму УВД Наманганской области, направленному в Красноуфимскую межрайонную прокуратуру, задержанный был опознан по фотографии как гражданин Узбекистана Абдулазиз Бойматов, объявленный на родине в розыск по ст.159 ч.4 (посягательство на конституционный строй) УК РУ367.

2 мая 2006 г. Красноуфимский городской суд вынесен постановление об избрании в отношении Бойматова меры пресечения в виде заключения под стражу, после чего он был переведен в СИЗО г.Екатеринбурга.

Бойматов является одним из трех находившихся в розыске граждан Узбекистана, с просьбой о задержании которых УВД Наманганской области обратилось осенью 2005 г. в ГУВД Тюменской области. По информации узбекских спецслужб, разыскиваемые являются сторонниками религиозно-экстремистского течения «вахабий»368.

Уголовное дело в отношении Бойматова по ст.159 ч.1 УК РУ было возбуждено 12 июня 1998 г. 29 июня 1998 г. он был признан обвиняемым по ст.159 ч.4 УК РУ, на следующий день объявлен в розыск.

В постановлениях о возбуждении уголовного дела и привлечении в качестве обвиняемого указывается, что Бойматов «на протяжении 1994-1997 годов, являясь членом организованного преступного сообщества, /созданного/ ярыми сторонниками религиозно-экстремистского течения «вахабий» Абдували Юлдашевым и Мамажановым Толибом, занимался распространением идей религиозно-экстремистского течения «вахабий» в целях свержения конституционного строя Республики Узбекистан путем проведения священной войны «джихад» и построения исламского государства».

В постановлении об объявлении розыска отсутствует упоминание о распространении экстремистских идей, в то же время утверждается, что Бойматов якобы «прошел специальную подготовку в неформальных военно-учебных центрах лидера преступного сообщества Тохира Юлдашева…, расположенных в Республике Афганистан» (в других документах, включая запрос об экстрадиции, это обвинение отсутствует).

20 октября 2003 г. Бойматову было предъявлено дополнительное обвинение по ст.242 ч.1 (организация преступного сообщества) УК РУ. Согласно постановлению, Бойматов в 1994-1997 гг., «вступив в преступный сговор с лидерами и членами организованного преступного сообщества «Ислом лашкарлари» (Воины ислама), под руководством Юлдашева Тохира, Мамаджанова Толиба и Юлдашева Абдували, осуществлял действия по созданию исламского центра в городе Намангане». Кроме того, «являясь одним из активных участников вышеназванного преступного сообщества в мечети «Атавалихон-тура», расположенной в городе Намангане, а также в целях пополнения рядов преступного сообщества «Ислом лашкарлари» и построения на территории Республики Узбекистан исламского государства осуществлял публичные призывы к неконституционному изменению существующего государственного строя…, а также участвовал в заговоре с целью захвата власти».

При изучении этих обвинений обращают на себя внимание очевидные несоответствия в датировке описанных событий. Так, организация «Ислом лашкарлари», упомянутая в следственных документах, прекратила свое существование в 1992 г., в то время как обвинение заявляет о существовании этого «преступного сообщества» в 1994-1997 гг. Из имеющихся документов неясно, почему Бойматов причислен к организаторам «преступного сообщества» и в чем состоял «преступный характер» действий по созданию в Намангане городского исламского центра.

При рассмотрении в суде ходатайства об избрании меры пресечения представитель прокуратуры ссылался лишь на постановления 1998 г. о возбуждении уголовного дела, предъявлении обвинения и розыске по ст.159 ч.4 УК РУ. Хотя российское законодательство не предусматривает уголовную ответственность за совершение деяний, предусмотренных ст.159 УК РУ, суд принял решение о заключении Бойматова под стражу. Между тем запрос об экстрадиции, направленный в Генеральную прокуратуру РФ 22 мая 2006 г., содержит требование о выдаче как по ст.159 ч.4, так и по ст.242 ч.1 УК РУ.

Такое неожиданное дополнение обвинения, а также некоторые элементы текстов постановлений 1998 г., приложенных к запросу об экстрадиции, дают основания предполагать, что возможно (как и в деле Турсинова) исходные документы были изменены узбекской стороной с целью приведения их в соответствие с требованиями российского уголовного права.

По мнению самого Бойматова, он мог быть объявлен в розыск в Узбекистане за посещение в 1991-1992 гг. собраний одной из исламских организаций, а также участие в митинге в Намангане в декабре 1991 г., на котором выступал президент Ислам Каримов (позже этот митинг был расценен властями как антиправительственное выступление исламских фундаменталистов).

Позже из-за начавшихся преследований мусульман Бойматов решил покинуть Узбекистан, однако по состоянию здоровья смог выехать в Россию лишь в конце 1996 г. – начале 1997 г. Из Курганской области Бойматов по рекомендации одного из духовных управлений мусульман переехал в пос.Сумкино Тобольского района Тюменской области. Там узнал, что его разыскивают, после чего сменил место жительства. В 2001 г. через знакомого приобрел паспорт на имя гражданина РФ Султона Хисамутдинова, по которому зарегистрировал брак. Перенес две операции в связи с онкологическим заболеванием. В декабре 2004 г. переехал в Свердловскую область, здесь завел новую семью. По его словам, за последние десять лет ни разу не посещал Узбекистан.

В августе 2006 г. им было подано ходатайство о получении статуса беженца.

12 декабря 2006 г. Бойматов был освобожден из СИЗО-1 г.Екатеринбурга в связи с решением Генеральной прокуратуры РФ отказать в его выдаче в Узбекистан.

С Бойматова была взята подписка о невыезде в связи с возбуждением уголовного дела по факту использования в России фальшивого паспорта. В феврале 2007 г. Красноуфимский городской суд признал его виновным по ст.327 ч.3 УК РФ (использование заведомо подложного документа) и приговорил к 216 часам обязательных работ, которые он отрабатывал на заготовке дров по месту проживания в деревне Уфа-Шигири.

25 апреля 2007 г. Бойматов был неожиданно вызван к начальнику криминальной милиции Нижнесергинского РОВД В.Чемпалову. Оттуда в сопровождении неизвестного, представившегося сотрудником УФМС по Свердловской области, он был доставлен в областной центр под предлогом оформления документов на проживание в РФ. Утром следующего дня он смог сообщить по телефону жене, что его «отправляют в Узбекистан». Официальная информация о его дальнейшей судьбе отсутствует. Сотрудники УФМС, к которым обратились родственники Бойматова, отрицали факт его задержания и принудительной высылки на родину369.

По неофициальным данным, в конце апреля 2007 г. Бойматов находился в СИЗО в Ташкенте, откуда его готовились этапировать в Наманган370.

В июле 2007 г. о деле Бойматова была проинформирована Рабочая группа ООН по насильственным исчезновениям. В том же месяце Свердловская областная прокуратура сообщила, что по результатам проверки заявления об исчезновении Бойматова возбуждено уголовное дело по ст.126 (похищение человека) УК РФ371.


Каталог: centres -> programma


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   21




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет