Беженцы из Узбекистана в странах снг: угроза экстрадиции (май 2005 г. – август 2007 г.) Москва, сентябрь 2007 г



бет3/21
Дата19.06.2016
өлшемі0.92 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Другие инциденты с беженцами


После серии ноябрьских похищений около 60 последователей имама Обидхона Назарова и членов их семей, проживавших в Южно-Казахстанской области, обратились за международной защитой в алматинский офис УВКБ ООН47. Многие семьи перебрались в Алматы, так как пребывание в граничащей с Узбекистаном Южно-Казахстанской области было для них небезопасно.

30 декабря 2005 г. при регистрации в миграционной полиции в Алматы лица, ищущего убежище, Хайрулло Тожиева, которого сопровождал сотрудник правозащитной организации, выяснилось, что Тожиев объявлен в Узбекистане в розыск «за религиозную деятельность». Он был доставлен в криминальную полицию, которая сообщила о нем в Ташкент, однако к вечеру, после предоставления документов об обращении за убежищем в УВКБ ООН, Тожиев был освобожден по указанию городской прокуратуры. По информации Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности, за первые семь месяцев 2006 г. аналогичные ситуации возникали еще трижды, причем в июле 2006 г. при подаче заявления Зияджона Шокирова криминальная полиция уже не вмешивалась в процесс регистрации находящегося в розыске просителя убежища. Все четверо граждан Узбекистана позднее были признаны УВКБ ООН мандатными беженцами.

12 января 2006 г. статус мандатного беженца был предоставлен известному религиозному деятелю, бывшему имаму ташкентской мечети «Тухтабой» Обидхону Назарову, с 1998 г. скрывавшемуся от преследования узбекских властей в Южно-Казахстанской области. В марте 2006 г. он выехал в Швецию, предоставившую ему убежище.

Несмотря на подобные «мирные» разрешения ряда конфликтных ситуаций, беженцы по-прежнему опасались незаконных действий со стороны узбекских и казахских спецслужб.

В январе 2006 г. поступили сообщения о направлении в Алматы группы сотрудников СНБ Узбекистана. Одновременно стало известно об активизации работы КНБ Казахстана по установлению местонахождения некоторых граждан Узбекистана, ищущих убежище. Для получения информации казахстанские спецслужбы предлагали сотрудничество даже сотрудникам правозащитных организаций.

Вечером 24 февраля 2006 г. полиция задержала Абдувосита Содикова и проживавшего вместе с ним Хайрулло Тожиева, заявления которых о предоставлении убежища находились на рассмотрении в УВКБ ООН. Им объявили, что они задержаны как лица, находящиеся в межгосударственном розыске, однако после того, как стало известно о регистрации их в УВКБ ООН и миграционной полиции, Содиков и Тожиев были освобождены по указанию прокуратуры. Их документы, однако, были изъяты.

На следующий день они пришли в Жетысуйское РУВД г.Алматы, где были опрошены полицией. Сотрудник полиции Юрий Воробьев отправил по факсу запрос в Узбекистан, откуда пришло подтверждение о розыске. По словам полицейского, «узбеки спрашивают точные адреса» задержанных, говорят: «То, что вы не смогли, мы сами сделаем» (эти слова Содиков и Тожиев справедливо оценили как угрозу похищения). Приехавшие вскоре сотрудники КНБ заявили о намерении увезти задержанных, заявив, что «их надо отдать в Узбекистан» и что документы, выданные УВКБ ООН, «ничего не стоят». Однако городская прокуратура не дала санкцию на арест лиц, ищущих убежище. После этого Содиков и Тожиев были опрошены сотрудниками КНБ в помещении Департамента внутренних дел г.Алматы. От беженцев требовали назвать местонахождение имама Обидхона Назарова, разыскиваемого узбекскими властями, угрожая в случае отказа похищением и тайной выдачей в Узбекистан. Офицеров КНБ интересовало также место жительства еще одного лица, ищущего убежище - Габдурафика Темирбаева48.

Темирбаев выехал из Узбекистана в марте 1999 г. вскоре после начала широкомасштабных антимусульманских репрессий. В январе 2003 г. он получил вид на жительство в Казахстане49. Его сосед Абдуносир Зулфикоров был арестован в Ташкенте по подозрению в причастности к террористическим актам 2004 г. 8 августа 2004 г. КНБ Казахстана на основе ходатайства Генеральной прокуратуры Узбекистана возбудило уголовное дело по ст.233 ч.3 УК РК (терроризм), где одним из подозреваемых являлся Темирбаев50. В том же месяце сотрудники КНБ провели обыск в его доме в Шымкенте, в ходе которого изъяли компьютер, религиозную литературу и личные документы. После этого Темирбаев вынужден был скрываться. 31 октября 2005 г. он обратился за убежищем в алматинский офис УВКБ ООН51.

28 марта 2006 г. Темирбаев получил уведомление об отказе в предоставлении статуса беженца. По мнению УВКБ ООН, «вред», которого он опасался, «не является достаточно серьезным и не представляет собой преследование». Этот отказ был обжалован, и 12 июня 2006 г. Темирбаеву был выдан сертификат беженца.

МИД и КНБ Казахстана ранее информировали УВКБ ООН «об отсутствии у казахстанских правоохранительных органов материалов на Г.Темирбаева». Однако 7 июня 2006 г. Генеральная прокуратура Казахстана направила запрос в КНБ и МВД об установлении его местонахождения и задержании в соответствии с запросом об экстрадиции для привлечения к ответственности по ст.155 (терроризм), 159 (посягательство на конституционный строй), 228 (использование подложного документа), 242 (организация преступного сообщества) и 244-2 (участие в запрещенной организации) УК РУ. Беженец якобы участвовал в подготовке и проведении террористических актов в Узбекистане в марте 2004 г. и входил в состав отделившегося от Исламского движения Узбекистана террористического «Жамаата моджахедов Центральной Азии» (Группы «Исламский джихад»). Показания против Темирбаева дали А.Зулпикаров и Б.Муминов, осужденные в Узбекистане на длительные сроки лишения свободы.

Несколько настораживающе в этой информации выглядит то обстоятельство, что показания осужденных в Узбекистане лиц были переданы в Казахстан спустя более года после завершения судебных процессов и что собственное расследование, проводившееся казахстанскими спецслужбами в 2004-2005 гг., не обнаружило никаких свидетельств террористической деятельности проживавшего в Шымкенте Темирбаева.

22 июня 2006 г. не менее 9 узбекских беженцев, находившихся в различных районах Алматы, обнаружили за собой слежку, после чего вынуждены были в целях безопасности войти в здание представительства УВКБ ООН. Сотрудники УВКБ сопровождали их по дороге домой.

Около 4 часов утра 24 июня 2006 г. в дом, где находилось четверо узбекских беженцев, ворвались неизвестные люди, один из которых представился сотрудником полиции, которые под предлогом расследования кражи увезли Темирбаева. Утром полиция отрицала, что произвела задержание52. В тот же день Темирбаев позвонил жене и сообщил, что с ним «все в порядке», что он задержан КНБ, но через 10 дней его якобы выпустят на свободу53.

30 июня 2006 г. УВКБ ООН выразило озабоченность в связи с задержанием беженца и призвало власти Казахстана не депортировать его, предоставить информацию о случившемся и доступ к задержанному. Власти Казахстана попросили сотрудников офиса УВКБ ООН «подождать с посещением до завершения расследования»54.

12 июля 2006 г. глава представительства УВКБ ООН в Казахстане Сезар Дюбон встретился с Генеральным прокурором Казахстана Рашидом Тусупбековым. В ходе встречи обсуждалась практика соблюдения Конвенции «О статусе беженцев», а также вопросы, касающиеся рассмотрения запросов об экстрадиции лиц, находящихся под защитой УВКБ ООН. Была достигнута договоренность об организации обучающих семинаров для сотрудников прокуратуры по данной тематике55. В тот же день Сезар Дюбон встретился с вице-министром внутренних дел Аликом Шпекбаевым, с которым также обсуждались вопросы соблюдения прав беженцев.

Через два дня после этих демаршей власти разрешили встречу с Темирбаевым, находившимся в СИЗО КНБ, жене и представителю УВКБ ООН.

15 августа 2006 г. решением правительства Казахстана беженец был освобожден и передан УВКБ ООН в международном аэропорту Алматы. В тот же день вместе с семьей он вылетел на постоянное жительство в одну из европейских стран. На следующий день Сезар Дюбон заявил на пресс-конференции, что обвинения против Темирбаева «являются безосновательными» и «беженец нуждается в международной защите». «УВКБ ООН подтвердило его статус беженца, так как жизнь Темирбаева будет находиться в опасности в случае его возвращения в Узбекистан. Казахстанские власти также заключили, что доказательства, на которых основывается обвинение, оказались недостаточными, и в выдаче узбекским властям данного лица было отказано»56.

Хотя дело Темирбаева получило внушающее оптимизм завершение, не исключено, что лишь международное внимание к судьбе беженца позволило избежать иного исхода.

В июне 2006 г. был экстрадирован в Узбекистан гражданин этой страны Намазбой Хусанов, обвиняемый в принадлежности к международной исламской партии «Хизб ут-Тахрир». Хусанов был задержан сотрудниками КНБ Казахстана в марте 2006 г. в г.Таразе, где жил более 6 лет. По его словам, он покинул Узбекистан после того, как его стали преследовать за обучение исламу. По данным Департамента КНБ по Жамбылской области, «в Таразе Хусанов не занимался никакой противоправной деятельностью» 57. 3 октября 1999 г. он был объявлен в розыск по ст.242 ч.1 (организация преступного сообщества) УК РУ58. Как отмечает журналист казахстанской газеты «Экспресс-К», виновным себя Хусанов не считает59. Весьма вероятно, что на протяжении трех месяцев содержания под стражей он не имел доступа к адвокату и не знал о возможности обращения за убежищем. Следует отметить, что решение о запрете в Казахстане организации «Хизб ут-Тахрир» как экстремистской было вынесено судом г.Астаны 28 марта 2005 г.60, вследствие чего участие Хусанова в этой организации до 1999 г. не могло являться достаточным основанием для его экстрадиции в Узбекистан.

Отсутствует достаточная информация и по делу гражданина Кыргызстана Назиржона Худойназарова, задержанного 11 июля 2006 г. в Астане сотрудниками КНБ Казахстана. В Узбекистане Худойназарову было заочно предъявлено обвинение по восемнадцати статьям УК, включая умышленное убийство и терроризм61. Представитель ГУВД Ташкента Икром Ниязов сообщил, что задержанный находился в розыске по подозрению в причастности к террористическим актам в октябре 2004 г. в г.Ташкенте и Ташкентской области. 31 августа 2006 г. Худойназарова был экстрадирован в Узбекистан62.

В марте 2006 г. в г.Таразе сотрудниками КНБ был задержан гражданин Узбекистана Камолиддин Касымов, объявленный на родине в розыск по подозрению в причастности к религиозно-экстремистской организации. После задержания его жена обратилась в представительство УВКБ ООН в Алматы. Касымов, находясь в изоляторе КНБ в Таразе, написал заявление о предоставлении статуса беженца и получил сертификат лица, ищущего убежище. Спустя полгода в экстрадиции Касымова было отказано, он был освобожден, переехал с семьей в Алматы и вскоре выехал в третью страну, предоставившую ему убежище. Насколько известно, Касымов – единственный из граждан Узбекистана, задержанных в Казахстане по политически мотивированному запросу об экстрадиции, который после задержания смог обратиться за получением статуса беженца63.

В сентябре 2006 г. в Жамбылской области был задержан гражданин Узбекистана, который, по сведениям полиции, разыскивался на родине за организацию преступного сообщества и причастность к террористическим актам 2004 г. Имя задержанного не называлось64. Вероятно, речь идет об А.Джуматаеве, который в том же году был экстрадирован в Узбекистан. По данным Генеральной прокуратуры РК он находился в розыске «за участие в незаконной религиозной организации «ваххобий» и призывы к насильственному свержению существующего строя»65.

В 2007 г. в СМИ появилась информация о задержании в Казахстане еще трех граждан Узбекистана, разыскиваемых Ташкентом за «исламский экстремизм».

14 марта в Алматы сотрудниками полиции был задержан 29-летний член «Хизб ут-Тахрир», объявленный в межгосударственный розыск по ст.159 ч.3 (посягательство на конституционный строй) УК РУ66.

27 марта 2007 г. в одном из сел Жуалынского района Жамбылской области полиция задержала 23-летнего мужчину, объявленного в розыск в июне 2006 г. УВД Ташкентской области за участие в религиозно-экстремистских организациях. По данным полиции, он являлся младшим братом гражданина Казахстана Жакшибека Биймурзаева, осужденного Жамбылским областным судом в 2005 г. за руководство казахстанским отделением «Жамаата моджахедов Центральной Азии» (Группы «Исламский джихад») – организации, ответственной за террористические акты 2004 г. в Узбекистане67.

В августе 2007 г. в Астане в ходе совместной операции КНБ и полиции был задержан член «Хизб ут-Тахрир» Кудрат Ахмедов, разыскиваемый за «экстремизм и посягательство на конституционный строй» Узбекистана. Представитель МВД Казахстана заявил, что экстрадиция в соответствии с Минской конвенцией «будет организована уже в ближайшие дни»68.

Какая-либо дополнительная информация по этим случаям пока остается недоступной для независимого мониторинга.

Стоит напомнить, что один из экстрадированных Казахстаном в 1999 г. «исламских экстремистов» Казимбек Закиров (бывший мутавали андижанской мечети «Джами») был расстрелян в Узбекистане по приговору суда (по некоторым данным, менее чем через месяц после вынесения приговора).



Каталог: centres -> programma


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет