Е. С. Решетняк Давидович В. Е. Д34 в зеркале философии. Ростов-на-Дону: изд-во "Феникс", 1997. 448 с. Эта книга



бет15/15
Дата11.06.2016
өлшемі1.58 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15

В


едя долгий и более или менее обстоятельный разговор о судьбах мира на рубеже тысячеле­тий, ни на минуту не забываешь о нас, о на­шей стране, о России. Ведь все то, что касается мира, относится и к нам. И в еще более остром и болезнен­ном варианте. На общемировые коллизии накладыва­ются наши внутренние обстоятельства, связанные с нашей эпической и глубоко драматической историей, с впечатляющими событиями последнего десятилетия. В заключительном разделе этой книги я не берусь за анализ всего и вся, что относится к нашим делам. Для этого нужна была бы отдельная работа. Да и в одиночку вряд ли бы с ней кто справился. Но вот на некоторых моментах об устремленности развития Рос­сии имеет смысл остановиться.

Какими только грозными и беспощадными эпите­тами ни характеризуют сегодня состояние нашего оте­чественного мира, его духовную атмосферу.

Одни пишут об “эйфории катастрофизма”, другие об “обвале”, “смуте”, поисках эквивалента утраченных иллюзий. Говорят, что общество в “великом раздрае”. Государство на неясном перепутье, а люди в ситуации отказа от былых ориентиров, утрате иден­тичности, идейной неразберихе.

Если бы об этом писали и говорили лишь филосо­фы, социологи, люди из массы — авторы пронзительных писем во все адреса да профессиональные ком­ментаторы прессы, телевидения, радио. Нет, об этом (желая того или не желая) вынуждены заявлять пра­вители и политики. Российский президент в посла­нии “Об укреплении Российского государства” (февраль 1994 г.) заявил, что сейчас все острее ощущает­ся неблагополучие в сфере духовности. Он говорил что утрачен интерес к принципиальным вопросам на­шего бытия, идет дегуманизация жизни и культуры разрушен мировоззренческий стержень.

В марте 1995 г. министр культуры РФ Евгений Си­доров заявил в “Литературной газете” о том, что сей­час нет ясной государственной цели России, нет ни­какой государственной идеологии. Само это слово стало пугалом.

В печати все чаще появляются статьи с характер­ным названием: “Россия жаждет идеала”. Вал таких высказываний становится все более напористым.

Диагнозами разного рода наше духовное простран­ство переполнено. Позиции пестрые. Одни гальвани­зируют идеи прошедших веков, другие подпитываются из арсенала западных интеллектуалов или восточных “гуру”. В светском и религиозном варианте, в ключе фундаменталистских или либерально-радикальных кон­цептов наши книгоиздательства, средства массовой ин­формации, уцелевшие теоретические журналы обру­шивают на нас десятки и сотни оценок происходящего.

Гораздо хуже с видением перспектив. За общей на­деждой на “возрождение” и “оздоровление” России, за бравурными призывами смело глядеть в лицо бу­дущему подчас скрывается истрепанная риторика и неясные посулы того, что “все обойдется”. Многие сей­час (по меткому выражению публициста и критика Л. Аннинского) готовы заниматься лишь чисто рус­ским занятием — сидеть и обсуждать заведомо нераз­решимые вопросы.

Но жизнь настойчиво требует своего. Она побуди­тельно ставит перед теоретическим и массовым созна­нием задачу очерчивания общей идеи, общенациональной цели, отстраивания системы высших ценностей, приемлемых для основного массива россиян. Без это­го обществу грозит обвальная атомизация, разлом со­циальных скрепок, превращение человеческого кос­моса в анархический хаос, обессмысливание бытия всех и каждого. Народ российский сейчас разобщен, его историческое пространство сужено. Сомнения и разо­чарования довлеют в душах человеческих.

И поэтому все настойчивее звучат призывы к поис­ку общей идеи, глубинного ориентира, общезначимо­го идеала.

Резонно поставить вопрос: а возможно ли вообще выдвижение какой-либо единой общей цели?

Наше общество уже пережило многолетний этап за­силья ортодоксальной моноидеологии. Это было вре­мя, когда полагалось, что все должны выстроить мысли “по ранжиру”, исповедовать “единственно правильное” мировоззрение. Многоцветье человеческой мысли тог­да уходило в катакомбные укрытия, самиздатовские творения, диссидентские кухонные пересуды.

Возврата к такому положению быть не может. Но не менее опасна наличная ситуация смятения, идей­ного разброда, упования на то, что все само собой ус­троится, жизни по поговорке “плыви мой челн по воле волн”.

Нелегко совместить плюрализм мысли, свободу каж­дого мыслить так, как он сам считает нужным, с не­обходимостью найти объединительную платформу, об­щее согласие. Наверное, это та вечная задача, которая по-своему встает перед каждым народом и каждым поколением. Сегодня она остро и болезненно предста­ла перед поколением россиян 90-х годов XX века.

Наивно было бы думать, что такую общую идею можно сочинить, взрастить “в пробирке”, милостиво преподнести сверху вниз покорному демосу, “взыску­ющему града” от какого-либо новоявленного проро­ка.

Такая идея должна вызреть в толще народного со­знания, отразить глубинные чаяния миллионов. Если ее предпосылки не сформируются в недрах общества, то никакие усилия государственных структур, теоре­тиков и идеологов не дадут надежного результата. Это так. Но это не значит, что сообщество теоретиков должно сидеть сложа руки, в ожидании собственного прозрения. Высокий долг всех причастных к соци­ально-гуманитарной теории в том, чтобы, прислуши­ваясь к “гласу народа”, концептуально выразить, обос­новать, представить такую идею. Нужно продолжать интенсивный поиск, перебор вариантов, споры, дис­куссии, отшлифовку контуров возможной общей идеи.

Пожалуй, сейчас еще трудно развернуто фиксиро­вать ее позитивное содержание. В арсенале претен­дентов на формулирование общей идеи для современ­ной России содержится много слабо совместимых элементов. Святоотеческие наставления, обличения К. Леонтьева и К. Победоносцева как-то не состыковы­ваются с прозрениями нынешних модных прогнозов Т. Гордова и О. Халмера, футурологическими видени­ями О. Тоффлера и Ф. Фукуямы. Наряду с глубокой отечественной традицией, веские размышления рос­сийского академика Н. Моисеева, значимые тезисы классического марксизма, констатации Фридриха Хайека и другие серьезные теоретические конструкты не могут быть обойдены в рассмотрении моделей буду­щего развития России.

Самое трудное, наверное, состоит в том, чтобы най­ти способ, избегая эклектики, интегрировать разно­родные элементы в определенную целостность. Как это сделать? Может быть, методологически стоит ис­пользовать те приемы размышления, которые анало­гичны ходам мысли в апофатическом (отрицательном) богословии. То есть в начале не говорить о том, что вберет в себя идея, приемлемая для всех, а обозна­чить те положения, на которые она не может опи­раться. Каковы же они?

Прежде всего общая идея не может быть одноли­нейной, жестко идеологичной. История уже показала тупиковость попыток создать такую конструкцию. Скорее она может быть сооружена по принципу комплементарности, дополнительности. Обеспечение сфе­ричности, многогранности, полилинейности единого идеала — это вещь крайне сложная, но все же дости­жимая.

Пожалуй, российская идея не может быть моно­конфессиональной. Заметим, что сейчас предприни­маются активные усилия по утверждению правосла­вия как формы самосознания всего населения России. От иерархов Московской патриархии до Неверова — лидера концерна “Гермес”, самые разные авторы ра­туют за духовное возрождение страны на этой и толь­ко этой основе. Отдавая должное высокой цивилизационной роли Православия в отечественной истории, вряд ли можно согласиться с приданием ему статуса общегосударственной идеологии. В стране велико ко­личество мусульман (около 15% верующих), людей, исповедующих католицизм и протестантство, буддис­тов, остается значительный массив атеистов, да и про­сто безверных. В такой стране монорелигиозная об­щая идея не сплотит всех. Общая идея все же должна быть светской с обеспечением реальной подлинной сво­боды совести. Отношение личности и Абсолюта не мо­жет быть возведено в ранг общегосударственной зада­чи. Оно должно быть итогом свободного выбора.

Не может быть объединяющая идея и моноэтни­ческой, Наличие множества этносов, наций, этничес­ких анклавов, межэтнической чересполосицы требует идей, основанных на принципе братского содружест­ва, совместной жизни разных народов, объединенных единой историей, многоцветия культур.

Цель, приемлемая для всех, с необходимостью дол­жна исключать непримиримую конфронтационность любой окраски. Она должна опираться на тезис о тер­пимости (толерантности), не допускать во внутренних отношениях какого-то ни было группового “образа вра­га”. Классовые, национальные, поколенческие, про­фессиональные и иные аналогичные противоречия, коллизии, противостояния не могут разрешаться по методе “острие против острия”.

Сейчас в ходу утверждение, что основными сцена­риями для России будущего выступают атлантизм и евразийство, ориентация либо в ту, либо в другую сто­рону. Думается, что такая жесткая заданность вряд ли правомерна. И весь мир, и Россия в особенности, стоят перед выбором дальнейшего пути, находятся в точке бифуркации.

И как бы ни были сильны наши самобытные цивилизационные традиции, они не могут сохраниться в первозданном, неизменном виде. Принципиально но­вая ситуация конца века ставит нас перед лицом не­обычных, незнаемых ранее проблем. И искомая об­щая идея должна бы заблистать оригинальностью своих подходов, привлекательностью своих ценностей. Это должна быть поистине новаторская идея. Дослов­ное повторение пройденного было бы пагубным для судеб страны. Нужна мощная и свежая идея.

Таковы (далеко не исчерпывающие возможных дру­гих моментов) негативные грани конструируемой об­щей идеи.

Но что же все-таки может послужить базой для объединяющего движения мысли? И можно ли будет утвердить ее в менталитете народа российского? Не давая сколько-нибудь полного ответа на такой вопрос, наметим некоторые возможные основания ее кристал­лизации.

Прежде всего — это общность судьбы, историчес­кая память, осознание “особости” России в мировом сообществе. Как бы наши соотечественники ни отли­чались друг от друга, все же мы “пальцы одной руки”, “ветви одного ствола”, все мы плоть от плоти нашей земли и вод, живем под общим небосводом. Наше про­шлое и геополитический статус — это надежная пред­посылка общности целей и стремлений. Мы вышли из одной истории, с ее взлетами и падениями, свер­шениями и утратами.

Серьезной основой отстраивания единой системы ценностей и предпочтений выступает та черта духов­ного строя наших дней, которая в разных ракурсах именовалась: “общинность”, “соборность”, “коллек­тивизм”, “братство” и т. д. Поднимая и возвеличи­вая личность, ее нельзя оставлять в одиночестве. При­частность к “другому” и “другим”, сознание всеобщей взаимозависимости, чувство локтя — это надежная предпосылка для общей идеи.

Идеал, который мы ищем, должен исключать край­ности как горделивого мессианства и ксенофобии, так и раболепного копирования чужеземных путей. Соб­ственные традиции, разумно сопрягаемые с опытом других народов, уникальность отечественных ценнос­тей, соотнесенных с тем позитивным, что накоплено всем человечеством, — таков путь осмысления общей идеи, столь необходимой современной России.

Вступление человечества в постиндустриальный этап бытия не может остаться не замеченным и нашей стра­ной. Отсвет уже выявляющихся реалий информаци­онного общества ложится и на контуры нашей обще­национальной идеи.

Сейчас, конечно, есть авторы, которые в противо­вес горьковскому “Человек — это звучит гордо” скеп­тически произносят “Человек — это звучит всяко”, а то и готовы поднять на щит слова одного из горьковских же персонажей о том, что человек гадина круп­ная. Думается, что как нельзя всех и вся безоговороч­но идеализировать и во всяком негодяе видеть “лик божий”, так нельзя и всех без остатка поголовно счи­тать испорченными и ни на что негодными. В людях мира, в людях России следует видеть веер возмож­ностей и прежде всего то, что их устремляет к идеалу Блага, то, что их делает собственно людьми, то, что озаряет их на долгом извилистом и многотрудном пути человечества.

Нашей родной стране, пожалуй, ничто не “угото­вано”. С мыслью о предначертанном мессианстве и в православном, и в марксистском, и в иных вариантах (как ни жаль) придется расстаться. Но предпосылки для взлета, подлинного возрождения, обретения дей­ствительного величия в мировой семье, у нас есть. Все есть: ресурсы, территория, люди с их интеллек­том, горький, но поучительный исторический опыт прошлых поражений, но и былых побед. Есть все. И сейчас пора остановить скольжение вниз. Пора взяться за ум, напрячь волю, собраться воедино, покон­чить с раздорами. Может быть, она и есть “мета-исто­рия”, та, о которой писали теологи, Даниил Андреев. Но живем-то мы в этой реальной истории. Будем ис­ходить из нее, из реалий “этой истории”.

Сегодняшний кризис как мира, так и нашей стра­ны преходящ. Но выбраться из него невозможно без четкого понимания всеми и вся ориентиров хотя бы ближайшего будущего. Поэтому надо энергично вы­ходить из ситуации безосновности и смятения умов.

Иначе нам предстоит столкнуться с опасностью вы­падения из числа цивилизованных стран. И про нас, возможно, будут говорить (как уже замечали язви­тельные журналисты), что Россия 2000 года бедна, вооружена и очень опасна. В наших силах избежать этого. Все сказанное — лишь некоторые штрихи ог­ромного деяния, которое предстоит осуществить в ин­тересах нашего Отечества. Впереди еще многотрудный путь для наших идеологов, теоретиков и политиков.



Заключение
Мы завершаем наше повествование. Как и лю­бой текст, оно имеет начало и конец. В об­щем, как и сама жизнь. Но история чело­вечества не должна окончиться, оборваться ни в III, ни в IV, ни в каком-либо из обозримых тысячелетий. Там, в глубине будущих времен, куда может достиг­нуть обоснованное предвидение, или зрячая интуиция, или чье-то прозрение, там человечество должно жить, неся эстафету прогресса, исходя из постулата собствен­ного практического бессмертия.

Один из видных современных историков Пол Джон­сон удачно сказал, что нашим самым большим даром является то, что мы пережили XX век, может быть, самый опасный век в истории человечества. И этот век, век тревог и надежд, драм и побед, взлетов и падений, подходит к концу. Впереди новое поле, еще не вспаханное людьми. Поле нового столетия. И ново­го тысячелетия.

Что касается автора, то когда я писал эту книгу, то вспомнил японскую пословицу “Прежде чем начи­нать писать, подумай, как прекрасен чистый лист бу­маги”. Подумал и не внял. Стал покрывать бумагу письменами.

И вот книга подходит к итогу. И мне хочется вы­сказать слова британского афориста, автора так назы­ваемых “гуков” Пита Хейна:

Хотел бы знать, Постичь,

Понять,


Успеть составить мнение,

Пока не кончили давать

Все это представление.
Пусть это “представление” — история мира людей, человечества, развертывается и дальше. Впереди XXI век. Век коллизий. Но и век великих надежд. Перед нами и темные тупики и светлые дали. Перед нами ситуация выбора. Веер возможностей. Выберем же дорогу, как бы трудна она ни была.

В середине века великий немецкий философ Мар­тин Хайдеггер написал книгу “Хольцвеге” — “Лес­ные тропы”. Ее иногда переводят как “Дорога в ни­куда”. Лесные тропы — это дорога, которая ведет к вырубкам и не выводит из леса. Это было мрачное название. Таково было мироощущение европейской ин­теллигенции в 50-е годы века.

Сейчас конец века. За нашей спиной великие тра­гедии. Пора сделать выводы. Нет — “дороге в нику­да”.

Нужен путь в мир, который дает людям жизнь, свободу, достоинство, справедливость. Всем людям. Всего мира. Понимаю, что это очень трудно. Но очень на это надеюсь. Хочется знать, что мы на пороге про­светления.

Подсчитано, что ежедневно во всем мире выходит до двух тысяч книг. Вот и еще одна. Может быть, она будет кому-то интересна и полезна.

До свидания, мой читатель. Надеюсь, что ты уви­дишь лучший мир. Новое небо и новую Землю. Вой­дешь в более устойчивый мир XXI века.



Добра тебе!

В. Е. Давидович

Академик Академии гуманитарных наук, заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор фило­софских наук, профессор ИППК при Ростовском государственном универ­ситете

Оглавление

К читателю............................................................5



Глава I. Кто ты, человечество?...............................?

1. Человечество как объект познания...........?

2. В зеркале естествознания.......................33

3. Глазами социологов и гуманитариев.....101

4. Через призму духовно-практического

освоения мира................................ ...153

5. Человечество под пером философов....... 199

Глава II. Мировая ситуация конца XX века..........265

1. Предвиденное и непредвиденное в

очертаниях современного мира.............265

2. Мировое хозяйство и его контуры......... 285

3. Социально-политический облик совре­менного человечества.......................... 303

4. Многообразие и единство мировой культуры. Духовный портрет совре­менного мира... ...................................315

Глава III. Угрозы и надежды наших дней.............333

1. Глобальный кризис и его суть...............333

2. Зримые угрозы...................................345

3. Прорастающие надежды.......................373



Глава IV. Обозримое будущее..............................397

1. Развилки истории. Поиск стратегии

человечества........................................897

2. Вечные ценности как условие разви­тия и расцвета человеческого рода........409

3. Россия в поисках пути.........................435

Заключение.......................................................443




Каталог: book -> philosophy
philosophy -> В век просвещения
philosophy -> Забота о себе
philosophy -> Петр Алексеевич Кропоткин Взаимопомощь как фактор эволюции
philosophy -> Пьер Абеляр Диалог между философом, иудеем и христианином Предисловие к публикации
philosophy -> Е. В. Золотухина-Аболина Повседневность: философские загадки Москва 2005
philosophy -> Славой Жижек Хрупкий абсолют, или Почему стоит бороться за христианское наследие
philosophy -> Эллинистически-римская эстетика I-II веков


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет