Ii. Особенности привлечения к административной ответственности различных категорий лиц, являющихся субъектами административного права


Обстоятельства, исключающие административную ответственность



бет14/19
Дата20.01.2022
өлшемі333.5 Kb.
#454716
түріЗакон
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19
адм.отв
24.01.2022ж ЖПОҚЖ
3.1.Обстоятельства, исключающие административную ответственность

Анализируя и придавая теоретическое обоснование вы­шеуказанным статейным положениям нового Кодекса об адми­нистративных правонарушениях Республики Казахстан, в первую очередь дадим краткую правовую характеристику каж­дому из вышеназванных обстоятельств, исключающих адми­нистративную ответственность:

- институт крайней необходимости является одним из основных средств зашиты прав и свобод гражданина и че­ловека и находит законодательное отражение в пункте 1 статьи 12 Конституции Республики Казахстан, в соответ­ствии с которой: "В Республике Казахстан признаются и гарантируются права и свободы человека в соответствии с Конституцией". Поэтому правом на действия в состоянии крайней необходимости наделены все без исключения лица, проживающие на территории Республики Казахстан. Если говорить о сотрудниках правоохранительных органов, то нужно отметить, что выполнение действий по устране­нию грозящей опасности выступает их правовой обязанно­стью, за невыполнение которых законодательством устанавливаются различные виды юридической ответ­ственности. Институт крайней необходимости в опреде­ленной мере способствует повышению социальной активности людей, воспитывает в них черты непримири­мости с совершаемыми правонарушениями и предоставля­ет им возможность принимать участие в предотвращении вреда, наносимого интересам государства и общества.

В соответствии со статьей 40 Кодекса об административных правонарушениях Республики Казахстан «не является админи­стративным правонарушением причинение вреда охраняемым настоящим Кодексом интересам в состоянии крайней необхо­димости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей жизни, здоровью, правам и законным интересам данного лица или иных лиц, интересам общества и государ­ства, если эта опасность не могла быть устранена иными сред­ствами и при этом не допущено превышение пределов крайней необходимости.

Превышением пределов крайней необходимости признает­ся причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстановке, в которой опас­ность устранялась, когда правоохраняемым интересам был при­чинен вред, равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой ответ­ственность лишь в случаях умышленного причинения вреда».

Таким образом, лицо, действующее в состоянии крайней необходимости, зачастую совершает действия, нарушающие установленные нормы права, и их действия содержат призна­ки, характеризующиеся как правонарушения, но в то же время лицо не стремится противопоставить себя общественным ин­тересам, а напротив, желает предохранить эти интересы от гро­зящего посягательства путем причинения меньшего вреда, предотвращающего больший, в случае, если нет другого выхо­да из сложившейся ситуации.

Условиями, создающими опасность при крайней необходи­мости, могут быть:

  • стихийные силы природы (наводнение, сель, землетрясе­ние, снежные заносы и т.д.);

  • нападение домашних и диких животных;

  • источники повышенной опасности (неисправная автома­шина);

  • физиологические процессы в организме человека (голод, заболевания и пр.);

  • неправомерное поведение человека и т.д.

Поэтому вполне справедливо то, что действие, совершенное в состоянии крайней необходимости, законодательством опре­деляется как обстоятельство, исключающее административную ответственность.

Вопрос о том, является ли использованный для предотвра­щения вреда способ воздействия единственно верным и воз­можным, определяется в результате тщательного анализа конкретных обстоятельств дела;

- другим основанием освобождения от административ­ной ответственности является необходимая оборона. В со­ответствии со статьей 13 Конституции Республики Казахстан "каждый имеет право на признание его право­субъектности и вправе защищать свои права и свободы все­ми не противоречащими закону способами, включая необходимую оборону". Следовательно, необходимая оборо­на - это субъективное конституционное право всех граж­дан и иных лиц, проживающих на территории Республики Казахстан, предоставленное им независимо от их служебного, должностного положения и профессиональной подго­товки.



Созвучное конституционному определению, право на необ­ходимую оборону также гарантируется и Кодексом об админи­стративных правонарушениях Республики Казахстан. Так, в соответствии со статьей 38 Кодекса об административных пра­вонарушениях «не является административным правонарушением совершение предусмотренного настоящим Кодексом дея­ние в состоянии необходимой обороны, то есть при защите лич­ности, жилища, собственности, земельного участка и других прав обороняющегося или иных лиц, охраняемых законом ин­тересов общества или государства от противоправного посяга­тельства путем причинения вреда, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны.

Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица, независимо от их профессиональной или иной специаль­ной подготовки и служебного положения. Это право принадле­жит лицу, независимо от возможности избежать противоправного посягательства либо обратиться за помощью к другим лицам или государственным органам.

Превышением пределов необходимой обороны признается явное несоответствие защиты характеру и степени опасности посягательства, в результате чего посягающему причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред. Такое пре­вышение влечет за собой административную ответственность лишь в случаях умышленного причинения вреда.

Не подлежит административной ответственности лицо, пре­высившее пределы необходимой обороны вследствие страха, испуга или замешательства, вызванного противоправным по­сягательством» .

Таким образом, право на необходимую оборону- естествен­ное, прирожденное для человека право, и поэтому оно является законным./19, 263/ "Оборона является необходимым дополне­нием охранительной деятельности государства, и повреждение, причиненное интересам нападающего, представляется не только не противозаконным или извинительным, но и правомерным ... правом обороны, как и школа естественного права не со­здается государством, а только признается и санкционируется им"/20,112/

Необходимая оборона - это неправонарушающая, правомер­ная защита от общественно опасных посягательств, основан­ная на законодательстве Республики Казахстан, подразумевающая причинение вреда посягающему с целью за­щиты личности и прав обороняющегося или других лиц, инте­ресов общества и государства, если при этом не допущено превышения необходимой обороны. В основе института необ­ходимой обороны сконцентрирована идея, провозглашенная ст. 1 Конституции Республики Казахстан о том, что в Республике Казахстан высшей ценностью признаются человек, его жизнь, права и свободы. Признание означает, что соблюдение и защи­та прав, свобод, жизни и интересов человека является обязан­ностью государства. Вместе с тем необходимая оборона преследует цель защиты от посягательств и других охраняе­мых законом интересов общества и государства.

Кроме того, право на необходимую оборону является дей­ственным средством, способствующим повышению активнос­ти населения республики в принятии участия в борьбе с правонарушениями, их профилактике, предупреждении, а так­же пресечении. Для лиц, наделенных специальными полномо­чиями по борьбе с противоправными деяниями, которыми могут быть правоохранительные органы, их должностные лица и дру­гие, необходимая оборона является правовой обязанностью, основанной на требованиях специального законодательства, невыполнение которых может повлечь за собой соответствую­щие виды юридической ответственности вплоть до уголовной.

В данном случае необходимо отметить, что оборона против правомерных действий сотрудников либо должностных лиц, осуществляющих в целях защиты общественного правопоряд­ка меры административного пресечения, является недопусти­мой и квалифицируется как правонарушение или преступление.

Условием правомерности необходимой обороны является действительность посягательства, а не предположение оборо­няющегося, которое в конечном результате может оказаться ошибочным. В соответствии с чем посягательство должно быть реальным, а не мнимым;

- необходимым атрибутом для привлечения лица, совершив­шего административное правонарушение, к мерам админист­ративной ответственности, наряду с деликтоспособностью (способность лица нести административную ответственность наступает с 16 лет), является вменяемость этого лица. В случа­ях, если лицо, совершившее административное правонаруше­ние в установленном законодательством порядке, признается невменяемым, то наступление административной ответствен­ности становится невозможным из-за отсутствия одного из эле­ментов состава правонарушения - его субъекта.

Положение о невменяемости как об обстоятельстве, ис­ключающем административную ответственность, нашло отражение в статье 33 Кодекса об административных правонарушениях, где констатируется, что "не подлежит административной ответственности физическое лицо, ко­торое во время совершения противоправного деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, находилось в состоя­нии невменяемости, то есть не могло осознавать факти­ческий характер и опасность своих действий (бездействия) или руководить ими вследствие хронического психического заболевания, временного психического расстройства, сла­боумия или иного болезненного состояния психики".

Резюмируя вышесказанное, можно сделать выводы о том, что состояние невменяемости вызывается вследствие болезнен­ного расстройства психики личности, характеризующееся тем, что лицо, находящееся в состоянии невменяемости, лишается возможности отдавать себе отчет в своих действиях и тем бо­лее руководить ими. Тем не менее, несмотря на ее физиологи­ческую природу патологического характера, невменяемость является понятием правовым и представляется совокупностью двух взаимосвязанных и взаимообусловленных критериев:

  1. медицинским (биологическим);

  2. юридическим (психологическим).

Каждый из критериев в свою очередь имеет несколько оп­ределяющих признаков. Для медицинского критерия характер­ны четыре признака: хроническая душевная болезнь, временное расстройство душевной деятельности, слабоумие и иное болез­ненное состояние. Для юридического критерия характерны два основных признака: интеллектуальный и волевой. Следователь­но, для признания лица невменяемым необходимо наличие хотя бы одного признака медицинского критерия в сочетании с хотя бы одним признаком юридического критерия.

Невменяемость имеет свои строго определенные времен­ные границы - она устанавливается только на момент соверше­ния противоправного действия или бездействия, представленного в виде административного правонарушения.

Являясь правовым понятием, невменяемость "требует" сво­его установления, что входит в компетенцию должностных лиц и органов, рассматривающих дела об административных пра­вонарушениях. Для установления невменяемости привлекают­ся эксперты-психиатры, наделенные специальными судебно-психиатрическими познаниями. Порядок проведения судебно-психиатрических экспертиз устанавливается законода­тельством Республики Казахстан, и если лицо в установлен­ном законодательством порядке признано как невменяемое, оно не подлежит административной ответственности;

- в связи с принятием Кодекса об административных правонарушениях Республики Казахстан от 30 января 2001 года, в административном законодательстве Республики Казахстан, регламентирующим общий порядок привлече­ния лица, совершившего административное правонаруше­ние, к различным мерам административной ответственности официально утвердилось еще одно обсто­ятельство, исключающее административную ответствен­ность, которая выражается в виде осуществления действий по задержанию лица, совершившего посягательство.

На протяжении длительного времени как в уголовном, так и в административном праве (до принятия нового Ко­декса об административных правонарушениях 2001 года) действия, причинившие вред лицу, совершившему правонарушение, при его задержании, традиционно относились к институту необходимой обороны. Так, Пленумом Верхов­ного Суда СССР в постановлении «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» от 16 августа 1984 года, отмечалось, что «действия народных дружинников и других граждан, выполнявших обществен­ный долг по поддержанию правопорядка и причинивших вред лицу в связи с пресечением общественно опасного посяга­тельства и задержанием или доставлением посягавшего непосредственно после посягательства в соответствующие органы власти, должны рассматриваться как совершен­ные в состоянии необходимой обороны... ответственность за причинение вреда задержанному может наступить лишь при условии, если такие действия не являлись необходимы­ми для задержания, явно не соответствующими характеру и опасности посягательства. В этих случаях содеянное, в зависимости от конкретных обстоятельств, должно ква­лифицироваться как совершенное при превышении преде­лов необходимой обороны либо на общих основаниях». /21, 10/ Однако очевидно, что причинение вреда правонаруши­телю при его задержании имеет самостоятельную юриди­ческую природу и отличается от необходимой обороны хотя бы тем, что осуществляется или может быть осуществ­лено уже после окончания посягательства, /22, 343/



Таким образом, положение о задержании лица, совершив­шего посягательство, конкретизировано частью 1 статьи Кодекса об административных правонарушениях, в со­ответствии с которым «не является административным правонарушением совершение предусмотренного настоящим Кодексом деяния при задержании лица, совершившего противоправное посягательство, для доставления этого лица государственным органом и пресечения возможности совершения им новых посягательств, если иными средства­ми задержать такое лицо не представлялось возможным и при этом не было допущено превышения необходимых для этого мер».

Следовательно, законодательное отражение легитимности причинения вреда при задержании лица, совершившего адми­нистративное правонарушение, является важным шагом в уси­лении роли административно - правовых мер борьбы с правонарушаемостью, гарантией конституционных прав и сво­бод гражданина и человека, проживающего на территории Рес­публики Казахстан.

Превышением мер, необходимых для задержания лица, со­вершившего посягательство, признается их явное несоответ­ствие характеру и степени опасности совершенного задерживаемым лицом посягательства и обстоятельствам задер­жания, когда лицу без необходимости причиняется явно чрез­мерный, не вызываемый обстановкой вред. Такое превышение влечет за собой административную ответственность лишь в случаях умышленного причинения вреда. Задержание лица, со­вершившего посягательство, может быть осуществлено как в момент совершения им посягательства или непосредственно после него, так и в течение всего периода, пока оно может быть привлечено к административной ответственности. В соответ­ствии с частью 3 статьи 39 Кодекса об административных пра­вонарушениях, «правом на задержание лица, совершившего посягательство, наряду со специально уполномоченными на то лицами, обладают также потерпевший и другие граждане». Для граждан это право возникает независимо от того, имеется ли у них возможность обратиться за помощью к представителям власти или же такой возможности нет. Задержание лица, совер­шившего правонарушение, является для граждан лишь субъек­тивным правом, и они вправе отказаться от его использования. Для ряда же должностных лиц (например, сотрудников право­охранительных органов, охраны), работников негосударствен­ных охранных формирований и других это действие представляет правовую обязанность, и невыполнение ее при определенных условиях влечет установленную законом ответ­ственность, вплоть до уголовной. /23, 146/;

- Кодекс об административных правонарушениях от 30 января 2001 года предусмотрел такое новое для Казахстан­ского административного законодательства обстоятельство, исключающее административную ответственность, как обоснованный риск. В соответствии с частью 1 статьи 41 Ко­декса об административных правонарушениях Республи­ки Казахстан, «не является административным правонарушением причинение вреда охраняемым настоя­щим Кодексом интересам при обоснованном риске для до­стижения общественно полезной цели».



Обоснованный риск, как правило, является риском про­фессиональным, так как возможен в любой сфере професси­ональной деятельности (научный риск, риск экспериментатора, производственно-хозяйственный риск и так далее).

В соответствии с частью 2 статьи 41 Кодекса об адми­нистративных правонарушениях «риск признается обосно­ванным, если указанная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием) и лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым настоящим Кодексам ин­тересам». При этом немаловажным, на наш взгляд, представляется то условие, что вред при обоснованном рис­ке может быть и большим, чем предотвращенный, и это в определенной степени отличает институт обоснованного риска от института крайней необходимости. В то же вре­мя при обоснованном риске так же, как и при крайней необ­ходимости, лицо, пошедшее на риск, предварительно должно предусмотреть и предпринять все меры для максимального предотвращения возможности наступления вредных по­следствий, сопряженных с деянием, представленным в виде обоснованного риска, так как в соответствии с частью 3 указанной выше статьи «риск не признается обоснованным, если он заведомо был сопряжен с угрозой жизни или здоро­вью людей, экологической катастрофой, общественным без­действием или иными тяжкими последствиями». Как видно из сказанного, обоснованный риск должен быть осуществ­лен только во имя достижения социально полезных целей и обеспечения в дальнейшем безопасности жизни и здоровья людей и улучшения их благополучия;

- в соответствии со статьей 42 Кодекса об администра­тивных правонарушениях Республики Казахстан,« не явля­ется административным правонарушением совершение деяния, предусмотренного настоящим Кодексом в результа­те физического или психического принуждения, если вслед­ствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием).

Вопрос об административной ответственности за причинение вреда охраняемым настоящим Кодексом интере­сам в результате психического принуждения, а также в результате физического принуждения, вследствие которо­го лицо сохранило возможность руководить своими действиями, решается с учетом положений статьи 40 настоящего Кодекса», то есть в соответствии со статейными положениями, регламентирующими правовое положение состояния крайней необходимости.

Таким образом, в данном случае в основе указанной проблемы лежит волевое отношение лица к содеянному, что является неотъемлемым атрибутом при привлечении лица к административной ответственности. Поэтому, если принуждение исключает волевой характер действий (бездействия) лица, то оно, естественно, исключает и его административную ответственность, так как деяние совершается вопреки желанию и воле лица, на которого оказывается физическое или психическое принуждение, и лицо в силу безысходности создавшегося положения вынуждено
совершить неправомерное деяние. Однако, если физическое или психическое принуждение не исключало для лица воз­можности действовать по своей воле, то оно не освобож­дается от административной ответственности. Безусловно, что при этом компетентный орган либо должностное лицо, рассматривающее дело, может данное при­нуждение рассматривать, как обстоятельство, смягчающее ответственность при наложении админист­ративного взыскания на виновного.

При рассмотрении данной проблемы особое внимание уделяется психическому принуждению, так как психичес­кое принуждение может исключать административную ответственность лица, действовавшего под его влиянием, лишь тогда, когда это лицо действовало в состоянии край­ней необходимости;



- другим новым обстоятельствам, исключающим адми­нистративную ответственность, согласно статье 43 Ко­декса об административных правонарушениях, является исполнение приказа или распоряжения.

Не является административным правонарушением со­вершение деяния, предусмотренного Кодексом об админис­тративных правонарушениях, лицом, действовавшим во исполнение обязательного для него приказа или распоряже­ния. Административную ответственность за совершение такого деяния несет лицо, отдавшее незаконный приказ или распоряжение.

Лицо, совершившее умышленное административное пра­вонарушение во исполнение заведомо незаконного приказа или распоряжения, несет административную ответствен­ность на общих основаниях. Неисполнение заведомо неза­конного приказа или распоряжения исключает административную ответственность.

Таким образом, приказ или распоряжение являются для подчиненного обязательными только в том случае, когда они отданы в установленном порядке и с соблюдением надле­жащей формы, а значит должны быть законными, то есть соответствовать основным принципам существующего за­конодательства.

Подводя итоги вышесказанному, следует отметить, что обстоятельства, исключающие административную ответ­ственность (необходимая оборона, задержание лица, совер­шившего посягательство, крайняя необходимость, невменяемость, обоснованный риск, физическое или психи­ческое принуждение, исполнение приказа или распоряже­ния), формально подпадают под признаки составов отдельных административных правонарушений, однако, учитывая то, что в них отсутствуют признаки правона­рушения, такие, как общественная опасность, противоправ­ность, виновность или наказуемость деяния либо отсутствует один из указанных признаков, они админист­ративными правонарушениями не признаются. Кроме того во всех вышеуказанных случаях причинение определенного вреда правоохраняемым интересам вызвано необходимостью социально полезных целей: защиты прав и свобод человека, интересов общества и государства.



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19




©dereksiz.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет