История возникновения и развития нового научного междисциплинарного направления атлантологии



бет5/6
Дата29.06.2016
өлшемі2.06 Mb.
1   2   3   4   5   6

Именно в этот период в СССР делалась попытка подвести под проблему Атлантиды весь научный инструментарий того времени. Среди них были известные советские ученые В.В. Богачев, Л.С. Берг, Б.Л. Богаевский, В.А. Обручев, Д.А. Ольдерогге, Д.И. Мушкетов, А.Н. Мазарович, М.А. Мензбир, Б.Ф. Добрынин, Д.Г. Панов, М.В. Кленова. Менее известны такие исследователи и ученые, как Е.Ф. Хагемейстер, И.Я Фурман, С.А. Ковалевский, М.М. Каменский, Н.А. Леднев, Н.М. Анучин, Г.М. Людвиг, Н.Н. Иовлев.

Специалист в области исторической географии Екатерина Федоровна Хагемейстер (1898-1958), одно время сотрудничала в альманахе «Оккультизм и Йога» (1933-1976), главным редактором которого был А.М. Асеев. Асеев хотел назначить Хагемейстер редактором альманаха, но из-за интриг в самой редакции она отказалась. Хагемейстер сблизилась с индийскими мудрецами, встречаясь с ними в обществе «Прибежище религий». Проживая в Таллинне, она участвовала в Конгрессе парапсихологов в Осло, как представитель Литвы, Латвии и Эстонии. Ученый хотела созвать следующий всемирный конгресс в Эстонии, но ее план не удался. В письме к Жирову от 2 января 1958 году Хагемейстер пишет: «Если и я переду в Ленинград, то мы обязательно возьмемся за пропаганду (атлантологии – А.В.) и добьемся открытия «Общества для исследования проблемы Атлантиды», или что-нибудь в этом духе». В 1955 году Хагемейстер публикует в журнале «Природа» известную не только в СССР, но и за рубежом, статью «Ледниковый период и Атлантида» с послесловием академика В.А. Обручева.

Другим ярким сторонником атлантологии был корреспондент Жирова доцент Воронежского госуниверситета, кандидат геолого-минералогических наук, Илья Яковлевич Фурман (1908-1983). В период с 1961 по 1965 годы он прочитал 22 лекции по проблеме Атлантиды и других исчезнувших цивилизаций. На одной из лекций в Обкоме комсомола Фурман обозначил сенсационную для того времени тему: «Новая наука на стыке географии, геологии, истории и этнографии – Атлантология. Ее методы, задачи и перспективы развития» (письмо к Жирову от 20 марта 1965 года). Фурман также предлагал Жирову создать в СССР «Заочный клуб атлантологов», или менее громко – «Заочный клуб болеющих Атлантидой».





ИЛЬЯ ЯКОВЛЕВИЧ ФУРМАН. ФОТО Ю. МИРОШНИЧЕНКО. ДОМАШНИЙ АРХИВ СЕМЬИ ФУРМАН (ВОРОНЕЖ). ПУБЛИКУЕТСЯ ВПЕРВЫЕ

ИЛЬЯ ФУРМАН – РОМАНТИК АТЛАНТИДЫ. ПРЕДШЕСТВЕННИКИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ АТЛАНТОЛОГИИ

Илья Яковлевич Фурман (1908-1983) родился в Баку. Его отец был горным инженером а мать – дантисткой. В 1930-е годы Фурман окончил Азербайджанский политехнический институт, получив специальность геофизика. В институте он познакомился с Верой Сергеевной Сметанниковой (из семьи нефтяников-промысловиков) – своей будущей женой, которая совмещала работу пионервожатой. После окончания института они вместе работали на промыслово-геофизических службах в составе трестов «Грознефть», «Кировнефть», «Бугурусланнефть». Он хорошо знал все виды разведочной геофизики: магнитку, гравику, электро- и сейсморазведку. Во время войны были эвакуированы в Среднюю Азию. После непродолжительных мытарств, Фурман с женой и с двумя дочерьми переезжает в Саратов. Он защищает диссертацию и становится кандидатом геолого-минералогических наук. Был заведующим кафедрой геофизики на геологическом факультете Саратовского университета. После восстановления Воронежского университета, Илья Яковлевич одновременно был доцентом объединенной кафедры палеонтологии и общей геологии геологического факультета Воронежского университета. В 1952 году Фурман окончательно переезжает в Воронеж, где жил до самой смерти. Ученый также возглавлял исследования по применению электроразведки при поисках водоносных горизонтов и бурения на воду в условиях Воронежской области, что позволило выделять горизонты водонасыщения без отбора образцов пород. Им был открыт целебный горизонт «девонской воды», аналогичный водам Ессентуков и Железноводска.

Фурман сообщает Жирову, что заинтересовался проблемой древних цивилизаций еще в 1930-х годах. Любовь к легендарной Атлантиде осталась у него в душе на всю жизнь. С этих пор Илья Яковлевич стал собирать различные материалы об исчезнувшей культуре атлантов. В Саратове и в Воронеже ученый организовал чтение лекций по пропаганде своих неординарных взглядов на историю древнего мира, в том числе, и на геологическую ее часть. 16 июня 1959 года в Доме Ученых Саратовского отделения Общества по распространению политических и научных знаний и совместно с тем же Домом Ученых была проведена публичная лекция Фурмана «Загадки двух океанов (проблема Атлантиды и цивилизаций Полинезии и Южной Америки)». В письме к Жирову (от 30 мая 1957 года) Фурман пишет: «Вы меня назвали атлантологом. Это весьма лестно, но совершенно незаслуженно. Ну, какой же я атлантолог, если я располагаю только убеждением в справедливости концепции Атлантиды и желанием нанизывать литературные сведения?! О себе я должен сказать словами В.В. Богачева – это беспокойный человек с неправильным поведением. Это будет достаточно точно отвечать главному в моем естестве».

В период с 1961 по 1965 годы Фурман прочитал 22 лекции по проблеме Атлантиды и других исчезнувших цивилизаций. На одной из лекций в Воронежском Обкоме комсомола ученый обозначил сенсационную для того времени тему: «Новая наука на стыке географии, геологии, истории и этнографии – Атлантология. Ее методы, задачи и перспективы развития» (письмо к Жирову от 20 марта 1965 года). Фурман также предлагал Жирову создать в СССР «Заочный клуб атлантологов», или менее громко – «Заочный клуб болеющих Атлантидой». Об идее организовать «Общество для исследования проблемы Атлантиды», писала Жирову и другой советский ученый и атлантолог Екатерина Федоровна Хагемейстер (1898-1958). Но, как это часто бывает, из этой идеи так ничего и не получилось.

Фурман был действительно разносторонним, парадоксально мыслящим человеком. Его интересовали различные загадки всемирной истории, и не только древней. В одном из писем Жирову (от 8 августа 1966 года) он пишет, что встречался с неназванным участником Великой Отечественной войны, который принимал участие в штурме Берлина. После окончания войны этот отставник встречался с неким офицером вермахта, который провел последние минуты в бункере Гитлера. Со слов немецкого офицера, были застрелены двойники Гитлера и Евы Браун, а сам Гитлер покинул Германию и с надежными людьми перебрался в Аргентину, где и проживает в настоящее время.

Переписка с Жировым показывает, что Фурман – очень талантливый поэт. К сожалению, мы очень мало знаем о его творчестве. В архиве Жирова сохранилось несколько стихотворений Фурмана, в том числе, «Атлантида» и прекрасная поэма в прозе «Легенда об Андрогинах». Ничего из поэтического наследия ученого опубликовано не было. Фурман был не только геологом, атлантологом, но и страстным коллекционером почтовых марок. Он обменивался марками с другим филателистом – Жировым. В настоящее время только начинается большая работа по исследованию его архива.



Толчком к возрождению интереса в СССР к Атлантиде послужила дискуссия крупных советских ученых и писателей на страницах журнала «Техника-молодежи» в 1956 году под названием «Существовала ли Атлантида?» В дискуссии приняли участие известные ученые и писатели: Н.С. Ветчинкин, И.А. Ефремов, Н.Ф. Жиров, М.Я. Плям, Е.Ф. Хагемейстер. Не мало способствовала этому и публикация Екатерины Хагемейстер; книги Жирова были еще только в рукописи. Общественный интерес подогревался все более новыми научными данными, добываемыми советскими исследовательскими судами в акватории Атлантического океана. Жиров тем временем активно переписывается с редактором британского журнала «Atlantis» Эджертоном Сайксом и итальянскими издателями Никола Руссо, Джанни Белла и Леонардо Беттини. На последнего Жиров возлагал большие надежды. По его мнению, издание Беттини было более научным, чем журнал Сайкса. В письме к Хагемейстер от 20 января 1958 года Жиров пишет, что получил предложение от доктора Руссо начать организацию Итало-советского общества по изучению Атлантиды. В письме речь шла также об издании журнала по Атлантиде и на русском языке!

К сожалению, все намерения Хагемейстер и Жирова придать проблеме атлантологии в СССР статус нового междисциплинарного научного направления закончились неудачей. 28 января 1958 года уйдет из жизни Екатерина Федоровна, а в 1970 году – Жиров. Исследователь русского оккультного движения в России начала XX века Богомолов пишет: «На территории СССР все организации, как орденского типа, так и отдельные кружки, вынуждены были существовать в глубочайшем подполье и потому преимущественно были обречены на замкнутое существование». Это касалось и тех неформальных сообществ, которые не были официально зарегистрированы, но которые объединялись между собой по интересам в той или иной области науки и культуры, в том числе, и по изучению проблемы Атлантиды. Как пример можно привести такое сообщество в Баку, где какое-то время проживали и работали некоторые из советских ученых и атлантологов: И.Я. Фурман, В.В. Богачев, С.А. Ковалевский, Н.Н. Иовлев.

Если американский атлантолог И. Доннелли (1831-1901) старался обобщить, прежде всего, исторические и археологические данные, доступные ему, то доктор геолого-минералогических наук, профессор В.В. Богачев (1881-1965) – геологические и палеонтологические. Жиров, отдавая должное значительному научному вкладу В.В. Богачева в развитие геологического аспекта гибели Атлантиды, называл Богачева основоположником отечественной научной атлантологии (хотя сам Богачев не применяет термин «атлантология»).

Но именно Жиров в своих книгах «Атлантида» (1957) и «Атлантида. Основные проблемы атлантологии» (1964) впервые определил некоторые цели и задачи будущей науки атлантологии. Атлантологию как науку, говорит Жиров, можно считать одним из разделов биогеографии современного, четвертичного периода (антропогена) геологической истории Земли, притом той части его, которая хронологически относится ко времени становления разумного человека, времени, непосредственно предшествовавшего нашей исторической эпохе начиная с последнего оледенения. Поэтому при изучении проблемы необходимо учитывать не только геологические, но и палеобиологические факторы, не говоря уже о данных сравнительной мифологии. «Проблема Атлантиды часто использовалась в целях, весьма далеких от науки, и что она еще сильно засорена псевдонаучным мусором, очистка от которого является насущной необходимостью для научной атлантологии. Только после этого атлантология сможет выйти из младенческого возраста и завоевать доверие научного мира».

По Жирову, атлантология – наука комплексная, синтетическая. Для решения поставленных задач атлантология широко привлекает данные очень большого числа наук: не только геологии, океанологии, истории, но и астрономии, антропологии, этнографии, а также ряда других. Возникновение таких наук (как атлантология) является характерной особенностью современного этапа развития научной мысли, когда на смену и в дополнение к узкоспециализированным наукам приходят новые, сложные научные дисциплины, опирающиеся на синтез и сопоставление фактов и теоретических представлений ряда наук, иногда очень далеких друг от друга. Хорошим примером таких синтетических наук является кибернетика, использующая данные и опыт психологии, биологии и радиотехники.




НИКОЛАЙ ФЕОДОСЬЕВИЧ ЖИРОВ. ДОМАШНИЙ АРХИВ НАТАЛЬИ ФИЛИНОЙ (ВНУЧКИ ЖИРОВА). МУЗЕЙ АТЛАНТИДЫ ИМ. Н.Ф. ЖИРОВА (МОСКВА). ПУБЛИКУЕТСЯ ВПЕРВЫЕ
НИКОЛАЙ ЖИРОВ – ОСНОВОПОЛОЖНИК НАУЧНОЙ АТЛАНТОЛОГИИ
Николай Феодосьевич Жиров родился 4 июля 1903 года (21 июня по ст. стилю) в Киеве в дворянской семье. Энциклопедист, знаток иностранных языков, специалист по криптографии.

Доктор химических наук, автор книг «Свечение пиротехнического пламени» (1939), «Люминофоры» (1940) и статей по люминесценции и фосфоресценции. Во время войны работал в Научно-Исследовательском Институте при Народном Комиссариате Боеприпасов (НКБ). Позднее переименован в Научно-Исследовательский Институт № 6 МСХМ.

Во время войны Жиров занимался разработкой различных видов боеприпасов, в том числе, и твердотопливными ракетными снарядами типа «Катюша». За выдающиеся заслуги в «области создания новой технологии производства боеприпасов» указом Президиума Верховного Совета СССР 24 сентября 1944 года Жиров был награжден орденами Трудового Красного Знамени и Знак Почета, а также медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-45 годов».

Летом 1945 года Жиров срочно вызван в Берлин. Все документы по заграничной командировке засекречены. Специалист по Третьему рейху Елена Съянова утверждает, что Жиров участвовал в исследовании секретных химических технологий военного назначения на объектах под кодовым наименованием «3Z» (Архив ФСБ РФ. «Особая папка» Политбюро ЦК КПСС). Во время исследования получает сильнейшее отравление. По мнению некоторых исследователей, Жиров мог получить доступ к архиву «Аненербе». После окончания командировки Жиров становится инвалидом 1 группы.

Во время болезни Жиров решился заняться изучением проблемы Атлантиды. Выходят книги «Атлантида» (1957), «Атлантида. Основные проблемы атлантологии» (1964) и статьи о древних цивилизациях и культурах. В последней книге впервые заговорил об атлантологии, как о междисциплинарной науке будущего, определил ее цели и задачи. Через 40 лет книга Жирова «Атлантида. Основные проблемы атлантологии» была переиздана издательством «Вече» с биографией известного атлантолога.

Жиров сотрудничал с английским журналом Эджертона Сайкса («Atlantis»), вел обширную переписку с советскими и зарубежными атлантологами. Пытался впервые создать в СССР общество по исследованию Атлантиды, но неудачно.

По мнению Жирова, Атлантиду можно представить как меридиально расположенный материк, скорее длинный, чем широкий, и состоящий из трех основных частей: более широкого северного острова на базе Азорского плато – Посейдониды или Азориды, узкого и длинного южного острова Антилия и Экваториального архипелага, остатком которого являются скалы острова Сан-Паулу. Посейдонида и Антилия были отделены при 31 с.ш. узким проливом, которому Жиров дал наименование пролив Посейдона. Вероятно, где-то между 5 и 10 с.ш. один или несколько узких проливов отделяли Антилию от Экваториального архипелага.



Задача научной атлантологии – прежде всего, выявить то истинное, что имеется в различных исторических источниках и мифах, в том числе, и в предании Платона, и найти подтверждающие факты и соображения в сведениях, полученных от различных научных дисциплин. Задачу атлантологии можно понимать еще шире, не ограничивая ее цели лишь изучением одной проблемы Атлантиды. Атлантида – это только исходная, правда, самая важная точка. Более широко атлантология ставит перед собой задачу установления взаимосвязи между возможностью существования и гибели в разных океанах крупных участков суши и даже материков и проблемой расселения и развития человечества. В этом смысле атлантологию можно считать одним из разделов антропологии.

В области историко-этнической атлантология, так же как история, археология, антропология, этнография, с которыми она тесно связана, дает возможность по-новому подойти к решению ряда кардинальных вопросов, интересующих эти науки. Следует отметить, писал Жиров, что даже один лишь факт установления реальности былого существования Атлантиды (безотносительно к преданию Платона) как геолого-географического объекта времен становления разумного человека (быть может, даже и позже), несомненно, вызвал бы революцию в существующих ныне взглядах на развитие и расселение человечества. Вся древнейшая история предстала бы в совершенно ином освещении, причем были бы сломаны некоторые каноны и догмы, ставшие традиционными. Может быть, в этом кроется одна из причин гиперкритицизма и предубежденности по отношению к проблеме Атлантиды.

В последние годы концепции существующих научных теорий изменяются в зависимости от фактических изменений мира (или, по меньшей мере, в зависимости от изменения восприятия мира человеком). Например, Роберт Шох совместно с Робертом Аквинасом МакНелли в книге «Голоса камней: научный взгляд на катастрофы и древние цивилизации» говорят, что именно катастрофизм (а не униформизм) в значительной степени менял развитие человеческой цивилизации. Авторы считают, что такое явление замены парадигмы происходит и в наши дни в областях геологии, эволюции видов, изменений в культуре человека, причем вечный катастрофизм вступает в права, вытесняя униформизм. Это изменение основано, прежде всего, на резких переходах в ископаемых останках растений и животных в земле.

Российский ученый, космолог и астрофизик А.М. Чечельницкий (1935-2011) свидетельствует о том, что современная официальная наука (в большинстве случаев!) хранит молчание по фундаментальным и экзистенциальным аспектам проблемы працивилизаций, заметая ее под ковер. В современной науке XXI века, по большому счету, не должно существовать ненаучных проблем. Могут быть лишь ненаучные решения – лишенные ясного смысла, рациональной аргументации, связи с реальностью, не поддающиеся верификации опытом. Но таких утверждений сколько угодно и в самой чистой (часто, – и от поисков) академической науке. Опыт интенсивных исследований Древней Истории и ПраИстории народов мира показывает, что для успешного решения вызывающих проблем эти науки должны стать принципиально междисциплинарными науками (выделено мной – А.В.). Невозможно существенным образом продвинуться в адекватном понимании проблем без привлечения наук естественно-научного цикла. Наша позиция не является только Символом Веры. Это – естественный, закономерный результат продолжительного поиска с использованием всего доступного нам арсенала и инструментария гуманитарных и точных наук. Из этого следует, что должны быть общественные инициативы, которые, возможно, дадут более эффективные технологии научного поиска, научных обобщений.

В ближайшем Будущем мы, вероятно, можем стать свидетелями не только крушения старых представлений и догм, но и значительного расширения нашего кругозора. Постигаемый нами Древний Мир, Вселенная античных мореплавателей, поэтов, мыслителей может наполниться новым содержанием, стать значительно более широкой, приобрести глобальный характер. С вовлечением широкого круга исследователей, говорит Чечельницкий, – как профессионалов гуманитарных и точных наук, так и смелых, эрудированных и предприимчивых любителей (породы Шлимана) – можно надеяться на новые находки в наземной и подводной археологии, сравнительной мифологии, лингвистике (компаративистике), астрогеофизике Плейстоцена и Голоцена, абсолютной хронологии.






Известный российский астрофизик и космолог, член COSPAR, Альберт Чечельницкий: Атлантида на Аляске

Альберт Михайлович Чечельницкий (1935-2011) – астрофизик, космолог, специалист в области космических исследований, теоретической физики, социологии, антропологии, кандидат технических наук, действительный член престижной Международной организации Committee on Space Research (COSPAR), связанной с фундаментальными междисциплинарными исследованиями космического пространства, член Кембриджского биографического общества, автор концепции (Мега) Волновой Вселенной. А.М. Чечельницкий родился 28 июня 1935 года в Кременчуге, окончил Харьковский авиационный институт. Долгое время работал в Дубне. Стал широко известен в 1981 году, после выхода монографии «Экстремальность, устойчивость, резонансность в астродинамике и космонавтике». Юрий Рост, который был близким другом А.М. Чечельницкого, опубликовал о нем статью под названием «Планетянин Чечельницкий» в «Новой газете» от 20 января 2010 года. Из статьи следует, что образ этого человека неотделим от его научной деятельности: «Он живет в мире бесконечности, опровергающем придуманные конечными людьми пределы, в не отмеренном никем времени и в пространстве непостижимого. Альберт Михайлович всегда уходит за грань познанного, как тот чудак на старинной гравюре, который головой (уникальной, без сомнения) пробив сферу полагаемого, увидел полный мир». После тяжелой и продолжительной болезни Алберт Михайлович умер в Германии, где долгое время жил и работал. Его домашний архив, находящийся длительное время без присмотра в подмосковной Дубне, был безвозвратно утрачен.

В свое время Чечельницкий, работая со Львом Николаевичем Гумилевым, объяснял ему, что источник «пассионарных толчков», заставляющих массы людей развязывать войны, устраивать революции, совершать великие переселения находится не только (да и не столько) на Земле. Космогенные шоки, которые на наше счастье случаются не часто, меняют картину мира. Кроме своих чисто технических работ, Чечельницкий выпускает несколько книг, в которых рассматривается древнейшая история Земли: «Великий Пояс мегалитических обсерваторий и Проблема истории Полюса Мира (1999), «Небо и Земля Богов и Людей: Где Ты – Мировая Гора Меру?» (2003), «Вызов Платона: Atlantida incognita» (2004), «ПраИстория начинается у Пределов Мира» (2005).

По мнению Чечельницкого, опыт интенсивных исследований Древней Истории и ПраИстории народов мира показывает, что для успешного решения вызывающих проблем (в том числе, и проблемы Атлантиды) эти науки должны стать принципиально междисциплинарными науками. Автор привлекает огромное количество данных, связанных историей и астрономией, применяет методы палеолингвистики, чтобы удивить сообщением: Атлантиду следует искать в районе Аляски, и что Геркулесовы столбы – это, по-видимому, нынешней Берингов пролив. Правда, описанная Платоном долина, была ориентирована в направлении Север-Юг, а долина Юкона, которую предлагает Чечельницкий в качестве кандидата, тянется с Востока на Запад.

Но до космогенного шока, погубившего Атлантиду, полюс находился в Гудзоновом заливе – уверяет Чечельницкий, – и ориентация по странам света теперь изменилась. Тогда ось вращения планеты практически совпадала с осью эклиптики… На Земле не было чередований времен года. Аляска находилась в зоне вечной весны. Природная катастрофа по его гипотезе произошла в 9500 г. до н.э., что почти точно совпадает с датой события по Платону. В книге о ПраИстории (от которой оторваться нет никакой возможности) автор переносит, или точнее, находит аргументы, чтобы на Дальний Восток перенести события, которые мы традиционно, и не всегда без натяжек, прописываем на Ближнем.




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет