Излечивает


ГЛАВА 8 СМЕРТЬ ОТ КРОВОПОТЕРИ МОЖНО ПРЕДОТВРАТИТЬ



бет7/18
Дата09.07.2016
өлшемі1.77 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   18
ГЛАВА 8

СМЕРТЬ ОТ КРОВОПОТЕРИ МОЖНО ПРЕДОТВРАТИТЬ

Рвота, тошнотл, позьшы на рпо-ту и отрыжка прекратились почти сразу же. в слсауюшнс 36 часов ни-клкнх признаков кровотечения не наблюдалось.



Эмануыь Ревич, д-р медицины,

и Роберт Равич, д-р медицины.

«Лмгиологая», декабрь 1953г.

Любой житель Германии, попавший в аварию на автостраде, имеет больше шансов на благополучный исход, чем американец.

Две основные причины смерти В результате авто­мобильных аварий — это потеря крови и шок. При повреждении или полном пересечении артерии серд­це начинает выкачивать кровь через образовавшийся дефект. Наружное кровотечение очевидно, а внутрен­нее не всегда удастся определить. Шок у жертв авто­мобильных аварий наступает в результате большой кровопотсри. И сама по себе кровопотеря, и шок могут привести — и нередко приводят — к смерти.

Эффективно бороться с шоком вследствие кро­вотечения трудно по причине одновременного воз­никновения двух противодействующих факторов: первый — потеря крови, второй — падение кровя­ною давления. При повышении кровяного давления увеличивается кровопотсря, что приводит к гибели пострадавшего. Падение кровяного давления вызы­вает повреждение мозговых структур, что также вле­чет за собой фатальный исход. Если повреждение артерии вовремя не обнаружено и кровотечение не

остановлено, ни одно доступное средство не помо­жет справиться с его последствиями.

Если учесть, что ежегодно только в Соединенных Штатах вследствие автомобильных аварий погибает бо­лее 40 тыс.человек, становится понятно, что бригады экстренной помощи постоянно сталкиваются с выше­описанными проблемами.

Существуют и другие причины объемных крово-потерь. Так, обильные кровотечения могут внезапно открываться при злокачественных опухолях, когда инвазивный рак повреждает артерию или изъязвля­ется сама опухоль. Это создает угрозу жизни больно­го. Успехи современной медицины в лечении таких состояний довольно скромны, и чаще она проигры­вает поединок со смертью.

Еще одно потенциально угрожающее состояние -это так называемое кровотечение седьмого дня. Пос­ле пластических операций на носу у пациентов иногда внезапно развивается кровотечение из носовых хо­дов. Хотя при назначении антибиотиков кровотече­ния седьмого дня встречаются значительно реже, их предотвращение остается проблемой пластической хирургии.

После некоторых операций на сердце иногда воз­никают так называемые боли седьмого дня. Ревич об­наружил, что они вызываются инфарктом сердеч­ной мышцы (сердечным приступом). В «Медицинской энциклопедии» Мосби инфаркт определяется как «очаг омертвения ткани ... Место поражения из-за скопления крови может напоминать набухший кро­воподтек». Сегодня для предотвращения этого ослож­нения используют антибиотики, но они не всегда помогают. Случается, что больные умирают от этого осложнения. При большом числе операций на серд­це боль седьмого дня и ее осложнения представляют серьезную проблему для враче и-кардиологов.

Д-р Ревич разработал эффективный метод лечения описанных осложнений еще в середине 40-х годов. Он использовал тот же самый препарат, что и при лечении радиационных поражений. Он оказался эф­фективным и в отношении кровотечений и шока. Недоверчивого читателя может насторожить пред-пол ожение о существовании чудодейственного элик­сир а, который можно использовать в столь разных сит-уациях. Ревич уже давно попытался ответить на этот вопрос в своей книге: «При пристальном рас­смотрении природа, которая, казалось бы, столь раз­нообразна, в действительности построена на огра­ниченном числе составляющих, и все ее разнообра­зие; определяется тем, как связаны между собой эти составляющие. Это позволяет предположить, что если кажущееся бесконечным разнообразие природы оп­ределяется тем, как организованы небольшое число ее составляющих, то и сама организация также мо­жет достигаться посредством относительно неболь­шого числа простых фундаментальных моделей. Если это так, эти модели ... должны иметь огромное зна-че пне для лучшего понимания множества проблем».

Помимо теоретических поисков ответа на воп­рос, почему различные биологические функции мо­гут иметь сходное происхождение, Ревич выполнил лабораторное исследование для установления суще­ствующих взаимосвязей. Однако лучшим доказатель­ством правоты теории всегда ярпястся практика, т.е. здоровье пациентов. Поэтому обратимся к фактам. N-бутанол останавливает артериальное кровоте­чение, не вызывая образования сгустков крови, при ^том сохраняется нормальное кровяное давление. При артериальном кровотечении сужение артерии про-мсходит только в месте повреждения, в неповреж­денных сосудах никаких изменений не наблюдается. В большинстве аптек Германии продается разра­ботанный Ревичем препарат, известный как Нето-stipticum Revici (кровоостанавливающее средство ТРевича), содержащий раствор n-бутанола с небольшим количеством органических кислот. Уже многие годы продаваемые в Германии «мерседесы-бенц» по­ставляются с аптечками первой помощи, укомплек­тованными Hemostipticurn Revici, Ими снабжены и немецкие отряды спасения.

Этот препарат также предотвращает развитие шока и помогает при уже развившемся шоке. Еще в 1961 г. Ревич описал три вида шока: сверхострый, острый шок и шоковое состояние.

По Ревичу, при сверхостром шоке поражается центральная нервная система, он развивается немед­ленно и часто приводит к смерти. Развитие острого шока происходит в течение получаса после травмы, и в этом случае отсутствие лечения также может при­вести к смерти. Шоковое состояние развивается го­раздо медленнее, до 7 дней после травмы, оно мо­жет вызвать сердечный приступ. При столь медленной нарастающей клинике истинная причина резкого ухудшения состояния пострадавшего часто остается нераспознанной.

Конечно, очень важно вовремя распознать шоко­вое состояние. Каждый из нас может припомнить случай, когда у кого-нибудь из знакомых через не­делю после травмы стало плохо с сердцем. Лабора­торные исследования Ревича позволили ему полу­чить доказательства существования этой разновид­ности шока.

Проведенные Ревичем опыты на животных пока­зали, что при сверхостром шоке повреждаются не­рвные клетки, при остром поражаются ткани. При шоковом состоянии страдают системы и органы. На­ряду с другими находками Ревич обнаружил, что любой шок вызывает потемнение крови вследствие повреждения эритроцитов, что происходит из-за увеличения содержания жирных кислот.

В опытах на животных он обнаружил нечто общее у всех видов шока. При любом шоке он наблюдал картину, сходную с той, которая возникает при лучевых поражениях, — повышенное содержание жир­ных кислот и соответственно высокий показатель щавелевой кислоты. Дальнейшие исследования до­казали эффективность п-бутанола в лечении всех ви­дов шока. При своевременном назначении он также предотвращает развитие острого шока и шокового состояния.

N-бутанол может также использоваться в лечении рака. В 1950 г. Американское онкологическое общество прислало д-ру Роберту Равичу, главному помощнику Ревича, приглашение опубликовать в журнале обще­ства «Рак» статью по результатам действия п-бутанола при спонтанных артериальных кровотечениях у он­кологических больных. В статье были подробно опи­саны некоторые поразительные данные. Однако этот журнал так никогда и не опубликовал статью. В кон­це концов она появилась в декабре 1953 г. в журнале «Ангиология», гораздо менее популярном. В то время одним из редакторов журнала был знаменитый кар­диохирург доктор Майкл Э. де Бейки.

Исследование проводилось на 600 онкологичес­ких больных, у 7% из которых вследствие заболе­вания возникали сильные кровотечения. В группе из 18 человек, не получавших п-бутанола, 12 по­гибли в результате кровотечений. В группе из 25 больных, лечившихся n-бутанолом, от артериаль­ного кровотечения умер только 1 человек.

N-бутанол, как правило, останавливает уже воз­никшее кровотечение в течение одного дня или бо­лее, но не предупреждает новых его эпизодов у он­кологических больных. Поэтому у части больных, получавших n-бутанол, внезапные кровотечения от­крывались многократно. В упомянутой группе из 25 человек наблюдалось более 300 случаев кровотече­ний. Однако, несмотря на многочисленные случаи рецидива артериальных кровотечений, лечение п-бутанолом эффективно помогало, и только 1 боль­ного из этой группы не удалось спасти.

В статье Ревича — Равича описаны 10 типичных случаев лечения п-бутанолом. Показателен один из них:

«У больной внезапно открылась рвота с большим количеством рвотных масс, похожих на кофейную гущу, за которыми последовали сгустки крови... Внут-рипснно было введено 5 мл п-бутанола в солевом ра­створе. Рвота, тошнота, позывы на рвоту и отрыжка прекратились почти сразу и не возобновлялись в те­чение последующих 36 часов. Впоследствии рвота по­хожего цвета случалась еще несколько раз, и каждый раз введение 5—10 мл п-бутанола препятствовало раз­витию кровотечения...»

Крупномасштабное исследование, выполненное д-ром С. Шером, специалистом по пластическим опе­рациям, продемонстрировало эффективность п-бу­танола при возникновении послеоперационных кровотечений седьмого дня. Выводы сделаны на ос­новании изучения истории болезни почти 2 тыс. боль­ных, прооперированных без превентивного исполь­зования антибиотиков. Кровотечения седьмого дня у таких больных наблюдаются почти в 10% случаев.

При превентивном использовании п-бутанола ни у одного из 2 тыс. пациентов не развилось серьезного кровотечения. В книге Ревича есть подстрочное при­мечание: «В нескольких случаях, когда пациенты не выполняли инструкций и не принимали п-бутанол, кровотечения имели место. В 2 случаях относительно серьезных кровотечений их остановили внутривен­ной инъекцией 10 — 20 мл раствора бутанола».

Для предотвращения кровотечения седьмого дня после операций на сердце также могут использо­ваться антибиотики. Ревич утверждает, что крово­течения седьмого дня и при операциях на сердце, и при косметических операциях связаны с аллерги­ческой реакцией. Боль в груди на седьмой день пос­ле операций на сердце, вызванную кровотечением, иногда приводящим к гибели больного, также мож­но предотвратить с помощью n-бутанола, считает Ревич. Одно из преимуществ n-бутанола в сравне­нии с антибиотиками заключается в том, что уда­ется избежать передозировки. Кроме того, п-бута-нол не имеет побочных действий, тогда как анти­биотики обладают ими.

Не нес трагедии связаны с несчастными случаями или вообще имеют физические причины. Шизофре­ния обычно поражает людей в возрасте около 20 лет. Заболевшие не могут избавиться от пес до самой смер­ти. До сих пор не найдено средство, которое адапти-ропало бы больных к нормальной жизни. Большин­ство потерянных душ проводят половину своей жиз­ни в психиатрических клиниках и закрытых палатах, а то и вовсе оказываются на улицах. Бездомные боль­ные живут уличной жизнью, питаясь объедками, най­денными на помойке. Свободная бродяжническая жизнь часто прерывается принудительной госпита­лизацией по причине нарушения законов. Порой не­которые шизофреники, особенно мужчины, стано­вятся очень агрессивными.

Одной из наиболее заманчивых перспектив ис­пользования n-бутанола является лечение шизофре­нии. В конце 40-х годов Ревич несколько раз в неде­лю по утрам работал с Г. А. Лабертом, доктором ме­дицины, директором Гринмуровской больницы в Куинсе, Нью-Йорк.

В течение 3 лет Ревич исследовал более 27 тыс. об­разцов мочи от 27 больных, страдающих тяжелой шизофренией, им выполнялись и другие анализы. В книге Ревича указывается, что «было сделано более 135 тыс. анализов». В 87% случаев в моче больных ши­зофренией обнаруживали мочевой пероксид. Ревич отмечал: «Это представляется очень значимым, если сравнить полученную цифру с 2% положительных результатов у здоровых людей и с 4% у больных ра­ком, прошедших различные курсы лечения». С тех

пор тест на мочевой пероксил получил название «ре­акции Ревича» и стал первым научным свидетель­ством того, что в развитии шизофрении имеет мес­то биохимическая составляющая.

Больные шизофренией, как оказалось, страдают тяжелым нарушением процессов катаболизма, веду­щим к генерализованному расстройству анаболичес­ких процессов. 27 пациентам были введены большие дозы n-бутанола, в 2 — 5 раз превышавшие исполь­зуемые в лечении онкологических больных. В отчете Гринмуровской больницы за 1949 г. были приведе­ны результаты использования п-бутанола:

«Действие проявлялось немедленно и было со­вершенно отчетливо выражено. Больные, страдав­шие полным мутизмом (отсутствие речевого обшения при сохранности ре­чевого аппарата) на протяжении длитель­ного времени, начинали отвечать на вопросы... В не­которых случаях удовлетворительное состояние сохранялось у них в течение нескольких дней, в одном случае — дольше недели. Исследования пока­зали нарушение липидного баланса во всех случаях. Назначение липидных оснований приводило к не­которому улучшению, тогда как жирные кислоты усиливали симптомы».

Через много лет Ревич, давая показания в адми­нистративном суде, рассказал об одном из больных шизофренией, который не говорил в течение мно­гих лет. После единственной инъекции больной на­чал нормально разговаривать и шутить с обслужива­ющим персоналом.

Однако исследование пришлось прекратить, по­тому что чрезвычайно большие дозы n-бутанола в нескольких случаях вызвали воспаление вен. Кроме того, у нескольких больных отмечалась временная сонливость. Попыток пронести новое исследование с использованием меньших доз не предпринималось. Отказ от продолжения работы в этой области лиш­ний раз доказывает, что более всего Ревича интере­совали исследования в области рака, что и объясня­ет недостаток интереса к работам в других направле­ниях. При всем том работа Ревича, возможно, была одной из первых, показавших связь шизофрении с нарушением обмена.

Когда я расспрашивал д-ра Ревича о том давнем эксперименте, он высказал предположение, что меньшие дозы, даваемые в течение месяца, могли бы привести к сходным положительным результа­там без побочных действий.

Использование n-бутанола и других липооснова-нпи в лечении шизофрении чрезвычайно перспек­тивное для дальнейших исследований направление.




ГЛАВА 9

СРЕДСТВА ОТ НАРКОТИЧЕСКОЙ ЗАВИСИМОСТИ И АЛКОГОЛИЗМА

Результаты и то, чему мы ста­ли свидетелями, оказались настоль­ко невероятными, что врач из му­ниципальной больницы стал появ­ляться ежедневно, чтобы вновь уиидеть эти чудесные результаты.



Конгрессмен Чарлс Гейиджм,

специальный комитет Конгресса, апрель 1971 г.

Существуют две версии того, как Рсвич пришел к лечению наркотической зависимости. Обе отчасти справедливы. Согласно первой, рассказанной Марку­сом Коуэном, Ревич заметил, что его пациенты, боль­ные раком, после начала его лечения прекращали при­нимать наркотики без каких-либо проявлений ломки. Ревич заинтересовался, нельзя ли использовать их так­же и для избавления от наркотической зависимости.

В этой теории, однако, есть два слабых места. По­лучается, что Ревич уже в конце 30-х годов знал, что его препараты обычно снимают потребность в нарко­тиках. Но он не занимался лечением наркомании до 1970 г. В пользу версии Коуэна может свидетельство­вать предположение, что, Ревнч не проявил должно­го интереса к лечению наркотической зависимости, поскольку был всецело поглощен исследованиями в области рака.

Тогда остается открытым вопрос, почему Рсвич просто не использовал свои противораковые пре­параты для лечения наркомании.

Подход Ревича часто позволяет использовать один и тот же препарат для лечения разных заболеваний. Однако он предложил новое соединение специаль­но для лечения наркотической зависимости.

Покойный Дэниел X. Касриел, доктор медици­ны, психиатр, разработавший программу реабили­тации людей, попавших в наркотическую зависи­мость, изложил вторую часть теории. Выступая перед специальным комитетом Конгресса по вопросу о проблеме наркомании в Америке, он указал, каким образом Ревич пришел к созданию нового средства: «Он создал лекарство с помощью листа бумаги и карандаша».

Собственные воспоминания Ревича о его изобре­тении, изложенные на ломаном английском, прояс­няют не только этот конкретный вопрос, но также и его подход к решению многих научных задач, воз­никавших в течение многих лет. Поразительно, на­сколько мягкость его голоса не соответствовала мощи идеи, стоявшей за его словами. В 98 лет Ревич уже не обладал той разговорчивостью, которой отличался в прежние годы. Однако впечатление от его замеча­ний не могли уменьшить такие нюансы, как несо­вершенное владение языком и небольшой лексикон.

«В то время я уже осознал, что наркотики преврати­лись в большую проблему, возможно, не столь боль­шую, как сегодня. Я заинтересовался проблемой и за­хотел помочь*. Как и прежде, когда возникала необходимость в решении биохимических головоло­мок, он размышлял над решением проблемы до тех пор, пока не находил ответ. «Сначала было не так труд­но, затем стало труднее. И наконец пришло решение!»

В апреле 1971 г. д-р Касриел объяснил конгрес­сменам цепную реакцию, обнаруженную Ревичем в ходе решения проблемы. Касриел рассказал, что орга­низм человека в ответ на воздействие алкалоидов, таких как героин и кокаин, развивает излишнюю активность и вырабатывает избыточное количество стероидов в иелях зашиты.

Избыток стероидов приводит к нехватке кисло­рода в организме. Недостаток кислорода вызывает боль у злоупотребляющего наркотиками человека, «похожую на боль при наложении жгута на руку». Если такого человека лишить наркотиков, локаль­ный ацидоз приводит к генерализованной реакции, вызывающей так называемый синдром отмены.

Создание лекарства от наркотической зависимос­ти для Ревича оказалось, видимо, легче, чем созда­ние других препаратов, поскольку он уже знал, что длительное употребление наркотиков вызывает чрез­вычайно сильное ощелачивание организма (в част­ности, при локальном ацидозе происходит генера­лизованное ощелачивание). Как мы уже знаем со слов д-ра Манна (гл. I), в то время познания Ревича в области стероидов были, возможно, несравнимыми с чьими-либо познаниями . В сочетании с прекрас­ным знанием физической химии это позволило ему создать препарат, снимающий обеднение кислоро­дом, вызываемое запрещенным наркотическим сред­ством.

После разработки формулы нового средства, на­званного Perse, Ревич проверил его эффективность и безопасность в собственной лаборатории на не­скольких тысячах лабораторных животных, по сви­детельству Касриела. Только после этого он присту­пил к лечению и вылечил «несколько тысяч больных, освободившихся от отравления героином без каких-либо побочных эффектов»,

Касриел рассказал о собственном опыте исполь­зования препарата Perse в лечении пациентов, стра­дающих наркотической зависимостью: «Я избавил от пристрастия к наркотикам около 100 пациентов без каких-либо вредных последствий».

Его пациенты реагировали на первый прием пре­парата следующим образом: «Бог мой! Что бы мне дали? Я в полном порядке, в животе тепло и прият­но, голова ясная, голова моя совсем ясная!»

То, о чем рассказал Касриел, уже в следующем году подтвердил Дейвид А. Лоуинг в журнале «Бэр-рон», говоря о Perse:

«Все пациенты были наркоманами — тяжелые слу­чаи, длительное употребление наркотиков... Обыч­но они лезут на стены, их постоянно рвет, корчась в муках, вызванных синдромом отмены, они держат­ся за свои животы. Они удивлялись, не испытывая страданий. «У меня все в порядке, доктор, никаких проблем».

Касриел рассказал также о собственном опыте приема Perse. Дело в том, что он был чрезвычайно чувствителен к алкоголю: «Как правило, после двух унций (унция составляет приблизительно 30 куб. см.) алкоголя ... я оказывался пьяным и засыпал. После приема двух капсул Perse я смог выпить во­семь унций шотландского виски без каких-либо вред­ных последствий или интоксикации... Я не был пьян».

Касриел оказался не единственным человеком, на которого результаты лечения препаратом Perse про­извели огромное впечатление. Конгрессмен Чарлс Рей-нджел, в округ которого входит часть Гарлема, очень неблагополучного в отношении наркомании района, впервые услышав о новом методе лечения, отнесся к этому сдержанно: «Я ощутил необходимость во мне­нии человека из администрации гарлсмской больни­цы, занимающегося программой реабилитации нар­команов. Настолько циничен я был!» Рейнджел был изумлен увиденным: «Сами результаты и то, чему мы оказались свидетелями, были настолько ошеломляю­щими, что врач из муниципальной больницы стал приходить ежедневно, чтобы вновь стать свидетелем чудесных результатов». «Я сам посещал клинику не­сколько раз», —- отметил он на слушании.

Сам Ревич не смог явиться на слушание в Конгрес­се из-за болезни. Рейнджел указал: «Я надеюсь, вы получите счастливую возможность познакомиться с этим очень достойным человеком, который, я верю, внес выдающийся вклад в решение этой проблемы».

Ревич пролечил в общей сложности около 3 тыс. наркоманов, страдавших пристрастием к героину и мстадону, и около 200 алкоголиков. Он разработал вто­рой препарат Bionar (название составлено из слов «био­логия» и «наркотики»), который дал столь же превос­ходные результаты. В состав Регзе входит селен, кото­рый Национальный институт здравоохранения и Администрация по контролю за продуктами питания и лекарствами по-прежнему рассматривают как в выс­шей степени токсичный микроэлемент. Однако Ревич вводил селен в дозах, в несколько тысяч раз превыша­ющих безопасные при пероральном применении, безо всяких побочных эффектов. Прекрасное знание физи­ческой химии позволило ему создать безопасное со­единение вещества, ранее считавшегося токсичным.

В ходе исследований Ревич выяснил, что суще­ствует четыре типа соединений селена. Некоторые из них чрезвычайно токсичны, однако то соединение, которое он использовал, в определенных дозиров­ках оказывалось нетоксичным. Профессор Герхард Шраузср согласен в этом вопросе с Ревичем, о чем он и заявил, свидетельствуя в пользу Ревича.

Тем не менее Ревич создает Bionar, в котором се­лец отсутствует, с тем, чтобы облегчить получение разрешения Администрации по контролю за про­дуктами питания и лекарствами на его использова­ние (следует отметить, что в Штате Нью-Йорк раз­решено использовать любые вещества, если врач уверен в их безопасности, однако решения Админи­страции предотвращают распространение непрове­ренных лекарств за пределы штата).

Для того чтобы препарат эффективно избавлял от наркотической зависимости, он должен обладать не­сколькими свойствами. Во-первых, он должен действо­вать очень быстро. «Когда вы имеете дело с зависимо­стью, вам необходимо получить первые результаты через час или около того, иначе больной начинает панико­вать», — утверждал л-р Ревич. По словам д-ра Касри-ела, Perse оказывает действие уже через 7—15 минут.

Во-вторых, лекарство не должно вызывать при­выкания. Замена одной зависимости другой прине­сет пациенту мало пользы. Метадон, например, пред­ставляет собой алкалоид, который, по мнению Касриела, просто превосходит способность организ­ма вырабатывать стероиды. Страдающим зависимос­тью от метадона Ревич иногда дополнительно назна­чал производное бутанола, чтобы улучшить процесс освобождения от последствий злоупотребления им. Из работ Ревича явствует, что метадон вызывает сильное ощелачивание организма. Влияет ли это на развитие множества заболеваний, характеризуемых слабостью липидной системы защиты, в том числе рака, артрита и депрессии, еще предстоит выяснить.

В-третьих, лекарство должно быть нетоксичным. Perse и Bionar отвечают этому требованию при при­еме в предписанных дозах. При лечении ими не на­блюдалось побочных эффектов, за исключением появления небольшой сыпи у нескольких человек из тысяч пролеченных. Снижение дозы устраняло эту проблему. Это особенно замечательно, учитывая обычное состояние здоровья большинства людей с наркотической зависимостью.

В-четвертых, нужно, чтобы препарат не требовал длительного приема. Perse и Bionar обычно снимают зависимость от героина за 3 дня, а от метадона — за 7 дней. Зависимость от метадона лечится длительнее, по­тому что требуется определенный срок для оконча­ния действия стероидов.

В-пятом, у пациентов больше не должно возник­нуть желание вернуться к наркотикам. Пациенты не­изменно отмечали, что после приема Perse или Bionar исчезает желание принимать наркотики.

Единственным недостатком Perse и Bionar явля­ется то, что они не в состоянии устранить индиви­дуальные, семейные или социальные предпосылки употребления наркотиков. Однако они предраспо­лагают к изменению поведения, поскольку устраня­ются физические симптомы привыкания. Другими словами, трудно говорить больному о преимуще­ствах жизни без наркотиков, когда его организм про­изводит избыток стероидов, требующих удовлетво­рения своих функций. С другой стороны, если выра­ботка стероидов вошла в норму, пациенту гораздо легче сделать следующий шаг к лучшей жизни.

Лекарства Ревича избавляют от всех физических симптомов зависимости и от стремления употреб­лять наркотики. Они действуют быстро, не вызыва­ют побочных действий и привыкания.

Фирма «Дюпон-фарма» недавно получила разре­шение Администрации по контролю за продуктами питания и лекарствами на производство препарата для лечения алкогольной зависимости — Naltrexone. «Дюпон» первоначально предложил препарат Re Via для лечения зависимости от героина, который усту­пает Perse и Bionar во многих отношениях.

Его необходимо принимать длительно, причем у многих Re Vja вызывает побочные эффекты. Отда­ленные последствия его приема на сегодня неизвес­тны, возможно, их пока трудно идентифицировать.

При приеме Re Via необходимо соблюдать и вы­полнять все инструкции. В аннотации к нему указы­вается: «Re Via действует только как часть обширной программы, предполагающей принятие мер, гаран­тирующих, его прием». Это заставляет серьезно за­думаться о пользе лекарства, поскольку оно требует длительного приема. Резкая отмена препарата может оказаться вредной и даже опасной для пациента.

Одна доза Re Via стоит около 4 долларов, тогда как доза Perse в 1971 г. стоила около 2 центов. Если учесть розничную наценку и затраты на распространение, то и сегодня стоимость дозы Perse не превысила бы 1 доллара. Кроме того, фактическая стоимость Re Via составляет 4 доллара в день в течение длительного пе­риода, возможно до конца жизни пациента. Re Via не рекомендуется людям, страдающим гепа­титом и другими заболеваниями печени, а таких не­мало среди наркоманов и алкоголиков. Препарат не рекомендуется людям в состоянии «текущей зависи­мости* от героина и «пациентам в острой фазе синд­рома отмены*, как указано в аннотации. Эти ограни­чения делают Re Via практически бесполезным, трудно ожидать, что с его помощью удается освободиться от зависимости. Аннотация предупреждает также, что если больной, получающий Re Via, примет героин, воз­можно развитие комы и смерть. В отличие от этого пациентам, которые возвращаются к героину во вре­мя или после лечения препаратами Ревича, такая опас­ность не грозит. Re Via не влияет на тягу к кокаину.

Таким образом, спустя 25 лет после изобретения Perse и Bionar, фармацевтические компании все еще не нашли препаратов для избавления от героиновой и алкогольной зависимости, сравнимых с лекарства­ми Ревича.

Д-р Касриел в докладах членам комитета сказал, что присущие метадону внутренние ограничения мо­гут привести к усилению зависимости от кокаина. Данные, за последние 25 лет доказали правильность его предположения.

Так как ReVia не может назначаться лицам, упо­требляющим героин регулярно, метадон остается единственным приемлемым средством лечения актив­ных потребителей этого наркотика. Ни Perse, ни Bionar не были одобрены Администраций по контролю. Да­лее мы расскажем, что могло помешать этому.

А тем временем, как и предсказывал д-р Касриел, метадон мало что сделал в борьбе с наркоманией, вме­сто героина повсеместно начали продавать кокаин, к длинному списку употребляемых наркотиков добавился крэк — кристаллический кокаин для курения. А Феде­ральное агенство по контролю за соблюдением зако­нов о наркотиках недавно предупредило, что в насто­ящий момент намечается возврат к героину.




Каталог: revisi


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   18




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет