Краткий очерк становления и развития отечественного и зарубежного телевидения часть 1



бет9/21
Дата14.06.2016
өлшемі0.57 Mb.
түріКраткий очерк
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   21

Коммерческое телевидение
Как уже говорилось, независимое телевидение появилось в стране в 1955 году. Англия первой в Европе сделала свою систему вещания смешанной, обогнав другие государства на два десятилетия. (В Италии первые частные телестанции явочным порядком, без какого бы то ни было разрешения властей, стали возникать начиная с 1975-1976 годов, а в 80-е произошло объединение большинства из них в три коммерческие телесети, принадлежащие коммуникационному магнату и будущему премьер-министру Сильвио Берлускони. В Германии и Франции частное ТВ появилось в середине 80-х, в Испании — в конце того же десятилетия и т. д.)
Коммерческое ТВ существует как обычное предприятие, стремящееся к извлечению прибыли путем продажи части своего вещательного времени под рекламу. Коммерческая организация делает телевизионную компанию независимой от правительства и обеспечивает широкий выбор программ, интересующих массового зрителя, поскольку от численности аудитории впрямую зависят рекламные тарифы. Если на общественное (государственное) вещание зритель может влиять как гражданин и избиратель, то на частное — прежде всего как потребитель, настроения которого выявляются регулярными опросами. Недостаток коммерческой организации —
постоянная зависимость от рекламодателей, которые ради прибыли готовы потакать даже самым низменным вкусам и желаниям аудитории. Поэтому нужны сильные законодательные фильтры, которые позволяли бы коммерческому ТВ противостоять давлению заказчиков рекламы и побуждали его служить общественным интересам, культурному развитию аудитории.
Контроль над коммерческой компанией Ай-ти-ви с самого начала осуществлялось правлением, а в 1990 году, когда в ней появились и радиовещание, и кабельное телевидение, были созданы три администрации: для эфирного ТВ, кабельного ТВ и радио. Основной
способ контроля и регулирования в коммерческом вещаниилицензирование. Ай-ти-ви имеет региональную природу: ее программы верстаются из передач полутора десятков местных частных компаний, каждая из которых получает лицензию самостоятельно — сейчас срок лицензии составляет десять лет. По истечении этого срока в зависимости от качества проделанной работы лицензия или продлевается, или передается на конкурсной основе другой компании. При этом может несколько меняться и география зоны, на которую вещает станция. В 1991 году впервые в мировой практике правление коммерческого ТВ не распределяло лицензии, а продавало их с аукциона. На 16 лицензий претендовало 40 компаний. Считается, что если у какой-то из них не хватает средств на приобретение лицензии, то, следовательно, она не сможет выпускать и качественные передачи, требующие все больших вложений. Ай-ти-ви зарабатывает на рекламе свыше 2 млрд. долларов в год, четверть этих средств поступает в казначейство в виде платы за лицензию, купленную на аукционе.
Доходы от рекламы позволяют коммерческому ТВ не только производить самому и покупать дорогостоящие зрелищные передачи, но и оплачивать услуги своего персонала в среднем на треть выше, чем на Би-би-си. (Правда, следует отметить, что работа во влиятельной и престижной корпорации остается исключительно привлекательной, хотя ее профсоюзы время от времени и проводят забастовки, требуя увеличения зарплаты персонала.)
В 1982 году в Англии была создана
«альтернативная» программа «Канал-4» («Чэннел фор»), управляемая особой администрацией, формально некоммерческая, но финансируемая за счет рекламы. Ее размещением в эфире первые полтора десятилетия занималась Ай-ти-ви, что позволяло «Каналу-4» целиком и полностью сосредоточиться на творческих вопросах. Согласно закону, программа должна предлагать зрителю то, что «не могут показывать другие каналы», быть полигоном для обкатки новых идей и приемов, культурным дополнением к Ай-ти-ви для вдумчивой аудитории. К 2000 году объем оригинальной продукции канала достиг 60 процентов. Остальное время занимают первоклассные документальные, культурно-просветительные и развлекательные передачи зарубежного производства вроде американского сериала «Скорая помощь». «Канал-4» собирает до 10 процентов аудитории, что можно считать большим успехом для программы подобного профиля. Сегодня канал продает эфирное время самостоятельно. Его подвергают постоянной критике за стремление конкурировать с другими каналами, за чрезмерную эротизацию ночного блока; предлагают даже забыть об альтернативности и попросту его приватизировать. Как бы то ни было, «Канал-4» остается уникальным явлением в мировом телевидении, доказывая, что коммерческая основа может вовсе не препятствовать культурной миссии телевидения.
Таким образом, возникновение кабельно-спутникового ТВ страна встретила, имея смешанную систему эфирного вещания с двумя общественными и двумя коммерческими телеканалами, которые делят аудиторию примерно поровну. Эта тщательно продуманная система способствовала созданию сбалансированного выбора для зрителей. Английское телевидение оценивается профессионалами как одно из лучших в мире — если не самое лучшее.

Кабельно-спутниковое телевидение
Кабельное ТВ в Англии развивалось очень вяло. Имея первоклассный выбор эфирных передач, англичане не видели особого смысла в том, чтобы тратить деньги на новые источники развлечения и информации. Существенно сдерживало его развитие и видео: к 1990 году видеомагнитофоны имели уже 56 процентов семей. Несмотря на газетную шумиху вокруг перспектив «интерактивного кабеля» и его возможностей, к середине 90-х на услуги кабельных сетей из 23 млн. семей подписалось немногим более 700 тысяч. И это при том, что (в отличие от США) английские телефонные компании вправе сочетать свою основную деятельность с кабельным ТВ и что местные законы стали допускать широкое присутствие иностранного капитала в телебизнесе. Вот почему возникавшие в стране спутниковые каналы на первых порах адресовали свои передачи не столько английской, сколько общеевропейской аудитории, владеющей английским как вторым языком.
Еще в 1977 году Международный союз электросвязи распределил между государствами частоты для спутникового вещания. Первая европейская частная спутниковая компания «Сэтеллайт телевижн» как-то незаметно начала вещание из Лондона в 1982 году. Она адресовалась преимущественно кабельным службам скандинавских стран, предлагая им дешевые программы из старых американских фильмов и сериалов. Уровень развития кабельных сетей в Скандинавии и Бенилюксе был несравненно выше, чем в Англии, а выбор зрителей ограничен одной-двумя государственными программами. В большом телебизнесе о «Сэтеллайт телевижн» заговорили только тогда, когда ее перекупил коммуникационный магнат Руперт Мердок. На ее базе был создан общеразвлекательный «Скай чэннел» («Небесный канал»). Позднее открыли вещание такие тематические каналы, как «Супер чэннел» (1984, общеразвлекательный), «Чилдренс чэннел» (1984, детский), «Лайфстайл» (1985, для женщин) и «Эм-ти-ви Европа» (1987, музыкальный).
Поворотным стал 1989 год, когда в Европу пришло прямое (или непосредственное) телевизионное вещание со спутников. Оно принимается всеми зрителями, имеющими небольшие (60 см по диагонали) параболические антенны. Именно антенны-тарелки являются одним из признаков НТВ: чем мощнее спутник, тем меньшая и более дешевая антенна требуется.
В феврале 1989-го частная люксембургская компания запустила мощный спутник НТВ «Астра» и приступила к сдаче в аренду 16 каналов. В мае того же года Франция начала вещание со своего 5-канального спутника ТДФ-1, а осенью был запущен его западногерманский близнец «Сат-2» («Сат-1» оказался непригодным для эксплуатации). К концу десятилетия на Западную Европу вели передачи 40 спутниковых каналов, причем ни один из них не приносил прибыли. Аудитория, способная принимать спутниковые передачи на домашние антенны или по кабелю, не превышала 1,7 процента населения. В Англии положение было еще хуже: здесь эта аудитория составляла лишь полпроцента. Согласно опросам, более 80 процентов англичан отвечали отрицательно на вопрос относительно их намерения приобретать антенны-тарелки.
Между тем в стране разразилась
«спутниковая война». Р. Мердок, используя «Астру», начал вещание сразу по четырем тематическим каналам своей системы «Скай». Немногим позже с пятью программами в эфир вышел и конгломерат «Бритиш сэтеллайт бродкастинг» (Би-эс-би). Конкуренты вряд ли могли добиться успеха из-за несовместимости своих приемных систем: «Скай» использовала старую систему ПАЛ, в то время как Би-эс-би отдала предпочтение варианту европейской спутниковой системы распространения сигнала Д-Мак. Для приема передач обеих компаний зрителям нужно было покупать две тарелки и два декодера. Естественно, что аудитория НТВ оставалась мизерной. Конкуренция истощала финансовые ресурсы обеих сторон (одни начальные затраты Би-эс-би превзошли 2 млрд. долл.). В конце концов, небольшие доходы от рекламы и малая аудитория заставили две самые сильные спутниковые системы Англии объединиться в компанию «Бритиш скай бродкастинг» (Би-скай-би), где половина акций принадлежит Р. Мердоку.
Первоначальный набор (пакет) Би-скай-би включал всего пять каналов: два киноканала и спортивный шли в закодированном виде, а общеобразовательный «Скай-1» и информационный «Скай ньюз» — в открытом режиме. За первые десять лет своего существования консорциум довел число подписчиков до 7 млн., они платили в среднем 12 фунтов стерлингов в месяц за базовый пакет и примерно вдвое больше, если в набор входили платные зашифрованные каналы. Возглавляемый Р. Мердоком спутниковый гигант расширял выбор подписчиков и усиливал свое присутствие в эфире Западной Европы. Он приобрел половину акций немецкой сети «Вокс», четверть акций европейского платного киноканала «Премьера», предпринял шаги к сближению с французским «Каналом-плюс». Крупнейший в мире коммуникационный магнат, которому в 2001 году исполнилось 70 лет, передает бразды правления дочери Элизабет (она стала генеральным менеджером Би-скай-би) и сыну Лелану (он возглавляет одно из австралийских информационных агентств). Известно, что наследники не очень ладят между собой, так что после ухода со сцены Р. Мердока его глобальный семейный бизнес может быть поделен и оказаться в новых руках.
В совокупном объеме телепросмотра на долю спутниковых каналов в Англии не приходится и пяти процентов времени. Интересно отметить, что рост потенциального выбора не ведет к увеличению времени, уделяемого населением телепередачам. Англичане — умеренные зрители. Согласно одному исследованию (1994), они уделяют ТВ немногим более 200 минут в сутки — по сравнению с 258 минутами, составляющими среднюю норму потребления для португальца, и 232 — для американца. Между объемами просмотра передач, их качеством, жизненным уровнем населения, многообразием выбора не зафиксировано прямой связи. Так, у шведов и немцев примерно равный выбор (18 каналов) и одинаковый жизненный уровень, но средний немец уделял телевидению 170 минут, а швед всего 40. Очевидно, здесь многое зависит от национального характера, образа жизни в той или иной стране.
Несомненно, однако, что с расширением выбора зритель ищет интересующие его передачи более осознанно, а это сказывается на приверженности аудитории к старым каналам.

Общественное ТВ и рынок
По сравнению с государственными телекомпаниями других европейских стран Би-би-си относительно легко приспосабливается ко все новым и новым конкурентам в эфире: сорокалетний опыт сосуществования с Ай-ти-ви многому ее научил, и она всякий раз находит свою нишу в меняющейся обстановке, сдавая одни позиции, но отвоевывая другие.
В конце 80 — начале 90-х годов исповедуемая Би-би-си концепция служения обществу, патернализма (опеки над вкусами аудитории) испытывала давление сторонников так называемой
«индустриальной политики», видящих в вещании не столько средство распространения культуры, сколько продукт развития техники и рынка. Они отвергают взгляд на Би-би-си как на уникальный институт британского общества. В бытность свою премьер-министром Маргарет Тэтчер не раз подчеркивала, что Би-би-си могла бы избавить казну от финансовых затруднений, допустив коммерческую рекламу и сократив непомерно раздутый, по ее мнению, персонал. Тэтчер удивлялась, например, почему американцы берут у нее телеинтервью группой из двух человек, а англичане присылают «целую толпу»: в этом она видела «безответственность профсоюзов», искусственно завышающих занятость. Другой сторонник свободной игры рыночных сил в вещании Р. Мердок называл программы Би-би-си «парадом предрассудков и интересов одинаково мыслящих людей, контролирующих вещание», и призывал не оберегать всеми силами эту цитадель общественного вещания. Некоторые предлагали даже провести полную или частичную приватизацию корпорации.
Би-би-си подчинилась требованию правительства довести в течение пяти лет объем телепередач из независимых источников до 25 процентов. Для этого ей пришлось распустить один из своих шести оркестров и обещать сократить общий персонал с 28 до 18 тысяч человек к дате пролонгации Королевской хартии, т. е. к 1996 году. Вместе с тем корпорация выступила против планов приватизации всех радиопрограмм и одного из двух ее телеканалов и решительно отвергла навязываемый ей способ финансирования через рекламу. Она провела широкую разъяснительную работу в прессе и эфире и убедила общественность в том, что независимость от рекламы позволяет ей сохранять независимость и в производственной деятельности, погоня же за рейтингом нарушит равновесие между информацией, образовательными и развлекательными передачами с потерей их качества, причем первой жертвой станут образовательные и общественно-политические программы, а затем настанет черед передач для меньшинств.
В программном документе «Би-би-си после 2000 года», подготовленном руководством корпорации, подтверждалась незыблемость целей Би-би-си как «краеугольного камня английского вещания» и «культурного рупора нации». Ее привилегии в получении абонентной платы (100 фунтов в год) оправдываются тем, что собираемые таким путем деньги используются эффективно для производства высококачественных передач, удовлетворяющих запросы максимально большой и разнообразной аудитории. И в новом столетии корпорация не намерена отказываться от абонентной платы, а связи с коммерческими партнерами станет расширять, если это партнерство будет выражаться в творческом вкладе.
Корпорация сохраняет свое лидерство в информационном вещании. В конце 90-х годов три четверти всех новостей в английском эфире имели своим источником Би-би-си и лишь четверть — коммерческое радио и телевидение. На производство одного часа новостей корпорация расходовала в среднем 78 тыс. фунтов — ее руководство сочло этот показатель чрезмерно высоким и для некоторого снижения расходов объединило службы радио- и телеинформации.
Среди достижений документалистики Би-би-си последнего десятилетия
— сериал «Жизнь птиц» прославленного режиссера Д. Аттенборо, сериалы «Ренессанс» и «Прогулки с динозаврами» (в последнем доисторическая фауна воспроизводилась по принципу виртуальной реальности). Би-би-си по-прежнему не знает себе равных в экранизациях классики, доказательством тому служат обновленные постановки «Ярмарки тщеславия», «Дэвида Копперфильда», «Гордости и предубеждения». Экспорт серьезной теледрамы, наряду с продажей прав на свою продукцию производителям видеокассет, существенно увеличивает бюджет корпорации. Англия — одна из немногих стран мира, где телеэкспорт превышает импорт.

Всемирная телеслужба Би-би-си
Би-би-си вынашивала идею телеканала для зарубежной аудитории начиная с 1968 года, но понадобилось время, чтобы плата за аренду спутникового канала упала до приемлемого уровня и чтобы эту идею одобрил Форин-офис (английский МИД), курирующий иновещание. В1986-м корпорация сделала первое представление в Форин-офис, запросив на канал около 8 млн. фунтов в год, но предложение было отвергнуто по бюджетным соображениям. Год спустя Би-би-си запросила вдвое меньшую сумму, но правительство вновь ответило отказом, хотя и не возражало в принципе против проекта, если корпорация воспользуется своими внутренними ресурсами. После этого Би-би-си поручила одному из банков разработать стратегию деятельности службы на полукоммерческой основе и уже в 1988 году стала выпускать через спутник на кабельные системы Европы с общей аудиторией около одного миллиона абонентов подборку своих передач под названием «Европейское ТВ Би-би-си». 11 марта 1991 года эта программа объемом 18 часов в сутки превратилась во Всемирную службу (ВС) Би-би-си – телеэквивалент знаменитой службы радиовещания, ведущей передачи на 41 языке. Программа готовится на телецентре Би-би-си и выходит из него. Однако существует рабочий канал, связывающий телецентр с Буш-хаус, резиденцией иновещания. Это означает, что в случае необходимости материал, подготовленный для теленовостей Всемирной службы, можно до выхода в эфир показать отделам иновещания для консультаций.
Особенностью ВС телевидения Би-би-си является то, что она не зависит ни от денег, собираемых в виде абонентной платы, ни от правительственных субсидий на иновещание, а работает как коммерческое предприятие. Примером может служить соглашение с базирующейся в Гонконге азиатской спутниковой системой «Стар ТВ», которая предоставила Всемирной службе один из своих каналов. «Стар ТВ» вставляет в программу Би-би-си свои рекламные блоки и в таком виде транслирует ее на азиатский континент, делясь с корпорацией частью доходов. Учитывая, что система «Стар ТВ» имеет специализированные каналы, посвященные спорту, музыке и развлечениям, ВС придала своему азиатскому вещанию информационно-публицистический характер и сделала его круглосуточным. Помимо постоянно обновляемых новостей в начале каждого часа, канал включает в свой репертуар сводки погоды, оригинальные бюллетени Би-би-си-1 для английской аудитории, разнообразные информационные и общественно-политические передачи Би-би-си-1 и Би-би-си-2, такие как «Новости на завтрак» или «Вечер новостей».
Европейское вещание построено по образцу азиатского, однако по вечерам предлагает смесь развлекательных передач производства Би-би-си. Специальную «упаковку» имеют «африканский луч», который ретранслируется через коммерческую сеть ЮАР «Эм-нет», а также арабская версия программы.
Основной конкурент Всемирной службы на мировом рынке — американская Си-эн-эн, которая сильна оперативным освещением новостей с места события, располагая более мощными техническими ресурсами. Она использует, например, свыше десятка спутников для охвата сигналом самых отдаленных уголков земного шара. Для сравнения: в 1997 году Си-эн-эн освещала похороны принцессы Дианы для 170 млн. абонентов, ВС Би-би-си — для 50 миллионов. Но никто не возьмется утверждать, что американский канал дает взаимосвязанную и глубоко проанализированную картину мира. К тому же он подмочил свою репутацию, превратившись в политическую платформу США в первые дни «войны в Заливе». Достоинство ВС Би-би-си — ее марка, самая привлекательная в мировом вещании. Новости ВС точны и беспристрастны, в них содержится анализ событий, освещается весь их контекст.
В конце 90-х годов Би-би-си осуществила регионализацию своего спутникового вещания с учетом специфики целевой аудитории. Европа стала принимать круглосуточные информационные передачи «Би-би-си уорлд», Азия — «Би-би-си прайм», абоненты кабельных систем США — подборку развлекательных программ под названием «Би-би-си Америка». Интересно отметить, что на самый труднодоступный американский рынок Би-би-си проникает через посредника — документальный канал «Дискавери», который обеспечивает ей рекламу и маркетинг. Вместе с «Дискавери» создаются два спутниковых ответвления для кабельного телевидения Латинской Америки. Наконец, Би-би-си приобретает пакет акций в глобальном спутниковом канале «Энимал плэнет» (экология). Корпорация создает все новые и новые телециклы для изучающих английский язык (их готовят специалисты из отдела «Английский на Би-би-си») и здесь она не имеет равных себе в мире. Внутренней (преимущественно кабельной) аудитории в 90-е годы Би-би-си смогла предложить два тематических канала — «Ю-Кей гоулд» (старые сериалы) и «Ньюз-24» (круглосуточная информация). Таким образом, адаптируясь к новым реалиям, английское общественное телевидение без ущерба для своей репутации весьма успешно занимается бизнесом.

Пятый канал и консолидация коммерческого ТВ
В опубликованной еще в 1988 году Белой книге английского правительства «Вещание 90-х: конкуренция, выбор и качество» содержалось предложение об открытии пятого эфирного телеканала, финансируемого за счет естественного прироста средств на рекламу. Под канал предлагались частоты аэронавигационных служб. Однако, поскольку вещание на новых частотах могло создать помехи владельцам видеомагнитофонов, пятому каналу предлагалось взять на себя расходы по «ретьюнингу»перенастройке домашних электроустройств. Кроме того, для охвата гористых Шотландии и Уэльса, а также Ольстера сигнал необходимо было дублировать через спутник и по кабелю. Все это снижало привлекательность новой телепрограммы в глазах делового мира: вместо «лицензии на печатание денег» (как в свое время назвал коммерческое ТВ лорд Томсон) можно было столкнуться с «запланированной катастрофой».
Вот почему, когда идея обрела форму парламентского акта и правление (комиссия) Ай-ти-ви объявило конкурс, лицензией заинтересовалась лишь одна компания, к тому же не заручившаяся достаточной поддержкой финансовых кругов. Конкурс повторили, выделив под канал дополнительные частоты. Из трех претендентов победил консорциум в составе «Пирсон телевижн» (его ядро составляла студия «Темз», вещавшая до перераспределения лицензий 1991 года на Лондон в будние дни), компаний лорда Холлика «Меридиен» и «Англия» (коммерческое вещание на юг и юго-восток страны), одного банка и люксембургской КЛТ. Комиссия сочла, что в таком составе владельцы обеспечат на канале качественное вещание и сумеют выплачивать в казну 22 млн. фунтов ежегодно.
Набор персонала, разработка расписания, закупка оборудования и передач, их обкатка заняли свыше полутора лет, и только в марте 1997-го
«Канал-5» («Чэннел файв») вышел в эфир. Авторы концепции программы обещали, что она, по сравнению с Ай-ти-ви, будет «более смелой, даже вызывающей» и начнет приносить прибыль через два-три года. Ставка была сделана на новые американские сериалы, спортивные трансляции, а после 8-часовых новостей — на кинофильмы и легкие развлекательные шоу. Иными словами, создавался еще один многожанровый канал без какой-либо специализации, без индивидуального лица. В первые годы он собирал около шести процентов аудитории, преимущественно из числа «молодых взрослых», не имевших выхода на кабельное или спутниковое телевидение.
Поскольку новый конкурент угрожал снизить аудиторию и рекламные доходы третьей программы (Ай-ти-ви), английское правительство пошло на некоторое смягчение регулирования в сфере частного вещания с конечной целью оставить в эфире сильнейшие объединения. Если раньше перепродажа лицензий запрещалась, то в середине 90-х годов одной и той же вещательной компании разрешили иметь сначала две, а затем — и больше лицензий. Стали допускаться и «перекрестные владения»: получила допуск в эфир мощная газетно-издательская индустрия. В результате Великобританию захлестнула волна слияний и поглощений. Рынок внес сильные коррективы в структуру собственности Ай-ти-ви, существовавшую после лицензирования 1991 года. Десять лицензий оказались в руках трех китов — компаний «Карлтон» во главе с Майклом Грином (вещание на Лондон в будние дни, а также на центр и юго-запад страны), «Юнайтед ньюз энд медиа» лорда Холлика (юг, восток Англии, Уэльс) и «Гранада» во главе с Джерри Робинсоном (север, северо-восток, Йоркшир, а также Лондон в выходные дни).
Сегодня все сильнее распространяется мнение, согласно которому созданная в 50-е годы как межрегиональная ассоциация Ай-ти-ви вообще должна принадлежать только одной компании, чтобы энергично действовать в глобальном масштабе и противостоять растущей конкуренции на внутреннем рынке. Однако для этого необходимо устранить разногласия между тремя магнатами — Грином, Холликом и Робинсоном и изменить антимонопольные статьи закона об Ай-ти-ви. В Зеленой книге «Регулирование коммуникаций» (1998) правительство обещало продолжать политику «облегченного подхода» к управлению и контролю СМИ. Предполагается, что не учитывающие общественные интересы каналы будут так или иначе закрываться через рыночные механизмы. Но пока большинство населения смотрит передачи эфирного ТВ, говорится в Зеленой книге, о полном отказе от государственного регулирования говорить преждевременно.
Консолидации эфирного частного ТВ Англии сопутствует «рационализация производства». За 90-е годы число штатных сотрудников третьей программы с 15 тысяч сократилось вдвое — за счет расширения заказов у независимых продюсеров. В 1998-м Ай-ти-ви пошла на беспрецедентный шаг, отказавшись от своего главного вечернего информационного выпуска «Новости в 10 часов». Теперь в «прайм-тайм» развлекательные шоу, сериалы и кинофильмы идут сплошным потоком. Интересами повышения рейтинга было продиктовано и увеличение объема мыльных опер. Ай-ти-ви традиционно удерживает пожилую и менее образованную аудиторию устоявшимися сериалами, среди которых неизменно лидирует «Коронейшн-стрит». Этот сериал с некоторым социальным уклоном выходит с 1960 года, а с середины 90-х вместо трех показывается по четыре его выпуска в неделю. Тремя сериями вместо двух стала выходить «сельская» мыльная опера «Эммердейл» и т. д. В итоге за одно десятилетие объем времени, занимаемого в английском эфире мыльными операми, возрос вдвое, а выпускаемый для поклонников этого жанра журнал «Инсайд соуп» (т. е. «Внутри мыла») увеличил свой тираж до 200 тыс. экземпляров. Таким образом, на структурные изменения в эфире третья программа ответила перегруппировкой в составе владельцев и усилением развлекательно-потребительской ориентации своих передач.

Переход на цифровое вещание
Наряду с запуском пятого канала важнейшим событием 90-х годов стал переход от традиционного аналогового на цифровой способ трансляции радио- и телесигнала. Это означает улучшение качества изображения и звука, возможность двухсторонней связи, но прежде всего — многократное увеличение числа каналов за счет сжатия сигнала. В соответствии с духом открытой коммуникационной политики все аспекты «перехода на цифру» подвергались в Англии всестороннему предварительному обсуждению в специальной Белой книге, в профессиональной и общей прессе, в парламенте — накануне принятия Акта о вещании. Было решено разделить эфир на шесть «пакетов» (мультиплексов) по девять каналов в каждом. Один мультиплекс передавался Би-би-си, другие – Ай-ти-ви, четвертому каналу, службе телетекста и т.д. Одновременно снимались ограничения на «перекрестные владения» — при условии, что ни одно объединение не будет контролировать свыше 15 процентов аудитории.
Цифровое вещание началось летом 1998-го на Би-би-си, когда из Франции транслировался чемпионат мира по футболу. Цифровой канал получил название «Би-би-си чоис». На цифровой способ перешли обе телепрограммы корпорации и созданный для кабельных систем круглосуточный информационный канал «Новости-24», а затем – все эфирное радио.
В октябре того же года дочь коммуникационного магната Элизабет Мердок (генеральный менеджер спутниковой системы Би-скай-би) торжественно открыла сразу 140 цифровых спутниковых каналов. Из них 70 были заняты показом художественных кинофильмов (оплата в розницу по системе Пи-пи-ви). На том же спутнике Би-скай-би разместила и все свои каналы, продолжающие вещать в старом аналоговом режиме, службу интерактивного ТВ для осуществления покупок и финансовых операций. Пять каналов арендует здесь Би-би-си.
Полтора месяца спустя заработал проект консорциума цифрового коммерческого эфирного ТВ, рассчитанный на 30 каналов. Его организаторами были наиболее сильные члены ассоциации Ай-ти-ви компании «Карлтон» и «Гранада», создавшие свои спутниковые ответвления и вынашивающие амбициозные планы вещания из космоса. На спутнике разместился канал под названием Ай-ти-ви-2, цифровой вариант существующей третьей программы, выходящий, однако, не по регионам, а централизованно, с единого передатчика. В консорциум вошло несколько новых каналов, например, «Первый» (трансляция важных событий, спорта) и «Мэгэзин чэннел» (материалы, подготовленные журналами), интерактивная служба и цифровые каналы Би-би-си. Между спутниковым и коммерческим консорциумами, использующими разные системы кодирования, сразу разгорелась ожесточенная борьба, напоминавшая «спутниковую войну» 1989 года.
Относительно слабое кабельное ТВ Англии перешло на цифровой способ в 1999-м. Не исключено» что это даст наконец толчок его развитию: ведь кабельные компании предлагают абонентам, помимо обычного набора программ, и «видео по заказу», и телефонное обслуживание, и выход в Интернет.
Согласно закону, аналоговое вещание прекратится только после того, как свыше половины населения страны начнет принимать цифровые передачи, а это ожидается не ранее 2008 года. При начале цифрового вещания три четверти английских семей не принимали ни кабельных, ни спутниковых передач и были вполне удовлетворены добрым старым эфирным телевидением. Теперь число спутниковых каналов в Европе возросло с 40 в 1980-м до 150 — многие из них так же быстро исчезали, как и появлялись. Самый популярный мердоковский развлекательный «Скай-1» собирал не более 1,7 процента зрителей, и опросы подписчиков показывали, что при всем многообразии выбора они смотрят не более 8-12 спутниковых каналов, причем чисто английского содержания. Предполагается, что интерес к подписным каналам начнет расти, когда будет разработан единый стандарт декодера, а цифровые телевизоры станут дешевле.
Переход на цифровую систему связан с большими финансовыми затратами со стороны и вещателей, и потребителей. Так, для цифрового вещания Би-скай-би пришлось построить новый телецентр, всего же спутниковая система затратила на оцифровку сигнала свыше 1 млрд. фунтов. В 1998 году цифровой телевизор стоил 1 тыс. фунтов (свыше полутора тысяч долларов), коробка декодеров к аналоговому телеприемнику на Би-скай-би продавалась по 400, а в консорциуме коммерческого эфирного вещания — по 200 фунтов.
Начало цифрового вещания в Англии, как и в других странах, вызвало много разговоров о новом разделении населения на «информационно бедных» и «информационно богатых». Впрочем, развитие коммуникаций показывает, что такое неравенство возникало не раз (скажем, при начале цветного ТВ), но технические новинки рано или поздно становились массовыми и быстро дешевели, вызывая выравнивание возможностей в их приобретении.

ГЕРМАНИЯ
От механической системы к электронной
Немецкие ученые приступили к экспериментам с механическим телевидением в 1926 году, начав с развертки изображения в 30 строк без звука. Система, которую разработал живший в Германии венгр
Денеш фон Михайи, демонстрировалась в 1928-м на ежегодной Берлинской радиовыставке, в том же году Михайи основал компанию «Телехор АГ». Над собственной системой, базирующейся на диске Нипкова, работал и другой пионер немецкого ТВ Август Каролус, сотрудник электротехнического концерна «Телефункен». Модель Каролуса была представлена в марте 1929 года — передача шла один час 20 минут на экране 8x10 сантиметров. Третья компания, вовлеченная в разработки телевидения, называлась «Фернзе АГ». Ее создали Леве, Пейс и Бош совместно с англичанином Бэрдом. Для координации усилий в 1929 году была основана ассоциация телевидения (Фернзе-Ферайн), начавшая с 1930 года публиковать свой журнал «Фернзеен» («Телевидение»).
Первым, кто продемонстрировал передачу по электронной системе со стандартом 100 строк, оказался
Манфред фон Арденне. Это произошло на той же знаменитой радиовыставке в 1931 году. Фон Арденне и З. Леве смонтировали в Берлине экспериментальную станцию. Тогда же в Германии появились и первые телевизоры с электронным кинескопом. К работе подключились компании ТКЛ, «Мюллер», «Лоренс». Начиная с1933 года Имперское радиообщество показывало экспериментальные программы со стандартом развертки 180 строк, причем первые прямые трансляции принимались на большой экран в зале берлинского телецентра.

На службе у нацистской пропаганды
Нацистское руководство, осознавая огромные потенциальные возможности нового средства массовой информации, всячески поддерживало его внедрение. В марте 1935 года было объявлено, что передачи берлинского телецентра становятся регулярными. По этому поводу министр почт направил Гитлеру телеграмму, поздравляя его с «рождением телевидения». «Наша цель, мой фюрер, состоит в том, – говорилось в ней, в частности, — чтобы донести всей Германии Ваше слово. Придет время, когда с помощью национал-социалистского телевидения Ваш образ, мой фюрер, глубоко тронет немецкие сердца».
Передачи шли трижды в неделю. Это были спектакли, музыкальные концерты, скетчи, выступления партийно-государственной номенклатуры. Позднее стали выходить специальные передачи для молодежи, регулярные пропагандистские беседы. Была показана специально написанная для телевидения 30-минутная опера «В ласточкином гнезде».
Нехватку телеприемников пытались компенсировать коллективными просмотрами передач. 9 апреля 1935 года в берлинском музее почт появился первый телесалон на 30 человек с двумя телевизорами, а осенью того же года открылся телетеатр с проектором на 300 человек.
С 15 января 1936-го берлинский телецентр показывает передачи со стандартом 180 строк ежедневно с 20.00 до 22.00. Его сотрудники стали готовиться к освещению Олимпийских игр. Присутствие на них телекамер связывалось с престижем немецкой науки и техники и приобретало политический характер. Во время игр, проходивших в Берлине в августе 1936 года, объем прямых трансляций возрос до 7-8 часов в сутки. Они обычно выходили в эфир в 10-12, 14-16, 17-18 и 20-22 часа. В 25 пунктах Берлина работали просмотровые залы. Сообщалось, что за Олимпиадой по телевизору следило в общей сложности 150 тыс. человек. Игры можно было видеть и в Гамбурге, куда был проложен кабель. Позднее коаксиальная связь столицы была налажена также с Лейпцигом, Нюрнбергом, Мюнхеном и Кельном.
Тот факт, что в Германии телевидение оказалось связанным с интересами нацистской пропаганды, не умаляет вклада немецких изобретателей и электротехнических фирм. Это были впечатляющие достижения, но историки телевидения все же отдают пальму первенства в открытии регулярного вещания Англии, которая начала регулярные передачи по более совершенной системе в ноябре 1936 года (если быть точным, то с ноября 1936 по февраль 1937 в Англии использовались даже два стандарта — в 240 строк Берда и 405 строк «ЭМИ-Маркони»). Даже если не учитывать стандарт развертки, поставив во главу угла регулярность программ, то все равно придется признать лидерство Англии, где регулярные передачи малострочного ТВ шли в 1929-1935 годах. По политическим соображениям
немцы преувеличивали свои достижения, хотя качество их передач было ниже английского. Впрочем, и немцы, и англичане в конце концов пришли к технологии, разработанной В. Зворыкиным.
Основную ставку нацистская пропаганда делала, конечно, на радио. Так называемые
«народные приемники» перед войной стоили всего 35 марок, что составляло недельную зарплату рабочего, радио охватывало 90 процентов семей. Существовала даже комиссия для выяснения того, какие семьи не приобрели приемники и по каким причинам. По насыщенности радиоприемниками Германия занимала первое место в мире (в других странах подобная ситуация возникла лишь через два десятилетия – с появлением транзисторов). Поэтому тогда казалось, что именно в Германии телевидение имеет наибольшие шансы превратиться в такое же массовое средство информации, как и радиовещание. Технические исследования велись полным ходом. К 1937 году четкость изображения подняли до 441 строки. Появилась аппаратура, позволявшая передавать цветное изображение. Были предприняты попытки выпустить телевизор со стандартом развертки 1029 строк, однако он оказался слишком дорог, чтобы найти широкое распространение. Во всех городах, где принимались передачи, власти поощряли создание салонов для коллективного их просмотра. В феврале 1939-го в продажу поступили телевизоры для массового зрителя. Они имели экран 19,5х22,5 см. Гарантировалось четкое изображение в радиусе 22 километров от Берлина. Первая партия «народных телевизоров» включала 10 тысяч приемников, но с началом войны программу серийного производства пришлось свернуть.
Существовавшую технику стали использовать для показа легких развлекательных передач раненым солдатам, находившимся на лечении в Германии. Эти передачи (обычно концерты) шли спорадически и прекратились 26 ноября 1943 года, когда в здание берлинского телецентра попала бомба.


Создание общественно-правового вещания
Телепередачи были возобновлены в Германии только в 1950 году. За два года до этого на съезде инженеров, занимавшихся телевидением, было решено взять в качестве норматива европейский стандарт — 625 строк. Гамбургское радио, проводившее эту встречу, договорилось с английской военной администрацией о возобновлении телевещания, и в ноябре 1950 года Гамбург показал первые экспериментальные программы. Передатчик работал трижды в неделю по два часа. В 1951 году заработали передатчики в Западном Берлине и ряде других городов, но единой телесети еще не существовало. Нужно было определить и правовую базу вещания.
Западные державы-победительницы, поставившие уцелевшие радиостанции «третьего рейха» под контроль оккупационной администрации, стремились избежать прежней концентрации вещания, чтобы не допустить влияния на него правительства или какой-то одной партии. Вещание в ФРГ развивалось под знаком «двойного отрицания» (нет — коммунизму, нет — нацизму), что находило отражение как в кадровой политике, так и в репертуаре. Для радиокомпаний, а позднее и для телеорганизаций был избран статус «общественно-правовых учреждений», формально не зависимых от государства и подчиненных землям (административные единицы, из которых состоит ФРГ), а не федеральным властям. Это означало, что они не могут принадлежать непосредственно государству (как во Франции) или быть коммерческими предприятиями (как в США). Образцом стала английская система с ее концепцией внепартийного вещания, служащего благу всего общества.
Для решения общегосударственных задач и согласования интересов земель в области радио в 1950 году в ФРГ было создано межземельное надрегиональное объединение – Рабочее содружество общественно-правовых радиорганизаций (АРД). В 1953-м радиокомпании земель согласились ежедневно выпускать общую двухчасовую телепрограмму. Ответственность была возложена на постоянный комитет телепрограмм АРД. Он состоял из представителей всех земель, но тон в нем задавали Гамбург и Мюнхен. Для выпуска единой программы нужна была ретрансляционная сеть. В 1953-м вступили в эксплуатацию релейные линии Гамбург — Кельн и Гамбург — Берлин, а вскоре передачами была охвачена вся территория ФРГ. Набиравшая силу на волне западногерманского «экономического чуда», промышленность страны наладила массовый выпуск телевизоров.
В результате этих усилий появилась общая Первая программа (или АРД). Она функционирует примерно так же, как независимое ТВ в Великобритании: земли самостоятельно создают телецентры, которые ведут собственные передачи, а в определенные часы объединяются для выпуска общей программы. Сейчас региональное окно на АРД установлено с 17.30 до 20.00. Утренняя и вечерняя программы, общие для всех земель, строятся по твердой схеме из материалов, подготовленных земельными телецентрами из совместных постановок и совместно купленных сериалов. Новости и информационно-аналитические передачи готовит Гамбург.
В юридическом плане немецкое вещание испытало американское влияние: общие основы законодательства разрабатывает бундестаг, детализацией занимаются земли, каждая из которых имеет свой закон о вещании, и законы эти не всегда совпадают. Поэтому при вещании на всю страну приходится иметь дело с набором земельных законов, что создает массу неудобств.
Контрольные функции в АРД возложены на независимые телерадиосоветы. Это своего рода аналог совета управляющих Би-би-си, но с одним существенным отличием. В Англии члены совета управляющих назначаются правительством — политическая культура страны обеспечивает гарантию их независимости. В Германии правительство не пользуется таким доверием. Поэтому здесь создана система представительства различных общественных групп (партий, профсоюзов, молодежных, женских организаций и т. д.), которые делегируют в телерадиосоветы своих представителей. Советы назначают руководителей вещания. На практике во главе телерадиоорганизации обычно оказывается сторонник правящей партии, а его заместители представляют оппозицию; при изменении политической ситуации в результате выборов они нередко попросту меняются креслами. Этот принцип позволяет избегать серьезных политических трений вокруг вещания, но ведет к тому, что телерадиоорганизации постепенно обрастают бюрократическим жирком, раздувают административный аппарат.
Спустя несколько лет после создания АРД стали раздаваться жалобы на монопольный статус этой организации, появились обвинения и в политической предвзятости. Тогда правительство поставило вопрос о создании второго телеканала. Организацию коммерческой сети по образцу английской Ай-ти-ви на местах сочли преждевременной. Для создания новой телепрограммы, в отличие от АРД не зависимой от земель, пришлось ввести специальную статью в конституцию ФРГ. «Второе немецкое телевидение» (Цвайтес дойчес фернзеен, или ЦДФ) в отличие от кооперативного сообщества АРД носит общегосударственный характер. У него есть своя штаб-квартира в Майнце и с десяток студий по всей стране. Передачи ЦДФ начались 2 апреля 1962 года.
На обоих каналах реклама была разрешена, но ограничена — по 20 минут в день. Основным источником финансирования является абонентная плата, размеры которой, как и любых других налогов, определяет парламент (сегодня — 300 марок в год). Было решено, что налоги на радиоприемники и телевизоры будут собирать сами общественно-правовые компании. Это требует определенных административных затрат, но создает гарантию того, что доходы действительно поступят в распоряжение компаний. 30 процентов от абонентной платы идет ЦДФ, 70 — АРД. Такая доля АРД объясняется тем, что она занимается еще и радиовещанием. И если персонал ЦДФ насчитывает 3 тыс. человек, то в структуре АРД — 20 тыс. сотрудников. Кроме того, под эгидой АРД в 1970 году была открыта Третья программакультурно-просветительная, сильно децентрализованная, как и первая.
В таком виде телевидение ФРГ просуществовало вплоть до середины 80-х годов, когда ему пришлось столкнуться с конкуренцией кабельно-спутникового и частного эфирного вещания. Осознавая, что частное ТВ значительно увеличит в эфире долю развлекательных передач, правительство форсировало создание спутниковых ответвлений АРД и ЦДФ-каналов «Айнс-плюс» и «Драй сат».
«Драй сат» стал ответом на выход в эфир в январе 1984 года франкоязычной спутниковой межгосударственной программы ТВ-5. Вещание на новом канале началось в конце того же года как результат кооперации ЦДФ, австрийского государственного телевидения ОРФ и швейцарского СРГ с «деликатной и благородной целью» — беречь, развивать и распространять немецкоязычную культуру. Главную роль в «Драй сате» играет, безусловно, ЦДФ, предоставившая в его распоряжение весь свой технический комплекс в Майнце. В вещании канала, которое ведется с 13.00 до 01.00, преобладают повторы передач, показанных участниками консорциума, — документальных, научно-популярных, литературно-драматических, устраиваются ретроспективы кинофильмов маститых режиссеров, концерты серьезной музыки, выходят театральные спектакли с рассказами искусствоведов о творчестве драматургов. Зарубежные передачи исключены во избежание конфликтов на почве авторских прав. Почти сто миллионов человек считают немецкий родным языком, и «Драй сат» смотрит около 2 процентов этой аудитории от Люксембурга до Восточной Европы (вполне приемлемая доля, учитывая профиль канала).
В 1986 году был создан спутниковый канал «Айнс-плюс» — культурно-просветительное дополнение к первой программе. Он выходит в эфир с 18.00 до 24.00 из Мюнхена и включает лучшие передачи АРД. Как «Драй сат», так и «Айнс-плюс» существуют за счет общей абонентной платы, обходясь без рекламы.

Соперничество систем ПАЛ и СЕКАМ
Если американское общенациональное телевидение в 1967 году завершило перевод своих программ на цвет, то для других ведущих теледержав это был год начала регулярного вещания в цвете. Японская Эн-эйч-кей открыла такое вещание в сентябре 1967-го. Уже через два года основная часть передач этой компании и ее коммерческих соперников шла в цвете — по американской системе Эн-ти-эс-си. Тесно связанные с США политико-экономическими узами, Канада, страны Латинской Америки, Филиппины, Южная Корея также приняли на вооружение американскую систему, хотя уже тогда были очевидны ее недостатки по сравнению с европейской. В частности, она рассчитана на очень надежные линии связи и в случае малейшего нарушения технических параметров цвет на экранах искажается. Все последующие годы эту систему постоянно дорабатывали и улучшали.
А в Европе разворачивалось
соперничество между Францией и ФРГ. Каждая из стран-фаворитов стремилась протолкнуть на мировой телерынок свою систему цветного ТВ. Французская система СЕКАМ (эта аббревиатура расшифровывается как «последовательный цвет и память») была предложена изобретателем Анри де Франсом и развивала идеи О. Адамяна по последовательной передаче цвета. Регулярное цветное вещание после 10-месячного эксперимента было открыто по второй французской программе 1 октября 1967 года. Французскую систему сразу же избрал Советский Союз, где эксперименты с цветным ТВ по самостоятельным программам велись еще с 1954 года. Это было время политического сближения с Францией. Пробный показ передач по французской системе в Москве поразил экспертов высоким качеством изображения. Но он проводился в студийных условиях, и позднее оказалось, что система неэффективна при передаче сигнала на большие расстояния. Ее пришлось дополнять западногерманской системой. Тем не менее систему СЕКАМ приняли около 40 стран — Восточная Европа (кроме Югославии), Греция, многие арабские и африканские страны.
В Германии экспериментальные цветные передачи шли начиная с 1962 года. Система
ПАЛ (дословно «строка чередования по фазе»), как и Эн-ти-эс-си, основана на одновременной передаче цвета: один из цветовых сигналов меняет полярность между чередующимися строками. Она надежна, проста и относительно дешева. Ее приняли около 80 стран, в том числе большинство европейских, а также Австралия, Китай и Индия. Би-би-си-2 перешла на ПАЛ 2 июля 1967 года, Ай-ти-ви и Би-би-си-1 — 15 ноября 1969-го. В самой же Германии официальное открытие цветного вещания состоялось 25 августа 1967 года, а регулярные передачи начались по АРД и ЦДФ в октябре. Уже к 1970 году цветные передачи занимали на АРД 60, на ЦДФ — 55 процентов.
Соперничество между американской, французской и западногерманской системами цветного ТВ имело не только технический аспект. Речь шла о борьбе за сферы влияния и рынки сбыта. В этих условиях предложения принять единую систему, звучавшие на различных международных конференциях, остались нереализованными. Мир оказался расколотым на три системы вещания, что имело негативные последствия и для международного обмена, и для телезрителей — транскодирование из системы в систему стоит довольно дорого. Лишь спустя два десятилетия, когда началось движение за единую Европу, за «телевидение без границ», удалось сблизить системы ПАЛ и СЕКАМ. Начиная с 1985 года все европейские телевизоры выпускаются на стандарте ПАЛ/СЕКАМ. Так как обе европейские системы основаны на стандарте развертки 625 строк, а американская — 525, то лишь современные, лучшие модели телевизоров способны самонастраиваться на любой из этих стандартов.
Напомним, что первые разработчики использовали три электронные пушки — для красного, зеленого и синего цветов и металлический фильтр — теневую маску, нагревание которой искажало цвет. Японская компания «Сони» предложила объединенную электронную пушку, не подверженную температурным колебаниям и более миниатюрную. Экран «Сони» стал плоским по вертикали, что снижало уровень геометрических искажений в картинке. В 1986 году появилась
система «Тринитрон», которая произвела настоящую революцию на рынке цветного ТВ, и в соревновании по улучшению телеприемника на десятилетие вперед вырвалась «Сони» с самыми популярными, но и самыми дорогими телевизорами. Компания давно стала транснациональной, имеет свои предприятия в Европе и адаптирует приемники к европейским стандартам.
Для европейских стран, вступивших в «цветной клуб» после 1967 года, характерен более высокий темп внедрения цвета по сравнению с США. Первые цветные приемники стоили в Европе вдвое-втрое дороже черно-белых, но благодаря массовому производству цены быстро снижались. Торговля дополнялась системой проката. В Англии 85 процентов первых цветных телевизоров были взяты напрокат, хотя условия были довольно жесткие: первый взнос составлял плату за 42 недели, требовался еще и залог.
Внедрение цвета отражалось на репертуаре телепрограмм: предпочтение стало отдаваться цветным кинофильмам, а также спортивным трансляциям и развлекательным передачам, выгодно смотревшимся в цвете; в культурно-просветительном вещании на первый план выдвинулись те виды искусства, где цвет несет дополнительную информацию. Что касается новостей, то считалось, что цвет может отвлечь от содержания, усиливая эмоциональное воздействие. Информационные выпуски во многих странах годами выходили в смешанном варианте: диктор представлял передачу из цветной студии, а сюжеты шли как на черно-белой, так и на цветной пленке. Однако с начала 70-х годов новости в Европе стали выходить в цвете уже полностью.

Частное телевидение
Одной из особенностей развития немецкого вещания является, пожалуй, то, что сложившаяся здесь после войны структура «общественно-правового» радио и телевидения взламывалась через так называемые новые средства массовой коммуникации — кабельные и спутниковые, за которыми стояли крупные газетно-журнальные концерны и прокатчики. Их стараниями, и прежде всего наследников медиамагната А. Шпрингера и прокатно-производственной компании Л. Кирха, 1 января 1985 года начала вещание первая частная кабельно-спутниковая программа «Сат-1». Ее торжественное, под звуки симфонии Дворжака «Новый мир», открытие означало конец монополии АРД и ЦДФ. Чуть раньше с территории Люксембурга западные земли ФРГ начал «обстреливать» немецкоязычный общеразвлекательный спутниковый канал РТЛ, одним из совладельцев которого является концерн Бертельсмана, а в 1986 году в эфир вышла первая «обычная» частная программа в Баварии.
Частное вещание в ФРГ появилось позже, чем в других западноевропейских странах из-за позиции стоявших у власти социал-демократов, которые опасались усиления связанной с крупным капиталом демохристианской оппозиции. Гельмут Шмидт, которого называли «омерзительно интеллектуальным канцлером» и сторонником
«книжных развлечений», не раз повторял, что частное вещание создаст опасность «гораздо более серьезную, чем ядерная энергия». Он призывал зрителей раз в неделю выключать телевизор и посвящать досуг семейному общению, театру, музыке, экскурсиям. Но не прошло и года после дебюта канала «Сат-1», как уже отставной канцлер начал вести здесь «Беседы о времени» — рядом с рекламой, старыми американскими кинофильмами, а также «шпрингеровскими» новостями, которые диктор читал с черным котом на коленях.
Такое изменение позиций было вообще характерно для социалистов и социал-демократов Западной Европы. Превратив вопрос о частном ТВ в объект политического лавирования и торгов, они от полного непризнания пришли сначала к ограниченному его допуску, а затем и к активной поддержке. Так, в Италии частные телецентры появились на десятилетие раньше, чем в ФРГ, безо всякого на то юридического основания, и социалисты не раз спасали от закрытия полузаконные телесети С. Берлускони. В Испании в середине 80-х социалисты представили парламенту проект создания трех общенациональных частных сетей, и этот проект вскоре был реализован. Во Франции в феврале 1986 года усилиями президента Ф. Миттерана были открыты частные Пятая и Шестая программы и т. д.
Общественность ФРГ в целом не возражала против частного вещания: программы АРД и ЦДФ были слишком серьезны, дидактичны, в эфире не хватало легких развлекательных передач. Именно поэтому
первые частные каналы не пошли по пути узкой специализации, а постарались восполнить дефицит в развлечениях и обойти общественное ТВ, часто снижая уровень программ, отказываясь от моральных ограничений и попросту потакая низменным вкусам обывателей. Доля покупной (прежде всего американской) продукции в их репертуаре достигла двух третей: они считают более экономичным и менее рискованным показывать то, что уже опробовано на международном телерынке. Ограничения на рекламу в общественном вещании позволили частным станциям привлекать все больше и больше рекламных заказов. В 1990 году РТЛ-1 впервые обогнала ЦДФ по размерам рекламных доходов и вскоре открыла второй канал РТЛ-2. Теперь РТЛ распространяется не только на кабельные системы и индивидуальные спутниковые антенны, но и через эфир, обгоняя по популярности ЦДФ и АРД. Для вещания на территорию Германии каналу пришлось перенести свою штаб-квартиру из Люксембурга в Кельн и зарегистрироваться в качестве немецкой компании. Из спутникового в эфирно-кабельно-спутниковый канал превратился и общеразвлекательный «Сат-1».
В 1987 году в Мюнхене заработал еще один эфирно-спутниковый канал «Про-7», принадлежащий Г. Акермансу и Л. Кирху. Он уступает лидерам частного ТВ «Сат-1» и РТЛ по размерам аудитории, поскольку строит свой репертуар преимущественно из американских старых серий и кинофильмов. С 1990 года «Про-7» ведет передачи круглосуточно и выпускает в течение вещательного дня 15 информационных блоков. В 1993-м группа немецких и американских компаний начала передачи по частному каналу Н-ТВ. Это информационный канал типа Си-эн-эн для немецкоязычных жителей Европы. Его передачи ведутся из Берлина круглосуточно.
С весны 1991-го в ФРГ действует также платный канал «Премьера», принадлежащий концерну Бертельсмана, французскому «Каналу-плюс» и группе Л. Кирха. Конкуренты объединились, с тем чтобы максимально выгодно использовать свои сильные стороны: Бертельсману принадлежат права на показ важных футбольных матчей. Кирх имеет богатую фильмотеку, «Канал-плюс» знает «кухню» платного вещания. Платная часть канала «Премьера» включает относительно свежие фильмы, спортивные трансляции и концерты звезд эстрады. Для привлечения зрителей часть программы идет в незакодированном виде и оплачивается за счет рекламы и спонсорства.
Проведенные в ФРГ исследования показывают, что на новых каналах зрители ищут прежде всего не высокохудожественные, а развлекательные передачи, которые хотя и имеются на общественном ТВ, но в гораздо меньшем количестве. Возможно, это вызвано тем, что люди подсознательно избегают информационных перегрузок, всего того, что плохо понимают. Получается, что раздробленная по множеству каналов аудитория воссоздает себя — массовую аудиторию, выбирая одно и то же содержание.
Сравнительная нехватка новых произведений ведет к их «вторичному распределению» — по бесконечному числу циклов. Некоторые исследователи говорят даже, что новые средства массовой коммуникации созданы для того, чтобы перерабатывать кино- и телехранилища. В этих условиях возрастает значение телевизионного проката. Он становится важным фактором всей системы вещания.
Показательна в этом отношении история немецкого коммуникационного магната Лео Кирха, ежегодный оборот которого достигает 2 млрд. долларов. Она началась в 1956 году, когда Кирх, в то время помощник профессора Мюнхенского университета, взял в банке ссуду, эквивалентную 54 тыс. долл., для приобретения прав на прокат в немецкоязычных странах шедевра Ф. Феллини «Дорога». Иностранный фильм был слишком дорогим, ни один немецкий прокатчик не хотел иметь с ним дела. Однако на долю «Дороги» выпал огромный зрительский успех, что позволило Кирху несколько лет спустя купить права на пакет из ста американских фильмов и основать ряд компаний, в том числе «Таурус-фильм» — крупнейшее прокатное объединение. Сегодня в фильмотеке Кирха 15 тыс. художественных фильмов и телепрограмм общим объемом 50 тыс. часов. Его группа поставляет материалы для АРД и ЦДФ, не говоря уже о спутниковых каналах. Она выпускает (самостоятельно и совместно с другими компаниями) до 400 часов телепрограмм ежегодно. Кирх контролирует шесть спутниковых каналов в ФРГ и за рубежом, но главным направлением его деятельности остается покупка прав и лицензирование фильмов для показа по ТВ. Раньше права продавались на15 лет, сейчас не больше чем на семь, чаще всего на четыре-пять лет с правом двух- или трехразового показа. Фильмы покупаются на фестивалях и телерынках. Представители Таурус-фильма» в Лос-Анджелесе, Нью-Йорке, Париже и Риме следят за кино- и телепроизводством круглый год.

Общественно-правовое ТВ в условиях конкуренции
С появлением частного вещания перед общественными программами и разработчиками информационной политики в правительственных сферах ФРГ встали вопросы, характерные для всей Западной Европы. Стоит ли общественному ТВ полагаться на те же самые жанры, с помощью которых его коммерческим конкурентам удалось завоевать огромную аудиторию? Следует ли вообще стремиться к максимально возможной аудитории? Каковы критерии успеха общественного вещания?
Конкуренция помогла оживить общественное ТВ, поднять культуру выпуска передач, улучшить их оформление, ускорить ритм, отказаться от старомодной высокомерной дикторской подачи новостей и т. д. Была усовершенствована система электронного измерения аудитории. Телевизоры пяти тысяч семей соединены по кабелю с центральной
ЭВМ, которая подсчитывает рейтинг каждой передачи. АРД и ЦДФ стали внимательно учитывать настроения аудитории. Если в 60-70-е годы общественное ТВ ФРГ отводило новостям, общественно-политическим и документальным передачам до трети эфирного времени, то теперь, чтобы окончательно не растерять аудиторию, программы пришлось значительно облегчить. В раннее вечернее время по общественному ТВ пошли викторины и мелодрамы, а после 22.00 место интеллектуальных и трудных для восприятия передач заняли приключенческие и остросюжетные. АРД и ЦДФ объединили утренние передачи в совместное информационно-развлекательное шоу и сократили свои главные информационные выпуски с 45 до 30 минут — приходится учитывать, что самые нетерпеливые зрители получают информацию со спутниковых каналов Н-ТВ, «Евроновости», Си-эн-эн и др.; стали заказывать больше передач независимым постановщикам, у которых много новых оригинальных идей. Иными словами, АРД и ЦДФ «самокоммерциализировались». Рекламе по-прежнему отводится по 20 минут в сутки (ЦДФ покрывает за счет рекламы 40 процентов своих расходов). Из казны общественно-правовое телевидение не взяло ни одной марки. Однако из-за того, что его аудитория сократилась (сейчас общественное и коммерческое ТВ ФРГ делят аудиторию примерно поровну), могут значительно упасть поступления от рекламы и придется поднимать абонентную плату. Фрагментация аудитории имеет и другую негативную сторону: различные слои общества теперь информируются по-разному, и это исчезновение «социального клея», считают некоторые специалисты, может обернуться непредсказуемыми последствиями.
В то время как общественное телевидение ФРГ искало способы размежевания с частными конкурентами, объединение Германии поставило вопрос о включении в систему ФРГ вещания ГДР, которое развивалось как государственная монополия под контролем Социалистической единой партии Германии. Главным партийным рупором были выпуски новостей
«Актуальная камера», выполнявшие такие же функции, как программа «Время» в СССР. Не удивительно, что до 80 процентов населения ГДР смотрели передачи из ФРГ.
Восточногерманское вещание не укладывалось в конституцию ФРГ, действие которой было распространено на бывшую ГДР: его нельзя было считать ни земельным, ни центральным. Было решено сохранить его организацию до 31 декабря 1991 года, с тем чтобы врастание в новую реальность было менее болезненным, и постепенно децентрализовать его по пяти новым землям. На радио и телевидении ГДР работало 14 тыс. человек. В несколько раундов были проведены сокращения персонала, журналисты прошли переподготовку, чтобы начать работать в западных традициях. ТВ восточных земель ежегодно получало от правительства 600 млн. марок, теперь этот источник финансирования иссяк, и абонентную плату за пользование радиоприемниками и телевизорами постепенно повысили, чтобы она сравнялась с существующей на западе страны.
В восточных землях были сформированы органы, ведающие средствами массовой информации, и началось лицензирование радио- и телестанций. Общественно-правовые станции вошли в АРД. ЦДФ открыла в новых землях свои корпункты. Частные компании «Сат-1», «РТЛ-плюс» и другие изменили условия своих лицензий и получили право вслед за АРД и ЦДФ законно распространять передачи на бывшую ГДР.
«Государственный договор о радио и телевидении в объединенной Германии» от 31 августа 1991 года оформил все эти изменения. В качестве приложения в него вошли федеральные договоры по АРД и ЦДФ. Кроме того, в государственный договор были внесены основные статьи Европейского соглашения о телевидении без границ 1989 года, в частности правила, регулирующие рекламу, и положение о предпочтениях при показе европейской продукции.
1 апреля 1992 года официальное иновещание ФРГ
«Немецкая волна» дополнило свои радиопередачи из Кельна ежедневной спутниковой телепрограммой того же названия, которая преследует ту же цель, что и радиовещание на зарубежные страны: «распространять информацию о Германии во всем мире». Этот телеканал стоит в том же ряду, что и «Уорлднет» США, Всемирная телеслужба Би-би-си и «Канал Франс интернасьональ». Пока что речь идет о двухчасовом блоке с последующими двумя повторами, выходящими в эфир непосредственно друг за другом, т. е. о часах суточного вещания. Первые полчаса в каждом блоке отводятся последним известиям, слегка обновляемым при повторах. Их сменяет тематический журнал: в разные дни недели это «Мнения», «16 земель», «Сделано в Германии», «Трио» (о культуре), «Паллада» (о науке и технике) и т. д. За ним следуют очерковая передача и получасовые новости на английском языке. Осенью 1992-го вышел получасовой обзор новостей на испанском языке. Для этого, помимо спутника «Евелсат», сигналы которого принимаются по всей Европе, от Канарских островов до Москвы, стали использовать спутник «Интелсат», вещающий на Азию и Америку. С 1995 года «Немецкая волна» ведет передачи круглосуточно.
Все программы «Немецкой волны» разрешается без какого-либо предварительного согласования с Кельном принимать непосредственно со спутника и ретранслировать на местном или региональном уровне с переводом на тот или иной язык.
В структуре станции существует редакция телепрограмм для Восточной Европы, выпускающая еженедельный журнал
«Европейский калейдоскоп» (в русском варианте «Европа сегодня») с двумя сюжетами специально для немцев, проживающих в этом регионе. Передачу переводили на русский язык и языки стран Балтии и через посольства распространяли на видеокассетах для показа по местному телевидению. Передача регулярно демонстрировалась в Волгограде и нерегулярно – в десятках российских городов.


Часть 2
ФРАНЦИЯ
Рождение телевидения
Первые эксперименты с «радиовидением» во Франции вела лаборатория Рене Бартелеми, где был смонтирован первый французский малострочный телеприемник и в 1929 году проведен первый публичный телесеанс. Из лаборатории Бартелеми в школу электричества прошла первая телепередача на расстоянии. Изображение было очень грубым (развертка – всего 10 строк), тем не менее оно принималось и можно было говорить о рождении французского ТВ. Это произошло 14 апреля 1931 года.
Подстегиваемые интенсивными разработками в Англии и Германии, французские власти взяли под свое покровительство дальнейшие эксперименты. Бартелеми получил помещение на улице Гренель, ставшее первой студией парижского телевидения. Вскоре учеными были разработаны телеприемные устройства на катодных трубках, что позволило увеличить развертку до 180 строк. В 1934 году была проведена первая съемка на улице.
От улицы Гренель к Эйфелевой башне, где находился передатчик с антеннами, проложили коаксиальный кабель. С апреля 1935 года передачи стали более или менее регулярными – этот год официально считается во Франции датой рождения ТВ. Репертуар парижской студии строился из номеров кабаре, цирка и т. п. На передачи в студию приходили ведущие актеры и танцовщики «Пари опера». Из-за прожекторов температура в студии к концу рабочего дня достигала 35 градусов, но никто не жаловался и актеры не требовали гонораров.
В 1936 году французские экспериментаторы начали использовать иконоскоп Зворыкина, им удалось поднять стандарт развертки изображения до 455 строк. На международной выставке в Париже 1937 года можно было увидеть телеустановку такого стандарта, там же демонстрировались домашние телевизоры вполне приемлемых размеров. Посетителей выставки интервьюировал Жак Доно, первый репортер французского ТВ, и первые зрители увидели прямой репортаж с улицы.
В 1938 году правительство объявило о намерении покрыть всю страну телесетью. На Эйфелевой башне смонтировали новое передающее устройство (стандарт 455 строк). Передачи стали ежедневными, хотя их общий объем и не превышал 15 часов в неделю. В стране насчитывалось всего лишь 500 телевизоров, которые изготовлялись полукустарным способом. Поэтому специальная комиссия по телевидению призвала частный сектор приступить к массовому их выпуску.
Во Франции, так же как в Англии и Германии, расходы на экспериментальное ТВ покрывались из абонентной платы за пользование радиоприемниками. Одно время французское правительство было склонно разрешить функционирование коммерческих телецентров, но этим планам суждено было сбыться только через полвека. В 30-е же годы в вопросах вещания политические соображения преобладали над экономическими: европейские правительства не спешили делить контроль над эфиром с промышленно-финансовыми кругами.
Когда началась война, Бартелеми вел свои эксперименты в «Компании счетных приборов» (там он разработал, между прочим, видеоаппаратуру на 1000 строк). Немецкие оккупационные власти потребовали, чтобы телевидение наладило передачи для раненых солдат вермахта, лечившихся в парижских госпиталях. В апреле 1943 года такие передачи начались и шли по 14 часов. Телеоператоры, режиссеры, дикторы приобретали, таким образом, опыт, студия действовала. И после освобождения не понадобилось много времени, чтобы наладить дело. Главная же трудность первоначально состояла в том, что передатчики на Эйфелевой башне были аннексированы американцами для выпуска военных радиопередач.
Тем не менее в марте 1946 года французское ТВ возобновило вещание спектаклем «Танец в перьях». Опять пошли трансляции из кабаре и цирка, появились красочные драматические и оперные спектакли («Тулуз Лотрек», «Тоска») в постановке известных режиссеров театра и кино.
В 1948 году была создана дирекция телепрограмм. Она входила в состав правительственной организации «Радиодифюзьон франсез», созданной еще в 1939-м при министерстве почт для лицензирования радиостанций. После войны ее передали в ведение министерства информации, а когда появилось массовое телевещание, она стала называться «Радиодифюзьон-телевизьон франсез» (РТФ).
Изображение передавалось уже по стандарту 819 строк. Однако в стране насчитывалось не более 8 тыс. телевизоров. Их производство еще не стало массовым, цены оставались высокими. Чтобы поднять популярность телевидения, было решено передавать прямые репортажи со спортивных и политических мероприятий. Появилась и такая передача, как телегазета. Инициатором ее создания был Пьер Сабах. В 1949 году его группа передала первый прямой репортаж для телегазеты – соревнование воздухоплавателей на воздушных шарах. Сам Сабах вместе с оператором находился на одном из шаров, они вели съемку до тех пор, пока неожиданно не произошел взрыв и не начался пожар. Успех телегазеты был столь велик, что уже к концу года она стала выходить дважды в день. С 1949 по 1953 год объем вещания увеличился с 14 до 34 часов в неделю. В 1950-м в Лилле, на северо-западе Франции, был открыт первый региональный телецентр. В 1952-м состоялась франко-британская теленеделя: по радиорелейной линии Париж – Лилль – Лондон в обеих столицах транслировалось по 13 часов прямых репортажей. Первые зерна Евровидения были брошены в июне 1953 года, когда на Францию транслировалась коронация Елизаветы II. За неделю, пока шли торжества, во Франции было продано 5 тыс. телевизоров.

Каталог: files
files -> Мазмұны мамандық бойынша түсу емтиханының мақсаттары мен міндеттері
files -> І бөлім. Кәсіпкерліктің мәні, мазмұны
files -> Програмаллау технологиясының көмегімен Internet дүкен құру
files -> Қазақстан Республикасының Жоғарғы Соты «Сот кабинеті»
files -> Интернет арқылы сот ісі бойынша ақпаратты қалай алуға болады?
files -> 6М070600 –«Геология және пайдалы қазба кенорындарын барлау» 1 «Пайдалы қазба кенорындарын іздеу және барлау»
files -> Оқулық. қамсыздандыру: Жұмыс дәптері
files -> «2-разрядты спортшы, 3-разрядты спортшы, 1-жасөспірімдік-разрядты спортшы, 2-жасөспірімдік-разрядты спортшы, 3-жасөспірімдік-разрядты спортшы спорттық разрядтарын және біліктiлiгi жоғары деңгейдегi екiншi санатты жаттықтырушы
files -> Регламенті Негізгі ұғымдар Осы «Спорт құрылыстарына санаттар беру»
files -> Спорттық разрядтар мен санаттар беру: спорт шеберлігіне үміткер, бірінші спорттық разряд, біліктілігі жоғары және орта деңгейдегі бірінші санатты жаттықтырушы, біліктілігі жоғары деңгейдегі бірінші санатты нұсқаушы-спортшы


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   21




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет