Lubishvk doc Конспект книги



бет9/18
Дата18.06.2016
өлшемі1.86 Mb.
түріКонспект
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   18
И не могло бы ничто под покровом небес созидаться; Не выло б самых небес, да и солнца лучи не светили б, Так как материя вся, оседая все ниже и ниже От бесконечных времен, лежала бы сбившейся в кучу. В самом же деле, телам начал основных совершенно Нету покоя нигде, ибо низа-то нет никакого. Где бы, стеченъе свое прекратив, они оседали. Все в постоянном движении всегда созидаются вещи, Всюду, со всяких сторон, и нижние с верхними вместе Из бесконечных глубин несутся тела основные.

Здесь отсутствие "низа" понимается в смысле отсутствия нижней границы Вселенной, а не в смысле отрицания абсолютного значения направлений - "вверх" и "вниз" (иначе пришлось бы допустить существование антиподов, что делают только "надменные глупцы"). Но в книге пятой читаем:

/t a

Стали с начала земли тела все отдельные купно,-Так как они тяжелы и сцеплены крепко, - сходиться, Все в середине и в самом низу места занимая. Чем они больше и больше, сцепляясь друг с другом, сходились, Тем и сильнее выжимали тела, что моря образуют, Звезды, солнце, луну и стены великого мира..." И затем:

Далее, чтобы земля в середине покоилась мира, Мало-помалу легчать, уменьшаться в собственном весе, Следует ей и иметь естество под собою другое, Испокон века в одно сплоченное целое тесно С мира частями воздушными, где она в жизнь воплотилась. Вот почему и не в тягость земля, и не давит на воздух: Так же, как члены его человеку любому не в тягость, Как голова не обуза для шеи, и как не заметно. Что опирается всей своей тяжестью тело на ноги. По мнению Петровского, это нисколько не противоречит приведенному выше, где говорится о Вселенной в целом, которая безгранична и, следовательно, не имеет ни центра, ни дна; здесь же Лукреций говорит о нашем мире, который ограничен сводом эфира, заключающим этот мир "в объятиях жадных". Но если бы Лукреций всерьез принимал ограниченность нашего мира, то отпало бы его отрицание антиподов, так как оно целиком построено на отсутствии ограниченности нашего мира. Можно только сказать, что бесконечная

\208\


Вселенная, по Лукрецию, поляризована, т.е. имеются направления -верх и низ, во и в ту, и в другую сторону Вселенвая простирается бесконечно. Но так как верх и аиз принципиально различны, то из строения нашей стороны Земли нельзя делать заключения о строении противоположной части, что делают лица, принимающие существование антиподов.

В связи с принятием бесконечности Вселенной у Лукреция стоит и признание множественности обитаемых миров:

Бели вещей семена неизменно способна природа Вместе повсюду сбивать, собирая их тем же порядком, Как они сплочены здесь, - остается признать неизбежно, Что во вселенной еще и другие имеются земли, Да и людей племена и также различные звери».

Никаких намеков на критику геоцентрической системы у Лукреция нет, хотя, казалось бы, что он уже подошел к пониманию относительности движений.



Кажется нам, что корабль, на котором плывем мы, недвижен. Тот же, который стоит причаленный, - мимо проходит; Кажется, будто к корме убегают холмы и долины. Мимо которых идет наш корабль, паруса распустивши. Звезды кажутся нам укрепленными в сводах эфирных, Но тем не менее все они движутся без перерыва. Так как восходят и вновь к отдаленному мчатся закату, Путь совершив в небесах и пройдя их сверкающим телом, Кажется нам, что и солнце с луной остаются на месте. Стоя спокойно, хотя и несутся они в самом деле. Осознание относительности движений совмещается у Лукреция с твердой убежденностью а неподвижности Земли.

4.43. Есть у Лукреция и космогонические представления. Они все • построены на представлении о первичном хаосе:



Если ж начала вещей во множестве многоразлично

От бесконечных времен постоянным толчкам подвергаясь,

Тяжестью также своей гнетомые, носятся вечно,

Всячески между собой сочетаясь и все испытуя,

Что только могут они породить из своих столкновений, -

То и случается тут, что они в этом странствии вечном,

Всякие виды пройдя сочетаний и разных движений, f f

Сходятся так, наконец, что взаимная их совокупность

. Часто великих вещей собой образует зачатки:

Г VМоря, земли и небес, и племени тварей живущих.

\209\


Ни светоносного круга высоколетящего солнца Не различалось тогда, ни созвездий великою мира И ни морей, ни небес, ни земли, ни воздуха так же. Как ничего из вещей, схожих с нашими, не было видно. Выл только хаос один и какая-то дикая буря Всякого рода начал—

О начале неба и земли Лукреций говорит и в других местах. Любопытны суждения Лукреция о величии Солнца:

Значит, холь свет и тепло, изливаясь обильно из солнца, Наших касаются чувств и пространства земли озаряют, Солнце нам видно с земли в его настоящих размерах, И полагать, что оно или больше, иль меньше, не должно. Да и луна, — все равно, несется ль она, озаряя Светом присвоенным все, или собственный свет излучает,-Что бы там ни выло, - все ж и она по размерам не больше. Чем представляется нам и является нашему взору". Что значит "настоящие размеры", непонятно, ио совершенно ясно, что Лукреций даже понятия не имел о тех подлинно научных работах по измерению величин Солнца и Луны, которые велись преимущественно Александрийской школой. Вместе е тем» в этой цитате у него впервые проскальзывает то равнодушие к решению подлинно научных вопросов, которые так характерны в для его единомышленника, Эпикура: он не пытается разобраться в споре - заимствует ли свой свет Луна от Солнца (Фалее, Пифагор, Эмпедокл, Анаксагор) или светит собственным светом (Анаксимандр, Ксенофан), хотя ко времени Лукреция этот спор был уже практически решен в научных кругах.

Полное равнодушие (идя как теперь любят говорить - "всеядность") к решению конкретных астрономических вопросов Лукреций проявляет, например, в вопросе о фазах Луны, затмениях:



Но допустимо и то, что собственный свет излучая, Катится в небе луна и дает изменения блеска, Ибо возможно, что с ней вращается тело другое, Что заступает ей путь, постоянно от нас заслоняя; Нам же не видно оно, ибо мчится лишенное света. Может вращаться луна и как шар или, если угодно, Млч, в половине одной облитый сияющим блеском. При обращенъи своем являя различные фазы. Вплоть до того, как она откроется нашему взору Той стороной, где вся сверкает пламенем ярким,

\210\


Мало-помалу затем обращается вспять и скрывая Всю светоносную часть своего шаровидного тела. Так вавилонские нам указуют халдеи, сужденьем Этим стремясь низвергнуть ученье других звездочетов. Будто нельзя допустить, что возможно и то, и другое,

И что учение то нисколько не хуже, чем это.

1-Иль почему, наконец, невозможно луне нарождаться



Новой всегда и менять свои фазы в известном порядке, И ежедневно опять исчезать народившейся каждой, Чтобы на месте нее и взамен появлялась другая, -Выло бы трудно найти основанье и довод бесспорный: Может ведь многое вновь нарождаться в известном порядке Вот и Весна, и Венера идет, и Венеры крылатый Вестник грядет впереди».

* Вновь цепенеет Зима, и стучат ее зубы от стужи.



Что же мудреного в том, что в положенный срок зарождаться Может луна, и опять в положенный срок исчезает, Если в положенный срок появляются многие вещи? И омраченья луны, и солнца затмения также Могут, как надо считать, совершаться по многим причинам. Ибо коль может луна от земли загораживать солнцу Свет и на небе главу возвышать между ним и землею, Темный свой выставив диск навстречу лучам его жарким, Разве нельзя допустить, что на то же способно иное Тело, что может скользить, навеки лишенное света? Иль почему же нельзя, чтоб теряло огни, угасая, Солнце в положенный срок и сызнова свет возрождало, В тех областях проходя, где пламени воздух враждебен, Где потухают огни и где они временно гибнут. 4.44. Полное равнодушие к искажению истинной теории небесных

явлений Лукреций проявляет даже там, где ему известно определенное

мнение Демокрита (именно книга пятая):

Также нельзя привести простой и единой причины Для объяснения того, как солнце из летних пределов До поворота зимой в Козероге идет и обратно Вновь к остановке своей подходит на тропике Рака, Или того, почему луна в один месяц проходит

\211\


Тем же путем круговым, что солнце в год пробегает.

Этим явлениям дать простого нельзя объясненья.

Можно, во-первых, считать, что все это так происходит,

Как полагает о том Демокрита священное мненье.

То есть, чем ближе к земле проходят светила, тем меньше

Могут они увлекаться вращеньем небесного вихря,

Ибо стремленье его и напор, постепенно слабея

Книзу, становятся меньше; поэтому мало-помалу

Солнце всегда отстает от движения звездного круга,

Ниже гораздо идя пылающих в небе созвездий,

А еще больше луна-.

Но допустимо и то, что от полюсов мира противных Воздух потоком двойным в положенный срок вытекает. Может он солнце теснить, прогоняя от летних созвездий До самого поворота зимой и до стужи холодной, И от холодных теней ледяных отгонять его снова В жаркие лета края, обратно к созвездиям знойным. Можно считать, что подобным путем и луна, и планеты. Долгие годы свои обращаясь по долгим орбитам, Воздуха током двойным продвигаются в неба пространствах. Разве не видишь, что так, противным гонимые ветром Тучи вверху и внизу идут в направленьи противном? Так почему ж по кругам необъятным эфира не могут Эти светила нестись, противным гонимые вихрем? Во всех этих высказываниях - ни намека на ту астрономию, которая развивалась в Афинах и Александрии и уже привела к выдающимся трудам Аристарха и Гиппарха, Если бы судить но научному уровню высказываний, то можно было бы утверждать, что Лукреций жил примерно в эпоху Гераклита. Но, видимо, хронология установлена достаточно точно, и мы должны признать Лукреция даже не дилетантом, а обскурантом в астрономии, как науке, так как он, видимо, не то, что не знает, а не может и не хочет знать достижений астрономии своего времени. В истории астрономии ему место только как свидетелю защиты от обвинений "линии Платона" в "заимствовании" от Демокрита и других материалистов. Вероятно, Лукреций азял далеко не все от Демокрита и сильно упростил его учение, но он не мог так исказить его, чтобы не осталось ничего от тех идей, которые приписываются Демокриту С.Я-Лурье. Совершенно ясно, что космология Демокрита была на самом примитивном уровне.

\212\


Конечно, Лукреций, как в его предшественники, Демокрит и Эпикур, более всего знамениты своей атомной теорией, и об этом речь будет в своем месте, и я там постараюсь показать, что и в этой области их научный уровень лишь немного выше. Но почему же его так высоко ценят многие ученые? "Следуя за Фейербахом, Чернышевский ясно понимал, что он является "твердым приверженцем того строго научного направления, первыми представителями которого были Левкипп, Демокрит и т.д. до Лукреция Кара" (Чернышевский в Сибири), т.е. он считал себя приверженцем материалистического направления в философии" (комментарии Григорьяна, см. Чернышевский, 1938). Так все-таки почему?

Ответ на этот вопрос дает Петровский (1958). Даваемые Лукрецием два или несколько объяснений для одного и того же феномена проявляют лишь "характерное равнодушие к точному ответу на конкретные научные вопросы, лишь бы только избежать признания чего-нибудь нематериалистического". Тут Лукреций следует по стопам своего учителя Эпикура: нет надобности определить единственную и безусловную причину того или другого явления, важно лишь установить естественность данной причины. Мне думается, что здесь имеет место важное различие между Левкиппом и Демокритом, с одной стороны, Эпикуром и Лукрецием, с другой. Первые философы стремились найти истинное понимание явлений и пришли к выводу, что таковым будет материалистическое понимание.

Лукреций же (возможно, уже я Эпикур) исходил из материалистических догматов и, не особенно интересуясь конкретной наукой, старался придумать кое-какие "объяснения" для явлений, совершенно не заботясь о том, пригодны ли эти объяснения для точного описания явлений природы - наиболее важной задачи науки. Тут явно проявляется та эволюция представления об антагонизме науки и религии, о котором постоянно твердят материалисты (включая многих позитивистов). Обычное понимание: независимо развивающаяся наука приходит к положениям, противоречащим религиозным догматам, и религия в самом широком смысле слова стремится задержать развитие науки. Несомненно, можно привести ряд исторических фактов в пользу такого положения. Но материалисты делают из этого общий вывод: религия принципиально против науки, поэтому отрицание религии уже является научным достижением. Отказ от религии, принципиальный атеизм не только необходим для того, чтобы назвать определенное учение научным, но и вполне достаточен для этого.

\213\


4.45. Такое резко отрицательное отношение отнюдь не характерно для всех противников объективного идеализма. Например, лидер позитивизма Огюст Конт признавал, как известно, три последовательных состояния мысли или периода развития человека: теологическую, метафизическую (философскую) и положительную. Отдав должное роли теологии и метафизики в прошлом, мы теперь пришли к такому состоянию, где "наука сама себе философия". Эту формулу о трех состояниях Чернышевский, например, считает совершенно вздорной: "правда тут лишь в том, что, прежде чем удастся построить гипотезу, сообразную с истиной, очень часто люди придумывают гипотезы неудачные. Ошибки очень часто предшествуют истине - только и всего. А теологического периода науки никогда не бывало; метафизика в том смысле, как ее понимает Огюст Конт, тоже вещь, никогда не существовавшая" (Чернышевский, 1938).

Но если это так, если атеизм=материадиэму™научностн, то всякое атеистическое произведение тем самым делается научным при полном отсутствии каких-либо подлинно научных заслуг, и никакие научные, в истинном смысле слова, заслуги не спасут от обвинения в "реакционности", "мракобесии", "обскурантизме" и проч., если данный выдающийся ученый оставляет хоть малейшую лазейку "поповщине". Считается, что вредное для развития науки утверждение: "философия -служанка теологии", было четко сформулировано в Средние века.

Не берусь судить, когда впервые было высказано это положение, но вполне симметричное ему утверждение: "наука - служанка атеизма", хотя и не было сформулировано, но вполне ясно сквозит во всей поэме Лукреция. Это прямо ставится в заслугу Лукрецию Петровским: "У природы нет цели: она выполняет свою задачу, не заботясь о тех, кого она стирает с лица земли. Лукреций отрицает чудо во имя законов природы, провидение - во имя несовместимости блаженства богов с заботами о человечестве, акт творения мира — во имя атомистической теории, согласно которой атомы извечно несутся по бесконечному пустому пространству, сталкиваясь между собою и вступая во всевозможные комбинации, одна из которых дала существование тому миру, в котором мы живем. Что касается верующих или деистов, вообще всех тех, кто видит во Вселенной частицу божества, то они, по мнению Лукреция, "мечтатели или сумасшедшие".

Понятно поэтому, почему Лукреций так нетерпим в тех случаях, когда затрагивают его общефилософские материалистические представления, хотя бы они были весьма далеки от науки, и так равнодушен к разногласиям в научной области, многие из которых уже

\214\

в его время совершенно устарели. Понятно, почему не упоминает ни Пифагора, ни Платона, ни других идеалистов: чего же упоминать сумашедших? Как это похоже на современность, н не только по отношению к той стране, где считалось возможным называть "реакционерами" и "мракобесами" Пастера и Менделя, но и по отношению ко многим современным дарвинистам. Дарвинизм -единственное материалистическое, антирелигиозное учение; кто отвергает дарвинизм, тот тем самым - противник науки, с ним можно не считаться. Л.С.Берг мне когда-то говорил, что английский перевод его книги "Номогенез" упоминался в одном обзоре в качестве книги, относящейся к естественной теологии, и подавляющее большинство современных эволюционистов не считает нужным считаться с этой книгой.



Но, связав себя с догматическим атеизмом, материализм сделал невозможным свое участие в разработке космологических проблем. Известно, что учение о первичном хаосе восходит к Гесиоду, и из этого первичного хаоса волей богов возник Космос. Идеалисты во главе с Пифагором и Платоном восприняли дерзкую мысль: человеческим разумом постичь математические законы мироздания, идеи бога. По мнению материалистов, из хаоса сама собой, путем бесчисленных столкновений атомов возникла Вселенная: откуда же могут взяться простые математические законы, управляющие Вселенной? Законы природы материалистами понимаются часто не в смысле математически формулированных положений, а в смысле общих постулатов: "из ничего даже волей богов ничего не творится" или "закона естественного отбора и борьбы за существование": "все люди братья, но должны относиться друг к другу как Каин к Авелю".

Лукреций был очень популярен в Римскую эпоху, но было бы несправедливым считать, что все римляне думали как Лукреций. Например, Сенека писал (Уэвелл): "Движения планет, сложные и, по-видимому, перепутанные, были подведены под правило; и после нас явятся люди, которые откроют нам путь комет". Очевидно, он был знаком с подлинно научной астрономией того времени. Но Сенека был стоик, стоицизм же резко противостоял эпикуризму.

4.46. Мы разобрали взгляды материалистической линии античности, и, мне думается, можно прийти к твердому выводу, что линня Демокрита в отношении разработки космологии безнадежно отстала от линии Пифагора-Платона. Но к материалистам у нас принято относить и Гераклита Эфесского, главным образом потому, что его высоко ценил Энгельс и что Ленин считал, что учение Гераклита есть "очень хорошее

\215\


изложение начал диалектического материализма" (История философии Д 941). Рассмотрим сначала астрономические взгляды Гераклита, памятуя, конечно, что он начал жить еще при жизни Пифагора и умер лет за 60 до рождения Платона. Поэтому мы не вправе предъявлять ему высоких требований. Фрагментов Гераклита, относящихся к астрономии, очень немного, и потому можно привести все, данные в книге "Материалисты Древней Греции" (1955).

Аэций. "(О величине солнца). "Шириной в ступню человеческую". Аристотель. "Солнце не только (как говорит Гераклит) новое каждый день, но вечно и непрерывно новое".

Плутарх. "Солнце не перейдет своей меры, иначе его бы настигли Эринии, помощницы Правды".

Плутарх. "Если бы солнце не существовало, несмотря на другие светила, была бы ночь".

Плутарх (Периоды). "Солнце, их управитель и наблюдатель, устанавливает, руководит, назначает и обнаруживает переходы и времена года, которые все приносят".

Феофраст. "Прекраснейший космос (был бы) как бы куча мусора, насыпанная как попало".

Странный взгляд - "солнце каждый день новое" - совместим с общей позицией Гераклита "все течет", но вряд ли может быть назван научным. Рассел (1967) полагает, что Гераклит не принимал шарообразности Земли. В "Истории философии" делается попытка объяснить крайне наивные астрономические взгляды Гераклита общим уровнем науки того времени, но уже Анаксимаидр, значительно более старший, чем Гераклит, учил, что Земля свободно парит, никем не поддерживаемая. Гераклиту известно было учение Пифагора, и однако он отозвался о нем весьма презрительно: "Пифагор, сын Мнезарха, предался исследованию больше всех людей и, разыскав эти сочинения, извлек из них свою собственную мудрость: мвогоанание и обман'' (Бляшке). Что Гераклит и многих других своих выдающихся современников в предшествеников ценил очень низко, было показано ранее.

По этому признаку - полному неприятию прогрессивной пифагорейской теории, Гераклит может действительно считаться материалистом.

Материалистическим является и такое высказывание Гераклита, носящее почти атеистический характер ("Материалисты Древней Греции",19бб): Климент. "Этот космос, один и тот же для всего существующего, не создал никакой бог и никакой человек, но всегда он

\216\


был, есть и будет вечноживым огнем, мерами загорающимся и мерами потухающим".

И, наконец, весьма материалистически звучит его основное положение: Ипполит. "Война - отец всего и всего цепь; одним она определила быть богами, другим - людьми; одних она сделала рабами, других - свободными". Здесь боги - просто наиболее удачливые люди. Знали или не знали римские правители, но они поступали по Гераклиту: наиболее удачливые люди - императоры, после смерти автоматически делались богами.

Принцип борьбы (резкое противоречие холизму) проходил у Гераклита через всю его философию снизу доверху. Ориген: "Следует знать, что война всеобща, и правда - борьба, и что все происходит через борьбу и по необходимости".

Рассел (1959) приводит такое изречение Гераклита: "Гомер был неправ, говоря: "Да исчезнет война среди людей и богов". Он не понимал, что молится за погибель Вселенной; ибо, если бы его молитва была услышана, все вещи исчезли бы".

4.47. Но тогда почему же материалист Лукреций так резко отзывается о Гераклите? Своя своих не познаша? Нет, пожалуй, Лукреций не ошибся. Полным материалистом Гераклита назвать нельзя. То, что осуждает Лукреций у Гераклита, отвергается и большинством современных материалистов: первичное — огонь. Здесь Гераклит является провозвестником энергетики Оствальда. Так именно толкует Гераклита один из крупнейших современных физиков, Гейзенберг (1958), открыто поддерживающий "линию Платона". Лозунг Гераклита "все течет" - отрицание субстанции в каком бы то ни было материальном смысле. Учение о необходимости, детерминизме, соответствует, конечно, взглядам Демокрита, но Эпикур и его последователь Лукреций были индетерминистами, и это только озвачает, что признание детерминизма или индетерминизма пе дает возможности установить материалистический характер мировоззрения.

Но самое главное отличие Гераклита от материалистов - его учение о Логосе, которое, исторически, если не логически, послужило одним из источников христианской философии. Так кто же был Гераклит: материалист или идеалист? Ни тот, ни другой. Это, видимо, был мыслитель большой шпроты, и обе "линии" могут у него находить свое, а при наличии фанатизма, могут ругать его как противника. Но если судить о принадлежности к той или иной линии, то можно сказать, что а целом Гераклит был идеалистом, но со многими материалистическими тенденциями.

\217\

Гераклит, как известно, был учителем Кратила, одного из ранных учителей Платона, который посвятил своему учителю один из прекрасных диалогов. И как раз некоторые из наименее устаревших (или вовсе не устаревших) изречений Гераклита сохранились в сочинениях Платона, именно в Гиппии большем (Платон, T.IX, 289): "Сократ... Друг мой, тебе неизвестно хорошее изречение Гераклита: "Из обезьян прекраснейшая безобразна, если сравнить ее с человеческим родом"; и прекраснейший из горшков безобразен, если сравнить его с девичьим родом, как говорит ГиппиЙ Мудрый... Не утверждает ли того же самого и Гераклит, на которого ты ссылаешься, когда он говорит: "Из людей мудрейший, по сравнению с богом, покажется обезьяной, и по мудрости, и по красоте, и по всему остальному". Ведь мы признаем, Гиппий, что самая прекрасная девушка безобразна по сравнению с родом богов".



Когда некоторые слишком усердные дарвинисты утверждали, что разница между "низшими" расами человека и обезьяной меньше, чем между "низшими" и "высшими" расами, то они сделали шаг назад от Гераклита, а ие вперед.

В своих лучших высказываниях Гераклит приближался, конечно, к идеализму, ну а ошибки его были связаны с меристическими и материалистическими элементами его мировоззрения.

4.48. Теперь постараемся резюмировать значение философии в развитии античной космологии. Длительный тщательный разбор этого вопроса как будто показал, что вся прогрессивная космология античности развивалась на линии Пифагора и Платона (линия же Демокрита практически ничего не дала). Но эта связь могла быть случайной. Аристарх был язычником, Коперник - католиком, Кеплер -протестантом, однако это трудно связать с их астрономическими заслугами. Но в случае развития космологии в античные времена (как увидим дальше и позже) связь гораздо более ясна.


Каталог: resurs -> conspcts -> all2014
all2014 -> Полный текст книги хокен П., Ловинс э-, Ловинс X
all2014 -> Наши в зарубежном авиастроении doc
all2014 -> Чирков Юрий Георгиевич. Дарвин в мире машин. Изд. 2-е, испр и доп. М.: Ленанд, 2012. 288с
all2014 -> Книга посвящена обоснованию природы языкового знака. Не раскрыв сущность языкового знака, не познать и механизм взаимодействия языка с мышлением, речью, текстом, действительностью
all2014 -> В. Г. Шухов выдающийся инженер и ученый
all2014 -> Посвящается
all2014 -> Концептуальный анализ и проектирование Введение в аппарат ступеней и его применение Концепт Москва 2010 Серия «Концептуальный анализ и проектирование»
all2014 -> Чаянов Б. А. Воспоминания о Физтехе


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   18




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет