Мартин Селигман в поисках счастья. Как получать удовольствие от жизни каждый день



бет4/26
Дата07.07.2016
өлшемі1.65 Mb.
түріКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26
беспроигрышной ситуацией. Кстати, и написание, и чтение этой книги — тоже игра без проигрыша: прилагая все свои силы к ее написанию, я заметно вырос в интеллектуальном отношении. Примерно то же произойдет и с вами, если удастся продержаться до конца. Любовь, дружба, воспитание детей — все это игры без проигрыша. Практически все достижения технологии — печатный станок и гибрид чайной розы — принадлежат к этой категории.

Отрицательные чувства сигнализируют о том, что нам предстоит победа или поражение. Позитивные — влекут к игре, в которой проиграть нельзя. Располагая людей к творчеству и терпимости, позитивные эмоции увеличивают социальный, интеллектуальный и физический потенциал.

Теперь, когда, надеюсь, всем понятно, насколько необходимо развивать в себе жизнерадостность, возникает следующий вопрос: как повысить уровень позитивных чувств в своей жизни?

Глава 4

Возможно ли создать продолжительное счастье?

Формула счастья

Результаты психологических исследований обычно основаны на статистике, но хорошую книгу о психологии не стоит перегружать формулами. Попрошу вас запомнить только одну:



С = У+ О + 3,

где С характеризует уровень устойчивого, продолжительного счастья, У — унаследованный уровень «счастливости», О — обстоятельства жизни, 3 — зависящие от нас факторы.

В этой главе мы рассмотрим только часть этой формулы. Параметру 3, как наиболее важному в позитивной психологии, посвящены главы 5, 6 и 7.

Уровень устойчивого, продолжительного счастья

Вы ведь умеете отличить мимолетное ощущение счастья от устойчиво жизнерадостного настроя? Ненадолго поднять настроение себе или кому-нибудь другому можно по-разному: съесть шоколадку, посмотреть комедию, сделать массаж, сказать комплимент, подарить цветы или купить обнову. Но ни эта глава, ни книга в целом — отнюдь не руководство для желающих получить побольше сиюминутных

удовольствий. С такой проблемой вы справитесь и без меня. Гораздо важнее сделаться человеком устойчиво счастливым, что совершенно невыполнимо, если мы будем просто гоняться за удовольствиями.

Следующий тест разработан Соней Любомирски36, преподавателем психологии Калифорнийского университета в Риверсайде.

Шкала счастья



Оцените себя по семибалльной шкале.

  1. В целом я считаю себя:

1 2 3 4 5 6 7

Не очень счастливым человеком Очень счастливым человеком

  1. По сравнению с большинством сверстников я считаю себя:

1 2 3 4 5 6 7

Менее счастливым Более счастливым

  1. Некоторые люди очень счастливы по своей природе. Они радуются жизни независимо от того, что происходит вокруг. До какой степени это свойственно вам?

1 2 3 4 5 6 7

Совсем не свойственно Типично для меня

  1. Некоторые люди не слишком счастливы. Пусть они и не впадают в депрессию, но приподнятым настроением тоже не отличаются. До какой степени это свойственно вам?

  1. 2 3 4 5 6 7

Совсем не свойственно Типично для меня

Чтобы подсчитать результат, сложите баллы своих ответов на первые три вопроса, прибавьте восемь и вычтите балл за четвертый вопрос. Средний итоговый результат взрослого американца — 4,8 балла. Две трети опрашиваемых набирают от 3,8 до 5,8 балла.

Не показалось ли вам странным название этой главы? Действительно, многие уверены, будто, приложив соответствующие усилия, можно навсегда изменить не то что свое эмоциональное состояние — любую черту своего характера! Сорок лет назад, принимаясь изучать психологию, я тоже так считал. Мнение о пластичности человеческой

психики было весьма распространено среди психологов. Ученые полагали, что смена обстановки и хорошая психотерапевтическая методика способны кардинально изменить психотип. Однако 1980-е годы с их исследованиями близнецов и приемных детей развеяли эти иллюзии. Психические особенности однояйцевых близнецов оказались куда более сходными, чем у разнояйцевых, а приемные дети по складу характера всегда напоминали биологических родителей, а не своих воспитателей. Сотни подобных исследований привели ученых ко вполне определенному выводу: любая черта характера на 50% генетически предопределена. При этом считается, что некоторые наследственные особенности — например, вес тела или сексуальную ориентацию — вообще невозможно изменить, а некоторые другие (скажем, пессимизм или боязливость) вполне поддаются воздействию37.

Унаследованный пессимизм, или Барьеры на пути к счастью

Итак, приблизительно половиной баллов, набранных в предыдущем тесте, вы обязаны чертам характера ваших родителей. Иными словами, каждый из нас наследует определенный уровень жизнерадостности или пессимизма. Если ваша позитивная аффективность невелика, это может выразиться в стремлении избегать социальных контактов и тяге к одиночеству. Жизнелюбы, напротив, очень общительны, и есть основания полагать, что эта общительность подпитывает их повышенное настроение. Таким образом, если вы будете бороться с наследственными склонностями, это поможет вам развить в себе жизнеутверждающие начала.

Термостат счастья

Руфь, мать-одиночка, живущая в чикагском районе Гайд-парк, как и все мы, хотела, чтобы в ее жизни было больше радости. Она добивалась этого простым и необременительным способом — покупая раз в неделю на пять долларов билеты Иллинойской лотереи. Эти периодические инъекции радостного ожидания были для нее просто необходимы, чтобы избавиться от подавленности. Будь у Руфи деньги на визит к психотерапевту, врач, несомненно, поставил бы ей диагноз «легкая депрессия».

И появилась эта болезнь не три года назад, когда муж ушел к другой, а очень давно — как минимум в средних классах школы.

И вот произошло чудо: Руфь выиграла в лотерею 22 миллиона долларов. Вне себя от радости, она оставила свою работу упаковщицы в универмаге, купила восемнадцатикомнатный дом в Эванстоне, одежду от Версаче и машину — голубой «Ягуар». Ей хватило денег даже на то, чтобы отправить сыновей-близнецов в частный пансион. Но, как ни странно, мало-помалу настроение снова стало ухудшаться, на сей раз — без видимых причин. К концу года дорогой психотерапевт поставил Руфи диагноз «хроническая депрессия».

Истории, подобные этой, навели психологов на мысль, что у каждого человека есть собственный, строго определенный и передающийся по наследству уровень жизнерадостности, к которому человек постоянно тяготеет. Самое скверное — то, что этот наследственный уровень, действуя подобно термостату, даже в самые счастливые минуты снижает наш эмоциональный подъем до обычной отметки. Опрос 22 счастливчиков, выигравших в лотерею, показал, что их радостное настроение постепенно упало до привычного уровня. Однако у этой монеты есть и обратная сторона: в несчастье термостат жизнерадостности вытаскивает нас из депрессии. Благодаря этому депрессия становится явлением временным — через несколько месяцев после стресса к человеку, как правило, возвращается нормальное настроение. Даже те, кто, попав в аварию, получили тяжелую травму (скажем, паралич обеих ног), приноравливаются к обстоятельствам и уже через восемь недель проявляют больше позитивных, чем негативных эмоций. Ну а по прошествии нескольких лет38 такие люди в среднем лишь чуть-чуть менее жизнерадостны, чем здоровые. Среди пациентов, страдающих параличом всех четырех конечностей, 84% заявили, что уровень их жизни не ниже, а то и выше среднего39. Все это подтверждает теорию о том, что любой из нас обладает определенным уровнем позитивных и негативных эмоций, соответствующим унаследованному уровню счастья40.

О погоне за удовольствиями

Еще одно препятствие для повышения жизнерадостности связано с так называемой погоней за удовольствиями: мы быстро привыкаем к тому хорошему, что у нас есть, и мечтаем о новых игрушках. По мере того как мы получаем все больше материальных благ, запросы неизменно растут. То, что некогда казалось пределом мечтаний, нас уже не удовлетворяет — мы хотим чего-то еще. А стоит только достичь новой планки, как мы, заскучав, стремимся дальше. Как ни грустно, исследования показывают, что дело обстоит именно так.

Если бы не гонка за удовольствиями, люди, накопившие больше жизненных благ, наверное, чувствовали бы себя счастливее тех, кто ничего не имеет. Но, как выяснилось, и те и другие счастливы или несчастны примерно в равной мере. Достижения и материальные блага, как ни странно, повышают общий уровень счастья незначительно и очень ненадолго41. Судите сами:


  • Менее чем через три месяца серьезные события — увольнение или повышение по службе — уже не влияют на наше настроение.

  • Богатство, как это ни странно, вообще почти не затрагивает уровень счастья. В среднем богатые лишь немного счастливее бедных.

  • Реальные доходы населения развитых стран за последние пятьдесят лет резко возросли, однако уровень удовлетворенности жизнью остался прежним как в Соединенных Штатах, так и в Европе.

  • Недавнее повышение заработной платы стимулирует удовлетворение от работы, но средний уровень оплаты труда на это не влияет.

  • Физическая привлекательность и богатство, сулящие различные преимущества, в целом не связаны с хорошим настроением.

  • Физическое здоровье (вероятно, самое ценное, что у нас есть) практически не связано со светлым и радостным восприятием жизни.

Однако возможность привыкания к плохому имеет свои пределы. К некоторым событиям слишком трудно привыкнуть. Так, смерть ребенка или супруга даже по прошествии четырех-семи лет продолжает мучить, и люди, пережившие это, не могут прийти в себя42. Те, кто наблюдает страдающих болезнью Альцгеймера, говорят, что настроение их пациентов со временем только ухудшается43. Люди, живущие в очень бедных странах — таких как Индия или Нигерия, — чувствуют себя гораздо менее счастливыми, чем жители богатых и развитых государств, хотя нищета на Востоке и в Африке — дело обычное испокон веков44.

Что и говорить, переменная У — унаследованный уровень счастья — практически не поддается увеличению. Но в нашей формуле имеются еще две могучие силы — переменные О и 3, они-то как раз и способны нам помочь.

Обстоятельства жизни

У обстоятельств есть как минимум то положительное свойство, что они иногда способны повышать настроение45. Плохо то, что создавать такие обстоятельства искусственно — дело дорогое и непрактичное. Прежде чем я расскажу, как обстоятельства меняют настроение, попробуйте ответить на несколько вопросов:



  1. Как вы думаете, сколько процентов жителей в вашей стране испытывают на протяжении жизни депрессию?

  2. Сколько процентов удовлетворены жизнью, поднявшись выше среднего уровня доходов?

  3. Сколько процентов больных, страдающих умственными расстройствами, демонстрируют позитивный эмоциональный баланс (т. е. испытывают больше положительных, чем отрицательных чувств)?

  4. Каким из следующих категорий ваших соотечественников присущ негативный эмоциональный баланс:

  • малообеспеченные слои населения;

  • безработные;

  • пожилые люди;

  • инвалиды с серьезными физическими недостатками?

Думаю, люди представляются вам куда менее жизнерадостными, чем они есть на самом деле, — во всяком случае, именно так было со мной. Взрослые американцы обычно отвечают, что депрессию пережили 49% граждан США (в действительности — 8-18%), 56% американцев довольны жизнью (на самом деле — 83%), а позитивный баланс — у 33% больных (вместо 57%). Что же касается четвертого вопроса, то представители всех четырех групп в Америке утверждают, что чувствуют себя счастливыми. Тем не менее 83% опрошенных ответили, что жизнью вряд ли довольны бедняки-афроамериканцы, и 100% сочли, что особенно тоскливо безработным. При этом лишь 38% и 24% ответивших соответственно рискнули предположить, что старики и инвалиды могут быть счастливы46. Общий вывод таков: большинство американцев, независимо от обстоятельств, считают себя счастливыми и в то же время изрядно недооценивают уровень жизнерадостности соотечественников.

В 1967 году, на заре серьезных исследований в области оптимизма47, Уорнер Уилсон подытожил все, что было известно на тот момент. Он утверждал, что счастливые люди — это те, кто:



Ни пол, ни интеллектуальный уровень, по мнению Уилсона, не влияют на ощущение счастья.

Половина этих утверждений, как выяснилось, неверна, однако другая соответствует действительности. И я спешу вам рассказать, как, по данным психологов, внешние обстоятельства влияют на нашу жизнерадостность.

Деньги

Я была богатой и бедной.

Богатой быть лучше.

Софи Такер

Счастье за деньги не купишь.

Поговорка

Эти на первый взгляд противоречащие друг другу утверждения действительно верны48. Существует множество свидетельств того, как богатство и бедность влияют на настроение. Исследователи сравнили среднее самоощущение жителей богатых и бедных стран. Таблица показывает, как ответили на вопросы обитатели сорока стран (не менее 1000 опрошенных в каждой). Постарайтесь ответить и вы.



Насколько вы удовлетворены своей жизнью в настоящий момент? Оцените свою удовлетворенность по десятибалльной шкале от 1 (недоволен) до 10 (полностью удовлетворен).

В таблице приведены сравнительные данные об удовлетворенности жизнью (в баллах) и относительной покупательной способности (в процентах).



Страна

Удовлетворенность жизнью, в баллах

Покупательная способность, %

Болгария

5,03

22

Россия

5,37

27

Белоруссия

5,52

30

Латвия

5,70

20

Румыния

5,88

12

Эстония

6,00

27

Литва

6,01

16

Венгрия

6,03

25

Турция

6,41

22

Япония

6,53

87

Нигерия

6,59

6

Южная Корея

6,69

39

Индия

6,70

5

Португалия

7,07

44

Испания

7,15

57

Германия

7,22

89

Аргентина

7,25

25

Китай

7,29

9

Италия

7,30

77

Бразилия

7,38

23

Чили

7,55

35

Норвегия

7,68

78

Финляндия

7,68

69

США

7,73

100

Нидерланды

7,77

76

Ирландия

7,88

52

Канада

7,89

85

Дания

8,16

81

Швейцария

8,36

96

Итак, опрос десятков тысяч человек во многом подтверждает прогнозы ученых. Во-первых, Софи Такер отчасти права: покупательная способность и средняя удовлетворенность жизнью связаны между собой. Но как только национальный валовой продукт превосходит 8000 долларов на человека, эта зависимость сходит на нет и дальнейший рост благосостояния уже не доставляет особой радости. Вот почему богатые швейцарцы чувствуют себя счастливее бедных болгар, но радуются жизни не намного больше, чем ирландцы, итальянцы или норвежцы.

Существует и немало исключений из правила «богатство = удовлетворенность». Бразильцы, китайцы и аргентинцы выказывают куда большее довольство жизнью, чем мы могли бы предположить, судя по их достатку. А жители бывших республик Советского Союза гораздо менее довольны жизнью, чем позволяет их достаток. То же самое можно сказать и о японцах. Стиль жизни бразильцев и аргентинцев, государственная политика Китая, вероятно, стимулируют жизнерадостность населения, а социальные катаклизмы в связи с переходом от социализма к капитализму портят настроение жителям Восточной Европы. Неудовлетворенность же японцев представляется и вовсе загадочной и на фоне оптимизма жителей таких бедных стран, как Китай, Индия и Нигерия, наводит на мысль, что счастье и впрямь не купить за деньги. О том же говорят и статистические данные из развитых стран: за последние пятьдесят лет средняя покупательная способность в США, Франции и Японии возросла более чем вдвое, однако удовлетворенность жизнью осталась на прежнем уровне49.

Но корректно ли сравнивать жителей разных государств, ведь в развитых странах выше уровень грамотности, лучше развиты медицина и образование, больше гражданских свобод, не говоря уже о качественном содержании тех самых материальных благ. Поэтому логичнее сравнивать богатых и бедных людей в пределах одной страны. Это все равно что спросить самого себя: «Сделают ли меня деньги счастливее?» в тот момент, когда вы пытаетесь сообразить, что лучше — побыть с детьми, съездить в отпуск или поработать. В бедных странах, где люди с трудом зарабатывают на хлеб насущный, достаток тесно связан с хорошим настроением. Однако в странах богатых, где любому гражданину гарантирован определенный прожиточный минимум50, большие заработки не всегда связаны с повышением тонуса. В Соединенных Штатах самые бедные категории населения, естественно, чувствуют себя не слишком счастливыми, но, как только человек выбирается из нищеты, дальнейшее увеличение доходов практически не влияет на его жизнерадостность. Даже сказочно богатые люди, входящие в сотню самых-самых по данным журнала Forbes, — обладатели среднего дохода свыше 125 миллионов долларов — радуются жизни не намного больше среднего американца51.

А самые бедные? Ученый-любитель Роберт Бисвас-Динер, сын двух известных исследователей оптимизма, в одиночку отправился на край света — посетил Калькутту, сельские районы Кении, город Фресно в Центральной Калифорнии и гренландскую тундру, чтобы узнать, каковы настроения людей в этих далеко не самых веселых уголках земли. Между прочим, он провел тестирование тридцати двух проституток и тридцати одного бездомного Калькутты, выясняя, насколько они довольны жизнью.



Кальпане тридцать пять лет. Двадцать из них она работает проституткой. Заняться этим ей пришлось после смерти матери, чтобы прокормить себя и младших детей. Кальпана и сейчас о них заботится и раз в месяц приезжает навестить в деревню. В той же деревне живет ее восьмилетняя дочь. Кальпана ютится и принимает клиентов в снятой ею комнатенке с бетонными стенами, где есть только кровать, зеркало, немного посуды и алтарь индуистских богов. Получая больше двух с половиной долларов от одного клиента, Кальпана, согласно официальной классификации, считается секс- работником категории А


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет