Место исторической географии в востоковедных исследованиях этно-ландшафтные регионы евразии за исторический период изменения климата и миграции кочевников



бет7/49
Дата13.06.2016
өлшемі2.59 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   49

Исследуя "состояния" и "процессы", мы всегда применяем разную методику. Для "состояния" – классификацию, по любому произвольно принятому принципу, удобному для обозрения явления в целом. Для "процессов", особенно связанных с эволюцией или формообразованием, необходима систематика, основанная на иерархическом принципе-соподчинении сходных, хотя и не идентичных групп разного ранга. Такова систематика Линнея, усовершенствованная Ч. Дарвином. Иерархический характер системы органического мира обусловлен ходом и характером эволюционных процессов, неотделимых от жизни и обязательных для нее. Но как только жизнь замирает, возникает "состояние", более или менее быстро разъедаемое воздействием среды, хотя бы последняя состояла из других мертвых "состояний", также подверженных необратимой деформации. Значит, для организма, в том числе человеческого, есть только один способ попасть в "состояние" – стать мумией, а для этноса – археологической культурой.

Иное дело – техносфера и связанные с ней производственные отношения. Здесь "состояния" есть. Из трактора легко сделать утиль, а из утиля – трактор. Надо только затратить некоторую (увы, немалую) энергию. Есть "состояния" и в социальной жизни. Ныне они именуются гражданскими состоянием и регистрируются загсом. Раньше их называли сословиями (etat). В переносном смысле можно назвать "состоянием" классовую принадлежность, но надо помнить, что она – продукт производственных отношений и производительных сил, т.е. тоже техносферы. Это состояние крайне неустойчиво. Воин, попавший в плен, становился рабом, а сбежав, мог превратиться в феодала. Для иерархического принципа в судьбе такого человека нет ни места, ни надобности; здесь достаточно простой фиксации. Итак, смены социальных состояний подобны (хотя и не идентичны) сменам природных состояний: они обратимы и требуют для перехода из одного в другое вложения дополнительной энергии. Но таков ли этнос? Можно ли, сделав усилие, сменить свою этническую принадлежность? Видимо, нет! Но уже одно это показывает, что этнос не "состояние" (тем более гражданское), а процесс.

Аберрация, питающая концепцию "состояния", связана с отсутствием у наблюдателя исторической перспективы. Полное затухание процесса этногенеза без посторонних нарушений укладывается в 1200-1500 лет, тогда как научный сотрудник посвящает плановой теме года два, от силы – три. Поэтому минувшее представляется ему калейдоскопом, без системы и закономерности, и он, зафиксировав несколько изменений в ограниченном регионе и одной эпохе, видит только скопище "состояний", не связанных друг с другом, а лишь совпадающих по месту и времени. Так, до появления геоморфологии люди не связывали наличие террас с эрозионной деятельностью текущих где-то внизу рек, а горы считали вечными, чуть ли не изначальными формами рельефа. Увы, все доказательства в науке действенны лишь при определенной степени эрудированности оппонента. Даже гелиоцентрическая система Коперника-Кеплера убедила лишь тех, кто в XVII в. достаточно знал астрономию, а открытие Г. Менделя было повторено Де Фризом.

Вторым аргументом против концепции "состояния" является размытость границ между этносами в зонах этнических контактов. Если гражданское (т.е. социальное) состояние может быть изменено сразу, например, пожалованием дворянства, разжалованием в солдаты, продажей в рабство, освобождением из неволи и т.п., то этнические контакты в долине Хуанхэ, Константинополе или Северной Америке – всегда процесс мучительный, долгий и весьма вариабельный в том смысле, что результаты метисации часто оказываются неожиданными и уж всегда неуправляемыми. Последнее объясняется главным образом отсутствием разработанной этнологической теории, которая позволила бы действовать не вслепую, а с учетом последствий этнических процессов.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Народ, народность, нация, племя, родовой союз – все эти понятия обозначаются в этнологии термином этнос, раскрытию которого и посвящена настоящая книга. Условиться о значении любого термина легко, но это мало что дает, разве лишь исходную позицию для исследования. Раскрыть термин трудно, ибо это значит показать место феномена в природе и истории. Когда мне говорят: "Скажи просто", я отвечаю: "А что такое свет? Скажите просто". Еще никто не ответил. Вот поэтому я прошу читателя простить мне сложность наложения и прочесть книгу с начала до конца, ничего не пропуская.

[2] Локвуд Д. Я – абориген. М., 1971. С. 142-145.

[3] Фесуненко И. С четками и счетчиком Гейгера //Вокруг света. 1972. ј 3.

С. 14-17.

[4] Биосфера – термин, введенный в науку В. И. Вернадским, означает одну из оболочек Земли, включающую в себя кроме совокупности живых организмов все плоды их былой жизнедеятельности: почвы, осадочные породы, свободный кислород атмосферы. Таким образом, установление связи этногенеза с биохимическими процессами биосферы не "биологизм", как полагают некоторые мои оппоненты, а уж скорее "географизм", хотя и такой "ярлык" вряд ли уместен, ведь все, что есть на поверхности Земли, так или иначе входит в сферу географии – либо физической, либо экономической, либо исторической.

[5] Вернадский В. И. Химическое строение биосферы Земли и ее окружения. С.

273.

[6] Вернадский В. И. Избр. соч.: В 6 т. Т. V; Биосфера. С. 19.



[7] Малиновский А. А. Путь творческой биологии. М., 1969. С. 7.

[8] Гумилев Л. Н. 1) Хазария и Каспий //Вестник ЛГУ. 1964. ј 6. С. 95, 2) Хазария и Терек //Там же. ј 24. С. 78.

[9] Подробнее см.: Гумилев Л. Н. 1) Истоки ритма кочевой культуры Срединной Азии (опыт историко-географического синтеза) //Народы Азии и Африки. 1966. ј 4. С. 85-94; 2) Роль климатических колебаний в истории народов степной зоны Евразии //История СССР. 1967. ј 1. С. 53-66; 3) Изменения климата и миграции кочевников //Природа. 1972. ј 4. С. 44-52.

[10] Selye Н. From Dream to Discovery. New York, 1964 (цит. по: Мирская Е.

3. Противоречивость научного творчества //Научное творчество /Под ред. С.

Р. Микулинского, М. Г. Ярошевского. М., 1969. С. 298). Ср.: Советская археологии. 1969. ј 3. С. 282-283.

[11] Вернадский В. И. Избр. соч. Т. V. С. 19.

[12] Калесник С. В. Основы общего землеведения. М., 1955. С. 412-416.

[13] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21. С. 176.

[14] Болтин И. Н. Примечания на историю древния и нынешния России г. Леклерка, сочиненные генерал-майором Иваном Болтиным; В 2 т. Т. 2. СПб.,

1788. С. 20.

[15] Вернадский В. И. Избр. соч. Т. V.

[16] Берг Л. С. Номогенез. Пг., 1922. С. 180-181.

[17] Калесник С. В. Основы общего землеведения. С. 455.

[18] Савицкий П.Н. Географические особенности России (1). Праге, 1927. С. 30-31.

[19] Плеханов Г. В. Нечто об истории //Соч.: В 24 т. Т. 8. М., Л., 1923. С.

227.

[20] Гегель Ф. Философия истории //Соч.: В 14 т. Т. 8. М., 1935. С. 72.



[21] Яцунский В. К. Историческая география. М., 1955. С. 3.

[22] Берг Л. С. Климат и жизнь. М., 1974.

[23] Грумм-Гржимайло Г. Е. Рост пустынь и гибель пастбищных угодий и культурных земель в Центральной Азии за исторический период //Изв. ГО.

1933. Т. XI. Вып. 5.

[24] Берг Л. С. Уровень Каспийского моря в историческое время: Очерки по физической географии. М.; Л., 1949. С. 205- 279; Шнитков А. В. Ритм Каспия // Доклады АН СССР. 1954. Т. 94. ј 4; Аполлов Б. А. 1) Доказательство прошлых низких состояний уровня Каспийского. М., 1951; 2) Колебания уровня Каспийского моря //Труды института океанологии. 1956. Т. XV.

[25] Бетин В. В., Преображенский К). В. Суровость зим в Европе и ледовитость Балтики. Л., 1962; Бучинский И.Е. Очерки климата Русской равнины а историческую эпоху. Л., 1957.

[26] Гумилев Л. Н. Хунну. М., 1960. С. 59-62.

[27] Берг Л. С. Климат и жизнь.

[28] Мерперт Н.Я., Пашуто В. И., Черепин Д.В. Чингис-хан и его наследие //История СССР. 1962. ј 5. С. 56.

[29] Грумм-Гржимайло Г. Е. Рост пустынь...

[30] Руденко С. И., Гумилев Л. Н. Археологические исследования П. К. Козлова в аспекте исторической географии //Изв. ВГО. 1966. Выл 3. С. 244.

[31] Гумилев Л. Н. 1) Гетерохронность увлажнения Евразии в древности (Ландшафт и этнос. IV) //Вестник ЛГУ. 1966. ј 6. С. 64-71; 2) Гетерохронность увлажнения Евразии в Средние века (Ландшафт и этнос. V) //Там же. 1966. ј 18. С. 81- 90.

[32] Китайский император Цянь Лун произвел массовое истребление ойратов, причем маньчжуры охотились за женщинами, детьми и старцами, не давая пощады никому. Официальная китайская история ограничилась простой справкой: "Было убито более миллиона ойратов". Грандиозное событие потонуло в казенщине, и разве только оно одно?! Увы, история человечества известна нам с разной степенью подробности, л это равносильно тому, как если бы географ имел карту на одном планшете 1: 200 000, а на другом – 1:100.

[33] Леруа Лодюри Э. История климата за 1000 лет. Л., 1971. С. 14-15.

[34] Миграция отвечает исключительно сложным человеческим побуждениям и движущим силам. Голод возникает, когда создаются тяжелые условия для производства зерновых, и климатически дешифровать их никогда нельзя a priori, поскольку речь может идти... о метеорологических событиях, иногда кратковременных и незначительных в климатическом смысле" (Там же. С. 17).

[35] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.З. С. 16.

[36] Семевский Б. Н. Методологические основы географии //Вестник ЛГУ. 1968. ј 24. С. 58-60; Калесник С. В. Проблема географической среды //Там же.

1968. ј 12. С. 94.

[37] Козлов В. И., Покшишевский В. В. Этнография и география //Советская этнография. 1973. ј 1. С. 9-10.

[38] Кон И. С. Диалектика развития наций: Ленинская теория наций и современный капитализм //Новый мир. 1970. ј 3. С. 133-149.

[39] Козлов В. И., Покшишевский В. В. Этнография и география. С. 3-13

[40] Андрианов Б. В., Чебоксаров Н. Н. Хозяйственно-культурные типы и проблемы их картографирования //Советская этнография. 1972. ј 5.

[41] Рогинский Я. Я., Левин М. Г. Основы антропологии. М., 1955. С. 325-329.

[42] См.: Тимофеев-Ресовский Н. В. Микроэволюция. Элементарные явления. Материал и факторы микроэволюционного процесса //Ботанический журнал. 1958.

Т. 43. ј 3.

[43] Бромлеч К). В. Опыт типологизации этнических общностей //Советская этнография. 1972. ј 5. С. 61.-И, видимо, не случайно в том же журнале год спустя напечатано еще одно филологическое исследование о термине "этнос", обосновавшее употребление его в том смысле, в каком оно фигурирует у Л. Н. Гумилева и у Ю. В. Бромлея (см.: Поплинский Ю. К. К истории возникновения термина "этнос" //Советская этнография. 1973. ј 1).

[44] Козлов В. И., Покшишевский В. В. Этнография и география. С. 10.

[45] Алексеев В.П. В поисках предков. М., 1972.

[46] Гумилев Л. Н. Древние тюрки. М., 1967. С. 359-360.

[47] Козлов В. И. Динамика численности народов. М., 1969. С. 56.

[48] Токарев С. А. Проблема типов этнических общностей //Вопросы философии.

1964. ј II. С. 52- 53. См. также: Агаев А. Г. Народность как социальная общность //Вопросы философии. 1965. ј II. С. 30.

[49] Мурзаев Э. М. Природа Синьцзяна и формирование пустынь Центральной Азии. М., 1968. С. 185-190.

[50] Гумилев Л. Н. Терракотовые фигурки обезьян из Хотана (опыт интерпретации) // Сообщения Эрмитажа. 1959. Т. XVI. С. 55-57.

[51] Прекрасное описание природы этих мест см.: Мурзаев Э. М. Путешествия без приключений и фантастики. М., 1962. С. 52- 58.

[52] Бичурин Н. Я. (Иакимф). Собрание сведений по исторической географии Восточной и Срединной Азии /Сост. Л. Н. Гумилев и М. ф. Хван. Чебоксары,

1960. С. 558.

[53] Мурзаев Э. М. Путешествия без приключений и фантастики. С. 113-129.

[54] Подробнее см.: Гумилев Л. Н. Древние тюрки. С. 381-386.

[55] Книга Марко Поло /Отв. ред. И.П. Магидович. М.; Л., 1956, С. 81-82.

[56] Широкогоров С. М. Этнос: Исследование основных принципов изменения

ун-та (Шанхай). 1923. XVIII. Т. 1. Предисловие. С. 4-6.

[57] Там же. С. 28.

[58] Там же. С. 122.

[59] Там же. С. 124-126.

[60] Toynbee А. J. Study of History /Abridgement by D. Somervell. London, New York, Toronto, 1946.

[61] Широкогоров С. М. Этнос... С. 126-129.

[62] Там же. С. 100.

[63] Там же.

[64] Там же. С. 118.

[65] Там же. С. 119.

[66] Козлов В. И. Что такое этнос? //Природа. 1971.ј 2. С. 74.

[67] Артамонов М. И. Опять "герои" и "толпа" //Там же. С. 77.

Часть вторая

СВОЙСТВА ЭТНОСА,

СОДЕРЖАЩАЯ ПЕРЕЧЕНЬ ОСОБЕННОСТЕЙ ЭТНИЧЕСКОГО ФЕНОМЕНА КАК

ТАКОВОГО, СОСТАВЛЕННЫЙ РАДИ ТОГО, ЧТОБЫ ИМЕТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ ДАТЬ

ОБЩЕЕ ОБЪЯСНЕНИЕ ЭТНОГЕНЕЗУ, ПРОЦЕССУ- В КОЕМ ВОЗНИКАЮТ И

ИСЧЕЗАЮТ ЭТНОСЫ

IV. Этнос и этноним

ИМЕНА ОБМАНЧИВЫ

При изучении общих закономерностей этнологии прежде всего надлежит усвоить, что реальный этнос, с одной стороны, и этническое наименование (этноним), принятое его членами – с другой, не адекватны друг другу[1]. Часто мы встречаем несколько разных этносов, носящих одно и то же имя, или, наоборот, один этнос может называться по-разному. Так, слово "римляне" (romani) первоначально означало граждан полиса Рима, но отнюдь не их соседей – италиков, и даже не латинов, обитавших в других городах Лациума. В эпоху Римской империи I-II вв. количество римлян возросло за счет включения в их число всех италиков: этрусков, самнитов, лигуров, цизальпинских галлов и многих жителей провинций, отнюдь латинского происхождения. После эдикта Каракаллы 212 г. "римлянами" были названы все свободные жители муниципий на территории Римской империи, в том числе греки, каппадокийцы, евреи, берберы, галлы, иллирийцы, германцы и др. Понятие "римлянин" как бы потеряло этническое значение, но этого на самом деле не было: оно просто его изменило. Общим моментом вместо единства происхождения и языка стало единство даже не культуры, а исторической судьбы. В таком виде этнос просуществовал три века – срок изрядный – и не распался. Напротив, он трансформировался в IV-V вв. вследствие принятия христианства как государственной религии, которая стала после первых трех Соборов определяющим признаком. Те, кто признавал оные Соборы, санкционированные государственной властью, был своим, римлянином, а кто не признавал – становился врагом. На этом принципе сформировался новый этнос, который мы условно называем "византийским". Однако помнить, что те, кого мы называем византийцами, сами себя называли "ромеями", т.е. "римлянами", хотя говорили по-гречески. Постепенно в число ромеев влилось множество славян, армян, сирийцев, но название "римлян" они удержали до 1453 г., т.е. до падения Константинополя. Ромеи считали "римлянами" именно себя, а не население Италии, где феодалами стали лангобарды, горожанами – сирийские семиты, заселявшие в 1-III вв. пустевшую Италию, а крестьянами – бывшие колоны из военнопленных всех народов, когда-либо побежденных римлянами Империи. Зато флорентийцы, генуэзцы, венецианцы и другие жители Италии считали "римлянами" себя, а не греков и на этом основании утверждали приоритет Рима, в котором от античного города оставались только руины.

Третья ветвь этнонима "римляне" возникла на Дунае, где после римского завоевания Дакии было место ссылки. Здесь отбывали наказание за восстания против римского господства: фригийцы, каппадокийцы, фракийцы, галаты, сирийцы, греки, иллирийцы, короче говоря, все восточные подданные Римской империи. Чтобы понимать друг друга, они объяснялись на общеизвестном латинском языке. Когда римские легионы ушли из Дакии, потомки ссыльнопоселенцев остались и образовали этнос, который в XIX в. принял название "румыны", т.е. "римляне".

Если между "римлянами" эпохи Республики и "римскими гражданами" эпохи поздней Империи еще можно усматривать преемственность, хотя бы как постепенное расширение понятия, функционально связанного с распространением культуры, то у византийцев и римлян нет даже такой связи. Отсюда вытекает, что слово меняет смысл и содержание и не может служить опознавательным признаком этноса. Очевидно, надо учитывать еще и контекст, в котором это слово несет смысловую нагрузку, а тем самым эпоху, потому что с течением времени значение слов меняется. Это еще более показательно при разборе этнонимов "тюрк", "татар" и "монгол" – пример, мимо которого нельзя пройти.

ПРИМЕРЫ КАМУФЛЯЖА

В VI в. тюрками называли небольшой народ, обитавший на восточных склонах Алтая и Хангая. Путем нескольких удачных войн тюркам удалось подчинить себе все степи от Хингана до Азовского моря. Подданные Великого каганата, сохранив для внутреннего употребления собственные этнонимы, стали называться также тюрками, поскольку они подчинялись тюркскому хану. Когда арабы покорили Согдиану и столкнулись с кочевниками, то они их всех стали называть тюрками, в том числе угров-мадьяр. Европейские ученые в XVIII в. называли всех кочевников "les Tartars", а в XIX в., когда вошли в моду лингвистические классификации, присвоили название "тюрок" определенной группе языков. Таким образом, в разряд "тюрок" попали многие народы, которые в древности в их состав не входили, например якуты, чуваши и турки-османы.

Последние образовались на глазах историков путем смешения орды туркмен, пришедших в Малую Азию с Эргогрулом, газиев – добровольных борцов за ислам, в числе которых были курды, сельджуки, татары и черкесы, славянских юношей, забираемых в янычары, греков, итальянцев, арабов, киприотов и т.п., поступавших на флот, ренегатов-французов и немцев, искавших карьеру и фортуну, и огромного количества грузинок, украинок и полек, продаваемых татарами на невольничьих базарах. Тюркским был только язык, потому что он был принят в армии. И эта мешанина в течение XV-XVI вв. слилась в монолитный народ, присвоивший себе название "турк" в память тех степных богатырей, которые 1000 лет назад стяжали себе славу на равнинах Центральной Азии и погибли, не оставив потомства[2]. Опять этноним отражает не истинное положение дел, а традиции и претензии.

Модификация же этнонима "татар" является примером прямого камуфляжа. До XII в. это было этническое название группы из тридцати крупных родов, обитавших на берегах Керулэна. В XII в. эта народность усилилась, и китайские географы стали употреблять это название применительно ко всем центральноазиатским кочевникам: тюркоязычным, тунгусоязычным и монголоязычным, в том числе монголам. Когда же Чингис в 1206 г. принял название "монгол" как официальное для своих подданных, то соседи по привычке некоторое время продолжали называть монголов татарами. В таком виде слово "татар", как синоним слова "монгол", попало в Восточную Европу и привилось в Поволжье, где местное население в знак лояльности к хану Золотой Орды стало называть татарами. Зато первоначальные носители этого имени – кераиты, найманы, ойраты и татары стали именовать себя монголами[3]. Таким образом, названия поменялись местами. В время и возникла научная терминология, когда татарский антропологический тип стали называть "монголоидным", а язык поволжских тюрок-кыпчаков – татарским языком. Иными словами, мы даже в науке употребляем заведомо закамуфлированную терминологию[4].

Но дальше идет не просто путаница, но этнонимическая фантасмагория. Не все кочевые подданные Золотой Орды были лояльны по отношению к ее правительству. Мятежники, обитавшие в степях западнее Урала, стали именоваться ногаями[5], а те, кто жил на восточной окраине улуса Джучиева, в Тарбагатае и на берегах Иртыша, и благодаря отдаленности от столицы были практически независимы, стали предками казахов. Все эти три этноса возникли в XIV-XV вв. вследствие бурного смешивания разных этнических компонентов. Предками ногаев были уцелевшие от Батыева разгрома половцы, степные аланы, среднеазиатские тюрки, пришедшие в составе монгольской армии, и жители южной окраины Руси, перешедшие в ислам, ставший в то время символом этнической консолидации. В состав татар вошли камские булгары, хазары и буртасы, а также часть половцев и угры – мишари. Такой же смесью было население Белой Орды, из которого в XV в. сложились три казахских джуса. Но это еще не все.

В конце XV в. русские отряды с верховьев Волги начали нападать на средневолжские татарские города, чем вынудили часть населения покинуть родину и уйти под предводительством Шейбани-хана (1500-1510) в Среднюю Азию. Там их встретили как злейших врагов, ибо местные тюрки, носившие в то время название "чагатаи" (от имени второго сына Чингиса-Чагатая, главы среднеазиатского улуса), управлялись потомками Тимура, врага степных и поволжских татар, разорившего Поволжье в 1395-1396 гг.

Ордынцы, покинувшие родину, приняли для себя новое имя- "узбеки" в честь хана Узбека (1312-1341), установившего в Золотой Орде ислам как государственную религию. В XVI в. "узбеки" разгромили последнего тимурида – Бабура, который увел остатки своих сторонников в Индию и завоевал там себе новое царство. Так вот, оставшиеся в Самарканде и в Фергане тюрки носят имя своих завоевателей – узбеков. Те же тюрки, но ушедшие в Индию, стали называться "монголами", в память того, что триста лет назад они подчинились монгольскому царевичу. А подлинные монголы, осевшие в XIII в. в Восточном Иране, даже сохранившие свой язык, называются хэзарейцами, от персидского слова "хэзар" – тысяча (подразумевается боевая единица, дивизия).

А где же монголы, по имени которых названо "иго", тяготевшее над Русью 240 лет? Как этноса их не было, ибо всем детям Джучи на три орды по завещанию Чингиса досталось 4 тыс. воинов, из коих только часть пришла с Дальнего Востока. Этих последних называли не "татары" а "хины", от китайского названия чжурчжэньской империи Кин (совр. Цзинь)[6]. Это редкое название последний раз упомянуто в "Задонщине", где "хиновином" назван Мамай[7]. Следовательно, "иго" было отнюдь не монгольским, а осуществлялось предками кочевых узбеков, коих не нужно путать с оседлыми узбеками, хотя в XIX в. они смешались, а ныне составляют единый этнос, равно чтущий Тимуридов и Шейбанидов, бывших в XVI в. злейшими врагами, потому что эта вражда потеряла смысл и значение уже в XVII в.

БЕССИЛИЕ ФИЛОЛОГИИ В ИСТОРИИ

Приведенных примеров достаточно, чтобы констатировать, что этническое название или даже самоназвание и феномен этноса как устойчивого коллектива особей вида Homo sapiens отнюдь не перекрывают друг друга. Поэтому филологическая методика, исследующая слова, в этнологии неприменима, а нам надлежит обратиться к истории, дабы проверить, насколько эта дисциплина может помочь при постановке нашей проблемы. Но и тут мы наталкиваемся на неожиданные трудности. Единицей исследования, которой пользуется историческая наука, является общественный институт, коим может быть государство, племенной союз, религиозная секта, торговая компания (например, Ост-Индская), политическая партия и т.д., словом, любое учреждение в любых веках и у любых народов. Иногда институт государства и этнос совпадают, и тогда мы наблюдаем в ряде случаев нации современного типа. Но это случай, характерный для XIX-XX вв., а в древности такие совпадения были редки. Случается, что религиозная секта объединяет единомышленников, которые, как, например, сикхи В Индии, сливаются в этнос, и тогда происхождение особей, инкорпорированных общиной, не принимается во внимание. Но часто такие общины неустойчивы и распадаются на этносы, как это было с мусульманской общиной, основанной Мухаммедом в VII в. Если при первых четырех халифах в странах ислама шел процесс слияния арабских племен, сирийцев и частично персов в единый этнос, то уже при Омейядах (661-750) этот процесс остановился, а при Аббасидах потомки завоевателей и покоренных стали слагаться в новые этносы с единой межэтнической культурой, условно именуемой "мусульманской", с арабским языком, осознанием своего единства при сопоставлении с христианами и язычниками, ко с различными историческими судьбами и разными стереотипами поведения, что выразилось в создании разнообразных сект и идеологических концепций.

Казалось бы, эмираты и султанаты, возникавшие вследствие обособления этносов, должны были бы соответствовать этническим границам, но этого не было. Удачливые полководцы подчиняли себе на короткое время территории с разноязычным населением, а затем становились жертвой соседей, т.е. политические образования имели иные судьбы, нежели этнические целостности. Конечно, общность исторической судьбы способствует образованию и сохранению этноса, но и историческая судьба [8 ] может быть одной у двух-трех народностей и разной – в пределах одной народности. Например, англосаксы и уэльские кельты государственно объединены в XIII вё однако они не слились в единый этнос, что, впрочем, не мешает им жить в мире, а у армян восточных, подчиненных еще в III в. Ирану, и западных, связанных с этого же времени с Византией, судьбы были различны, но этническое единство не нарушалось. В XVI-XVII вв. французские гугеноты и католики весьма различались по своим историческим судьбам, да и по характеру культуры как до издания Нантского эдикта, так и после отмены его. Однако этническая целостность Франции оставалась неизменной, несмотря на кровопролитные войны и драгонады. Следовательно, становление этносов – этногенез, лежит глубже, чем видимые исторические процессы, фиксируемые источниками. История может помочь этнологии, но не заменяет ее.




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   49




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет