Национальной безопасности РФ



бет2/3
Дата28.06.2016
өлшемі196 Kb.
1   2   3

Испания до сегодняшнего дня страдает от терроризма. Свое развитие антитеррористическое законодательство этой страны ведет с конца XIX века, с законов против анархистских движений, например Закон от 10 июля 1894г. Испанские юристы считают его первым законом против терроризма в Испании.

В период правления генерала Франко были приняты – закон 1971г. «О государственной безопасности», Декрет-Закон 1947 г. «О бандитизме и терроризме», Декрет 1960г. с аналогичным названием. После смерти Франко в 1975 г. и восстановлении демократии, стратегия государства в борьбе с террористическими проявлениями пошла по тому же пути, что и во Франции. Сфера преследования преступлений сопровождалась деполитизацией. В декабре 1978 года принимается Закон, который отказывается от термина «террористические преступления», предусматривая некоторые отягчающие вину обстоятельства и новые виды инкриминации, применяемые в отношении общеуголовных преступлений.

С принятием 29 декабря 1978 года новой Конституции Испании, и особенно ст. 55-2, которая признает конституционность определенных ограничений прав граждан, когда речь идет о предупреждении или расследовании террористических преступлений. Королевский Декрет-Закон № 3/1979 «О безопасности граждан» содержит нормы направленные против терроризма, которые не вошли в Уголовный кодекс Испании. Сам Кодекс был дополнен созданием специфических уголовных составов: вступление в вооруженные банды и террористические организации, конспирация и предложение их создать, подстрекательство и восхваление подобных формирований. В декабре 1984 года был принят Органический закон «О борьбе с вооруженными бандами и террористическими элементами», а в новом Уголовном кодексе Испании, введенным в действие в 1996 г. значительное место отведено положениям, касающимся терроризма.

Главы УК Испании перечисляют деяния и условия, при наличии которых эти деяния признаются террористическими, а также круг лиц, которые могут быть привлечены в качестве виновных в данных преступлениях, а равно санкции, применяемые за их совершение. К таковым относятся «преступления, направленные против жизни и личной неприкосновенности; посягательства в отношении государственной власти, ее служащих, публичных должностных лиц и членов их семей; незаконное заключение, незаконное лишение свободы с требованием выкупа при условии или под предлогом выполнения публичных функций; нападения на военные учреждения и государственные службы безопасности, полицию, в том числе провинций и коммун, на сооружения и коммуникационные центры, на железнодорожный, водный, воздушный, автомобильный транспорт и общественные здания, банковские, коммерческие и другие учреждения, в которых хранится валюта, а также на склады оружия и боеприпасов и санитарные центры; принуждения, угрозы и вымогательство; пожары и другие разрушения; преступления против главы государства и его наследства, против высших органов власти нации, формы государственного строя и преступления против внешней безопасности государства; мятеж; владение и хранение оружия, боеприпасов или взрывчатых веществ, равно как и их приобретение, изготовление, манипуляция, перевозка или поставка; учреждение и/или принадлежность к организациям, бандам или группам, сформированным для террористической деятельности или сотрудничество с ними; любое преступление, совершенное лицами в целях содействия террористической или мятежной деятельности также как и сотрудничество с деятельностью или целями вооруженной банды, формированиях либо террористической деятельности». В действующем УК Испании в отделе 2 «О терроризме» содержащем 10 статей (571-580) определены условия, при наличии которых общеуголовное преступление становится террористическим. Таким определяющим признаком является «нахождение в составе, действия по найму или сотрудничество с вооруженными бандами, формированиями или группами, чьими целями являются свержение конституционного строя либо серьезное нарушение общественного спокойствия». По ст. 571 УК Испании к ответственности за терроризм привлекаются те, кто: находясь в составе действую по найму или сотрудничая с вооруженными бандами, формированиями или группами, чьими целями являются свержение конституционного строя либо серьезное нарушение общественного спокойствия, совершит взрыв, причинив при этом разрушение аэропортам, портам, станциям, зданиям, публичным местам, хранилищам зажигательных или взрывчатых веществ, путям сообщения, средствам общественного транспорта либо погружения или посадку судна на мель, затопление, взрыв шахты или промышленной установки, при поднятии рельсов железной дороги, повреждение железнодорожных семафоров, взрыв моста, разрушение какого-либо вида или средства транспорта или поджог, который создает опасность для жизни или физической неприкосновенности людей.

В случае совершения подобного преступления против личности, т.е. совершающим террористический акт, признается каждый, кто отвечает вышеназванным требованиям ст. 571 УК Испании. При этом, дифференцируется и размер санкций. (Вопросы ответственности за терроризм будут рассмотрены в следующем параграфе данной главы.)

УК Испании предусматривает также ответственность за акты сотрудничества с вооруженными бандами, формированиями или террористическими группами. Под актами сотрудничества, ст. 576 УК Испании понимает: информирование или наблюдение за людьми, собственностью либо оборудованием; строительство, подготовка, уступка или использование жилых помещений и хранилищ, укрывательство или перемещение людей связанных с вооруженными бандами, формированиями или террористическими группами; лица, совершившие одно из этих деяний, признаются соучастниками или пособниками.

В Италии, уголовно-правовые нормы, направленные на борьбу с терроризмом содержатся как в Уголовном кодексе страны (ст. 270 bis.), а также в Законе № 15 1980 года. Эти нормативные акты не содержат четкого определения терроризма, в них говорится об объединениях, цель которых – совершение террористических актов и разрушение демократического порядка. Наказывается тюремным заключением на срок до 15 лет всякий, кто поощряет, создает, организует или руководит объединением, пропагандирует таковое, совершает насильственные действия, чтобы нарушить демократический правопорядок.

Итальянское уголовное законодательство относит террористические преступления к одному из проявлений организованной преступности, как имеющие общие цели и посягающие на конституционный порядок (ст.1 Закона 15/1980), используя при этом запугивание, направленное на полное подчинение населения с тем, чтобы облегчить деятельность мафиозных ассоциаций, опираясь в этой деятельности на «закон молчания» («оморта» ст. 416 – Bis. УК Италии). С криминологической точки зрения, сходство этих явлений заключается в том, что последствия террористических преступлений и преступлений мафии, состоит в причинении вреда во многом превышающего вред, наносимый общеуголовными преступлениями. В связи с этим репрессивная реакция государства усиливается за совершение первых.

Профессор Флорентийского университета Ф. Палаццо указывает, что мафиозные объединения отличаются от террористических целями. Мафиозные используют устрашение с тем, чтобы добиться прямого или косвенного управления или контроля над экономической деятельностью, чтобы получить незаконные прибыли или с тем, чтобы получить преимущества для себя или для других. Деятельность членов таких объединений связана с омортой, т.е. законом молчания.1

На наш взгляд эти отличия, как показывает современная практика терроризма, являются основными чертами схожести мафиозной и террористической преступности. Факты свидетельствуют о том, что террористические организации активно используют, особенно в подготовительном периоде мафиозные способы и методы: самофинансирование путем совершения экономических преступлений («чеченские» авизо, отмывание денег полученных от разбоев и грабежей на транспорте и т.п.); а законы конспирации давно уже в практике террористических организаций.2



В Германии основными правовыми нормами по борьбе с террористическими преступлениями являются Уголовный кодекс 1871 года (в редакции 1998 года) и Законы «О судоустройстве» и «О компенсации жертвам насильственных деяний».

В УК ФРГ отсутствует определение понятия терроризма. Германия, как и большинство западных стран, пошла по пути перечисления деяний относимых к террористическим преступлениям. § 129а – «Создание террористических объединений» дает определение террористического объединения или группы, чья деятельность направлена на совершение опасных преступлений, таких как: тяжкое (§ 211) и простое (§ 212) убийство; геноцид (§ 220а); похищение людей с целью выкупа (§ 239а); взятие заложников (§ 239b); разрушение особо важных средств производства (§ 305а); а также наиболее серьезные из так называемых общеопасных преступлений (гл. 28 УК): поджоги, взрывы (в том числе ядерные), злоупотребление ионизирующим излучением, нападения (создание опасности) на автомобильный, водный, воздушный и железнодорожный транспорт, повреждение публичных предприятий и устройств, создание опасной ситуации в строительстве (§§ 306-308, 310b, 311, 311a, 312, 315, 316b, 316с, 319 УК ФРГ).

Для эффективного раннего уголовно-правового воздействия на террористические проявления в УК ФРГ Законом «О борьбе с терроризмом» от 19 декабря 1986 года в УК ФРГ была введена норма (§ 130а): «Подведение к совершению преступлений». По этой норме, такого рода подведение существует тогда, когда лицо распространяет, публично выставляет, рекламирует или иным образом делает доступным сочинение, которое по своему содержанию предназначено для создания у другого человека готовности, совершить то или иное из преступлений, нарушающих общественное спокойствие. К этой категории преступлений относятся преступления, уже нами перечисленные (§ 129а УК ФРГ), а также: массовые беспорядки; причинение тяжких телесных повреждений (включая отравление); похищение людей для вывоза за границу или обращение в рабство; разбой и разбойное вымогательство; умышленное высвобождение ионизирующих лучей; создание угрозы безопасности дорожного транспорта; разрушение телекоммуникационных сооружений; умышленное повреждение важных для обеспечения общественных нужд сооружений (дамб, водопроводов, мостов, защитных устройств, шлюзов, транспортных путей и т.п.).

Предусмотренные УК ФРГ усеченные составы, подведение к преступлению, по существу является составом преступления по УК РФ именуемым как экстремизм. По УК ФРГ он обозначен как всем понятные составы конкретных преступлений, что позволяет правоохранительным органам не путаться в казуистике и философии, что такое экстремизм и другие общие фразы и доказывать конкретные преступные деяния на самой ранней стадии умысла.

Наказание за эти деяния до 3-х лет лишения свободы, штраф до 10 тыс. марок. Такое же наказание по ч. 2 § 130а грозит тому, кто публично или на собрании восхваляет или призывает к совершению указанных выше опасных деяний, чтобы создать у другого лица готовность к совершению.

Примером умелого использования зарубежного опыта и определенной трансформации социалистических норм права в рыночные, может служить Китайская Народная Республика.

Действующий Уголовный кодекс КНР был принят 14 марта и вступил в силу 1 октября 1997 г. Если Особенная часть УК КНР 1979 г. содержала 8 глав и включала в себя 103 статьи, то в новом УК насчитывается уже 10 глав и 350 статей. Таким образом, сфера уголовной репрессии в современном Китае значительно расширилась. Необходимость расширения сферы уголовной ответственности может быть вполне оправдана целым рядом причин:

а) выявившимися на практике проблемами в уголовной наказуемости;

б) появлением новых общественных отношений, нуждающихся в уголовно-правовой защите или новых общественно опасных деяний, требующих уголовно-правовой борьбы с ними;

в) заключением международных соглашений, в которых участвует данное государство;

г) укреплением гарантий защиты конституционных прав и свобод;

д) целесообразностью выделения специальных составов из общих1;

Следует отметить, что в уголовном законодательстве КНР отсутствует определение терроризма. В особенной части УК КНР у статей отсутствуют названия, а лишь номера и сразу дается их содержательная часть, т.е. уголовно-наказуемое действие или бездействие возможно вредных последствий или ущерб, за которое и санкция – наказание. Поэтому, если анализировать статьи УК по их содержательной части – диспозиции, то признак террористичности имеется только в статье 120 УК КНР, главе 2 «Преступления против общественной безопасности», которая в части первой гласит, что «организация, руководство или активное членство в террористической организации – наказываются лишением свободы на срок от 3 до 10 лет; для прочих участников указанной организации предусматривается наказание лишением свободы на срок до 3 лет, краткосрочным арестом или надзором».

Казалось бы, что китайский законодатель установил уголовную ответственность только за участие в деятельности террористической организации. Однако, часть вторая данной статьи указывает на то, что лица помимо совершения преступления, упомянутого в части первой настоящей статьи, принимавшие участие в убийстве, организации взрыва, похищении людей и совершении других преступлений, наказывается по совокупности преступлений согласно соответствующим статьям настоящего Кодекса.

Из смысла ст.120 видно, что основным признаком, относящим любое преступление к разряду террористических, законодатель КНР относит «организацию, руководство или активное членство в террористической организации» или «прочее участие». Именно это и является правовой основой объявления преступления актом терроризма. В кодексе отсутствует и понятие «террористическая организация». Но думается с учетом существования в правовой системе КНР института «контролируемой аналогии» (когда решения судов, выносимые на основе аналогии, подлежат обязательному утверждению Верховным народным судом Китая), этот пробел в уголовном законе КНР легко устраним2.

В Главе 2 «Преступления против общественной безопасности» диспозициях ст. ст. 114-115 УК КНР отнесены по сути 10 составов преступлений, которые могут применяться в качестве способов осуществления террористических актов: поджог, затопления, взрыв, применение отравляющих веществ либо свершение иных опасных действий, направленных на разрушение заводов, портов, рек, водных источников, складских и жилых помещений, лесных и сельскохозяйственных угодий, пляжей, пастбищ, основных трубопроводов, общественных сооружений или иного государственного или частного имущества, причинившего вред общественной безопасности, но не повлекшие за собой серьезных последствий, - наказываются лишением свободы на срок от 3 до 10 лет. Статья 115 УК КНР за те же действия, что описаны в статье 114 УК КНР, но повлекшие за собой человеческие жертвы, тяжелые увечья или смерть, либо причинившие серьезный ущерб государственному или частному имуществу, влекут за собой лишение свободы на срок свыше 10 лет, бессрочное лишение свободы или смертную казнь. Установлена и уголовная ответственность за покушение. Часть 2 ст. 115, за неудачную попытку совершения такого преступления предусматривает наказание от 3 до 7 лет лишения свободы, и при смягчающих обстоятельствах – лишение свободы до 3 лет или краткосрочным арестом.

КНР, начиная с 80-х годов прошлого века, последовательно ратифицировала договоры, направленные на борьбу с незаконным захватом воздушных судов (Гаагская Конвенция 1970 года), с действиями, нарушающими безопасность гражданской авиации (Монреальская Конвенция 1971 г.) и рядом других. Поэтому в действующем УК КНР нашли свое отражение и соответствующие уголовно-правовые запреты конвенционного характера. Так, в ст. 121, за захват и удержание воздушного транспортного средства с применением угроз, насилия или иных способов – наказывается лишением свободы на срок свыше 10 лет или бессрочным лишением свободы, а те же деяния, приведшие к человеческим жертвам, смерти или к серьезному повреждению воздушного транспортного средства, караются смертной казнью. Аналогично и с захватом иных средств передвижения.

Захват и удержание морского, речного судна или автомобиля с применением угроз насилия или иных способов – наказывается лишением свободы до 10 лет, и те же деяния, повлекшие за собой серьезные последствия – на срок свыше 10 лет или бессрочным лишением свободы.

Анализируя нормы УК КНР, следует отметить, что при их разработке китайский законодатель учел, несмотря на социалистический характер своей правовой системы, учел опыт развитых рыночных государств. В диспозициях т.н. террористических составов преступлений он ушел от выделения таких политизированных элементов и признаков, как «с целью»; «по мотивам»; «идеология»; «пропаганда»; «оказание воздействия на принятие решений органами власти»; «в целях понуждения государства» и другими, которыми в изобилии начинены антитеррористические Законы и составы преступлений террористического характера в УК РФ.

Главным в построении диспозиций таких деяний китайские законодатели определили (как и их коллеги во Франции, Испании, Великобритании и Германии и ряда других западных стран), это преступный способ (убийство, нанесение увечий, взрыв и т.п.), а также тяжесть наступивших при этом последствий. Наказания при этом также самые суровые: смертная казнь и лишь изредка бессрочное лишение свободы. Российский законодатель напротив, все касающееся террористических преступлений политизировал до предела, исключил само понятие уголовно-наказуемого терроризма, в новой редакции ст. 205 УК РФ (террористический акт) сроки наказания оставил щадящие, даже не изменил нижний предел санкций.

В Китае, как и в России, основные террористические проявления связаны с сепаратизмом. В Китае острие государственной политики в борьбе с этим злом направлено против уйгурских сепаратистов, выступающих за создание независимого государства «Восточный Туркестан» на территории Синьцзян - Уйгурского автономного района КНР. Сепаратисты создали лагеря боевиков, склады боеприпасов и оружия; с 1990 года ими совершено более 200 терактов, где пострадали свыше 600 человек1.

В связи с этой угрозой, в УК КНР в главе «Преступления против государственной безопасности» предусмотрен ряд статей направленных на противодействие причинам террористической деятельности: на «причинение вреда территориальной целостности и безопасности КНР» (ст. 102 УК); на «организацию, планирование и совершение практических действий направленных на раскол государства, нарушение государственного единства, осуществленные зачинщиками или лицами, совершившими тяжкие преступления» (ст. 103 УК); при этом ст. 1136 УК КНР допускает, за совершения преступлений перечисленных в этой главе, в случае «причинения особо серьезного вреда государству и народу, и при особо отягчающих обстоятельствах», применение смертной казни.

Серьезное внимание уделено борьбе с незаконным оборотом оружия. В ст.ст.125-130 УК КНР, за эти преступления предусмотрены жесткие санкции, а незаконное производство, торговля, перевозка, пересылка по почте, хранение стрелкового оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ (ст. 125) караются смертной казнью. Часть 2 ст.127, «открытое хищение стрелкового оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или кражи, принадлежащих государственным органам, военнослужащим и полиции, наказывается лишением свободы на срок свыше 10 лет, бессрочным лишением свободы или смертной казнью».

Расширение составов УК регулирующих оборот оружия (с 1 в УК 1979 года до 6 в новом УК КНР), указывает на повышение роли превентивных норм уголовного законодательства, профилактики наиболее опасных вооруженных форм преступности в т.ч. и террористических. Серьезные санкции, включая смертную казнь, предусмотрены в УК КНР и за умышленное убийство (ст.232); за серьезную травму повлекшую смерть (ст.234); за изнасилование и развратные действия (ст.236); незаконное заключение под арест или лишение свободы другими способами (ст.238); похищение человека с целью вымогательства у него имущества или захват его в качестве заложника (ст.239); похищения женщины или ребенка на продажу (ст.240). Все эти и им подобные преступления зачастую служат способами террористических действий или сопутствуют им и поэтому ужесточение санкций за их совершение также способствует превенции от терроризма.

Действующий Уголовный Кодекс КНР достаточно жесткий: из 350 статей Особенной части смертная казнь, как санкция за преступление может быть применена по 44 статьям или по каждой восьмой.

29 декабря 2001 г. Всекитайское собрание народных представителей ратифицировало ряд международных Конвенций направленных на борьбу с финансированием терроризма и отмыванием денег для нужд террористических организаций. В связи с этим в УК КНР были внесены соответствующие статьи - 107 и 191.

Действующий Уголовный кодекс Таиланда принят 13 ноября, опубликован 15 ноября, вступил в силу с 1 января 1956 г. 1

УК Таиланда состоит из трех книг. Книга 1 – Общие положения (общая часть), Книга 2 – Отдельные преступления (особенная часть), Книга 3 – Незначительные преступления.

Общая часть действующего уголовного законодательства Таиланда имеет следующие особенности.

Положение «nulla poena sine lege» является основным принципом действующего уголовного закона и закреплено ст. 2: «К лицу применяется уголовное наказание только в случае, если деяние, совершенное данным лицом, является преступным и наказуемым на момент совершения данного деяния, а наказание, применяемое к преступнику, предусмотрено действующим уголовным законом ».

Существенной особенностью уголовного права Таиланда являются возрастные границы уголовной ответственности. Ответственность за совершение преступления предусмотрена с 7 лет, но ребенок с 7 до 14 лет не подвергается наказанию, к нему применяются так называемые воспитательные меры воздействия. При необходимости выносится предупреждение также и родителям или опекуну ребенка. К подросткам в возрасте от 14 до 17 лет по усмотрению суда применяются либо воспитательные меры, либо уголовное наказание. Однако в последнем случае оно должно быть меньше в 2 раза по сравнению с тем, что указано в санкции статьи за конкретное преступление. Молодые люди в возрасте от 17 до 20 лет подвергаются только наказанию, но уменьшенному на 1/3 или на 1/2 (ст.ст. 72-79).

Особенную часть УК Таиланда открывает раздел, посвященный преступлениям против безопасности Королевства. На первое место законодатель поставил охрану Короля, Королевы, Престонаследника и Регента. К смертной казни должен быть приговорен любой, кто станет виновником не только смерти указанных лиц, но даже и тот, кто попытается совершить акт насилия в отношении них, либо поставит под угрозу их жизнь (ст. 107-110).

На втором месте – внутренняя безопасность Королевства. Суровым мерам (смертной казни или пожизненному тюремному заключению) подвергается тот, кто попытается свергнуть власть или захватить Королевство, а также предпримет иные подготовительные меры к мятежу. Статья 118 предусматривает ответственность за оскорбительные действия над флагом или другой эмблемой, символизирующей государство, с целью высмеять нацию.

Интересна по содержанию глава 4 «Преступления против дружественных отношений с иностранными государствами». В ней охраняются высокопоставленные лица (главы государств, монархи, королевы и их супруги) дружественного иностранного государства,

Уголовное право Таиланда отличается суровостью. В Королевстве весьма широко применяется смертная казнь.

В качестве обязательной меры наказания она предусматривается за преднамеренное убийство; убийство официального лица находящегося на правительственной службе и убийство Короля. Альтернативно смертная казнь применяется за похищение человека, поджог и использование бомб, если это ведет к смерти, мятеж, измену. Королевский Закон 1978 г. установил смертную казнь за захват и угон воздушного судна.

В действующем УК Таиланда и других уголовно-правовых актах отсутствует понятие терроризма и террористического преступления. Вместе с тем раздел VI «Преступления, относящиеся к общественной безопасности» дает перечень из 22 составов, которые можно отнести к способам терроризма. Так, статья 218 гласит: любой, кто поджигает:


Каталог: data -> 2009 -> 1 08
2009 -> Учебно-методический комплекс для специальности 520400 «Философия» подготовки бакалавра
2009 -> Программа дисциплины Криминология для специальности 030501. 65 Юриспруденция подготовки специалиста
2009 -> Социокультурные факторы адаптации армянских мигрантов в москве
2009 -> Экзаменационные билеты по Священной Библейской истории Ветхого Завета
2009 -> Программа дисциплины «История зарубежной философии»
2009 -> О российских базах в Закавказье


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет