Новая позитивная



бет8/15
Дата13.06.2016
өлшемі2.04 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15
Глава 7. Счастье в настоящем 159

«Начиная танцевать, я плыву, наслаждаюсь, ощущаю малейший жест... Я просто физически ловлю кайф... На коже выступает пот, как будто меня слегка лихорадит, а потом — полный восторг, если все получается... Я танцую и пытаюсь движениями выразить свое «я». Это суть танца. Он позволяет общаться с людьми на языке телодвижений... Когда все идет хорошо, я по-настоящему самовыражаюсь под музыку и вижу реакцию зала».

Диапазон занятий, приносящих людям духовное удовлетво рение, поистине огромен. Респонденты Майка называли все—от корейской медитации до мотозабега японских байкеров, от игры в шахматы до ваяния, от работы на сборочной линии до балета. Однако все участники опроса единодушно указали одни и те же условия и составляющие своего состояния:


  • «Вызов ситуации»: поставленная перед собой задача
    должна быть достаточно трудна и требовать мастерства

  • Сосредоточенность

  • Совершенная ясность цели

  • Немедленное ощущение отдачи

  • Полное погружение в работу, не требующее специальных
    усилий

  • Чувство контроля над ситуацией

  • Исчезновение восприятия себя

  • Остановка времени

Заметьте, в этом списке нет ни одной положительной эмо ции. В рассказах о духовном удовлетворении такие чувства, как радость, волнение, экстаз, упоминаются лишь изредка и явно принадлежат к позднейшей интерпретации пережитого. По сути дела, в основе состояния «потока» лежит, скорее, полное отсутствие эмоций, самозабвение. Эмоциональная оценка происходящего и связанные с нею впечатления обычно помогают нам корректировать свою деятельность. Но если то, чем мы

160 Часть 1. ПОЗИТИВНЫЕ ЧУВСТВА

занимаемся, идеально соответствует нашим внутренним потреб ностям, мы уже не обращаем внимания на эмоции и забываем о времени.

Чтобы глубже понять состояние «потока», хочу восполь зоваться понятием, заимствованным из сферы экономики. Капитал — это ресурсы, предназначенные не для потребления, а для инвестиций в будущее, рассчитанных на отдачу в виде еще больших доходов. Понятие «капитал» используется и в других сферах человеческой деятельности. Так, социальный капитал — это ресурсы, накапливаемые в результате общения с людьми (друзьями, любимыми и знакомыми), а культурным капиталом можно назвать те информационные ресурсы (книги, музеи), которые помогают сделать жизнь более одухотворенной. Существует ли в таком случае психологический капитал, и если да, то каким образом происходит его накопление?

Получение удовольствия аналогично процессу потребления. Вдыхаем ли мы аромат духов, едим малину или почесываем заты лок — все это сиюминутные удовольствия, а не «долгосрочные вложения капитала». Переживая их, мы ничего не накапливаем. Когда же мы всецело увлечены каким-то делом — «погружены в поток», - в нас, вполне вероятно, промсходихлакопление психологического капитала. Возможно, «поток» — это и есть

состояние психологического роста. Полное погружение, само забвение и «остановка времени», с точки зрения эволюции, могут соответствовать процессу накопления психологических ресурсов. Удовольствие связано с насыщением тела, а духовное удовлетворение способствует развитию личности.

Для оценки того, как часто современный человек пребывает в «потоке», Чиксентмихали и его коллеги разработали специаль ный метод снятия проб (МСП). Участникам эксперимента были выданы пейджеры, на которые несколько раз в день поступали вопросы. Респонденты должны были подробно описать, что они делали в текущий момент, о чем думали, какие чувства испы тывали и насколько были увлечены. Исследователи опросили несколько тысяч людей разных профессий.

Глава 7. Счастье в настоящем 161

Оказалось, что некоторые люди практически постоянно пре бывают в «потоке», тогда как другие испытывают это состояние довольно редко, а то и вообще никогда. В одном из исследований Чиксентмихали опросил 250 подростков, часто погружающихся в «поток», и 250 подростков, мало знакомых с этим состоянием. Вторые, в основном, принадлежали к категории «магазинных детей». Такие дети часами гуляют по торговым центрам и подолгу сидят у телевизора. У «высокопоточных» подростков, как правило, имеется хобби, они занимаются спортом и много времени отдают учебе. Почти по всем показателям — включая самооценку и степень увлеченности — «высокопоточные» под ростки показали более высокие результаты. По всем, кроме одного, и довольно существенного: «высокопоточные» подростки заявляли, что их сверстники веселее проводят время и что сами они с удовольствием променяли бы вечные занятия на поход в торговый центр или «общение» с телевизором. Но несмотря на то, что занятия серьезных подростков на первый взгляд менее увлекательны, оказалось, что они с лихвой окупаются в буду щем. «Высокопоточные» подростки, как правило, поступают в высшие учебные заведения, устанавливают более глубокие социальные контакты и добиваются большего успеха в жизни. Все это подтверждает справедливость версии Чиксентмихали о том, что «поток» — это процесс накопления психологического капитала, наших ресурсов на всю дальнейшую жизнь.

Учитывая, какие преимущества дарит нам духовное удо влетворение и состояние «потока», удивительно, что мы так часто предпочитаем ей телесные удовольствия. Выбирая между хорошей книгой и заурядной телекомедией, мы сплошь и рядом решаем в пользу последней, хотя опросы неизменно показы вают, что для людей, которые смотрят по телевизору комедии, типично состояние легкой депрессии. Постоянное предпочтение доступных удовольствий духовному удовлетворению чревато печальными последствиями. За последние сорок лет во всех раз витых странах резко возросло число людей, страдающих депрес сивными состояниями. Депрессия «помолодела», и сегодня она

6. 3-790.

162 Часть 1. ПОЗИТИВНЫЕ ЧУВСТВА

встречается в десять раз чаще, чем в 1960 году. Сорок лет назад средний возраст людей, впервые столкнувшихся с депрессией, составлял 29,5 года, тогда как сегодня это 14 с половиной лет. Парадокс в том, что показатели объективного благополучия (покупательская способность, уровень образования, возмож ность слушать любую музыку и хорошо питаться) постоянно растут, в то время как показатели субъективного (духовного) благополучия снижаются. Чем же объяснить такое бедствие?

Легче перечислить то, чем его объяснить нельзя [143]. Причина этой эпидемии явно не биологического характера: за сорок лет наши гены и гормоны не способны настолько изме ниться, чтобы число страдающих депрессиями увеличилось в десять раз. Экология здесь тоже ни при чем — жители поселка, расположенного в сорока километрах от нашего города, пьют ту же воду, дышат тем же воздухом и поставляют нам ту же пищу, которую едят сами. Однако при этом они ведут приблизительно тот же образ жизни, что и триста лет назад, и в десять раз меньше подвержены депрессии, чем мы, жители Филадельфии. Низкий уровень жизни также не может быть причиной, поскольку эпидемия поражает в основном развитые страны. А тщатель ные исследования показали, что даже в пределах одной и той же страны — например, США — негры и латиноамериканцы меньше страдают от депрессии, чем представители белой расы, живущие в гораздо лучших условиях.

Думаю, многие люди чувствуют себя жертвами обстоятельств из-за неоправданно высокой самооценки. Это порождает край ний индивидуализм, в свою очередь способствующий развитию депрессии. Но пока я не стану подробно излагать эту теорию, потому что есть другой, более основополагающий фактор: люди слишком привыкли получать удовольствие, не затрачивая усилий. Жителям развитых стран всегда доступны телевидение, наркотики, шоппинг, секс без любви, спортивные зрелища и шоколад (и это, как вы понимаете, лишь капля в море).

Рассмотрим самый простой пример. Сочиняя эти строки, я ем поджаренный хлеб с маслом и черничным вареньем. Я не

Глава 7. Счастье в настоящем 163

пек этот хлеб, не сбивал масло и не собирал чернику. Завтрак (в отличие от каждой фразы) достался мне без труда, не потре бовав никаких навыков и стараний. А что, если бы вся моя жизнь состояла из удовольствий, получаемых просто так — без усилий, мастерства и преодоления трудностей? Подобная жизнь волей-неволей располагает к депрессии. Наши достоинства и добродетели остаются невостребованными и увядают. И только стремление к духовному удовлетворению позволяет жить полно ценно.

Один из основных симптомов депрессии — поглощенность собой. Человек постоянно анализирует собственные ощущения. Его подавленность (по существу, беспричинная) становится самодовлеющим фактором. В таком настроении человек начи нает раздумывать о столь же мрачном будущем, прикидывать, как это скажется на работе, и, естественно, все больше впадает в депрессию. «Слушайтесь своих чувств», — наперебой советуют поставщики дешевых психологических рецептов. Молодежь, услышав этот призыв, охотно верит и вырастает в поколение, больное нарциссизмом и сосредоточенное лишь на собственном самочувствии [144].

В отличие от постоянной оглядки на свои чувства, духовное удовлетворение предлагает человеку свободу от эмоций, от сознания себя и полную увлеченность. Духовное удовлетворе-ние вытаскивает нас из состояния поглощенности собой, и чем глубже мы погружаемся в «поток», тем меньше рискуем впасть в депрессию. Таким образом, против молодежных депрессий существует мощное средство — стремление к духовному удо-влетворению и отказ от погони за удовольствиями. Удовольствия даются легко, удовлетворение же требует определенных досто инств и навыков. Таким образом, выявление и развитие в себе положительных качеств — эффективный способ защиты от депрессии.

Но отказаться от «бесплатного» удовольствия в пользу духовного удовлетворения непросто. Последнее необходимо заслужить, и это требует мастерства и напряжения всех сил.

164 Часть 1. ПОЗИТИВНЫЕ ЧУВСТВА

Отпугивает людей и риск неудачи. Радость игры в теннис, интеллектуальной беседы или чтения книги Андреа Баррета недоступна без определенных усилий, по крайней мере пона чалу. Удовольствие, связанное с просмотром телекомедии, мастурбацией, вдыханием изысканных ароматов, не сопряжено с преодолением трудностей, а потому доступна всем. Чтобы съесть кусок булки с маслом или посмотреть по телевизору футбольный матч, не нужно ни труда, ни умения, и неудача здесь не грозит. Во время нашей памятной встречи на Гавайях Майк сказал:

«Удовольствие— мощный источник мотивации, однако оно не вызывает в нас внутренних перемен. Это сугубо консерва тивная сила, подталкивающая к удовлетворению сиюминут ных потребностей, обеспечению комфорта и релаксации... Упоение [духовное удовлетворение], напротив, не всегда при ятно, порой оно связано с сильным стрессом. Так, альпинист может чувствовать себя измученным, полуобмороженным, оказаться на краю бездонной пропасти — и все же он не про меняет это состояние ни на что другое. Потягивать коктейль [145], сидя под пальмой на берегу лазурного океана, конечно, было бы приятнее, но это удовольствие не идет ни в какое сравнение с той радостью, которую он испытывает на этом ледяном гребне».



Ящерица с Амазонки

Вопрос о том, как познать духовное удовлетворение, по суще ству, сводится к древнему философскому вопросу о том, что такое счастье. Один из моих преподавателей, Джулиан Джейнс, завел у себя в лаборатории амазонскую ящерицу. Первые несколько недель она ничего не ела. Джулиан испробовал все, однако рептилия умирала с голоду у него на глазах. Он давал ей латук, манго, свинину из супермаркета, ловил мух и под-

Глава 7. Счастье в настоящем 165

кладывал в кормушку. Притаскивал живых насекомых и блюда китайской кухни, смешивал фруктовые соки. Ящерица отказы валась от всего и уже начала впадать в оцепенение. Как-то раз Джулиан купил бутерброд с ветчиной и попытался соблазнить им ящерицу, но она опять не проявила ни малейшего интереса. Тогда Джулиан сел читать «Нью-Йорк таймс». Проглядев пер вую полосу, он отшвырнул газету, которая случайно упала на бутерброд. Ящерица взглянула на газету, воровато подкралась, прыгнула, изорвала бумагу в клочья и, добравшись до бутер- брода, мгновенно его проглотила. Оказывается, перед тем как что-то съесть, амазонская ящерица должна подкрасться и разо рвать оболочку. Так уж они устроены. Умение охотиться у яще риц в крови и играет столь важную роль, что, не поохотившись, они просто не могут есть. Ящерица с Амазонки не может полу-чить_удовлетворение без труда. Мы, люди, конечно, устроены 4 гораздо сложнее, однако и нами управляют механизмы, сфор мировавшиеся за сотни миллионов лет естественного отбора. В процессе эволюции наши приятные эмоции и соответствую щие потребности тоже связывались с определенными действи ями. Последние не так примитивны, как у ящериц, но отказ от них тоже обходится весьма недешево. Представление о~том, что мы якобы можем получить удовлетворение без использования своих добродетелей и достоинств — нелепость чистейшей воды. Будь мы ящерицами, то давно бы вымерли, пытаясь следовать ему! Хорошо еще, что пока мы всего лишь впадаем в депрессию: тысячи людей, живя в роскоши, умирают от духовного голода. Эти люди спрашивают: как найти счастье? Беда в том, что они неверно ставят вопрос. Путая удовольствие с духовным удовлетворением, люди надеются получить все сразу и без труда — жизнь превращается в погоню за наиболее доступными удовольствиями. Я ничего не имею против них, даже посвятил им целую главу и подробно объяснил, как достичь максимального уровня приятных ощущений. Напомню еще раз: благодарность, прощение, отказ от пессимистического восприятия прошлого, развитие в себе оптимистического отношения к будущему

166 Часть 1. ПОЗИТИВНЫЕ ЧУВСТВА

(с помощью критического анализа негативных автохарактери стик), учет привыкания, смакование и вдумчивое отношение к происходящему помогают сделать удовольствие более полным и сильным.

Однако если вся жизнь проходит в погоне за позитивными эмоциями, в ней нет места истинному счастью. Сегодня вновь актуален вопрос, сформулированный Аристотелем две с полови ной тысячи лет назад: «Что такое счастливая жизнь?». Проведя грань между удовлетворением и удовольствием, я возвращаюсь к этому фундаментальному вопросу, чтобы найти для него новый, научно обоснованный ответ.

Этот ответ неразрывно связан с выявлением и использова нием личных достоинств. Подробный анализ и практические рекомендации вы найдете в следующих главах. Но для начала подумайте о том, чтобы как можно чаще испытывать духовное удовлетворение — пусть это намного труднее, чем гоняться за положительными эмоциями.

Чиксентмихали очень старался, чтобы его печатные труды, посвященные самореализации, не были похожи на «учебники жизни». В своих замечательных книгах Майк приводит и разби рает множество примеров состояния «потока», но нигде не объяс-няет читателю, как в него погрузиться. Отчасти это объясняется тем, что автор принадлежит к европейской «описательной» школе, а не следует американской традиции «вмешательства». Думаю, Чиксентмихали верит, что после того, как он, подробно описав «поток», отойдет в сторону, творческий человек поймет остальное сам. В отличие от Чиксентмихали, я — последователь американской традиции, и раз уж мне известно достаточно много, я чувствую себя просто обязанным дать рекомендации в этой области, хотя выполнить их будет, безусловно, нелегко. Об этом-то и пойдет речь во второй части книги.
Часть II

ДОБРОДЕТЕЛИ И ДОСТОИНСТВА


Мы не враги, а друзья. Нам нельзя быть врагами. Накалившиеся страсти не должны разорвать узы давней привязанности. Таинственные струны памяти, протянувшиеся от полей сражений и могил патриотов к каждому живому сердцу и очагу этой огромной страны, зазвучат еще во славу Объединения, когда их коснутся светлые ангелы, живущие в наших душах.

Авраам Линкольн, первая инаугурационная речь, 4 марта 1861 г.







Глава 8


Новый взгляд

на добродетели

и достоинства

В те времена, когда Север и Юг Соединенных Штатов погру зились в пучину кровавой войны, Авраам Линкольн взывал к «светлым ангелам наших душ», надеясь, что они уведут людей от края пропасти. Величайший среди президентов оратор не случайно закончил свою речь такими словами. Большинство образованных людей в Америке середины XIX столетия разде ляли его убеждения и верили, что:



  • у каждого человека свой характер или натура;

  • поступки каждого зависят от его характера;

  • у человеческой натуры есть две ипостаси —
    дурная и добродетельная, или ангельская.

Психология XX века почти забыла эти положения, тем не менее история их величия и заката послужит достойным вступ лением к рассказу о том, что такое человеческие достоинства и какую роль они играют в позитивной психологии.

170 Часть II. ДОБРОДЕТЕЛИ И ДОСТОИНСТВА

Теория «хорошего характера» была идеологическим бази сом многих социальных движений XIX века. Сумасшествие трактовалось как моральное вырождение или отклонение от нормы, а основным методом терапии было «нравственное» лечение — попытки изменить «плохой характер» и сделать человека добродетельным. Движения за трезвость, ограничение детского труда и отмену рабства изначально замешаны на этих представлениях. Сам Авраам Линкольн воспитывался на них, и в этом смысле мы без особых преувеличений можем считать Гражданскую войну в Америке следствием распространения этой идеологии.

Что же случилось с теорией «плохого» и «хорошего» харак тера впоследствии?

Не прошло и десяти лет после Гражданской войны, как Соединенные Штаты столкнулись с новой проблемой — мяте жами и бунтами. По всей стране прокатилась волна забастовок и уличного насилия. К 1886 году столкновения рабочих (в основном иммигрантов) с властями приняли эпидемический характер. Кульминацией стало выступление на Хеймаркет-сквер* в Чикаго. Какое отношение к забастовщикам и бомбо метателям должно было сформировать государство? Ученые и теологи объясняли все безобразия дурными свойствами человеческого характера: нравственной неполноценностью, греховностью натуры, порочностью, глупостью, жадностью, жестокостью, несознательностью, импульсивностью — иными словами, во всем виноват был «плохой характер», и человек нес за него ответственность. Однако в то же время популярность приобретало и новое учение, оставившее след как в политике, так и в науке о человеке.

Ученые заметили, что насилие и беззаконие творят в основ ном люди, принадлежащие к низшим слоям общества. Условия их жизни и труда были кошмарны: шестнадцатичасовой рабо-

* 4 мая 1886 года на Хеймаркет-сквер в Чикаго анархисты швырнули бомбу в полицейских, которые готовились разгонять демонстрацию рабочих, добивавшихся восьмичасового рабочего дня. — Прим. ред.

Глава 8. Новый взгляд на добродетели и достоинства 171

чий день на жаре или в холоде, шестидневная рабочая неделя, платы едва хватало, чтобы не умереть с голоду, все члены семьи жили и спали в одной комнате. Рабочие были невежественны, плохо знали английский, постоянно страдали от голода и пере утомления. Эти факторы — изнурительная работа, бедность, недоедание, нечеловеческие бытовые условия, отсутствие образования — не были связаны с недостатками характера или аморальностью. Все это относилось к окружающей среде, не зависящей от особенностей конкретного человека. Казалось бы, так естественно предположить, что к насилию людей толкали нестерпимые условия жизни. Но такое объяснение очевидно для нас, современных людей, а сознанию людей XIX века оно было дотоле чуждо и ново.

И вот теологи, философы и общественные деятели загово рили о том, что бедняков, по всей видимости, нельзя винить за антиобщественное поведение. Преступления стали объяснять принадлежностью к низшим социальным слоям и плохими усло виями жизни. Таким образом, на заре XX века в американских университетах появилась новая дисциплина — социология. Ее задачей было мотивировать поведение не особенностями харак тера, а социальными условиями, и выдвигать контрмеры.

Социологи решили, что раз преступность порождают городская нищета и грязь, то искоренить ее помогут чистота и повышение уровня жизни. А если тупость и зверство вызваны отсутствием образования, то лучший выход — введение всеоб щего и обязательного школьного обучения.

То, что ученый мир поствикторианской эпохи с таким энту зиазмом воспринял учения Маркса, Фрейда и Дарвина, объясня ется, между прочим, теми длинными счетами, давно предъявлен ными к теории добродетельного характера. Маркс утверждал, что рабочих нельзя винить в забастовках, нарушениях закона и преступлениях, поскольку все это — результат отчуждения труда и классовой борьбы. Фрейд считал антисоциальное пове дение следствием конфликта в подсознании. Многие пришли к выводу, что теория Дарвина снимает с индивидуума вину за

172 Часть II. ДОБРОДЕТЕЛИ И ДОСТОИНСТВА

жадность и стремление к благополучию любой ценой, поскольку человек все еще подчиняется законам борьбы за выживание и естественного отбора.

Социология не только дала пощечину викторианскому морализаторству, но и утвердила принципы эгалитаризма*. От признания того, что во всем виновата среда, только шаг до заявления, что под ее влиянием добродетельный человек может стать дурным (этой проблеме большое внимание уделено в про изведениях Виктора Гюго и Чарльза Диккенса). Отсюда следовал вывод, что дурное окружение всегда портит людей, а характер человека вообще не нужно принимать в расчет, поскольку он обусловлен влиянием окружающей среды. Таким образом, социология решила отбросить религиозное, морализаторское и классово-угнетательское понятие о характере и взяться за мону ментальную задачу обустройства здорового, благоприятного для людей окружения.

Понятие характера — не важно, хорошего или плохого — ничего не значило для зарождавшегося в те годы нового психоло гического направления —бихевиоризма. Влияние особенностей человеческой личности отрицалось, над всем довлела окружаю щая среда. И только одно из ответвлений психологии — изуче ние личности — по-прежнему не сбрасывало со счетов категории «характер» и «человеческая натура».

Однако независимо от политических веяний, люди из века в век все же склонны следовать определенным поведенческим сте реотипам, и это позволяет предположить, что модели повеления перелаются по наследству. Отец современной теории личности Гордон Олпорт [148,149] начинал с карьеры социального работ ника, который всячески пропагандировал важность понятий «характер» и «добродетель». Однако знакомые формулы показа лись Олпорту чересчур нравоучительными, викторианскими, и он решил использовать научный, свободный от эмоциональной окраски термин личность. По мнению Олпорта и его последова-

Концепция, обосновывающая требование всеобщего равенства как принцип организации общественной жизни. — Прим. ред.

Глава 8. Новый взгляд на добродетели и достоинства 173

телей, наука должна описывать то, что есть, а не предписывать, как должно быть. Личность — описательный термин, харак тер — предписывающий. Таким образом, связанные с моралью характер и добродетель сумели тайком, надев маску теории личности, вновь проникнуть в научную психологию.

Феномен характера не исчез из научных исследований, невзирая на то, что он не вписывался в теорию американского эгалитаризма. Как ни пыталась психология XX столетия — в лице концепции личности Олпорта, фрейдовских подсознательных конфликтов, теории Скиннера и разработанной этологами теории инстинктов — изгнать этот термин из обихода, мы до сих пор активно его используем. Мы оперируем им в политике и законодательстве, воспитывая детей и критикуя чьи-нибудь поступки. По-моему, никакая общественная наука вообще не вправе претендовать на звание серьезной дисциплины, если в той или иной мере она не опирается на понятие характера. Настало время вновь сделать его основой научного изучения человеческой психики. Необходимо показать несостоятельность причин, в силу которых это понятие подвергалось остракизму, а затем создать солидную научную классификацию человеческих достоинств и добродетелей.

Итак, основные возражения, выдвинутые против понятия «характер», были таковы:



  1. Как феномен, характер обусловлен опытом.

  2. Наука вообще не должна давать рецептов и предписаний,
    ее дело — изучать и описывать то, что есть.

  3. Понятие «характер» обременено идеологической окраской
    протестантизма викторианской эпохи.

Первое возражение потерпело крах вместе с теорией «влия ния среды». Утверждение о том, что человек якобы становится таким, каким его делает опыт, было основным постулатом бихе виоризма на протяжении последних восьмидесяти лет. Однако и оно подверглось сомнению, после того как лингвист Ноам

174 Часть II. ДОБРОДЕТЕЛИ И ДОСТОИНСТВА

Хомский доказал, что способность человека строить и понимать новые фразы (например, «у младенца на попе сидит лавандовый утконос») зависит от врожденных свойств мозга, а не от жиз ненного опыта. Кроме того, выяснилось, что в результате есте ственного отбора животные и люди очень чутко воспринимают одни типы связей и зависимостей (например, между фобиями и неприятным вкусом) и не замечают других (допустим, между изображением цветка и электрическими разрядами). Когда же удалось установить, что тип личности (читай: характер) пере дается по наследству, первый из трех аргументов окончательно отпал. Стало очевидно, что характер формирует не только среда. Более того, в данном случае ее влияние ничтожно мало.

Второе возражение заключается в том, что понятие «харак тер» связано с моралью, а наука должна занимать по отношению к ней нейтральную позицию. Я полностью согласен, что задача науки — описывать, а не предписывать. Позитивная психология вовсе не обязана учить людей оптимизму, духовности и доброте. Ее дело — описывать результат психологического действия этих качеств. Так, оптимизм сокращает подверженность депрессиям, реально улучшает здоровье и работоспособность, хотя вы имеете полное право заявить, что все это — лишь следствие субъектив ного восприятия жизни. То, как вы распорядитесь полученными сведениями, всецело зависит от вас.

Наконец, последнее возражение: понятие «характер» безна дежно устарело, кануло в прошлое вместе с эпохой викториан ского протестантизма, оно чуждо терпимости и плюрализму XXI века. Такой провинциальной точке зрения вообще нет места в серьезных исследованиях. Мы вправе изучать как духовные ценности американских протестантов XIX века, так и основы мировоззрения современных белокожих научных работников средних лет. И все же, по-моему, лучше всего начать с изучения универсальных добродетелей и достоинств, присущих людям любой национальности и культуры. С этого мы и начнем.

Глава 8. Новый взгляд на добродетели и достоинства 175

Шесть универсальных добродетелей

В век постмодернизма и духовного релятивизма распростра нилось мнение, будто добродетели — лишь продукт обществен ных институтов, и сущность их обусловлена тем, в какую эпоху и в какой стране живет их носитель. Так, в Америке XXI века добродетелями считаются чувство собственного достоинства, ухоженная внешность, уверенность, независимость, индивиду альность, богатство и т. п. Св. Фома Аквинский, Конфуций, Будда и Аристотель не сочля бы добродетелью ни одно из этих качеств, а некоторые даже осудили бы как пороки. Богобоязненность, непорочность, замкнутость, величавость, мстительность — каж дое из этих качеств ценилось в свое время в определенной среде, тем не менее для нас все они чужды, а то и противны.

Можете себе представить, как удивились мы, исследователи, обнаружив, что по меньшей мере шесть добродетелей присущи всем религиям и культурным традициям мира! Но позвольте мне сначала рассказать, кто эти «мы» и каковы наши цели.

«Я устал финансировать научные проекты, которые обре чены вечно пылиться на полках», — сообщил мне по телефону Нил Майерсон, председатель Фонда Мануэля и Роды Майерсон в Цинциннати. Он позвонил мне в ноябре 1999 года, чтобы пред ложить совместный проект, после того как прочитал одну из моих статей о позитивной психологии.

Но какой проект и для чего? В конце концов, мы решили начать с финансирования лучших исследований подростковой психологии. Договорились пожертвовать субботой и воскресе ньем, чтобы собрать специалистов в этой области и рассказать им о наиболее интересных разработках, а там пусть они сами обсу дят, какие из этих работ достойны финансовой поддержки.

За обедом ученые, как ни странно, пришли к единому мнению. «Каждый проект заслуживает одобрения, — выразил общую мысль Джо Конати, руководитель программы внешколь ного воспитания с бюджетом в полмиллиарда долларов, финан-

176 Часть II. ДОБРОДЕТЕЛИ И ДОСТОИНСТВА

сируемой Департаментом образования США. — Но давайте делать все по порядку. Мы не сможем заниматься воспитанием характера, пока не будем знать точно, что хотим воспитывать. Для начала необходимо установить принципы классификации и оценки характеров. Советую тебе вложить деньги именно в это, Нил».

Дело в том, что у этого решения в нашей практике уже был один значительный прецедент. Тридцать лет назад Национальный институт психического здоровья, финансиро вавший львиную долю исследований умственного здоровья, столкнулся с аналогичной проблемой. У наших ученых и их британских коллег возникли разногласия: пациентам, полу чившим в Англии диагноз «навязчиво-непреодолимое состоя ние», в Соединенных Штатах ставили диагноз «шизофрения», и наоборот.

Разногласия в диагностике всегда порождают сомнения. НИПЗ (Национальный институт психического здоровья) решил выпустить третье, переработанное издание диагностико-стати-стического справочника психических заболеваний (ДСС-Ш) как основное пособие для постановки точного диагноза и последующего лечения. Идея сработала, и сегодня, благодаря справочнику, ставить диагноз гораздо легче. Кроме того, этот справочник помогает определить целесообразность того или иного лечения.

Без единой системы классификации позитивная психология столкнется с теми же проблемами. Бойскауты заявляют, что программа их организации развивает дружелюбие, корабель ные психотерапевты делают акцент на доверии, христианские организации проповедуют любовь и доброту, а программы дви жений против насилия — сочувствие. А может быть, на самом деле создатели всех этих программ говорят об одном и том же, просто называют это по-разному? И как они узнают, что их про граммы эффективны? Памятуя об истории с ДСС-Ш, мы с Нилом решили спонсировать разработку классификации характеров как основу исследований в области позитивной психологии.

Глава 8. Новый взгляд на добродетели и достоинства 177

Я пообещал найти для нашего проекта первоклассного научного руководителя.

— Крис, — умолял я, — не говори «нет», пока не выслушаешь


меня до конца!

Разумеется, я начал с наилучшей кандидатуры, но в общем-то не рассчитывал, что Крис согласится. Доктор Кристофер Петерсон — известный ученый, автор прекрасного учебника по теории личности, один из ведущих специалистов мира по проблемам надежды и оптимизма и руководитель программы клинической психологии в Мичиганском университете. Вдобавок его программа — одна из самых крупных и лучших в этой области.

—Я хотел попросить, чтобы ты взял отпуск на три года, пере ехал к нам в Пенсильванию и возглавил новый проект — наш ответ ДСС-Ш, составление подробной классификации и методов измерения положительных черт характера, — собравшись с духом, объяснил я.

Ожидая вежливого отказа, я был потрясен, услышав следу ющее:

— Какое странное совпадение! Вчера мне исполнилось пять
десят, и я как раз сидел и грустил по этому поводу, переживая
первый кризис «на склоне» и думая, как жить дальше... словом,
я согласен.

Вот так.


Первым делом Крис дал нам задание ознакомиться с основ ными религиозными и философскими учениями, выяснить, какие добродетели ценятся в них, а потом вычленить группу совпадений. Таким образом мы заранее оградили от себя обви нения в провинциализме, т. е. в том, что наша классификация отражает взгляды исключительно белых американских ученых мужского пола. С другой стороны, мы, конечно, избегали так называемого «антропологического вето» («племя, которое я изучаю, чудовищно жестоко, значит, доброта ценится не везде»). В таком случае нам оставалось бы искать наиболее распростра ненные, а не универсальные качества. Не окажись и таковых,

178 Часть II. ДОБРОДЕТЕЛИ И ДОСТОИНСТВА

нам волей-неволей пришлось бы ограничиться добродетелями, признанными большинством населения Америки.

Под руководством Катерины Далсгаард мы прочитали Аристотеля и Платона, Фому Аквинского и Блаженного Августина, Ветхий Завет и Талмуд, труды Конфуция, Будды, Лао-цзы, Бенджамина Франклина, кодекс самураев бусидо, Коран и Упанишады — всего около двухсот произведений. И вот, изучив все это многообразие религиозных и культурных памятников (в том числе с трехтысячелетней историей), мы, едва веря собственным глазам, обнаружили шесть общих для всех народов добродетелей:



  • Мудрость и знание

  • Мужество

  • Любовь и гуманизм

  • Справедливость

  • Умеренность

  • Духовность, или трансцендентность

Конечно, толкование этих добродетелей у разных народов и в разные эпохи не может быть совершенно одинаковым. Самурай понимает мужество не так, как Платон, а гуманизм Конфуция не совпадает с caritas Фомы Аквинского. Конечно, помимо общих есть и другие добродетели, свойственные определенной культурной традиции (например, остроумие у Аристотеля, бережливость у Бенджамина Франклина, аккуратность у аме риканских бойскаутов и месть до седьмого колена в кодексе клингонов — вымышленных созданий из сериала «Звездный путь»). Тем не менее общность и универсальность вышепере численных понятий несомненна, что наверняка удивит ученых, воспитанных в традициях этического релятивизма. Теперь понятно, откуда взялось утверждение, что люди — животные нравственные [150].

Таким образом, шесть добродетелей, признанных боль шинством религиозных и философских традиций, вкупе соз-

Глава 8. Новый взгляд на добродетели и достоинства 179

дают положительный характер. Однако в таком виде каждое из этих качеств для психологов— только абстракция. Наша задача — научиться их измерять и развивать. Существуют ведь разные способы достижения каждой из этих добродетелей, и их тоже необходимо изучить. Например, гуманизм покоится на проявлениях доброты, филантропии, способности любить и быть любимым, жертвенности и сострадании. Умеренность пред полагает скромность, смирение, дисциплину, самоконтроль, благоразумие и осторожность.

Поэтому теперь я перейду к рассказу о средствах достижения добродетелей — о наших достоинствах.








Каталог: book -> practic psychology
practic psychology -> Книга для тех, кто устал от несчастливой жизни и готов менять ее и меняться сам. Эта книга для тех, кто устал от непонимания и хочет сделать отношения с окружающими людьми более гармоничными
practic psychology -> Мария Абер Тренинг по книге Элизабет Гилберт. 40 упражнений для обретения счастья
practic psychology -> С. Ю. Головин словарь практического психолога (около 2000 терминов, 1998 г.) Словарь-справочник
practic psychology -> Руководство по достижению личностного успеха". Ог Мандино "Эта выдающаяся книга представляет собой идеальное пособие для тех, кто действительно хочет добиться большего"
practic psychology -> Гэри Чепмен Любовь как образ жизни
practic psychology -> Гленн Вильсон Психология артистической деятельности Таланты и поклонники
practic psychology -> Дэниел Бенджамин Харрис Подонок в вашей голове. Избавьтесь от пожирателя вашего счастья!
practic psychology -> Практикум для начинающих Библиотека Института практической психологии и психоанализа 10


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет