Полный текст книги хокен П., Ловинс э-, Ловинс X



бет2/24
Дата15.06.2016
өлшемі2.66 Mb.
түріКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Благодарности

Невозможно упомянуть всех, кто помог этой книге появиться на свет. Мы воспользовались работами многих наших предшественников, а также тех, кого мы считаем нашими единомышленниками. Мы также благодарны многим организациям, которые проверяли наши результаты, обучали людей и оказывали поддержку нашей работе. Среди них были как коммерческие, так и некоммерческие организации.

Было нелегко выбрать из множества конкретных фирм и примеров те, которые вошли в "Естественный капитализм". Отбор основывался исключительно на независимых оценках и педагогическом мастерстве; ни одна из фирм не обращалась с просьбами и не платила за то, чтобы быть упомянутой. Тем не менее, поскольку книга написана на основе нашего опыта, значительная его часть приобретена в результате сотрудничества с'компаниями, упомянутыми в этой книге, или работы по их заказам. Нам представляется правильным перечислить здесь наших клиентов - представителей частного сектора (не упоминая наш обширный государственный сектор и некоммерческую клиентуру). Речь идет как об отдельных лицах, так и об организациях, с которыми мы сотрудничали в течение прошлого десятилетия, причем масштабы сотрудничества варьировались в широких пределах - от заказов, выполнявшихся в течение одного дня, до долговременных консультаций или совместных исследований. При составлении перечня компаний не требовалось подтверждения с нашей или с их стороны. В алфавитном порядке этот перечень включает: Aerovironment, American Development Group, Arthur D. Littie, Ashland Chemical, Aspen Ski Co., Atlantic Electric, AT&T, Baxter, Bayernwerk, Bechtel, Ben & Jerry's, Bosal, Boston Consulting Group, Boston Edison. BP, Calvert, Carrier div. of UTC, Cesar PelH, CH2M Hill, Ciba-Geigy, Citicorp, Collins & Aibnan, CornEd, Continental Office, Daimler-Chrysler, Datafusion, Delphi, Diamonex, Dow Chemical, Emmett Realty, Esprit de Corps, First Chicago Building, Florida P&L, General Mills, GM, Gensler, Global Business Network, Grand Wailea Resort, Herman Miller, Hexcel, Hines, Honda, Hong Kong Electric, HP, IBM, Imagine Foods, Interface, Landis & Gyr. Levi Strauss & Co., Lockheed Martin, Michelin, Minnesota Power, Mitsubishi Electric, Mitsubishi Motor Sales America, Monsanto, Motorola, Nike, Nissan, Nokia, Norsk Hydro, Northfacc, NYSE&G,

\017\


Odwalla, Ontario Hydro, OG&:E, Osaka Gas, Patagonia, PG&E, PGE. Phillips Petroleum, Prince div, of Johnson Controls, Rieter. Royal Dutch/Shell, SAGE J.B. Goodman Properties, Schott Glas, Schweizer, SDG&E, Searle, Shearson Lehmann Amex, STMicroeiectronics, Slonyfield Farms, Sun Microsystems, Sun [Oil!, Swiss Bank Corp./UBS, UniDev, Unipart, US West, Volvo, VW, Xerox, and Zoltek. Некоторые из этих компаний великодушно помогли нашему исследованию, поделившись своими данными и знаниями, но какие-либо частные данные здесь не использовались. Авторы благодарят за помощь ведущих менеджеров и сотрудников указанных организаций.

Наши исследования и работа частично обеспечивались дотациями фондов Surdna, Columbia, Geraldine R. Dodge, Mac Arthur, Energy, Joyce, Aria, William and Flora Hewlett, Sun Hill, Charles Stewart Mott. Turner, and Goldman, а также Образовательным фондом Америки, Управлением по охране окружающей среды, фондами G.A.G. Charitable Corporation, Merck Family Fund, J.M. Kaplan Fund, and Wallace Global Fund. Наша признательность за эту поддержку простирается далеко за рамки этой книги. Эти и другие ведущие фонды вкладывают средства в сохранение и восстановление жизни на нашей планете.

Мы столь же обязаны сотням других коллег, исследователей и рецензентов. Многие важнейшие исследования были выполнены персоналом Института Рокки Маунтин (ИРМ). Главу 2 - о работе Центра гиперавтомобилей ИРМ - помогли написать исследования Майка Брилавского, Дейва Крамера, Джонатана Фокс-Рубина, Тимоти Мура, Дсйва Таггарта и Бретта Уильямса. Глава 5 подводит итоги работы сотрудников Отдела зеленого развития ИРМ, главным образом Билла Браунинга, Хьюстона Юбанка, Алексиса Каролидеса и Джена Сил-Анкафера, а также включает результаты эксперимента ACT2, получившего поддержку Тихоокеанской газовой и электрической компании, Совета защиты природных ресурсов и Национальной лаборатории им. Лоуренса в Беркли*. Глава 9 (стекловолокно) основывается на диссертации Криса Лоц-пейча, подготовленной в Иельском университете, и на результатах приглашенных сотрудников Группы лесоведения ИРМ, особенно Даны Мидоуз, Джима Бауэра, Эрика Браунштейна, Джейсона Клея, Сью Холл и Питера Воршалла. В написании главы 10 (сельское хозяйство) мы многим обязаны директору ИРМ Дане Джексон и советнику Аллену Сейвори. Глава 11 основывается на многочисленных исследованиях водных ресурсов сотрудниками ИРМ

* ACT2 - Advanced Customer Technology Test for Maximum Energy Efficiency ~ Испытание передовых потребительских технологий на максимальную энергоэффективность.

\018\

Скоттом Чаплиным, Ричардом Пинхэмом и Бобом Уилкинсоном. цЛногие из результатов по эффективности энергии получены группой COMPETITEK, которая перешла в 1992 г. из ИРМ в его дочернее предприятие Е SOURCE, возглавляемое в то время Майклом Д!епардом, а теперь - Джимом Ньюкомбом. Глава 14 не могла быть написана без участия и помощи Джонаса Рабиновича, использования записей Билла МакКиббена и опыта Отдела экономической конъюнктуры ИРМ во главе с Майклом Кинсли. Многие из упоминаемых в книге понятий ранее сформулированы Джо Роммом, который, будучи исследователем ИРМ, написал работу "Экономное и чистое управление"*. Мы часто пользовались интересными публикациями наших друзей из Института глобального мониторинга. И, конечно, крестным отцом нашей работы по производительности ресурсов является главный автор "Фактора Четыре'', ныне депутат немецкого Бундестага, выдающийся человек Эрнст фон Вайцзеккер.



Мы хотим выразить особую благодарность Герману Дали, чьи пионерские исследования по экологической экономике послужили основой для нашей работы. Его плодотворный вклад в создание по-настоящему интегральной экономики замечательно сочетается с его скромностью и смирением. В такой же степени мы благодарны Дане Мидоуз за её выдающийся вклад в понимание нашего общества и окружающей среды как единого целого. её мудрость и уравновешенность - пример для нас и многих других.

Многому мы научились от практических работников и преподавателей, часть из них были также рецензентами рукописи. Мы хотим упомянуть Ребекку Адамсон, Яна Агри, Абигайл Аллинг, Мохаммеда Эль-Эшри, Боба Айреса, Дж. Болдуина, Спенсера Би-ба, Джанни Бениус, Уэнделла Берри, Поля Бирмана-Литла, Дика Боурна, Питера Брэдфорда, Майкла Браунгарта, Чипа Баппа, Джоди Баттерфилд, Ральфа Каванага, Нэнси Клантон, Джона Кларка, Джима Кларксона, Гордона Конвея, Майка и Джуди Кор-беттов, Роберта Костанца, Питера Койота, Роберта Кумберфор-Да, Майка Курзана, Гретхен Дейли, Джоан Дэвис. Стива ДеКанио, Муррея Даффина, Поля и Энн Ерич, Джона Элкингтот-та, Дона Фалька, Криса Флэйвина, Питера Форбса, Грэга Франта, Апюка Гадгила, Томаса Глэдуина, Питера Глейка,' Хозе Голдемберга, Дэвида Голдстейна, Роберта Гудланда, Тома Грэдела, Сью Холл, Те-Да Халстеда, Стюарта Харта, Рэнди Хейеса, Альена Хершковипа, Базза Холлинга, Джона Хоймберга, Веса Джексона, Дана Джонса, Гомаса Б. Джонаса-сына, Джоэл Джамисон, Грэга Каца, Филиппа Кауфмана, Ёичи Кайа, Байрона Кеннарда, Тачи Куичи, Флоренти-



*Lean and Clean Management, Kodansha, N.Y, 1994.

\019\


на Краузе, Джонатана Лаша, Энг Лок-ли, Ника Ленссена, Джсйма Лемера, Поля МакКреди, Боба Масси, Джила Мастерса, Уильяма МакДоната, Денниса Мидоуза, Нильса Мейера, Нормана Майерса, Стива Наделя, Джона Олафа Нельсона, Джергена Норгарда, Джоан Огден, Рона Перкинса, Джона Пикарда, Амулиа Редди, Боба Регтетто, Карла-Хенрика Роберта, Тину Робинсон, Джима Роджерса, Дану Рус, Арта Розенфельда, Марка Росса, Питера Рамси, Вольфганга Сахса, Яшуи Санто, Роберта Сардинского, Анджали Састри, Яна Шилхэма, Био Шмидта-Блеека, Стива Шнайдера, Питера Шварца, Флойда Сегела, Сару Северн, Эда Склута, Роба Со-колоу, Джима Соуби, Уолтера Стахела, Мориса Стронга, Дэвида Сузуки. Николаса Темелиса, Санди Томас, Энди Тобиаса, Джона и Нэнси Джек Тодд, Майкла Тоттена. Харуки Тсучия, Кристину фон Вайцзеккер, Стюарта Уайта, Боба Уильямса, Дэниел Ергин, Сусу-му Иода и Влатко Загара.

В это общество входит такх(е небольшая группа рецензентов -Алан АтКиссон. Дейв Броуер, Фритьоф Каира, Диана Кон, Роберт Дей, Кристофер Джунипср, Фран и Дэвид Кортен, Скотт Ма-квей, Дэвид Орр, Питер Равен, Билл Рис, Питер Сснге, Франк Таг-велл, Джоанна Ундервуд, Сара Ван Гелдер, Матис Ваксрнагель, Питер Варпталл, Джим Вомак и др. Их исключительно вдумчивые критические оценки значительно уточнили книгу, за что мы им глубоко признательны. Мы также чрезвычайно обязаны Био Шмидту-Блееку и его пионерской работе по производительности ресурсов. Его идеи возвели данную проблему во главу экологической повестки дня в Европе и нашли широкое отражение в пашей работе. Мы хотим особо отметить архитектора Тома Бендера, который высказал предложение о факторе десять для производительности в начале 70-х годов в журнале "RAIN". Тогда лишь немногие обратили внимание на это предложение, а теперь оно "откликнулось" в этой и многих других работах. Специальная благодарность Рэю Андерсону, председателю компании Интерфейс, за его поддержку и руководство, а также его коллегам-новаторам, в том числе Чарли Эйтелу, Майку Бертолуччи, Джиму Харцфелду и Джону Макинтошу, которые создают возможно лучшую фирму, типичную для грядущей индустриальной революции.

Важнейшая научная поддержка исходила, среди прочих, от сотрудников ИРМ Дэна Бакала, Дженнифер Констебл, Рика Хи-да. Росса Джэкобеа, Дэна ЛеБланка, Андре Лемат-та, Луи Салета-на, Один Шендлер и Кипчога Спенсера и от помощников Поля Хокена - Келли Коста, Анре Ханца и Джина Тромбли: особая благодарность также коллегам Поля в компании "Естественный шаг", которые были необычайно полезны и щедры: Кэтрин Грей, Джиллу Розенблуму, Джону Хагену, Дену Николсу, Кейт

\020\


фиш, Карлу-Хенрику Роберту и Эду Склуту. Кэрри Тремайн обеспечила ключевые справочные данные для черновика журнальной статьи, которая предшествовала книге. Мы также благодарны за помощь в подготовке рисунков Эме Тиббетсу, за редактирование Норме Класен, Дейву Риду и Перл Шелдон, за техническое обеспечение Джоан Гласье, Марти Хагену, Рут Клок, Чаду Лорану, Лайзе Линден, Роберту Нуалесу, Дженнифер Шва-гер и Мэрилин Вин,

Особая благодарность также следующим людям, чей вклад в эту книгу на первый взгляд незаметен, но превзошел ожидания, благодаря их великодушию: это Майкл Болдуин, Дженнифер Бск-ман, Манико Дэдиган, Синди Роберте, Рид Слэткин и Роз Цандер.

Наконец, это редактор, который дал книге жизнь и открыл ей дорогу к читателю. Мы благодарим Рика Кота из издательства "Литтл и Браун" за его стойкость, терпение и квалификацию, Его веру в эту работу и её выводы трудно переоценить.

Многие факты и идеи этой книги были предоставлены и предложены сотнями наших сотрудников. Наши интерпретации и любые ошибки, которые не удалось обнаружить, - целиком на нашей совести. Читатели, которые укажут нам на наши ошибки и недочеты и добавят более интересные факты и способы их изложения, заслужат нашу особую благодарность и благодарность всех тех, кто трудится над развитием идей этой книги.

С авторами можно связаться по следующим адресам:

Поль Хокен

Институт естественного капитала

Paul Hawken

Natural Capital Institute

P.O. Box 2938 Sausalito, CA 94966

phone: 415/332-6990

fax: 415/332-7933

e-mail: info@naturalcapital.org

Эймори Б. Ловинс Л. Хантер Ловинс Институт Рокки Маунтин Amory В. Lovins L. Hunter Lovins Rocky Mountain Institute П39 Snowmass Creek Road Snowmass, CO 81654 Phone: 970/927-3851 fax: 970/927-4178 email: natcap @ rmi.org

\021\

Глава 1. Грядущая промышленная революция

Новые возможности - Новый тип индустриализма - Утрата живых систем - Оценка естественного капитала - Индустриальное мышление - Новая модель дефицита - Четыре стратегии естественного капитализма - Полная производительность ресурсов - Индустриализм на диете - Экономика устойчивых дивидендов и изобилия - Восстановление основ жизни и торговли

Вообразите на мгновение мир, где города стали тихими и безмятежными, потому что автомобили и автобусы ездят почти бесшумно, выхлопы транспортных средств состоят лишь из водяного пара, а на смену ненужным скоростным автомагистралям пришли парки и бульвары. ОПЕК (Организация стран-экспортеров нефти) прекратила свое существование, потому что цена нефти упала до 5 долл. за баррель и на нее находится немного покупателей - теперь есть более дешевые и лучшие способы обеспечения услуг, которые раньше получали с помощью нефти. Жизненный уровень всех людей резко возрос, особенно бедных слоев населения и в развивающихся странах. Вынужденная безработица больше не существует, и значительная часть подоходных налогов отменена. Дома и даже целые бедные кварталы могут оплачивать часть кредитов энергией, которую они производят; мусорных свалок почти не осталось; во всём мире увеличивается площадь лесов; плотины демонтируются; содержание двуокиси углерода в атмосфере уменьшается впервые за два столетия; сточные воды фабрик стали чище, чем вода на входе. Промышленные страны уменьшили использование ресурсов на 80% при улучшении качества жизни.

Наряду с технологическими изменениями происходят важные социальные перемены. Устаревшие системы социального страхования западных стран обновлены. С развитием семейных предприятий требования к уровню государственных пособий снизились. Прогрессивное и активное профсоюзное движение взяло на себя инициативу взаимодействия с бизнесом, участниками экологического движения и правительством, чтобы создать

\022\


новые занятия для рабочих, поскольку общество постепенно создаёт потребление каменного угля, ядерной энергии и нефти. В общинах и городах церковь, корпорации и группы трудящихся содействуют принятию нового социального соглашения о прожиточном минимуме, которое гарантирует рост и сохранение ценного социального капитала. Не выглядит ли это как утопия? фактически описанные здесь изменения могли бы наступить через десятилетия как результат экономического и технологического развития, которое уже началось.

Наша книга - об этих и многих других возможностях. О возможностях, которые явятся результатом рождения нового типа индустриализма, отличающегося своими основными принципами, целями и фундаментальными процессами от сегодняшней стандартной индустриальной системы. В XXI столетии, когда население удвоится, а доступные ресурсы на душу населения уменьшатся наполовину или на три четверти, может произойти замечательное преобразование промышленности и торговли. Благодаря этому преобразованию общество придет к созданию жизнеспособной экономики, которая будет использовать существенно меньшее количество материалов и энергии. Эта экономика сможет уменьшить потребление ресурсов, снизить налоги на персональные доходы, увеличить расходы на борьбу с социальными болезнями (одновременно снизив распространение этих болезней) и начать восстанавливать поврежденную окружающую среду. Эти необходимые преобразования, выполненные должным образом, будут содействовать росту экономической эффективности, сохранению окружающей среды и установлению социальной справедливости.

Индустриальная революция, которая породила современный капитализм, значительно расширила возможности для материального развития человечества. Это расширение продолжается и сегодня, но цепа его слишком высока. Начиная с середины XVIII столетия природе был нанесен больший ущерб, чем за всю предшествующую историю. В то время как индустриальные системы достигли вершин успеха и способствовали овладению природой и накоплению огромных богатств, созданных руками человека, естественный капитал, от которого зависят развитие цивилизации и экономическое процветание, быстро уменьшается [373]. Скорость его потерь увеличивается пропорционально росту материального благосостояния. Естественный капитал включает все известные ресурсы, используемые человечеством: Воду, минералы, нефть, древесину, рыбу, почву, воздух и т.п. К нему также относятся экосистемы, в том числе поля, саванны, болота, эстуарии, океаны, коралловые рифы, прибрежные

\023\


шельфы, тундры, тропические леса. Их состояние ухудшается во всём мире беспрецедентно быстро. В эти экологические объединения входят грибы, водоемы, млекопитающие, гумус, амфибии, бактерии, деревья, жгутиковые, насекомые, птицы, папоротники, морские звезды и цветы, которые дают нам возможность жить и наслаждаться жизнью на этой планете.

Поскольку люди и предприятия создают большую нагрузку на биологические системы, пределы процветания определяются скорее естественным капиталом, чем индустриальной мощью. Мы не утверждаем, что мир исчерпает предметы потребления в ближайшем будущем. Цены большинства видов сырья пока низки и продолжают падать. Поставки товаров осуществляются по низким ценам и, по-видимому, в избыточном количестве благодаря ряду причин, таких как крах экономик ряда стран Азии, глобализация торговли, снижение транспортных затрат, неустойчивость рынков, что позволяет продавцам товаров и посредникам потеснить производителей. Но главная причина - успех новых мощных технологий добычи. Они наносят всё больший ущерб экосистемам, который редко оценивается в денежном выражении. После того, как добыча более богатых руд прекращается, набравшиеся опыта компании горной промышленности могут извлекать и перемалывать целые горы более бедных руд, чтобы добыть нужные металлы. И хотя новые технологии опережают истощение ресурсов, обеспечивая, казалось бы, получение еще более дешевых металлов, это только кажется, потому что исчезающий тропический лес и горы ядовитых отходов, сбрасываемых в реки, обедневшие деревни и разрушенные местные культуры - вот следы, которые эти технологии оставляют на своем пути, и эти следы не учитываются в себестоимости добычи.

Сегодня наше развитие начинают ограничивать не поставки нефти или меди, а сама жизнь. Прогресс сдерживается не числом рыболовецких судов, а уменьшающимся количеством рыбы; пе мощностью насосов, а истощением водоносных слоев; не числом бензопил, а исчезновением коренных лесов. Хотя живые системы - источник таких необходимых материалов, как дерево, рыба или продовольствие, очень важна также та помощь, которую они нам предоставляют [134]. Эта помощь гораздо важнее для процветания человечества, чем невозобновляемые ресурсы. Лес обеспечивает не только ресурсы древесины, но удерживает и сохраняет воду. Здоровая окружающая среда автоматически обеспечивает не только чистый воздух и воду, дожди, продуктивность океана, плодородие почвы, восстановление водных бассейнов, но и такие менее очевидные функции как переработка отходов

\024\


(и естественных, и промышленных), смягчение резких колебаний погоды, регенерация атмосферы.

Человечество унаследовало накопленный за 3,8 млрд лет естественный капитал. При нынешних скоростях его использования и разрушения у человечества мало что останется к концу XXI столетия. Это не только проблема эстетики и морали, это неотложная практическая задача для общества и всех людей. Несмотря на массу публикаций в прессе относительно состояния окружающей среды и множество законов, пытающихся предотвратить дальнейшие потери, запасы естественного капитала и жизненно важные услуги, которые он обеспечивает, сокращаются, что угрожает процветанию жизни на Земле.

Естественный капитализм устанавливает зависимость между производством и использованием капитала, созданного человеческим трудом, а также сохранением и использованием естественного капитала. Традиционное определение капитала - накопленное богатство в форме инвестиций, фабрик и оборудования. Но фактически экономике, чтобы она функционировала должным образом, нужны четыре типа капитала:

человеческий капитал в форме рабочей силы, интеллекта, культуры и организации;

финансовый капитал, состоящий из наличных денег, инвестиций и денежно-кредитных отношений;

производственный капитал, включающий инфраструктуру, машины, инструментальные средства и фабрики;

естественный капитал, состоящий из ресурсов, живых систем и возможностей экосистемы.

Индустриальная система использует первые три формы капитала, чтобы преобразовать естественный капитал в объекты нашего повседневного пользования: автомобили, шоссе, города, мосты, здания, продовольствие, лекарства, больницы и школы.

Дискуссии о климате - популярная тема. В них обсуждается опасность, которой подвергаются не определенные ресурсы, например нефть, рыба или древесина, а система жизнеобеспечения в целом. Один из наиболее критичных циклов природы - непрерывный обмен двуокисью углерода и кислородом в среде растений и животных. Этот механизм регенерации предоставлен нам природой безвозмездно. Но сегодня двуокись углерода накапливается в атмосфере, частично из-за сгорания органических топлив. Фактически способность естественной системы регенерировать двуокись углерода превышена точно так же, как чрезмерный вылов рыбы может превысить способность рыбного стада к воспроизводству. Но что особенно важно понять - нет никакой известной альтернативы углеродного цикла природы.

\025\


Помимо вариаций климата значительные изменения происходят и в биосфере. Во второй половине XX столетия мир потерял четвертую часть верхнего почвенного слоя и третью часть лесных площадей. При нынешних скоростях разрушения за срок жизни одного поколения будет потеряно 70% мировой площади коралловых рифов, на которых обитают 25% морских существ [116]. За последние три десятилетия XX в. потрачена одна треть ресурсов планеты, её естественного богатства. Мир теряет пресноводные экосистемы со скоростью 6% в год, морские экосистемы - 4% в год [623]. Любое серьезное научное обсуждение приводит к заключению, что деградация живых систем в мире достигла такого уровня, когда теряется всё больше таких систем, причем темпы потерь нередко ускоряются самим процессом деградации, снижая способность биологической среды надежно поддерживать непрерывность жизненного процесса. Достигнут критический порог.

Осознание этой теневой стороны успехов индустриального производства вызвало второе из двух больших интеллектуальных потрясений в конце XX столетия. Конец холодной войны и падение коммунизма были первым таким потрясением. Второе потрясение должно привести к окончанию войны против жизни на Земле и, возможно, к установлению господства того, что мы называем естественным капитализмом.

Капитализм, как следует из практического опыта, является материально выгодным, но неустойчивым периодом человеческого развития. Система, которую можно было бы назвать "индустриальным капитализмом", не вполне соответствует собственным стандартам финансового учета. Эта система тратит собственный капитал и называет это доходом. Она отказывается приписывать какую-либо стоимость самым большим запасам капитала, которые использует, - природным богатствам и живым системам, а также социальным и культурным системам, которые являются основой человеческого капитала.

Но эту недооценку в деловых операциях нельзя исправить, просто приписав денежные стоимости естественному капиталу, по трем причинам. Во-первых, многие полезные качества живых систем, которые мы используем, не имеют никаких известных аналогов, а потому не имеют цены (например, производство кислорода зелеными растениями). Это было ярко продемонстрировано в 1991-]993 гг., когда ученые, проводившие известный эксперимент в Аризоне "Биосфера-2" стоимостью 200 млн. долл., обнаружили, что не удается поддерживать уровень кислорода для жизнеобеспечения восьми людей в замкнутом пространстве. "Виосфера-1", т.е. планета Земля, решает эту задачу ежедневно, бесплатно, для 6 млрд. человек.

\026\

Во-вторых, оценка естественного капитала - трудная и в лучшем случае некорректная задача. Тем не менее некоторые недавние оценки показали; что биологические услуги, получаемые обществом непосредственно из кладовых естественного капитала, стоят ежегодно по крайней мере 36 трлн. долл. [118], что близко к ежегодному мировому валовому внутреннему продукту, равному приблизительно 39 трлн. долл. Поразительная мера значимости естественного капитала для экономики. Если запасам естественного капитала приписать денежную стоимость, принимая во внимание ежегодный "доход", равный 36 трлн. долл., то мировой естественный капитал следует оценить на уровне между 400 и 500 трлн. долл. - десятки тысяч долларов для каждого жителя планеты. Это, несомненно, заниженное значение, поскольку то, без чего мы не можем жить и что не можем заменить ничем ни за какие деньги, следовало бы считать бесценным.



В-третьих, точно так же как технология не может заменить системы жизнеобеспечения планеты, все машины неспособны заменить человеческий интеллект, знания, мудрость, организационные способности и культуру. Индекс богатства 1995 Всемирного банка констатирует, что суммарная стоимость человеческого капитала в 3 раза больше, чем весь финансовый и производимый капитал, учтенный в глобальном балансе [617]. Это также, по-видимому, заниженная оценка, так как она учитывает только рыночную стоимость человеческой занятости и не принимает во внимание неоплачиваемые усилия или культурные ресурсы.

Оценка стоимости таких неучтенных форм капитала - не цель этой книги. Ясно, однако, что их трата без учета их стоимости привела нас на край пропасти. Но если практически трудно свести в таблицы стоимость естественного и человеческого капитала в балансовых отчетах, то как могут правительства и сознательные бизнесмены принимать ответственные решения относительно использования живых систем Земли?



Обычный капитализм

Следуя утверждению Эйнштейна, что проблемы нельзя решить в рамках понятий, которые их породили, первый шаг к любой всесторонней экономической и экологической реформе состоит в том, чтобы понять подходы, лежащие в основе современного экономического мышления. Основные понятия существующей капиталистической системы можно сформулировать следующим образом:



экономический прогресс лучше всего достигается в системах на основе свободных рынка, производства и распределения,

\027\


где реинвестиции прибыли повышают производительность труда и капитала;

конкурентоспособное преимущество достигается, когда большие, более эффективные заводы, производят большее количество изделий для продажи на расширяющихся рынках;

рост ВВП максимально повышает человеческое благосостояние;

любые встречающиеся нехватки ресурсов приводят к созданию заменителей этих ресурсов;

забота о здоровой окружающей среде важна, но должна быть сбалансирована с требованиями экономического роста, необходимого для сохранения высокого уровня жизни;

свободное предпринимательство и рыночные силы обеспечивают наиболее эффективное использование рабочей силы и природных ресурсов.

Корни этих общепринятых взглядов уходят в глубину веков, но потребовалась индустриальная революция, чтобы они стали базисной экономической идеологией. Этот внезапный, почти насильственный, пересмотр взглядов на средства производства и распределение товаров по-новому определил порядок создания материальных изделий: машины, приводимые в движение водой, дровами, древесным углем, каменным углем, нефтью и, наконец, электричеством, повышали производительность труда, совершали некоторые виды работ или всю работу, прежде выполнявшуюся рабочими вручную. Человеческие производительные возможности начали расти по экспоненте. То, что требовало использования двухсот рабочих в 1770 г., в 1812 г. выполнялось в британской текстильной промышленности одной прядильной машиной. Благодаря такому поразительному росту производительности труда рабочие стали способны производить существенно больше основных предметов потребления, например тканей, по значительно меньшей цене. Это в свою очередь быстро подняло уровень жизни и реальную заработную плату, увеличив спрос на изделия других отраслей промышленности. Новые технологии распространялись всё шире, одна отрасль промышленности за другой становились механизированными, что вело к дальнейшему снижению цен и росту доходов. Все эти факторы способствовали самоподдерживающемуся развитию и увеличивали спрос на транспорт, жилье, образование, одежду и другие товары, закладывая основы современной торговли [142].

Два столетия быстрого роста благосостояния и производимого капитала сопровождались поразительным развитием экономической теории, целиком основанной на ошибочном представлении, что естественный и человеческий капитал имеют малую

\028\


стоимость по сравнению с конечной продукцией. В стандартном промышленном образце создание стоимости изображается как линейная последовательность добычи, производства и распространения. На входе располагается природное сырье. Трудящиеся с помощью технологий преобразуют эти ресурсы в изделия, которые продаются, чтобы создать прибыль. Отходы технологических процессов, а скоро и сами изделия, так или иначе будут где-то захоронены. "Где-то" в этом сценарии не интересует классическую экономику: имея достаточно денег, можно купить достаточно ресурсов, так что теория развивается, и есть "где-то", чтобы позже распорядиться отходами.

Этот обычный способ создания стоимости не избежал критики. Рассмотрение экономического процесса как неупорядоченного кругового потока стоимостей между производством и потреблением, - полагает экономист Герман Дали, - подобно попытке понять животное, анализируя только его кровеносную систему и не принимая во внимание факт, что животное также имеет пищеварительный тракт, который на входе и выходе тесно связан с окружающей средой. Но существует и более фундаментальный критический анализ, который можно здесь применить, и он основывается на простой логике. Наши чувства с очевидностью сообщают нам, что вся экономическая деятельность - всё, что люди представляют собой, и всё, что они могут когда-либо сделать, -находится на нашей единственной планете. Планета не увеличивается в размерах, так что всё "где-то" и "когда-то" всегда с нами. Увеличивающееся извлечение ресурсов, их транспортировка и использование и их превращение в отходы постепенно разрушают запасы естественного капитала.

Почти 10 000 людей рождаются на Земле каждый час, и этот факт несет с собой новую, неизвестную в прошлом модель дефицита. В начале индустриальной революции рабочей силы не хватало, и рабочие подвергались чрезмерной эксплуатации (население тогда было примерно в 10 раз меньше, чем теперь), в то время как глобальные запасы естественного капитала были избыточны и не эксплуатировались. Но сегодня ситуация изменилась на обратную: после двух столетий роста производительности труда, ликвидации природных богатств в результате ориентации на стоимость их извлечения, а не на стоимость восстановления, и эксплуатации живых систем, как если бы они были всегда под рукой, нескончаемы и непрерывно возобновлялись, избыточным ресурсом стали люди, в то время как природа становится всё беднее.

Применение той же самой экономической логики, которая привела индустриальную революцию к этой недавно появившейся модели дефицита, подразумевает: чтобы процветать в будущем,

\029\

общество должно использовать ресурсы значительно более производительно - извлекать в 4, 10 или даже 100 раз больше пользы из каждой единицы энергии, воды, материалов или чего-либо еще, заимствованного у планеты и использованного. Достижение такой степени эффективности - не такая уж сложная задача, как может показаться, потому что экономика, основанная на материалах и энергии, крайне неэффективна. В Соединенных Штатах материалы, используемые за один день в промышленном цикле в расчете на душу населения, более чем в 20 раз превышают вес каждого гражданина (больше 500 т на каждого американца в год). Глобальный поток материалов ежегодно составляет приблизительно 500 млрд т, подавляющая их часть тратится впустую. Этот поток малозаметен в повседневной жизни, однако его получение, перемещение, использование и захоронение постепенно подтачивает здоровье планеты, приводя ко всё более напряженным условиям для существования биологической системы и даже к её разрушению. Люди используют более половины доступных мировых запасов поверхностной пресной воды, преобразовали от одной трети до половины поверхности суши, фиксируют большее количество азота, чем вес естественные системы на Земле, и эксплуатируют более двух пятых полной первичной биологической продуктивности сухопутной поверхности планеты [583,584]. Удвоение этой нагрузки на природу с ростом населения приведет к исчезновению многих миллионов видов, подрывая саму основу жизни.



Нарушения экологии ведут также к возникновению или усилению многих форм социальной напряженности и конфликтов. Например, изматывающая бедность, голод, недоедание и неизлечимые болезни охватывают треть населения мира и возрастают в абсолютном выражении. Не удивительно, что преступность, коррупция, беззаконие и анархия также расширяются (самая быстро развивающаяся деятельность в мире - это обеспечение безопасности и частная охрана). Количество беженцев увеличилось в течение 90-х годов приблизительно до 100 млн. Свыше 1 млрд человек в мире нуждаются в работе, но не могут её найти или выполняют такую работу, что не могут поддерживать себя и свои семьи [272]. В то же время потери лесов, верхнего почвенного слоя, рыбных запасов и пресной воды в некоторых случаях усиливают региональные и национальные конфликты.

На что походила бы наша экономика, если бы она полностью оценивала все формы капитала, включая человеческий и естественный капитал? Что было, если бы наша экономика основывалась не на безжизненных абстракциях неоклассических теорий и бухгалтерском учете, а на биологических реалиях природы? Что

\030\

было, если бы общепринятая практика бухгалтерского учета оценивала естественный и человеческий капитал не как бесплатное и кажущееся неистощимым удобство, но как конечный и имеющий стоимость фактор производства? Что было, если бы в отсутствии строгого практического способа такого бухгалтерского учета компании начали бы действовать так, будто подобные принципы имеют силу? Такая экономика предложила бы всему обществу ошеломляющий новый набор возможностей, представляющий собой грядущую промышленную революцию, и это вполне возможно.



Капитализм с учетом биологических систем

Естественный капитализм и возможность новой индустриальной системы основываются на совершенно иных подходах и ценностях, чем обычный капитализм. Фундаментальные предположения новой системы таковы:



Окружающая среда - не незначительный фактор производства, а скорее "оболочка, охватывающая, питающая и поддерживающая всю экономику" [134].

Ограничивающий фактор будущего экономического развития - наличие и функциональные возможности естественного капитала, в частности систем жизнеобеспечения, которые не имеют никаких замен и в настоящее время не обладают рыночной стоимостью.

Неправильно понимаемые или плохо продуманные хозяйственные системы, прирост населения и расточительные модели потребления - первичные причины потери естественного капитала, и все эти три фактора необходимо принимать во внимание, чтобы построить устойчивую экономику.

Будущий экономический прогресс может лучше всего происходить в демократических, рыночных системах производства и распределения, в которых все формы капитала полностью оценены, включая человеческий, производственный, финансовый и естественный капитал.

Один из способов наиболее продуктивного использования людей, денег и окружающей среды - радикальное увеличение производительности ресурсов.

Человеческое благосостояние лучше всего обеспечивается путем улучшения качества и потока желательных услуг, а не просто увеличением потока долларов.

Экономическая и экологическая устойчивость зависят от восстановления глобальной справедливости распределения доходов и материального благосостояния,

\0З1\


Оптимальная долгосрочная обстановка для торговли обеспечивается истинно демократическими системами управления, которые основываются прежде всего на потребностях людей, а не на потребностях бизнеса.

Мы предлагаем четыре центральные стратегии естественного капитализма, которые позволят странам, компаниям и общинам вести себя так, будто все формы капитала имеют стоимость. Обеспечение постоянной ежегодной финансовой поддержки важнейших социальных и естественных процессов с учетом роста населения - не только благоразумная инвестиция, но и насущная необходимость в ближайшие десятилетия. Решение этой задачи поможет предотвратить дефицит, обеспечить изобилие и твердую основу для социального развития, которая станет также фундаментом ответственного управления и процветания в XXI столетии и далее.

1. Радикальное повышение производительности ресурсов -краеугольный камень естественного капитализма, потому что при более эффективном использовании замедляется истощение ресурсов на одном конце цепи стоимостей, снижается загрязнение окружающей среды на другом конце и обеспечивается основа для увеличения во всём мире занятости в основных областях деятельности. Результатом могут стать -более низкие затраты для бизнеса и общества, которое больше не будет оплачивать разрушение экосистемы и социальной сферы. Практически весь экологический и социальный ущерб - проявление неэкономного, расточительного использования человеческих и природных богатств, но стратегии радикального повышения производительности ресурсов могут остановить разрушение биосферы, сделать более выгодным использование рабочей силы и, таким образом, предотвратить утрату важнейших живв!Х систем и социального согласия.

2. Подражание природе. Уменьшение расточительного расходования материалов, в конечном счете отказ от самой идеи отходов, возможны, если перепрофилировать индустриальные системы в биологические цепочки, которые изменят природу индустриальных процессов и материалов, обеспечив постоянное повторное использование материалов в непрерывных замкнутых циклах и в основном устранив токсичные процессы.

3. Экономика сервиса и потока требует фундаментального изменения взаимоотношений между производителем и потребителем, перехода от экономики товаров и закупок к экономике обслуживания и потока. В сущности, экономика, которая основана на потоке экономических услуг, может лучше защитить экосистемы, от которых она зависит. Это повлечет за собой при-

\032\


нятне новой системы ценностей, отказ от приобретения товаров как меры богатства и переход к экономике, в которой благосостояние определяется непрерывной гарантией качества, полезности и работоспособности. Эта концепция содержит побуждающие мотивы к осуществлению первых двух новшеств естественного капитализма: перестройки структуры экономики с целью, лучшего удовлетворения изменяющихся потребностей клиентов и автоматического вознаграждения за увеличение производительности ресурсов и организацию замкнутых циклов использования материалов.

4. Инвестиции в естественный капитал направлены на прекращение разрушения планеты через инвестиции в поддержку. восстановление и расширение запасов естественного капитала, так, чтобы биосфера могла производить больше природных богатств, а экосистема продолжала служить человечеству.

Все четыре стратегии взаимосвязаны и взаимозависимы; все четыре содержат многочисленные выгоды и возможности для рынков, финансов, материалов, распределения и занятости. Вместе они могут уменьшить ущерб, наносимый окружающей среде, обеспечить экономический рост и значительно увеличить занятость.


Каталог: resurs -> conspcts -> all2014
all2014 -> Наши в зарубежном авиастроении doc
all2014 -> Lubishvk doc Конспект книги
all2014 -> Чирков Юрий Георгиевич. Дарвин в мире машин. Изд. 2-е, испр и доп. М.: Ленанд, 2012. 288с
all2014 -> Книга посвящена обоснованию природы языкового знака. Не раскрыв сущность языкового знака, не познать и механизм взаимодействия языка с мышлением, речью, текстом, действительностью
all2014 -> В. Г. Шухов выдающийся инженер и ученый
all2014 -> Посвящается
all2014 -> Концептуальный анализ и проектирование Введение в аппарат ступеней и его применение Концепт Москва 2010 Серия «Концептуальный анализ и проектирование»
all2014 -> Чаянов Б. А. Воспоминания о Физтехе


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет