Сто великих любовников москва "вече" 2003



бет5/80
Дата17.07.2016
өлшемі5.05 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   80

Валевская жила скромно, не показывалась в свете и держала себя в высшей степени

корректно и сдержанно. Наполеон подарил молодому графу Валевскому земли в

Польше. После смерти официального мужа, когда Наполеон был сослан на Святую

Елену, Мария вышла замуж за кузена императора, но вскоре умерла.

Решив развестись с Жозефиной, Бонапарт долго еще не мог предпринять этот шаг.

Ему было жаль свою жену, но мысль о наследнике прочно утвердилась в нем.

Наполеон объявил о разводе, и слезы и обмороки Жозефине больше не помогали. Она

добилась только того, что он сохранил за ней Елисейский Дворец, Мальмезон,

Наваррский замок, три миллиона в год, титул, гербы, охрану, эскорт. После

развода (15 декабря 1809 года) он постоянно интересовался ею, но встречался с

ней только на людях, словно боялся, что эта самая непоколебимая, самая властная

и слепая любовь снова вспыхнет в нем с прежней силой.

Наполеон искал себе невесту королевских кровей. Император австрийский сам

предложил ему в жены свою старшую дочь Марию-Луизу. Этим браком удовлетворялось

его тщеславие, ему казалось, что, породнившись с австрийской монархией, он

станет вровень с ними. 11 марта 1810 года в Вене, в соборе св. Стефана,

состоялась церемония бракосочетания, на которой

3 6

100 ВЕЛИКИХ ЛЮБОВНИКОВ



отсутствующего Наполеона представляли маршал Бертье и эрцгерцог Карл. 13 марта

Мария-Луиза простилась с родными и выехала во Францию. Бонапарт сам заказывал

для нее белье, пеньюары, чепчики, платья, шали, кружева, туфли, ботинки,

немыслимо дорогие и красивые драгоценности. Он сам следил за отделкой

апартаментов для его королевской супруги. Ждал ее с нетерпением. Наполеон видел

свою жену только на портрете. У нее были белокурые волосы, красивые голубые

глаза и нежно-розовые щеки. Плотного телосложения, она не отличалась грацией, но

обладала несомненным здоровьем - это было важно для женщины, готовящейся стать

матерью наследника Наполеона.

Он настолько страстно желал видеть ее, что, не дождавшись, сам выехал ей

навстречу, отложил церемонии, чтобы как можно быстрее доставить невесту в свой

дворец.


При въезде в маленький городок Курсель Наполеон остановил экипаж Марии-Луизы. В

Компьень они приехали вместе. Вечером на ужине присутствовали также король и

королева неаполитанские. Бонапарт понимал, что после ужина ему необходимо

удалиться из дворца, оставив супругу, с которой сочетался пока лишь гражданским

браком, одну. Но он, воспылав желанием, умолил девушку позволить ему заночевать

во дворце. Мария-Луиза сопротивлялась, тогда сестра Наполеона, неаполитанская

королева, пришла брату на помощь. Не помогло. Девушка не понимала, почему нужно

нарушать церемониал. Наконец Мария-Луиза сдалась, и ночью влюбленный муж

посвятил жену в таинство любви. С этой минуты началось истинное счастье

Наполеона. Целомудренность избранницы произвела на него сильное впечатление.

Бонапарт однажды сказал: "Целомудрие для женщины то же, что храбрость для

мужчины. Я презираю труса и бесстыдную женщину".

В Париже удивлялись пылкой любви Наполеона. "Если бы я пожелал описать чувства,

которые питает император к нашей прелестной императрице, - писал кардинал Морни

жене одного из генералов, - то это была бы напрасная попытка. Это истинная

любовь, причем на сей раз любовь доброкачественная. Он влюблен, повторяю, как

никогда не был влюблен в Жозефину, потому что, сказать по правде, он не знал ее

молодой. Ей уже было за тридцать, когда они поженились. Между тем эта молода и

свежа, как весна. Вы ее увидите и будете в восторге".

Мария-Луиза полностью подчинила его себе, Бонапарт все свободное время находился

рядом. Он развлекал ее, обучал верховой езде, брал на охоту, сопровождал в

театр. Мария-Луиза, без сомнений, была верна своему повелителю. "Если бы Франция

знала все достоинства этой женщины, - сказал однажды Наполеон после бурно

проведенной ночи, - то она упала бы перед ней на колени." Но все-таки он не мог

забыть о похождениях Жозефины, поэтому запретил входить мужчинам в покои

императрицы.

Мария-Луиза родила Наполеону наследника Евгения, но невольно становится той

приманкой, с помощью которой старая европейская монархическая аристократия

пыталась заманить его в ловушку. Он торжественно провозгласил Марию-Луизу

регентшей Империи.

Но вот империя рухнула. Наполеон оказался в изгнании. Когда он при-

3 7


был на остров Эльба, первой его мыслью было вызвать Марию-Луизу. Он не

сомневался, что она приедет. Разве она не говорила, что хорошая жена должна

следовать за мужем, как этого требует Евангелие? Но Мария-Луиза написала

изгнаннику: "Дорогой друг! Два часа назад приехал отец, и я тотчас встретилась с

ним. Он был необычайно нежен и добр, но к чему все это, если он причинил мне

невыносимую боль, запретив следовать за тобой и видеть тебя. Напрасно я пыталась

убедить его, что это мой долг. Но он не желает даже слушать об этом и говорит,

что я проведу два месяца в Австрии, а потом поеду в Парму, и оттуда уже - к

тебе. Это решение меня окончательно убьет. И теперь единственное мое желание,

чтобы ты был счастлив без меня. Для меня же счастье без тебя невозможно..."

Наполеон ждал Марию-Луизу на острове Эльба, где приготовил для нее роскошные

апартаменты. Но вместо жены к нему приехала Мария Валевс-кая с сыном,

четырехлетним Александром. Бывшие любовники вновь обрели друг друга и вновь

испытали блаженство.

Что делала в это время Мария-Луиза? Она наслаждалась жизнью в обществе генерала

Адама-Альберта Нейпперга, заменившего ей мужа во всех отношениях. Мысль

отправиться на остров Эльба посещала ее все реже.

Наполеон предпринял отчаянную попытку вернуть себе власть. 1 марта 1815 года он

ступил на землю Франции. Его возвращение было встречено парижанами с восторгом.

Но мысль о Марии-Луизе преследовала Бонапарта. Едва прибыв в Париж, Наполеон

написал своему тестю Францу I: "Я слишком хорошо знаю принципы вашего

величества, слишком хорошо знаю, какое значение вы придаете своим семейным

привязанностям, чтобы не питать счастливой уверенности, что вы поспешите

ускорить минуту нового соединения жены с мужем и сына с отцом, каковы бы ни были

соображения вашего министерства и вашей политики". Но письмо осталось без

ответа. Напрасно он посылал в Вену своих людей, напрасно писал жене письма.

Мария-Луиза к нему никогда не приехала.

Звезда Наполеона быстро закатывалась. Союзники разгромили французов в сражении

при Ватерлоо. Император во второй раз отрекся от престола, на этот раз в пользу

Наполеона II. 7 августа 1815 года фрегат "Нортумберленд" с Наполеоном и его

свитой на борту вышел из Плимута и взял курс на остров Святой Елены, где ему

предстояло провести последние годы своей бурной жизни.

Личность Наполеона настолько поглощала обитателей этого маленького острова, что

стоило экс-императору поздороваться с какой-нибудь дамой, как тут же

распространялись слухи о его новом романе. Среди его увлечений назывались Бетси

Балькомб, пятнадцатилетняя дочь служащего Индийской компании; столь же юная -

Мэри-Энн Робинсон по прозвищу Нимфа; восхитительная молодая девушка мисс Книп,

которую все называли Розанчиком; жена генерала Альбина де Монтолон...

Весной 1821 года таинственная болезнь, от которой страдал император с самого

своего приезда на Святую Елену, обострилась. 26 апреля Наполеон закончил

завещание. Он сказал врачу Антом-Марки: "И еще я желаю, чтобы вы взяли мое

сердце, поместили его в винный спирт и отвезли в Парму моей


W/ЛШ

3 8


100 ВЕЛИКИХ ЛЮБОВНИКОВ

дорогой Марии-Луизе. Вы скажете ей, что я нежно любил ее, что я никогда не

переставал ее любить; вы расскажете обо всем, что видели, обо всем, что имеет

касательство к моему нынешнему положению и к моей смерти". Наполеон не знал, что

его супруга благодаря стараниям Нейпперга беременна во второй раз ..

Наполеон скончался 6 мая. Перед смертью он прошептал: "Жозефина..."

ЛЮДОВИК XV

(1710-1774)

Французский король из династии Бурбонов (с 1715). До 1726 года государством

управляли регент Филипп Орлеанский и герцог Бургундский. В 1726 году

Людовик XV объявил, что берет власть в свои руки.

Однако на самом деле политику определяли сначала кардинал Флери

(до 1743), а затем фаворитки маркиза де Помпадур (до 1764) и дю Барри. В

результате Семилетней войны (1756-1763) Франция потеряла

многие из своих колоний. Политическим делам предпочитал охоту

и любовные приключения.

В субботу 15 февраля 1710 года Людовик XIV был разбужен в семь часов утра, то

есть на час раньше обычного. Король поспешил одеться, после чего отправился к

герцогине Бургундской. Ждать почти не пришлось в восемь часов, три минуты и три

секунды королева родила принца, которого назвали Людовиком и присвоили титул

герцога Анжуйского.

До семи лет за ним следила герцогиня Вантадур, а 15 февраля 1717 года его

наставниками стали маршал Вильруа и епископ Флери, известный своей ученостью и

набожностью. Тем не менее воспитание не дало блестящих результатов, поскольку

Вильруа и Флери больше интересовали интриги и дела политики, нежели образование

юного короля.

"Король думает лишь об охоте, игре, о вкусной еде и о том, чтобы оставаться в

пределах этикета, - писал маршал де Вайяр. - Он ни на кого не обратил пока свой

прекрасный юный взор. Между тем в свои четырнадцать с половиной лет он сильнее и

развит более любого восемнадцатилетнего юноши, и прелестнейшие дамы не скрывают,

что они всегда к его услугам".

Юный монарх отличался редким целомудрием. Однажды, например, он прогнал из

Версаля камердинера, который осмелился принять в его апартаментах любовницу.

Наконец пришло время подыскать Людовику XV королеву. Был составлен список

европейских незамужних принцесс. Выяснилось, что на французский престол могли

претендовать семнадцать.

Выбор пал на Марию Лещинскую, дочь экс-короля Польши, Станислава. Когда портрет

Марии был представлен королю, Людовик XV не смог скрыть своего восхищения и

объявил Совету, что согласен жениться на полячке.

5 сентября 1725 года Мария торжественно прибыла в Фонтенбло. Свадеб-

3 9

пая церемония состоялась в часовне и была столь продолжительной, что юная



невеста потеряла сознание.

Восхитительный медовый месяц пятнадцатилетнего Людовика XV длился... три месяца

Король каждый вечер отправлялся на половину Марии и наслаждался ее обществом. Он

был очарован прелестями королевы, та отвечала безграничной страстью. Она писала

отцу: "Никто никогда не любил так, как я его люблю..."

Людовик XV проводил свободное время на охоте и доставлял удовольствие королеве.

Его старания не пропали даром: Мария Лещинская родила на свет двух девочек-

близнецов в 1727 году, через год - дочку, в 1729-м - дофина, затем герцога

д'Анжу (1730), мадемуазель Аделаиду (1732), мадемуазель Викторию (1733),

мадемуазель Софи (1734), мадемуазель Терезу-Фели-сите (1736), мадемуазель Луизу-

Мари (1737).

С 1732 года королева испытывала вполне понятную усталость: "Что за жизнь! Все

время спать с королем, быть беременной и рожать!" Король был оскорблен этим

заявлением, тем не менее продолжал вести добродетельную жизнь, пока не встретил

Марию-Юлию де Майи - старшую из пяти дочерей маркиза де Несля. Это была нежная,

очаровательная, чувственная женщина. Ей, как и королю, было двадцать два года.

Уже на втором свидании Людовик XV изменил королеве.

Эта связь долго держалась в тайне. В течение трех лет де Майи в назначенный час

поднималась по золоченым лестницам, ведущим в скрытые от глаз кабинеты. Так

продолжалось до тех пор, пока две дамы случайно не раскрыли секрет.

Когда Мария Лещинская узнала об измене мужа, она едва не потеряла сознание и

закрылась в своей комнате. Все попытки к примирению со стороны Людовика XV ни к

чему не привели. Тогда он пообещал жене больше никогда не появляться в ее

спальне. Королева была на втором месяце беременности и надеялась, что рождение

сына погасит ссору. Однако в июне 1737 года родилась еще одна дочь.

Раздраженный монарх, оставив всякий стыд и сдержанность, стал открыто появляться

с де Майи.

Людовик XV был меланхоличным, сдержанным, скрытным и, по словам одного историка,

"равнодушным к развлечениям". Молодая герцогиня, чтобы развлечь его, принялась

устраивать увеселительные ужины - неизменно пикантные, полные выдумки. Они

проходили в небольших, специально для того приготовленных апартаментах. Эти

интимные, мило убранные комнаты сообщались с комнатой его величества посредством

потайных дверей. Быть приглашенным на такой ужин считалось особой милостью.

Ужин вскоре превращался в оргию, дам раздевали, и каждый мужчина старался

доказать им свое расположение. Потом опять пили. На рассвете приходили слуги и

доставали из-под стола монарха и приглашенных им молодых женщин, прошедших по

кругу. Эти вечеринки были лишь началом распутной жизни Людовика XV. Однако мадам

де Майи доставались лишь символические подарки... Не склонная к интригам, она не

просила большего.

В декабре Людовик XV после длительного перерыва провел ночь с Мари-

40

100 ВЕЛИКИХ ЛЮБОВНИКОВ



ей Лещинской и проявил себя, судя по словам столпившихся за дверями слуг,

настоящим мужчиной. Но сближение с супругой на том и закончилось, и король

вернулся к мадам де Майи. Но вскоре похождения короля вылились в неприятные

последствия. Летописец Барбье свидетельствует: "Король чувствует себя лучше. Но

на охоту он еще не ходит. По слухам, у него сифилис, - ведь Башелье, его первый

камердинер, тайно приводил ему каких-то девушек, а тут уж не до уважения

королевской особы..." Этой болезнью его наградила дочь мясника де Пуасси,

которая, в свою очередь, подхватила ее от дворцового стражника во время

народного гулянья.

В конце 1738 года мадам де Майи представила двору свою сестру Полин-Фелиси-те де

Несль, которая была на два года ее моложе. Эта очаровательная особа покинула

монастырь с ясным намерением заменить старшую сестру, пленить сердце короля и

править Францией.

Она тотчас же приступила к делу, и,

несмотря на то, что в ней не было ничего соблазнительного, ей удалось стать

любовницей Людовика XV. Весной 1739 года она появилась в опере на балу,

переодетая в пастушку, рядом с королем в костюме летучей мыши.

В то время как мадам де Майи оплакивала свою судьбу в парижском особняке, для

новой фаворитки подыскивали мужа. Им стал Феликс де Винти-миль, внучатый

племянник архиепископа Парижа. Вечером после свадьбы юная чета направилась в

мадридский замок. Но Винтимиль, получивший двести тысяч ливров за этот фиктивный

брак, лишь сделал вид, что отправляется на брачное ложе. На самом деле в

супружеской постели его заменил Людовик XV.

С этого дня мадам де Винтимиль следовала за королем повсюду, а Людовик XV осыпал

ее подарками. В мае 1740 года он подарил ей небольшой замок де Шуази, который

стал часто посещать.

В замке любовники проводили все время в постели. Мадам де Винтимиль отличалась

бурным темпераментом, и король, как писал один мемуарист, "засыпал лишь после

того, как семь раз докажет ей мощь своего скипетра". Даже те, кто желал бы,

чтобы Людовик XV больше рвения проявлял в государственных делах, гордились

неутомимостью короля в постели... Всеобщей радости не было предела в тот день,

когда стало известно, что фаворитка во время одной из таких встреч устала раньше

своего любовника.

Мадам де Винтимиль благодаря заботам короля родила 1 сентября 1741 года

прелестного мальчика, ему был дарован титул графа де Люка. Фаворитка могла бы

рассчитывать на самое блестящее будущее, если бы ее не унесла после родов

внезапная лихорадка.

4 1


Король снова обратил внимание на мадам де Майи, однако уже в начале 1742 года

заинтересовался третьей сестрой де Несль - герцогиней де Лорагэ. Эта юная особа

не была очень красива, но обладала, как писал историк того времени, "приятной

полнотой форм". Именно женщины этого типа считались особенно привлекательными в

XVIII веке...

Людовик XV испытывал к ней влечение, удивлявшее придворных. Он любил ее на

скамьях, диванах, креслах, лестничных ступенях. Герцогиня, явно испытывавшая

слабость к подобного рода времяпрепровождению, "позволяла королю" все, издавая

при этом радостные вскрики. Монарх предавался с ней не столь невинным

удовольствиям. Однажды он потребовал, чтобы мадам де Майи присоединилась к ним,

желая "спать между двумя сестрами", чьи прелести представляли явный контраст.

Подобная вариация доставила Людовику XV лишь скромное развлечение, и он заскучал

как прежде. В конце концов он пресытился герцогиней де Лорагэ, не отличавшейся

особым умом, и, дабы избавиться от нее, но так, чтобы она всегда находилась

поблизости, назначил ее фрейлиной дофины...

Осенью 1742 года мадам де Майи показалось, что она обладает достаточной властью,

чтобы вмешиваться в политику. Увы! В ноябре было перехвачено письмо маршала де

Бель-Иля маршалу де Майбуа. В нем содержались прозрачные намеки на роль

фаворитки. Людовик XV пришел в ярость и быстро избавился от своей любовницы.

Желая продолжить удачно начавшийся турнир, он обратил свой взор на четвертую

сестру де Несль, жену маркиза де Флявакура. Супруг ее был безумно ревнив, и

королю не удалось увлечь ее в свою постель. Ревнивый муж, прознав про намерения

Людовика XV, пригрозил жене расправой, если она поведет себя так, "как ее шлюхи

сестры". Разочарованный монарх остановил свой выбор на последней сестре де Несль

- Мари-Анне, вдове маркиза де Ла Турнеля.

Однажды после полуночи, переодевшись врачом, король отправился к ней в

сопровождении герцога де Ришелье. Перед тем как взойти на королевское ложе,

молодая женщина выдвинула свои условия. Она потребовала немедленно и публично

отослать свою сестру, мадам де Майи, и возвести себя в статус официальной

любовницы, какой была покойная мадам де Монтес-пан. Она потребовала еще многое:

"...прекрасные апартаменты, достойные ее положения, ибо не желала, как ее

сестры, ужинать и тайком заниматься любовью в маленьких комнатах. Свой двор и

чтобы король открыто приходил к ней ужинать. В случае недостатка в деньгах она

желала получать их в королевской казне с правом собственной подписи. А если она

забеременеет, то не будет скрывать этого, и дети ее будут считаться законными".

Людовик XV был сильно влюблен - он согласился на эти условия, и 17 января 1744

года палаты парламента узаконили королевский дар: герцогство де Шатору

передавалось во владение мадам де Ла Турнель. Судя по документам, мадам де Ла

Турнель получила этот подарок за услуги, оказанные королеве.

В марте 1744 года, подстрекаемый королем Фредериком II, король Франции вынужден

был объявить войну Марии-Терезии Австрийской, Англии и Голландии. Неприятель в

любой момент мог захватить французскую террито-

42

100 ВЕЛИКИХ ЛЮБОВНИКОВ



рию. Тогда мадам де Шатору явилась к Людовику XV и дала ясно понять, что королю

пришло время стать настоящим властителем, заняться военными делами и возглавить

армию.

Это обращение тронуло монарха. Через месяц он отправился во Фландрию. Но



поскольку не мог расстаться с мадам де Шатору, то взял ее с собой, что породило

множество сплетен. Людовик XV распорядился, чтобы герцогине выделили соседний с

его резиденцией особняк с тайными ходами, от одного особняка к другому.

В начале августа 1744 года после изысканного ужина герцог Ришелье устроил так,

чтобы король оказался в спальне наедине с мадам де Шатору и ее сестрой

мадемуазель Лорагэ, предусмотрительно закрыв за ними дверь. На следующий день

Людовик XV слег с лихорадкой. Монарх, опасаясь скорой смерти, послал за

духовником.

Епископ Суассонский Фитц-Джеймс заявил, что "законы церкви запрещают причащать

умирающего, если его сожительница находится в городе", и просил короля отдать

приказ об отъезде сестер.

Людовик XV скрепя сердце согласился. Как только эти дамы покинули город, епископ

Суассонский дал разрешение соборовать монарха. Однако через неделю королю стало

лучше. Эта новость вызвала ликование в народе, тут же прозвавшего его Любимым.

Людовик XV вернулся в Париж. И, как только к нему вернулись силы, поспешил к

мадам де Шатору, отлученной от двора, и просил ее вернуться в Версаль. В ответ

герцогиня потребовала изгнать лиц, виновных в ее опале. Король, горевший

желанием возобновить близость с герцогиней, принял все ее условия. Увы, через

две недели после бурно проведенной ночи фаворитка Людовика XV умерла.

После смерти мадам де Шатору Людовик XV растерялся. Исчерпав женские ресурсы

семьи де Несль, он не знал, где ему искать любовницу. Коридоры Версаля

наполнились красотками, любыми способами пытавшимися привлечь внимание короля.

В конце февраля 1745 года в Версале состоялся бал-маскарад. В два часа ночи

король сделал комплимент юной красавице в одеянии Дианы-Охотницы. Его сразу же

окружила толпа. Было замечено, что прекрасная Диана заигрывала с королем. Сильно

заинтригованный, Людовик XV пошел за ней следом. Вот тут-то таинственная

Охотница сняла маску - и все узнали мадам Ле Норман д'Этиоль...

"Продолжая рассыпать все уловки кокетства, - писал Сулави, -она затерялась в

толпе, но из виду не скрылась. В руке у нее был платок, и то ли случайно, то ли

специально она его обронила. Людовик XV торопливо поднял платок, но... он не мог

пробраться к его владелице и со всей учтивостью, на какую был способен, бросил

ей этот изящный комочек. В зале раздался смущенный шепот: "Платок брошен!.." Все

соперницы потеряли последнюю надежду".

М-м д'Этиоль звали Жанна-Антуанетта Пуассон. Она была необыкновенно хороша

собой. После эпизода с оброненным платком ей не пришлось долго ждать. Людовик XV

приказал Бине, своему камердинеру, доставить ее - она

1

43
была кузиной Бине - в Версаль. Разумеется, вскоре она очутилась в самой широкой



постели государства. Увы! Бывают ситуации, когда даже монархи бессильны... У

Людовика XV случилась внезапная слабость, и он, по выражению Морца, "дал

осечку".

К счастью, через несколько дней король восстановил силы и смог на той же широкой

постели доказать мощь переполнявших его чувств... Людовик XV был очарован мадам

Пуассон. Сулави писал: "Несмотря на природную холодность, у красавицы был весьма

прихотливый характер". Но мадам д'Этиоль, против которой был настроен весь двор,




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   80




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет