Таумурзаев Далхат Магомедович «Голлу» Карачаево-балкарские легенды



бет2/29
Дата28.06.2016
өлшемі3.24 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29

Аланы – мы

В том знойном далеком 1945 году в Казахстане мне, десятилетнему мальчику из Верхней Балкарии, удалось услышать из уст Мат-Герия Уммаева, отца героя Великой Отечественной войны Мухажира Уммаева, рассказ о том, что предки наши происходят от алан, которые были храбрыми и сильными людьми. И этот старец, давно ушедший в иной мир, устраивая борьбу между мальчиками, говаривал: «Аланча тутуш», «Къаты ал», «Амал эт», «Ичинден чал», «Амалны чертип сал». Всех слов из арсенала балкарской борьбы, которые он употреблял, я не вспомню, но и этого достаточно, чтобы

показать, как крепко засел термин «алан» в устах балкарцев и карачаевцев.

Простое причисление себя и своего народа к аланам ровным счетом ничего не дает мыслящему человеку. Для отстаивания взглядов Мат-Герия, этого примитивного материалиста, говорившего: «Прежде чем сеять, нужно пахать», - я познакомился с рядом трудов и положений об аланах.

В конце XIX века Всеволод Миллер в своем труде «Осетинские этюды» твердо заявил, что аланами могут гордиться не только нынешние осетины. Дописывая свою книгу «Аланы», профессор Ю. Куликовский даже не сомневался в истинности его утверждений и записал, что «считает этот вопрос окончательно порешенным в трудах языковедов» («Аланы», 1899).

В 1974 году в «Археолого-этнографичесном сборнике», I выпуск, помещена статья В. А. Кузнецова «Новая концепция истории алан Северного Кавказа». «Могут ли подтвердить ирано-язычие алан в верховьях Кубани письменные источники?» - спрашивает автор статьи и отмечает: «Наши возможности здесь ограничены в основном ономастикой, т. е. личными именами, упоминаемыми в источниках». И он приводит список этих имен:

I. Соросий. Этимология имени Соросий, по Г. В. Вернадскому, ирано-осетинская. «Вождь осов», слово «Сар» в значении «Голова» сохранилось в осетинском языке (Р.-ос. словарь, 1970. С. 94).

2. Итаз. Упоминается византийским автором 8 века Феофаном Исповедником в связи с византийскими происками в Западной Алании.

3. Альда. «Эльда из рода Алага». Альда - осетинское имя, зафиксированное в осетинском нартском эпосе.

4. Дургулель. Аланский царь VI века, упоминаемый в «Картлис Цхобреба». По М. К. Андроникашвили, имя Дургулель - иранского

происхождения и означает «длинноволосый» (прозвище).

Считая этого вполне достаточным, в своей «Новой концепции» В.А.Кузнецов не переводит топонимического названия «Цёбелди».

«Возглавив алано-византийский отряд, Лев овладевает крепостью в горном проходе Цёбелди (Сухум)» - Почему? - Потому, что это тюркизм?

В своей статье «Накопленное наукой» В.А. Кузнецов пишет: «Как видим, накопленные наукой позитивные материалы полностью совпадают» (с. 84). Это наука? Останавливаясь на этнониме «аланы», автор едко высмеивает и У.Б.Алиева, и Лайпанова, и Хаджилаева, пытающихся подобрать к нему тюркскую этимологию.

«Желаемое нельзя превратить в действительность, ибо историю нельзя перекроить», - пишет он. (с. 86). И заключает: «Стоит ли говорить о том, что концепция тюркоязычия алан, лишающая осетин их предков (стало быть, и их ранней истории), не проясняет, а запутывает вопрос, дезориентирует неподготовленных читателей» (с. 87).

После этого у меня возникла твердая убежденность, что к аланам мы, балкаро-карачаевцы, имеем прямое отношение. С большим интересом читал книгу А. Магомедова «Общественный строй и быт осетин», выпущенную осетинским книжным издательством в 1974 году. Как похожи быт и нравы, характеры и психология осетин и балкаро-карачаевцев!

В этой книге (с. 45) автор приводит выдержку из труда самого Иордана «О происхождении и деяниях готов». Историк середины 6 века Иордан (алан по происхождению) отмечает, что «гунны завоевали аланов, утомив их беспрерывной борьбой».

Книга «Аланы» Ю. Кулаковского, выпущенная в Киеве в 1899 году, уточняя историю алан, предоставила в наше распоряжение ряд ценных страниц, способных открыть свои тайны только при помощи балкарского языка. Там приводятся несколько личных имен, которые совершенно прозрачны и легко этимологизируются по-балкарски (тюркски).

Полностью процитирую одно место из книги. Ю. Кулаковского: «Гуннская держава раздробилась, отдельные вожди стали править самостоятельно. Сын Атиллы Эрнакъ занял крайние пределы Малой Скифии. Часть гуннов с вождями, имена которых переданы у Иордана в форме Ултзюндюр, перешли на римскую территорию. Одновременно с этими событиями перешла в пределы империи и аланская орда (керти аланы). Аланы жили на своей новой территории под властью национального царя по имени Къандокъ». Автор книги «Общественный строй и быт осетин» А. Магомедов, мне кажется, не зря оставил без внимания выражение: «Керти аланы». Эти слова по-осетински необъяснимы, так же, как и «Итаз», «Альда», «Саросий», хотя Ю.Кузнецов старался приводить веские доказательства в пользу их «прозрачности», выдавая их за научную удачу как позитивный материал.

В течение длительного времени аланы и гунны выступали в союзе против других племен и народностей. Их судьбу порой невозможно отделить. Они так слились, что их успехи и поражения воспринимались в окружающем мире как единое целое. Поэтому и приводимые здесь имена людей тоже одинаковы, то есть могут быть идентифицированы по-тюркски.

Этноним «Керти аланы» мы читаем двояко:

1. «С» перед е, 1, ае, ое произносится как «ц», тогда мы читаем эти

Слова как «церти алани».

2. «С» перед а, о, и перед всеми согласными и в конце слова читается как «к». Бой, битва, спор и война.

Мы считаем, что эти, подобные им и многие другие слова в латинский язык вошли из языка этих племен. Иордан, как верный сын своей орды, определил свою принадлежность к ней терминам «Керти аланы». В современном балкарском языке «Керти сёз», «Керти айт» и «Керти адамы» ничем не отличаются от понимания Иордана.

Если Иордан считает себя выходцем из рода «Керти аланы», то он не является ирано-говорящим, также как и народ, пришедший туда за Атиллой, сыном Эрнакова, имевший своего национального царя Кьандакъа, не мог быть ирано-язычным.

Попробуем собрать все личные имена, встречающиеся на этих страницах книги профессора Ю. Кулаковского.

«Один из их царей, Гоар, отделившись от своих соплеменников - алан и вандалов, остался в Галлии» (с. 34-35).

«Вместе с бургундским царем он был провозглашен в Могунтиякъ императором Иовина» (с. 35).

«Креатура Атаульфа, Аттал, во второе свое императорство уже на территории Галлии назначил своим министром финансов Павлина» (с. 36).

«Вследствие союза Иовина с Атаульфом, Гоар должен был попасть в зависимость от последнего, когда Иовина уже не было в живых» (с. 37).

«Территория между нижним течением Луары и Сены была предоставлена Аэцием на разграбление аланами, с их царем Эохаром во главе, за измену её населения римскому императору» (с. 38).

«Аланский царь Сангибан имел в своем владении старый римский

город Аверлиану, ныне Орлеан» (с. 39).

«В этой битве (с вестготами в 416 г.) пал аланский царь Аддакъ» (с.41).

«Аланы после этого настолько ослаблены, что вынуждены были теснее соединиться с вандалами. Гунерих, Гейзерих, Гелимер носили титулы царей вандалов и алан» (с. 41).

«Сын Аттилы Эрнекъ занял крайние пределы Малой Скифии» (с. 42).

«Поселились на реках Утуз, Гискус, Алмуз» (с. 42).

«Аланский национальный царь Къандакъ» (с. 44).

«Дед Иордана Пария был секретарем Къандакъа. Сам Иордан стал

секретарем Гунтрика, племянника Къандакъа» (с. 44). Гунтрика иначе называли База. База был сыном Андага, который в каталаунской битве нанес смертельный удар Феодору Вестготскому.

«Анделы, происходившего из рода Амалов» (с. 44).

В правильности написания этих слов можно сомневаться. Но все же, мы их приводим так, как они графически изображены, но фонетически считаем нужным восстановить настолько, насколько позволяет закон сингармонизма и иные внутренние законы развития тюркских языков вообще и балкаро-карачаевского в частности, как наиболее точно соблюдающего законы сингармонизма. Вот они:

I. Аттила, сын Эрнакъа. Иордан конечно знал как это пишется. Но

позже транскрибировавшие его научное наследие люди были выходцами не из тюрко-язычного круга. Поэтому Атлы («конный», «верховой») был записан в виде Аттилы, что ближе к латинскому, так как автор вынужден был писать тюркские имена латинскими буквами. Эрнакъ остался Эрнакъом, его изменить не могли.

2. Эрнакъ - разделив слово на составные части, получим - «эр» -

«мужчина, молодец», частице «накъ» присоединена для придания имени более звучного оттенка (полногласного звука).

3. Гоар - нам думается, что это неправильная форма написания имени «Къуар» - «догонит», «преследует», а в первоначальной форме «Гоар» похоже не малопонятный балкарский в виде «Добар», «Отар», хотя и они осмысливаются как «догонит», «рослый», «усидчивый».

4. Атаульф - нужно писать Атауул, - что означает «ветвь определенного родителя».

5. Аттал - это совершенно прозрачно: «ат» - «лошадь», «конь»; «тал» дополняет термин, усиливает интонацию и выражает отношение сидящего на коне к его возможностям: «с коня руби», «с коня доставай» или же возьми на коня что-либо, с чего-либо.

6. Гунди хор - «гун» - по-турецки «солнце», «ди» - в одном случае

частица, указывающая на это солнце, а в другом - «светит», «хор» -«здесь -всегда».

7. Могун тиякъ - вторая часть «тиякъ» или «тыякъ» означает «палка».

8. Аэци, Айцы - «Ай»- «луна», «цы» - частица, указывающая на

соотнесенность к луне. Можно перевести: «Охотник или сторож луны».

9. Эохар - точнее «Эухар» или «Аухар», часто «э» и «а» путают

переводчики. «Ау» - «перевелись, свались», «хар» или «хор» - элемент, передающий законченность имени.

10. Сангибан или общетюркское, вроде Синдбад, может означать

«восстановленное из правильного положения», «Санге+бан» - «С тобой».

11. Аддакъ - нам кажется, что второе «д» лишнее. Тогда это слово

означает «петух».

12. Гунэрих или Гунерик - «Гун» (по турец.) - солнце, «эр» - мужчина, т. е. «мужчина, следующий за солнцем».

13» Гейзерих - может быть «Айзарыкъ» - тогда это будет «лунный

свет». Средний слог «зер» - означает «земля» (диалект).

14. Гели мер - «Гел» в переводе с турецкого означает «иди», к нему гласная «и» присоединяет элемент «мер» и дает понятие «идущий».

15. Пари иди Парий - по-балкарски - «волкодав», «большой пес».

16. Гунтрик - «Гун»- «солнце», «трик» - «живой», т.е. «солнцем

оживленный».

17. Къандакъ - «къан»- кровь, «акъ» - белый, т.е. «человек белой крови».

18. Ваза или База - «царь, «правитель». Это чисто балкарское

слово, каких было немало в 17-18 веках.

19. Андагъа - «тамошний».

20. Андал - можно писать в виде двух слов: «анда ал» - «там возьми», правильнее будет писать - «анда ал» - «бери там же».

21. Амалов - фамилия, род, дающий начало целой династии царевичей. Амал»- «способ», «инициатива». Говорят: «амал эт» - «прояви находчивость», «амалны унутма» - «не забудь проявить инициативу» и т. д.

22. Сароси или Сароди (в книге приводится двойное написание, с.47), но мы считаем возможным восстановить слово до «сарыси» - «рыжий».

23. Менандыр - «мен» - «я», «андыр» или «андадыр?» - «там», т.е. «я там».

24. «Часть гуннов с вождями, имена которых переданы у Иордана в форме Эмнетзюрз, Ултзюндюр, перешли на римскую территорию в пределы провинции прибрежной Дакии» (с. 42).

Они записываются так:

Эмнетзюр, Аманатзюр - кажется нам «пристраховываясь ходить». Здесь ясно видна балкарская окраска этих имен.

25. «Орда Эшека оставалась нейтральной во время столкновения с империей орды его брата Денгициха» (с. 42). Денгицих можно записать в виде «Тенгцик», в родительном падеже принимает окончание «а», с превращением глухого «к» в звонкое «г» - «ровесник».

Как зрим, и аланские и гуннские имена друг от друга ничем не

отличаются. Они, за исключением временной окраски, почти совпадают с именником 17-18 веков в балкарских ущельях.

Такой обширный ономастический материал, приведенный

профессором Ю.Кулаковским, не был использован Ахсарбеком Магомедовым в его книге «Общественный строй и быт осетин» неслучайно. Увидел он и термин «керти аланы», но и с этим ему делать было нечего. Ю. Кулаковскому, писавшему в конце 19 века книгу «Аланы», и не снилась такая подозрительность к крамольным терминам «Керти аланы» или «Цетген аланы», что одно и тоже.

«В высшей степени интересно и важно, - пишет профессор Ю. Кулаковский, - то обстоятельство, что для своих литературных произведений он (Иордан) избрал латинский язык».

На этом языке говорило туземное население подунайских провинций, и Иордан мог усвоить этот язык с детства на своей Родине. Знакомство Иордана с культурным языком, служба его в высоких военных чинах на территории подунайской области - все это делает вероятным предположение, что его соплеменники подверглись культурному влиянию государства, в пределах которого они слились вскоре после 453 года. А так как мы в последующее время ничего не слышим об аланах в Нижней Мезии или Малой Скифии, то отсюда можно заключить, что они слились с остатками туземного романизованного населения и потеряли свою национальность» (с. 44-45).

Отсюда можно сделать вывод, что, влившись в иную среду, тюрко-язычные орды могли внести свои элементы в латинский язык, что мы без большого труда можем обнаружить в этом древнем культурном языке науки, мертвом в настоящее время для межнационального общения.

Обширная территория аланов-гуннов простиралась от берегов Дуная до Кавказских гор. Не трудно догадаться, что народы, населявшие столь обширную территорию, могли иметь несколько межплеменных языков, но доминирующим положением здесь обладал тюркский. И «керти аланы», говорящие на близком современному балкарскому диалекте, могли раствориться в среде романизированных народов. Гордость Иордана за принадлежность этой орде, мы современные балкарцы, можем читать между строк. В среде «аланского союза» племен могла жить и развиваться великая орда «керти аланы». Нам кажется, что углубленное изучение трудов самого Иордана и попытка транскрипции их туркоязычными научными работниками позволили бы добиться многого, аналогично тому, чего добился Олжас Сулейменов в изучении «Слова о полку Игореве».

Нам думается, что подлинное имя Иордана, так же и термин «Орда» перефразированы людьми, говорившими на других языках. А также в слове «алан» мы видим редуцированную паузу между звуками «Л» и «А». Попробуйте прочитать «Ал-ан», тогда ясно слышится «тот, кто взял», «победил». От этого корня мы получили слово «алгъан», то есть «тот, кто «получил, победил». С течением времени звук «гъ» или «г» в непривычной среде перестал быть нужным и выпал. Вот и вся история с кромольным «алан», фактически «алгъан» - победитель. Но, повторяю, несвойственные романским, славянским и византийскому языкам слабые согласные при произношении тюркских слов в более отдаленном периоде могли теряться и произносились с большим искажением и ошибками. «Иордан» мог быть «Ордан», «Ортан», ортанцы - то есть средний между братьями, а «орта» превратилась в «орда» - «центр», «центральный».

Вот этот позитивный материал не был использован алановедами всех стран, которые твердо убеждены, что говорят правду. Да Бог с ними, с этими алановедами, которые громко кричали на весь мир, что не найдено ни одного слова, произнесенного на аланском языке.

Трижды подчеркнув словосочетание «Керти аланы», они не сумели использовать его. Эти алоноведы не использовали и приведенные мною ономастические метериалы.

Следовательно, позитивные материалы говорят в пользу тюркоязычности алан и гуннов.

«Керти аланы» - истинные аланы, являются прародителями современных карачаево-балкарцев, караимов, гагаузов, кумыков, крымских татар и других тюркских народов. Не только тюркские народы, но и народы Северного Кавказа и Закавказья могут гордиться аланской культурой, ибо она сохранила множество фамильных преданий, по которым можно судить об истории развития того или иного народа.
***

К этому времени меня страстно захватила романтика - душа рвалась к подвигам, во имя людей, за счастье на родной земле! В этом же году (1958 г.) мне удалось поступить в КБГУ, чтобы изучить балкарский язык и литературу. Здесь я познакомился со многими замечательными людьми. Среди них: Мустафир Отаров, Мажит Гулиев, Салих Гуртуев, Борис Зумакулов, Хашим Улаков, Геккиев Ш., Исхак Тюбеев, Исхак Гузеев, Хусейин Занкишиев, Владимир Аликаев, Исмаил Шаваев, Сослан Байчоров, Малик Мечиев, Хамид Биттиров и т.д. Учась вместе, вместе стали заниматься вольной борьбой. Нашими тренерами были Анатолий Кодзоков и Михаил Шанибеев. Науки нам преподавали О. Б. Алиев, А. М. Аппаев, Х.З. Аппаев, Х.? Башиев и другие.

«Настоящая жизнь со всеми трудностями ждет нас впереди. А пока нужно отдать себя науке и физическому совершенствованию», - думал я. Думы думами, а реальная жизнь диктует свои правила. Вскоре моего младшего брата Бахау забрали в армию и мне пришлось перейти на заочное обучение. Надо было начинать строить дом в Хасанье, где до 40-х годов жил мой дед Солтан.

Трудно тогда было всем балкарцам: молодежь рвалась к учебе, наукам, а отцам, старикам негде было жить. Выбивались из последних сил, пытаясь поселиться компактно. Хотя власти обещали очень многое, но всячески оттягивали помощь в строительстве жилья и благоустройстве селений.

Излюбленные выражения партократов: «Религия - опиум для народа»; «Коран - религиозная догма»; «Мусульманский фундаментализм»; «Намаз и ураза являются источниками культурной отсталости мусульманских народов».

Сегодня мы видим обратное: все лозунги, бывшие знаменем в послеоктябрьской жизни народа, выброшены на историческую свалку. А религии мира снова приглашены самими народами на службу во имя спасения человечества от вселенской катастрофы, от атомной смерти, изобретенной в том числе и самими коммунистами, которые говорили, что они этим самым борются с мировым империализмом. Какая ложь! Люди, которые не сумели обеспечить безбедную жизнь народам, становились во главе партии и правительства. Из года в год они тешили народы одними обещаниями, что вот скоро наступит коммунизм. Но он не наступал. Система нашей жизни все глубже уходила в трясину. Коррупция, взяточничество, лишения право на слово инакомыслящих стали нормой для советского образа жизни.

Советская пропаганда и агитация при помощи дезинформации и клеветы принудили народы красной империи поверить в то, что «железный занавес» - выдумка американских империалистов.

А сейчас в условиях гласности мы узнали правду не только о «железном занавесе», но и о безвинно загубленных жизнях, о генералах, которые занимались расхищением и продажей оружия в огромных количествах, о партийных деятелях, которые раздаривали чины и должности за большие деньги. Все это прикрывалось тем, что при переходе от социализма к коммунизму такие извращения закономерны.

До 1985 года я продолжал верить в то, что наша страна очень богата, партия и правительство то и делают, что заботятся о благе человека, а воспитание подрастающего поколения является их священным долгом. Верил в пионерию, комсомол, систему школьного обучения. Но уже начиная с 1993 года я перестал верить в возможность перестройки обучения в балкарских школах! Когда в 1985 году я пришел работать в школу в селе, то прежде чем приступить к работе, предложил директору школы Борису Зулкарнеевичу Жангоразову свой план перестройки обучения и воспитания детей в школе.

Он состоял в следующем:

1. В преподавании материала с первого по шестой класс использовать народные игры карачаево-балкарцев, которые я собирал и систематизировал более 20-ти лет.

2. Вести уроки на балкарском языке и обращаться с детьми на «ты», как позволяют внутренние законы языка.

3. С первого класса начинать тренировать детей по вольной и национальной борьбе, открыть шахматный кружок.

4. Шире знакомить школьников с родной природой, открывая им названия видов флоры и фауны на двух языках.

5. Чаще устраивать состязания, соревнования, приглашая на них родителей.

Самым важным, очень полезным, как я представлял себе, было заполнить гравием находящейся рядом со школой ров и на этой площади создать футбольную и волейбольную площадки, а также построить другие вспомогательные сооружения, которых нет у школы из-за безземелья. После заполнения рва длиной 120 м, шириной 50 м, мы получили бы очень приличную площадь. План построек и их сметную стоимость я также представил директору. Он ознакомился с этим планом и полностью поддержал меня. Но дальше я столкнулся только с равнодушием, нежеланием понимать новизну. Более того, в этом даже узрели элементы национализма и начали склонять мое имя.

После года работы в качестве преподавателя по физической культуре, Борис Зулкарнеевич перевел меня учителем балкарского языка и литературы. Но и тут я представил ему свою программу, новый метод обучения учащихся. И здесь он согласился с моей идеей, полностью одобрил мой долголетний план.

Он состоял в следующем:

1. С первого по шестой класс широко пропагандировать балкарские пословицы, песни.

2. Направить умы и возможности детей на познавания корней своих родителей, сбор этноматериала.

3. Смелее заменять старые, шаблонные программы новыми передовыми методами подачи материала, обращаясь к ими же собранным материалам.

К третьему году работы я и здесь встретил противостояние. Ко всем моим нововведениям в учебной части школы стали относиться с неприязнью, многим не хотелось перестраиваться, ломать привычный образ жизни. Они стали открыто говорить в лицо, что моему методу не суждено будет осуществиться.

Все же, не показывая, что огорчился, я продолжал свои новаторства. По заранее составленному списку мальчики начинали поднимать пятикилограммовые гантели обеими руками. Им это понравилось. Изо дня в день они все больше тянулись к силовым упражнениям и не путались среди взрослых, да и секции они стали посещать с радостью. Но это продолжалось недолго. Их остановили.

Если бы в те дни была возможность приобрести школу, любую отсталую школу в свою собственность, то я бы сумел для нее подобрать хорошего директора, организовать отличный педагогический коллектив. Там я бы так поставил обучение и воспитание, что на 90 процентов ликвидировал бы отсев учащихся. Этого я добился бы через спорт. Я бы объяснил нашим детям, чтобы они запомнили на всю жизнь, что божество Голлу, покровитель физического совершенства и красоты людей, повелевает нам жить в большой любви и согласии не только с родителями, но всеми людьми, людьми всех национальностей.

Мне кажется, что пока наше общество к диалогу с такими чудаками, как я, не готово. Как говорит мой любимый герой Ойто, неверное, родился я не в той стране и не в то время. А жаль!

Наверху пока еще без перемен: по-старому правят, демократии нет никакой, все средства массовой информации: газеты, радио, телевидение – коммунистической ориентации. Похоже, что в Кабардино-Балкарии не поняли тех перемен, которые произошли в августе 1991 годе, точнее с конца августа. А они ощутимы! В каждый балкарский, кабардинский дом вошла религия, строятся мечети, мальчики и девочки изучают Коран, арабский язык, приучаются к шариатской этике; часы родного языка увеличены, исчезли пионерские и комсомольские организации в школах, которые иногда не воспитывали, а расшатывали детские души. Но коммунисты (а они все в верхнем эшелоне еще тихо сидят) в удобное для них время разом встанут и крикнут: «Мы здесь! Идите за нами. Теперь мы знаем, где коммунизм!»

После ГКЧП я участвовал в голодовке против правительства (август 1991 г.) в числе тех восемнадцати балкарцев, которые положительно отозвались на призыв Адыгэ Хасэ и демократической партии.

- А чего же ты искал в тот день? Тебе был нужен «портфель»? - задавали мне вопросы в селах Балкарии мои родственники.

Им и будущим потомкам отвечаю: «В тот роковой для страны день все честные люди Советского Союза объединились и встали на защиту демократии. Впервые в истории нашей республики кабардинцы и балкарцы без колебания объединились в одно общее ядро, которое заставило партию и правительство уйти в отставку. Вины нашей здесь нет, если мы не добились полной замены всех коррумпированных лиц в правительстве, позволив им перегруппировать силы. Пообещав куцые компромиссы нам, они снова пересели в свои кресла. Но на гребне этой волны был вознесен балкарец Георгий Маштаевич Черкесов, который стал Премьер-министром.

После ГКЧП, развала компартии, появилась возможность рождения ансамбля «Малкъар - Балкария». Сбылась вековая мечта балкарцев! Как можно сбросить это со счета и говорить всякие небылицы? Многие балкарцы, озлобленные нехваткой средств к существованию, подорожанием продуктовых и промышленных товаров, сетуют: «Не нужна нам такая демократия. Пусть возвратится прежняя система». Но они забывают, что во всех органах власти сидят бывшие коммунисты. Если эти органы захотят ликвидировать преступность, улучшить материальное положение трудящихся, добиться, чтобы суды были справедливыми, то это они сумеют. Тогда в чем же дело?

Народ не должен забывать, что за более чем 70 лет правления коммунисты старались держать народы страны под страхом смерти. Когда окончилось коммунистическое иго и решили убрать с постамента памятник Ленину, народ сказал: «Пока памятник будет стоят, коммунисты не уйдут с арены жизни. Отныне назовем это место площадью Согласия. Слава Аллаху! Отныне кабардинцы и балкарцы будут идти совместно, трудности тоже будут преодолевать вместе».

В те дни кто-то подсчитал количество памятников Ленину, их стоимость, кое-кто подсчитал и количество бездомных семей по всему Союзу. Вот эти цифры: более 200 тысяч памятников Ленину, их стоимость равнялась приблизительно двумстам миллиардам рублей. Этих средств вполне хватило бы для обеспечения всех бездомных жильем.

Скажите, пожалуйста, стоит ли одного человека (даже самого легендарного) поднимать так высоко в то время, когда десяткам тысяч простых семей, студентам негде жить?

Многие говорят: «Это наша история, её так просто выкинуть нельзя. Что не говорите, он был великим человеком!»

Я и сам был одним из тех, кто так ревностно защищал его достоинства. Будучи спецпереселенцем, умирая от холода и голода, в десятилетнем возрасте утром уходил строить канал, а после обеда (кружки жидкой похлебки) шел в школу за «знаниями». Там мне, полуголодному, кое-как одетому, учителя говорили о величии Ленина и Сталина, о том, что скоро наступит всеобщее благоденствие. Наше счастье, что мы живем в такой великой державе, как страна Советов. А балкарцы, карачаевцы, немцы, турки умирали каждый день десятками. Их никто не оплакивал, как будто, так и должно было быть.

Самое страшное то, что люди, находящиеся у власти, не знают или делают вид, что не знают, что и они простые смертные. Пусть не забудут того, что портфели, министерские кресла временны. Они, при неумелом обращении с ними, могут сделать их невеждами. Народ! Вот кто достоин чести! Кто не умеет говорить с народом, кто не уважает его, пусть сходит со сцены жизни. И это будет правильно с их стороны.

Любил я партию, уважал ее, верил ей. Думал, что только она способна спасти мир от войн, разрухи, голода, болезней. Благодаря ей, мы так хорошо живем, а империалисты во главе с Америкой только и делают, что разрушают наш справедливый Советский строй. Как я ненавидел Америку! Особенно за её расистскую политику, за то, что она хочет проглотить Кубу, ликвидировать легендарного Фиделя Кастро. Но после того, как наша пропаганда начала обливать грязью Китай за его культурную революцию, обрисовывая его раздетой, нищенской, убогой страной, у меня начали возникать сомнения в ее порядочности. Буквально в 60-ые годы о Китае, русские эмиссары, возвратившиеся оттуда, говорили совсем другое. Они говорили о китайской культуре, справедливости, честности, об энтузиазме китайцев в стремлении построить обеспеченную жизнь для всех. Говорили часами.

Оказывается, наши вожди ненавидели Китай за то, что его партия была нетерпимой к косности, рутине, коррупции, взяточничеству. Нам же об этом не говорили. Нас вводили в заблуждение, нам врали, нам мешали слушать радиопередачи из Китая.

Я перестал верить партии тогда, когда коммунистическая пропаганда афганцев называла «душманами» и «бандитами», а наших - интернационалистами. Опять нас обманывали. За чьи интересы погибли наши 15 тысяч солдат? А о миллионах афганцев, которые были уничтожены советскими солдатами, мы и думать не хотим, как будто они не люди. Какой цинизм!

Говорят: «Программа и Устав коммунистической партии замечательны, а ее идеология направлена на улучшение жизни рабочих, крестьян и трудовой интеллигенции. Во всех грехах партию винить не следует. В этом вожди виноваты».

Хорошо, пусть так, но имеем ли мы право всю вину сваливать на одного вождя, генсека? Почему среди 18-ти миллионов коммунистов не нашлось группы честных товарищей, которые могли бы противостоять геноциду, захватнической войне, имперским замашкам, обману народов? Я даже не верю, что в геноциде 44 года виновен один Сталин. Кто-то же доносил Сталину такую информацию? Кто выполнял его приказы беспрекословно? Почему до сего времени нет полной реабилитации репрессированных народов? Опять Сталин мешает? Сегодня хотят обелить компартию, снять с неё все обвинения, выдать её за миротворческую силу. Хорошо, что не удалось построить социализм в отдельно взятой стране, ибо иллюзорность коммунистической передовой культуры стала очевидной всему миру, и людская цивилизация спасена. «Что стало бы с миром, если бы одержала победу социалистическая система?» - задаюсь вопросом. Боюсь ответить на этот вопрос. Слишком кошмарные сны снятся мне при попытке ответить на него.
***

В 1962 году я обзавелся семьей. Через год родился мальчик. Мать нарекла его именем Мухарбий. И мне понравилось это имя: каскадное, степенное. Мать ребенка (мне не положено называть её по имени) из Глашевых, зовут её Хадижат, сказала: «Вот теперь займись его воспитанием по своему образу и подобию». Я ждал того дня, когда сыну исполнится 7 лет. Балкарско-карачаевская пословица гласит: |«Не бойся, что не родится, бойся, что негодник родится». Настал тот день, когда ему исполнилось восемь лет, и я привел его к тренеру Азрету Беккиеву, который в то время считался одним из сильнейших борцов вольного стиля в тяжелой весовой категории.

Итак, наш первенец стал вращаться среди борцов республики. В 5-6 классах он стал участвовать в соревнованиях по республике. А затем и в соревнованиях Северо-Кавказского и Российского масштабов, во Всесоюзных турнирах. Второго сына, Мазира, я отдал Абдурахману Жаппуеву, который в среднем весе был одним из одареннейших борцов в России. Третьего мальчика, Мурадина, в 6-летнем возрасте выбрал Владимир Лобжанидзе, борец классического стиля.

Вместе с ними я привлек к тренировкам многих мальчиков из Хасаньи. Они вместе росли, дружили, помогали друг другу, радовались победам, огорчались поражениям. Я почти у цели: «То, что мне не удалось, удастся теперь моим детям», - думал я.

Не пропускал ни одного соревнования ни в республике, ни за её пределами с участием моих детей. Всюду сопровождал их вместе с тренерами и следил за их достижениями, просчетами.

Будучи учеником десятого класса, Мухарби сумел стать лишь третьим призером «Росспартака», а я ожидал от него большего. Понял, что он не очень старается достичь высот спортивного Олимпа.

А вот успехи Мазира к 17 годам оказались заметными: он стал чемпионом КБР, чемпионом «Рострудовых резервов», участником первенства Союза среди юношей и четвертым в своем весе.

Мурадин, борясь в классическом стиле, участвовал во Всесоюзном турнире памяти Алима Байсултанова 10 раз, начиная с 1-го класса, и в последних трех соревнованиях Тырныаузского турнира сумел завоевать чемпионские ленты. Будучи учеником 10-го класса, он также участвовал в первенстве Союза и показал четвертый результат.

Так росли они, мужали, отслужили в рядах Советской Армии. И я был убежден, что им не грозила «дедовщина». По поводу таких слухов я им писал, но они мне отвечали, что служба идет нормально, здоровье их отличное. В этом деле они тоже благодарили его величество спорт.

Четвертый наш сын, Масхут, перед окончанием (1993 г.) средней школы, пять лет занимался каратэ. От этого вида спорта я многого не ожидал, но он сумеет защитить себя там, где это потребуется, а командиры будут довольны его поведением. Мы его воспитали в духе уважения к старшим, любви к Отечеству и народу.

Я с Глаш-къызы (девушка из рода Глашевых) воспитали четырех сыновей и двух дочерей. У нас 4 внучки и 6 внуков, будут еще. Да поможет Аллах!

Таким образом, увидеть одного из сыновей чемпионом СНГ, Европы или Мира мне не удалось. Все они рано оставили большой спорт, занялись бизнесом. Судьба, наверное!

А у меня опять появилась мечта: то, что мне не удавалось, детям моим не суждено было достичь, пусть Аллах мне поможет увидеть во внуках! «То, чего мне не удалось, пусть достигнут другие», - гласит латинская пословица.

Работать я начал рано, в весны 1945 года в переселении. Но ту работу мы не догадались внести в трудовые книжки, постеснялись начинать трудовой путь с такой записи, как «поливальщик» или «строитель канала». Никто не подсказал, что это пригодится в жизни. И так, трудовая книжка моя начались с 1 августа 1956года. Работая, учился заочно в КБГУ, собирал фольклорный материал. На сегодня мне удалось собрать более 500 песен, нартские слова, легенды, народные игры, названия флоры и фауны, микротопонимы, расшифровать фамилии, имена некоторых людей.

В 1979 году увидела свет моя первая книга под названием «Ким алгъа?» («Кто раньше?)». В ней собрано 80 игр. Радости моей не было предела: ведь впервые карачаево-балкарские игры записаны черным по белому!

В 1982 году я издал сборник легенд «Ауал и Астал». Эта книга тоже была первой попыткой издать собственно легенды как таковые. Назвал я её «Ауал бла Астал» («Ауал и Астал)» по имени двух замечательных богатырей, которые нашли горючий камень в горах.

Третья книга, вышедшая из печати в 1987 году, была названа «Таурухла» («Легенды)» Как и первые две, она тоже быстро разошлась и была тепло принята в Карачае и Балкарии.

Четвертая книга называется «Голлу». Это имя божества, покровительствующего красоте и физическому совершенству людей. Наши предки уважали Голлу, в честь него устраивали спортивные соревнования, пели песни, танцевали. При стечении множества людей решались политические, и экономические вопросы, собравшиеся говорили о культуре, воспитании подрастающего поколения. Книга вышла в 1993 году.

В 1998 году в соавторстве с карачаевским фольклористом Хамитом Байрамкуловым нам удалось издать народные игры карачаевцев и балкарцев в полном объеме (280 игр). Она одобрена и предложена школам Карачая и Балкарии как учебное пособие.

Новую книгу, состоящую из тех же легенд и песен, но в которую включены и новые легенды, я назвал «Баян-Таш». Карачаево-балкарские легенды впервые увидят свет в таком объеме, под таким названием.

Моя трудовая жизнь продолжается, сбор, систематизация легенд будет моим приоритетным делом. Они нужны нашему народу. Книга «Элия» издана. Увидит свет и «Ас-Маран-Таш» - книга о легендарных камнях.

После этого я сумею дать совет молодым родителям, как воспитывать детей, чтобы они никогда не были обузой для них и Родине служили верой и правдой.

Не балуйте детей с малых лет, не старайтесь кормить их так, чтобы сверстники завидовали их пышности. Отводите мальчиков с 6-7 лет в спортивные залы, спортивные школы и выберите им секцию по душе и темпераменту. Неправда, что ранние занятия тяжелой атлетикой приостанавливают рост. Занимаясь спортом, дети приучаются к исполнительности, трудолюбию и вежливости в обращении со старшими. К совершеннолетию спортсмен вознаграждается троекратно: он подготовлен к труду, обороне страны и личной жизни. Другого пути нет для нормального воспитания вашего ребенка. Если бы в каждом селе, в каждой деревне удалось построить спортивные школы наравне с общеобразовательными школами, то проблема воспитания детей была бы решена, был бы снят с повестки дня вопрос о наркомании тоже.

Но почему-то правительство республики и Российское руководство об этом не думают, утопая в словесных перепалках по вопросам молодежной политики.

Заканчивая слово о своей жизни, я думаю о тех легендах, которые еще сохранены в памяти информаторов - сказителей. Их теперь не так много осталось в селах. Поэтому, не жалея сил и средств, нужно записывать эти легенды и сохранять для потомков.



ГОЛЛУ

Меня давно заинтересовало слово «голлу». Выясняя, что означает этот термин, я в 60-е годы XX в. обращался к Адил-Герий Болатову (96 лет). Мат-Герий Атабиеву (85 лет), Мухаммату Байдаеву (70 лет), Мухажиру Тетуеву (85 лет), Мат-Герий Гадиеву (70 лет). С искренней благодарностью сообщаю вам их имена, как я им и обещал, «если этот очерк когда-либо увидит свет». Следует также назвать имена Каншау Казакова (90 лет), Адила Габоева (100 лет), Донгая (Мухаммата) Геккиева, Тебо Жабоева (90 лет), Локмана Забакова (80 лет), Хусея Чанаева (85 лет), Мухаммета Каркаева (90 лет). Это они позволили мне записать песни, приведенные здесь, и другие не менее интересные поэмы, которые сохранены и уточнены. Теперь эти шедевры народного искусства запечатлены на бумаге и ждут своего читателя. Из их уст я услышал следующие определения: «Было время, когда наши предки поклонялись Голлу»; «Голлу служили»; «На Голлу танцевали»; «На Голлу выбирали красивых девушек и парней»; «Торжества Голлу»; «На Голлу отмеченный»; «В Голлу участвовавший»; «На Голлу порешили, договорились»; «На Голлу помирились»; «На Голлу услышали»; «На Голлу наказанный»; «Голлу нас рассудит».





Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет