Таумурзаев Далхат Магомедович «Голлу» Карачаево-балкарские легенды



бет7/29
Дата28.06.2016
өлшемі3.24 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   29
, Тейри, что мы видим? Впереди скачет конь Бузу, за ним всадник на красном коне. Белая шапка у него в руках. Третьим огибает белги (знак финиша) конь Ёзе. А Эзен мчится впереди следующей десятки.

Начался второй тур скачек, на котором взмыленные, изможденные

скакуны уже вышли из дальнейшей борьбы. Это вселило радость в Эзена. «Теперь я спокоен, беда позади! Тейри поможет одному из моих братьев», - подумал он и едва заметным движением камчи коснулся правого бока благородного коня. Этого было достаточно, чтобы конь уловил желание хозяина. В следующее мгновение Эзен оказался на почтительном расстоянии от преследователей. Это заметили Бузу и Ёзе и поняли намерение брата: нужно сохранить силы коней до конца второго круга.

Через несколько рывков джигиты снова обошли белги-таш (финишный камень), повернувшись лицом навстречу славе, самой Элее. Она подойдет к коню первого всадника и повяжет голубой платок на шею, а джигит примет у нее из рук бокал пива, произнесет тост и осушит. Это трудный и ответственный ритуал для джигита.

Глядя на скачущих, мы видим знакомого уже нам пегого. Его седок попридержал даже за недоуздок, чтобы, похоже, не исчезнуть из поля зрения. Отстав шагов на двадцать, пронесся седок на красном коне. Вторым мог бы стать Езе, но все заметили, как он придержал коня, давая пройти красному. О, Тейри, что мы видим? Красный конь упал замертво, придавив собой правую ногу хозяина. Это увидел Эзен, шедший четвертым. Он спрыгнул на землю и бросился вызволять джигита. Выхватив из ножен подарок быллымца, он вырвал одним движением носовые пластины загнанного коня, освобождая ему дыхание. Благородное животное фыркнуло, с шумом выдыхая воздух. Дружественный поступок Эзена оценили все присутствующие. Отовсюду неслись крики; «Молодец! Настоящий джигит! Все умеет делать. С такими людьми на этой земле не пропадешь!» Страсти улеглись. Конь спасен. Эзен сияет от радости. Еще бы не сиять: чарыш выиграл Бузу, Ёзе прискакал третьим. А самое главное - спасением коня скреплена мужская дружба настоящих джигитов.

Придерживая ногу, подходит к Эзену тот, кто стал вторым, и, крепко обняв, говорит:

- Я живу у слияния рек Кичи-Балык и Чегем. Род мой берет начало от Ардашауовых, зовут меня Сууо. Приезжайте к нам как-нибудь все трое. Будет рад мой отец Айсо. А в знак дружбы на много лет возьми мою камчу. Она не лучше твоей, но, садясь на коня, будешь вспоминать меня.

- Спасибо, Сууо. Я и мои братья рады, что встретились с тобою. Ты истинный джигит. Таким, как ты, говорят: «Керти аланы». На, возьми и ты мою камчу. Пусть дни в Ташлы-Сырте не забудутся никогда! - ответил Эзен.

Тем временам Элея подходит к коню и, повязав на шею голубую ленту, целует его в лоб. Все в восторге от увиденного. Громкие возгласы:

«Здравствуй, изумительная Элея!» - уносятся в горы и оттуда троекратным ойто (эхо) возвращаются к стоящим.

За ней подошла вторая девушка с чашей отменного пива и подала Элее. Несмело приняв от нее чашу, Элея мелкими шажками приблизилась к Бузу и, уставив взгляд на его аккуратно повязанные чабуры, протянула чашу стоящему в нерешительности джигиту, оказавшемуся рядом со счастьем. «Пусть мужество не покинет тебя, сокол, никогда, а счастье само найдет дорогу к твоему дому», - эти слова слышал только один Бузу. Приняв чашу, он обратил сияющее лицо к небу и, не торопясь, ответил:


- О, Тейри! Пришел тот день,

О котором деду моему,

Благородному Ортабаю,

Молнией освещая, ты сказал:

«Один из твоих внуков будет

Пить из чаши золотой».

Вот она - чаша золотая!

Пусть простят собравшиеся

И братья мои пусть простят

За то, что осмелюсь сказать:

Чашу эту мне вручила

Сама прекрасная Элея!

Ее имя Кабарду освещает,

Дорогу дружбы в горы открывает.

Мы приехали насладиться игрой,

А уедем, познав радость

Великого испытания.

Пусть провозгласятся тосты

В Ташлы-Сырте многократно!

Пусть пируют джигиты до утра!

Не огорчаясь, возвратятся

Горцы удалые в дома!

А теперь, Элея всезнающая,

Глядя в твое лицо, скажу:

За то, что такая ты есть,

Великому Тейри спасибо!

Природы дар поглощая,

На радость людям родилась.

Джигитам понравилась ты,

Грациозная Элея - всеславная!

Горы многовековые,

Где вы еще могли увидеть

Лучшее создание в природе?

Нет другой такой на свете

Девушки, взирающей на мир.

Счастлив я, что пью из чаши,

Поданной мне тобой!
После этого Бузу выпивает содержимое чаши и, бросив золотую монету на ее дно, возвращает.

Это было началом любви. Той любви, о которой миллионы лет люди беспрестанно говорят. Бузу еще не знал зигзагов судьбы. Радовался, что довелось, принять чашу из рук Элей, красивой, умной, глазами мир создающей Элей.

- А дальше что? Возвратились тогда домой? Что стало с несравненной Элеей? - спросил я жадно, боясь, что Осман прервет рассказ.

- Слушай дальше, не торопись. Рассказ завершится сегодня, - старик прибавил хвороста в печь, где еще тлели головешки.

- Самым интересным в доме Эдоковых был третий вечер. Собрались богатые люди, певцы, стихотворцы, силачи, гости со всех окраин, которые участвовали в конных состязаниях. Каждый хотел, как можно дольше поглядеть в лицо прекрасной Элей, запомнить ее глаза, походку, улыбку. Улыбающейся ее никто еще не видел. Но в этот вечер, когда будут петь гегуако тут же сочиненные песни, когда будут соревноваться в самой интересной сказке, когда выберут самый трудный словесный узел, Элея будет присутствовать до конца и задавать вопросы.

Начался вечер. На столах десятки угощений и напитков. Буза, айран подаются по требованию. Стар и млад, мужчины и женщины расселись так, чтобы говорящего видели все, запомнили его лицо. Во многих местах горели сальные свечи. Место Элеи особо выделялось среди других девушек, в нарядах у которых недостатка не было, Сууо и Бузу сели рядом, слева от Олоя, который призван вести вечер в шутках и веселье. И он одет по этому случаю особенно: высокая шапка и красный кафтан, на ногах гёнчарыки. Чтобы открыть вечер, дать сигнал веселью, Олой начал петь о несостоявшейся любви. Ему дружно подпевали, его приятный голос отметили одобрительными возгласами. Пели много песен. Но они не привлекли внимания Элей. Черты ее красивого лица при ночном освещении были особенно привлекательны. Она смотрела на певца жгучими, необыкновенно черными глазами. Она не думала, что выбирает спутника жизни. Люди на нее смотрели, как на спустившуюся с Луны душу.

- А почему не состоялась любовь? - спросила она Олоя, предполагая, что тот знает.

- Не знаю, красавица. Песни часто воспевают печальную любовь.

- А почему только печальную? - спросила снова Элея, покраснев, но подчеркивая слово «печальную».

- Наверное, потому, что трагическое в жизни волнует людей больше, нежели благополучное, - ответил Олой, сожалея и сочувствуя ее стараниям проникнуть в тайны любви преждевременно.

Элея больше не задала вопросов.

- Тогда перейдем к сказкам. Кто будет рассказывать? О чем будет сказка? - обратился Олой. В рядах зашевелились.

- Позволите мне говорить? - раздался срывающийся от волнения голос Сууо.

- Весьма признательны, джигит. Да поможет Тейри твоему стремлению, - поддержал его Олой.

- Мой сказ был о женщине, убившей сына собственными руками. Когда и почему может женщина пойти на такое? - поставил вопрос Сууо, закончив изложение случившегося.

- Чем родиться плохому сыну, лучше ему не появляться на свет. Она решила избавить людей от своего неудачного ростка, дабы люди не осудили ее, - без большого труда ответила Элея.

- Я из Бадилаты, из Осетии, родом из Царыковых, зовут меня Андыз, - изрек один из юношей, скакавших в первой десятке вслед за Эзеном.

- Будь как дома, добрый молодец. Да поможет тебе Голлу, покровитель доблести и красоты, - вдохновил его распорядитель Олой, надеясь, что рассказ юноши окажется труднее предыдущего.

- Я расскажу вам о жизни птицы, которая ежегодно выращивала пять птенцов, но ни разу не задумалась, почему живет. После рассказа о долгой, печальной, суетной жизни птицы ставлю вопрос: что лучше - родиться и долго жить, не принося пользы, или совсем не родиться на свет?

- Неразумные существа не могут сами себе задавать такие вопросы. А твой вопрос, рассудительный гость, относится к предыдущему рассказу. Если хочешь знать мое мнение, то лучше не родиться, если не уверен, что принесешь пользу обществу. Этот вопрос больше разграничивает людей, никак не касаясь существования птиц. Своим пением они совершенствуют звуки вселенной, не говоря о том, что поглощают множество вредоносных мелких существ, - ответила Элея, восхитив слушателей зрелым пониманием вопросов добра и зла.

- Такая жизнь продлевает дни человека на земле, - согласился Андыз. - Наши предки знали то, что находится под землей, научились разговаривать с животными и приручили их. Но они не могли найти понимания с людьми, говорящими на других языках. Видимо, самым острым является языковое отличие двуногих. Короткую историю об этом поведаю я вам.

...Соседние племена никак, не могли разделить маленький покос, который давал столько сена, что могли прокормиться за зиму два быка. За него дрались, спорили в течение пяти поколений. Подходило время очередного спора. Племена стояли друг против друга в нерешительности и тут заметили опустившуюся на большой камень птицу. Она боялась обнаружить свое гнездо и начала плакать оттого, что люди не уходят из этих мест. Вдруг один из противоборствующих (видимо, самый сообразительный) сказал...

- А что сказал? - задал вопрос вайнахский гость.

- Это легко разгадывается, друг с левого берега реки Терк (быстрой). Юноша предложил отойти, пока птица проверит безопасность своих птенцов. Согласившись с ним, отошли подальше и сели под огромной грушей. Что же они видят? Спелые груши просятся на стол. Вкусные, сочные плоды притягивают к себе людей разных племен. Несмело приблизились: боязнь все еще не проходила. Но фруктов было так много, что обоим племенам хватит на зиму. Позабыв о покосе-раздоре (это место потом и назвали «палах-тала»), люди заулыбались и решили собрать все груши в одну кучу. Так и сделали. Но что же делать с таким количеством добра, возник вопрос. Выручил тот же юноша, что увлек спорщиков под дерево. Он сказал: «Давайте груши высушим, а потом размелем на мельнице. Получим толокно (куут), которое зимой можно употреблять в пищу. Послушали его. Забыли о покосе. Птичка давно увела своих птенцов. «Палах-тала» осталась отныне птицам. Они каждый год собирались здесь и всю округу превращали в огромный певучий дом. Теперь племена приходили сюда не для спора, а для сбора груш и чтобы послушать птичье пение.

- Объединяют племена вот такие соревнования, тосты-алгышы на разных языках, уважительное отношение друг к другу, - сказала Элея под общий восторг слушателей.

Черты ее лица резко изменились. Она стала не по возрасту мудрой. Одновременно можно было восхищаться и ее фигурой, и ее острым умом, когда она разгадывала таинственные загадки. Люди долго не могли отрешиться от услышанного и прикоснуться к яствам, которые сиротливо остывали. Тогда, по-детски улыбаясь, девушка взяла кусочек мяса и отправила его в рот. Ее непосредственность заразила других. Все оживились, стали есть, пить бузу, потчевать друг друга.

- Выходит, никто не придумает того, чего не сможет разгадать Элея? - задал вопрос Олой, желая продолжить разговор о неразгаданном слове. Долго таилось молчание, которое рассмешило Элею. Смеялась она красиво и заразительно.

Прервав молчание, Бузу сказал:

- Мой рассказ не будет длинным. Длинные сказки Элея легко разгадывает. Но вспомнилось мне одно слово отца, сказанное, когда мне было десять лет. До недавнего времени и мы не находили ему разгадки. Видя, что мы будем мучиться всю жизнь, отец подсказал нам. Слушайте. В мире есть одна вещь, которая нужна всему живому и неживому на свете. Что бы это могло бить? Если ты, умная, рассудительная Элея, найдешь это, то сочту себя побежденным, начну грызть самую большую кость, а не то перестану есть до тех пор, пока не признаетесь в собственном поражении.

Все задумались. Элея знала, что эта вещь проста, но где она, что за слово? Смех прекратился, все задумались.

- Тейри! - изрек Олой.

- Нет, ему самому это нужно, - ответил Бузу.

- Воздух! - обрадовался Сууо.

- Нет, дорогой друг. Воздуху это нужно больше всего, - остудил его Бузу, подчеркнув, как он далек до разгадки.

Пробовали перечислять вечные истины: хлеб, небо, вода, жизнь...

- Всем им тоже нужно это. Без этой вещи ничто не обойдется, - отвечал Бузу.

Эзен и Езе были довольны удачной загадкой брата и опасались только -

вдруг разгадают.

Элея погрузилась в раздумье. Лицо ее посуровело. Она перебирала бахрому коричневого платка. Смотрела по сторонам, словно ища помощи извне. Помощи не последовало. Теперь и охотников нет перечислять снова, хотя бы для того, чтобы поддержать общий тон, а не молчать.

- Выходит, никто не знает этого слова? Даже прозорливая Элея? Неужели это так трудно? - переспрашивал Олой, заметив ее хмурое лицо.

- Да, брат мой, и нам неведома эта вещь. Грущу оттого, что такая простая вещь не стала достоянием нашего ума. Как мало мы еще знаем, - проговорила мудрая Элея и вздохнула.

- Не грусти, большеглазая. Скажите, что эта вещь вами упущена, и сразу же вы ее узнаете. Придет облегчение вашей задумчивости. Не надо стараться абсолютно все знать. Все мы в жизни чего-то не досчитываемся, пропускаем мимо ушей, или просто постигнуть не можем, - сказал Бузу, предвкушая большую победу. - Но всех предупреждаю: после того, как я вам открою ответ, многих одолеет необузданный смех. Скажете - как это просто! Как я не додумался до этого! - сказав так, умолк Бузу.

Преодолев молчание и собственное любопытство, Элея молвила:

- Считаю себя побежденной. За свою победу требуй, чего хочешь.

Здесь была уловка с ее стороны, о которой не подозревал Бузу.

- Разве можно требовать от тебя награды за это! Твоя уступка — и есть награда, ты меня уже наградила своей неповторимой улыбкой. Мне ничего не нужно, - сказал победитель.

- Бузу, открой тайну, освободи нас от петли твоих слов. Как тяжко носить бремя невежества! - проговорил Олой под хохот собравшихся. В глазах Элей он прочитал поддержку себе.

- Вот это называется «гыржын» - чурек. Без названия не обходится на свете ни один предмет. Это так естественно, как и то, что небо покрывает всю землю. Это слово называется «имя»! Попробуйте отыскать то, чему нет имени! Названия предметов, имена людей, клички животных известны с давних времен.

Сказав так. Бузу посмотрел туда, где сидела Элея. Какое там царило веселье! Ее красивый беззвучный смех передался всем: наконец-то открылась тайна!

- Как просто, но как значимо. Человек не может жить без имени! Давайте же чаще встречаться, как сейчас.

Олой поздравил Бузу с победой. Элея встала, подошла к нему и надела на шею шитый позументом шнурок с декоративной пуговицей - мюйюз бау.

Бузу разволновался.

- Этой награды я никогда не забуду. Она будет всюду со мной. Твой образ будет озарять мою жизнь. Я знал, что Тейри когда-нибудь меня отметит.

Полный веселья и восторга праздничный вечер закончился далеко за полночь.

- Завтра будет борьба. Соберется особенно много участников. Надо ее провести так, чтобы люди навсегда запомнили этот день, - такими словами Олой дал понять, что джигитам пора отдыхать.

...Яркое солнце обещало жаркий в прямом и переносном смысле день. Устроители соревнований забегали: кто-то кому-то что-то поручал, где-то кто-то о ком-то сообщал. Суета...

В условленное время лавки, скамейки были расставлены, кушанья и напитки приготовлены на столах. Ждали появления Ахсына, отца Элей, который не был на состязаниях острословов. Говорили, что своим присутствием он не хотел ставите собственную дочь в неловкое положение. Многие считали, что такое вольнодумство развращает нравы молодежи, но у Ахсына на сей счет имелось собственное мнение, что он и доказал.

Умные, рассудительные женщины поддерживали его. Они говорили, что ничего дурного в этом нет. Если Тейри создал людей равными, то все должно быть равным: и любовь, и свобода, и привилегии. Почему люди обоего пола не могут участвовать в различных соревнованиях, демонстрируя свои таланты, красоту, способности? Да и сколько можно замыкаться по аулам и селениям, не общаясь и не узнавая жизнь соседа, друга по миру?

На эти и многие другие вопросы люди хотят получить ответ, вот они и ждут, что этим будет заниматься Ахсын.

Дородный мужчина пятидесяти лет в бордовой черкеске, подпоясанный скромным кинжалом по росту и достоинству, не заставил себя долго ждать. Его внешность, умение держаться в обществе давно снискали ему почет и уважение.

- Люди! Горцы и с равнин необъятных собравшиеся джигиты! Как хорошо, что сегодня у нас будут состязания силачей, демонстрация красоты человеческого тела, умения победить и выстоять! Сыны гор постараются преодолеть робость, нерешительность или боязнь. Это похвально. Наши предки считали, что за схватками силачей наблюдает солнце, приостановив даже свой ход. Не надо торопиться и нам, чтобы не сокращать дней собственной жизни на земле. Посмотрите на окружающую вас благодать, добытые руками бережливых людей богатства. Помните, что вы их сыновья, чтите заветы отцов, которые говорили: «Пока живы наши дети, дети детей наших будут говорить на наших языках, не исчезнет дым очага в ущельях. А там и внуки пойдут, джигиты вырастут. Воспитывайте сыновей в борьбе!» Почтим же сегодня память тех, кто завещал нам хранить эту землю в ее вечной красе.

Раздались одобрительные возгласы: «Сохраним память отцов!», «Да не переведутся джигиты на земле предков!»

Замечательное было начало! Гордый дух предков, казалось, витал в воздухе. В их честь зажгли огромный костер. Подошел Ахсын и дал знак начинать борьбу под мерный рокот барабанов.

И вот уже в центр гюрена вышли двое в суконных рубахах, на ногах - чабуры. По команде Олоя подпоясались они черными башлыками, и борьба началась. Выяснили отношения они недолго. Победившего звали Алданом - он не показал интересной борьбы, и зрители не оказали ему горячего приема. Но Олой пошутил, потрогав его крепкую холку:

- Мне кажется, Алдан из Бадинаты (Осетия) многим еще намылит шею!

А пока Алдан отдыхает, в гюрен выходят Инал из Занхот-Кабака (Псыгансу) и Надир из Чечни. Оба сильные, смелые, сыновья известных отцов.

- В скачках им выиграть не удалось. Что покажет борьба? - таким вступлением тюзлюкчю предварил выход новой пары богатырей.

Схватились сразу по правилам, сильно наклонившись, что обещало затяжной спор. Несколько кругов тянут в противоположные стороны, крутят, тяжело дышат, опасаясь друг друга, ногами не работают. Не останавливая борьбы, Олой предупреждает силачей. Вдруг Инал обеими руками потянул соперника на себя и бросил вправо, стараясь не оказаться придавленным тяжелым чеченцем при любом исходе. Ловкость Инала награждается аплодисментами, хотя бросок и не принес ему победу. Олой помог им подняться и довести поединок до логического завершения. Побагровевшие пелиуаны активизировались; за короткие мгновения провели по несколько приемов в такт барабанной дроби. Интерес к поединку постоянно возрастал. Даже Элея, виновница всех затей, пристально наблюдала за богатырями, что многократно увеличивало стремление каждого победить. Очень часто хитросплетения легко и просто развязываются. Так и случилось: бросок Надира вправо завершился удачно - Инал припечатан на обе лопатки.

Элея не обрадовалась победе грузного, не отличавшегося красотой борца из Чечни. Но тут все услышали голос Олоя:

- Небывалой силы Надир из Вайнахии в изнурительной схватке одолел соперника из Занхот-Кабака. Мне кажется, среди собравшихся нет того, кто способен сокрушить Надира-пелиуана!- Казалось, Олой заранее выражает свое несогласие с победой силача с берегов Терка.

- Я попробую! - рванулся Сууо.

Эзен силой удержал горячего друга:

- Что ты сделаешь? Он вдвое тяжелее тебя, владеет всеми приемами борьбы, чувствителен, осторожен, в позиционной борьбе ему мало равных. Человек такого же роста, но более стремительный и неотразимый в приемах как справа, так и слева, может тягаться с ним и победить. Ты можешь стать только очередной жертвой».

- Боитесь?! Значит, в Ташлы-Сырте, в соревновании, организованном отцом прекрасной Элей, больше некому бороться с Надиром? - повторил вызов Олой.

- Есть, - ответил Эзен. - Найдется.

И в середину гюрена вышел Бузу, поклонился собравшимся и передал кинжал с поясом старшему брату. При его появлении воздух сотрясли возгласы одобрения.

- Люблю борьбу, хотя и не умею бороться. Да продлит Тейри ваш век, храбрые пелиуаны! Без вас солнце потускнеет, луна краем земли пройдет к своему закату, чтобы не озарять ночи золотом сияния. Ах, Бузу! Вчера он победил в споре мастеров слова, а теперь решил испытать счастье в единоборстве. Посмотрим, что пошлет нам небо в этой сокрушительной борьбе - иначе эту схватку не назовешь! - провозгласил Олой и свел Надира с Бузу.

Надир высок и массивен, а Бузу, хотя и такого же роста, но мощью уступает. Однако раз горец вышел в круг - значит, уверен в собственной силе, и вер борца не имеет значения.

Юноши схватились, начали испытывать друг друга. Истинные бойцы ведут себя словно танцоры - осторожны, предельно собраны и готовы атаковать, мгновенно мобилизовав силы, если уверены, что прием, бросок или отчаянная попытка приведут к цели. Надир старается вывести Бузу из равновесия демонстрацией своей физической силы. Бузу пока не идет на сближение. Броском через себя Надир не выиграет, это понимает и публика, которая смотрит, затаив дыхание. Молча наблюдает и Ахсын, отец Элей, строгий ценитель силы и ловкости, известный в свое время борец. Олой предупреждает бойцов о пассивности. То ли предупреждение сыграло свою роль, то ли сам он решил прекратить возню, только Надир, приложив последние силы, оторвал Бузу от земли, но опоздал с броском. Бузу выскользнул из его хватки и, не дав опомниться, изо всех сил прижал к земле. Но Надир, сильный не только телом, но и огромной выдержкой, вывернулся.

Подождав, пока оба поднимутся, Олой обратился к Бузу:

- Мне не нравится твоя борьба. Истинные пелиуаны так себя не ведут. Посмотри, люди ждут от тебя действий, достойных джигита: проигравшего

земля поднимает.

Схватка оживилась, а вместе с ней и интерес зрителей. Элея в строгом соответствии с горским этикетом не проявляла благосклонности либо заинтересованности ни к одной из сторон, чем и была особенно замечательна.

Теперь Бузу повел себя по-другому: делал обманные рывки, пробовал вывести Надира из равновесия. Надир стоял подобно горе. Но в один из моментов, зацепив левую ногу соперника своей правой. Бузу провел подбрасывание и одновременно прижал его корпус вниз. В следующее мгновение Надир оказался поверженным. Израсходовавший последние силы, взмокший от пота, усталый Надир оказался на лопатках.

В знак глубокого уважения к борцам, восхищения их решимостью и выдержкой зрители сохранили симпатии к обоим - победителю и побежденному. Крепко обнявшись, стояли они в центре гюрена. И все ударили в ладони, да так сильно, что Ойто в горах услышал.

Встал Ахсын, подошел к силачам и, пожав им руки, сказал:

- Каждый из вас достоин похвалы. Может, еще найдется человек, желающий помериться силой, и это естественно. Но мы сейчас увидели, какие вы достойные люди. Вы показали нам, на что способны, заставили сопереживать вам. Качества человека определяли наши предки в таких схватках.

Потом он обратился к гостям:

- Посмотрите на них. До этого часа они не знали друг друга, отныне они - друзья, братья, единомышленники. Вот что такое богатырский поединок!

Ахсын преподносит юношам кинжалы на поясах.

- Пусть эти кинжалы украшают вас. Доставайте их из ножен лишь тогда, когда захотите угостить друга свежим мясом. Да поможет вам могучий Аллах, силе и возможностям которого мы все свидетели.

Элея следила за отцом и было ясно, что его слова вызывают у нее восторг.

Олой объявил:

- Есть желающие попытать счастья? Кто будет бороться с непобедимым Бузу из Уштулу? Неужели нет здесь джигита, который может его наказать?

Все эти призывы остались без ответа: ясно было, что и спор силачей подходит к концу. Снова заговорил Ахсын:

- Мы видели пелиуанов, способных бороться с тигром, слушали чудесные сказки, но все-таки хочу спросить Бузу, как он достиг такого совершенства в борьбе? Мы все охотно послушаем.

Бузу знал, что хвастать о достижениях не к лицу горскому богатырю, потому и ответил за него старший брат:

- Отец брал нас каждой день в горы. Он ничего нам не говорил, но мы делали то же, что он. Часто он брал большие камни и бросал на середину реки до тех пор, пока не получалась запруда. Затем велел нам вытаскивать камни. Если не удавалось выполнить работу в тот же день, заканчивали на следующий. И так до пятнадцати лет, когда мы научились складывать хуна




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   29




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет