Белоус В. С. Второе пришествие нейтронной бомбы?



жүктеу 160.77 Kb.
Дата08.07.2016
өлшемі160.77 Kb.
Белоус В. С.

Второе пришествие нейтронной бомбы?

Группа видных российских специалистов-ядерщиков (И.Андрюшин, В.Михайлов, Ю.Трутнев, А.Чернышев), занимающие руководящие должности в ядерной иерархии, в своей статье « Ядерное оружие малой мощности – возможная основа ядерного арсенала нового века». (Ядерный контроль, 2005, №2) исходят из того, что в обозримом будущем весьма маловероятны глобальная ядерная война и крупномасштабные войны с НАТО (США) с использованием обычных вооружений. В то же время военное планирование будет исходить из наличия некоторых факторов неопределенности. По их мнению, одним из весьма актуальных факторов может стать придание ядерному оружию не только функции сдерживания, но и роли действующего военного инструмента так, как это было в первые годы ядерной эры. Они приводят высказывания по этой проблеме министра обороны Сергея Иванова, содержащиеся в его докладе от 2 октября 2003 г на совещании в Минобороны, проходившем под руководством президента РФ В.В.Путина. В своем докладе Министр выразил обеспокоенность тем, что в ряде стран (понятно, какая из них первая) отмечается стремление вернуть ядерное оружие в число допустимых боевых средств за счет модернизации и использования «прорывных» технологий. Попытки сделать ядерное оружие более «чистым», менее мощным, более ограниченным с точки зрения масштабов поражающего действия и особенно возможных последствий его применения, могут подорвать глобальную и региональную стабильность. С этих позиций одним из наиболее вероятных вариантов пополнения ядерного арсенала является нейтронное оружие, которое по военно-техническим критериям «чистоты», ограниченной мощности и отсутствия «побочных нежелательных явлений» выглядит предпочтительнее по сравнению с другими типами ядерного оружия. При этом обращает на себя внимание тот факт, что вокруг него в последние годы образовалась плотная завеса умолчания. Она не в последнюю очередь объясняется прекращением ядерных испытаний а также массовой негативной реакцией населения европейских стран на американские планы 70-80 гг прошлого столетия в отношении размещения нейтронного оружия на их территории и возможного его боевого использования в случае военного конфликта с Советским Союзом. При этом, судя по сообщениям в СМИ, все ядерные державы обладают технологией нейтронного оружия, проводили взрывные испытания, имея возможно и сегодня запасы его компонентов в своих арсеналах. Официальным прикрытием возможных планов в отношении нейтронного оружия может служить провозглашенная его эффективность в борьбе с отрядами международного терроризма, нанесение ударов по его базам, скоплениям боевиков, особенно расположенных в малонаселенных, труднодоступных, горнолесистых районах. Однако очевидно, что нередко проводимые контртеррористические действия на самом деле преследуют далекоидущие, глобальные, геополитические цели.

Как создавалось нейтронное оружие ?
Создание ядерного оружия первого поколения (атомного), основанного на использовании энергии деления ядер урана-235 или плутония – 239, придало мощный импульс разработке ядерного оружия второго поколения (термоядерного), в основе которого находится технология использования энергии термоядерных реакций синтеза ядер тяжелых изотопов водорода – дейтерия и трития. Боезаряды, созданные на их основе, позволяли получать заряды мощностью от нескольких килотонн до десятков мегатонн. При этом весьма важным явилось освоение термоядерных процессов, которое создавало объективные предпосылки для разработки различных вариантов перераспределения выделяемой энергии взрыва между поражающими факторами, создавая различные типы ядерного оружия третьего поколения. Учитывая возможный в ту пору характер войн с использованием ядерного оружия на просторах густонаселенной Европы, генералы Пентагона пришли к выводу о необходимости создать такие средства борьбы, которые бы ограничивали масштабы разрушений, заражения местности, нанесения потерь мирному населению. Вначале ставку в будущей войне делали на тактическое оружие сравнительно небольшой мощности, однако вскоре наступило протрезвление.

Немаловажную роль в форсировании работ по созданию нейтронного оружия сыграл ряд крупных учений на территории стран Западной Европы. Одним из таких широкомасштабных учений с условным применением тактического ядерного оружия явилось учение войск НАТО в 1955 г под условным наименованием «Карт бланш». В ходе этого учения, наряду с проверкой одного из вариантов войны против СССР, решалась задача определения размеров разрушений и числа возможных жертв среди гражданского населения Западной Европы в случае использования для защиты ее территории тактических боеприпасов. Подсчитанные при этом возможные потери и разрушения в результате применения 268 боезарядов ошеломили военное командование НАТО: они примерно в пять раз превышали результаты всех бомбардировок Германии в годы Второй мировой войны. В результате такой «защиты» территорию ФРГ ожидало полное опустошение, гибель миллионов мирных жителей. Стало ясно, что военное применение существовавшего в ту пору ТЯО на территории густонаселенной Европы , равносильно самоубийству.

Ученые ядерных лабораторий США предлагали руководству страны создать ядерное оружие с пониженным «побочным эффектом», сделать его «более ограниченным, менее мощным и более чистым» по сравнению с предшествующими образцами. Группа американских ученых во главе с Э.Теллером в сентябре 1957 г доказывала президенту Д.Эйзенхауэру и госсекретарю Д.Даллесу особые преимущества предлагаемого ими ядерного оружия с усиленным выходом нейтронного излучения. Э.Теллер буквально заклинал президента: «Если вы дадите Ливерморской лаборатории всего полтора года, то получите «чистую» ядерную боеголовку». Д.Эйзенхауэр не смог устоять перед соблазном получить «абсолютное оружие» и дал «добро» на проведение соответствующей программы исследований. Осенью 1960 г на страницах журнала «Тайм» появились первые сообщения о работах по созданию нейтронной бомбы. Авторы статей не скрывали, что нейтронное оружие наиболее полно соответствовало взглядам тогдашнего руководства США на цели и способы ведения войны на чужой территории.

Приняв от Эйзенхауэра эстафету власти, Дж. Кеннеди не оставил без внимания программу создания нейтронной бомбы. Он безоговорочно увеличивал расходы на исследования в области нового оружия, утверждал ежегодные планы проведения ядерных испытательных взрывов, среди которых значились и испытания нейтронных зарядов. Первый взрыв нейтронного зарядного устройства (индекс W-63), произведенный в апреле 1963 г в подземной штольне полигона Невада, известил о появлении на свет первого образца ядерного оружия третьего поколения. Однако тогда интенсивность нейтронного излучения еще не достигла требуемых значений и работы над новым оружием продолжались при президентах Л,Джонсоне и Р.Никсоне. Целью этих работ являлось создание нейтронных боезарядов для крупнокалиберных артиллерийских систем, тактических ракет, систем противоракетной обороны. Для этих целей выделялись необходимые ассигнования, утверждались ежегодные планы проведения подземных испытательных взрывов.

Одно из первых официальных сообщений о проведении работ по созданию этого оружия было сделано в апреле 1972 г в интервью Лэйрда, министра обороны в администрации Р.Никсона. Он признал, что в течение ряда лет шла разработка нейтронного оружия, которое должно обеспечивать снижение мощности взрыва, усиление ионизирующего излучения при значительном уменьшении разрушений и заражения местности в районе взрыва боеприпаса. Получив доклад об успешном завершении опытно-конструкторских работ, президент Дж.Форд подписал проект ассигнований министерству энергетики на 1977 г. В проекте бюджета появилась краткая запись: «W-70 модель 3», боеголовка усиленной радиации к ракете «Ланс».

В ноябре 1976 г на полигоне Невада были проведены очередные испытания нейтронной боеголовки, Полученные результаты оказались настолько впечатляющими, что было решено протащить через конгресс решение о широкомасштабном производстве новых боеприпасов.Очередной президент - Дж.Картер проявил чрезвычайную активность в проталкивании нейтронного оружия и напролом двинулся в его защиту. С его подачи в печати появились хвалебные статьи с описанием военных и технических преимуществ нового оружия. В его защиту стали выступать ученые, военные, конгрессмены. Поддерживая эту пропагандистскую кампанию, директор Лос-Аламосской ядерной лаборатории Г.Агню откровенно заявил : « Настало время научиться любить нейтронную бомбу». В августе 1981 г президент Р.Рейган объявил свое решение о полномасштабном производстве нейтронного оружия : 2000 снарядов к 203-мм гаубице и 800 боеголовок к ракете «Ланс», на что было выделено 2,5 млрд долларов. В июне 1983 г конгресс США одобрил выделение в следующем финансовом году еще 500 млн долларов на производство нейтронных снарядов 155-мм калибра (W-83).

Однако с началом производства компонентов нейтронных зарядов завершалась только половина дела. Главный парадокс возникшего тупика состоял в том, что новое тактическое оружие, предназначенное для войны в Европе, грозило осесть мертвым грузом в арсеналах на территории США. Требовалось поскорее перебазировать его туда, где можно было бы пустить в ход «в случае необходимости». Еще осенью 1977 г в Гамбурге представитель американского командования выступил с пространным докладом «Повышение эффективности ядерных сил НАТО на Европейском ТВД». Основное содержание доклада посвящалось доказательству тех огромных преимуществ, которые получат армии НАТО с помощью нового оружия. По просочившимся в СМИ сведениям, администрация США в глубокой тайне приступила к размещению нейтронного оружия на территории ФРГ. К апрелю 1987 г на американскую военную базу в Рамштайне было доставлено 100 нейтронных снарядов для гаубиц. Они предназначались для вооружения артиллерии, расположенной в районе городов Ланштайн, Идар-Оберштайн, Баумхольдер и Кузель. По заявлению постоянного наблюдателя КНДР при ООН, в 1984 г в Южную Корею были тайно доставлены первые 56 нейтронных боеголовок. Все это свидетельствовало о том, что Вашингтон старательно придерживался планов размещения нейтронного оружия вблизи границ Советского Союза.

Что же представляет собой нейтронное оружие?

По определению специалистов, нейтроннымм оружием называют термоядерные заряды сравнительно небольшой мощности, с высоким коэффициентом термоядерности, тротиловым эквивалентом в пределах 1-10 килотонн и повышенным выходом нейтронного излучения. При взрыве такого заряда за счет особой его конструкции достигается уменьшение доли энергии, преобразуемой в ударную волну и световое излучение, обеспечивая увеличение количества энергии, выделяемой в виде потока нейтронов высокой энергии (порядка 14 Мэв). По мнению профессора Э. Буропа, принципиальное отличие устройства N-бомбы заключается в скорости выделения энергии. « В нейтронной бомбе , говорит он, выделение энергии происходит гораздо медленнее. Это нечто вроде пиропатрона замедленного действия». Для разогрева синтезируемых веществ до температуры в миллионы градусов, при которой начинается реакция слияния ядер изотопов водорода, используется атомный мини-детонатор из высокообогащенного плутония -239. Расчеты, проведенные ядерщиками, показали, что при срабатывании заряда на каждую килотонну мощности выделяется 10 в двадцать четвертой степени нейтронов. Взрыв такого заряда сопровождается также выделением значительного количества гамма-квантов, которые усиливают его поражающее действие. При движении в атмосфере в результате столкновений нейтронов и гамма-квантов с атомами газов они постепенно теряют свою энергию. Степень их ослабления при этом характеризуется длиной релаксации – расстоянием, на котором их поток ослабевает в е-раз (е-основание натуральных логарифмов). Чем больше длина релаксации, тем медленнее происходит ослабление излучения в воздухе. Для нейтронов и гамма-излучения длина релаксации в воздухе у поверхности земли составляет около 235 и 350 метров соответственно. В силу разных значений длины релаксации нейтронов и гамма-квантов с увеличением расстояния от эпицентра взрыва постепенно меняется их соотношение между собой в общем потоке излучения. Это приводит к тому, что на сравнительно недалеких расстояниях от места взрыва доля нейтронов значительно преобладает над долей гамма-квантов, но по мере удаления от него это соотношение постепенно изменяется и для заряда мощностью в 1 кт их потоки сравниваются на расстоянии около 1500 метров, а затем гамма-излучение будет преобладать.

Поражающее действие нейтронного потока и гамма-квантов на живые организмы определяется той суммарной дозой излучения, которая будет ими поглощена. Для характеристики поражающего действия на человека используют единицу «рад» (radiation absorbed dose – поглощенная доза излучения). Единица «рад» определяется как величина поглощенной дозы любого ионизирующего излучения, соответствующей 100 эрг энергии в 1 грамме вещества. При этом установлено, что все виды ионизирующего излучения оказывают сходное воздействие на живые ткани, однако величина биологического эффекта при одной и той же дозе поглощенной энергии будет сильно зависеть от вида излучения. Подобное различие в поражающем действии учитывают так называемым показателем «относительной биологической эффективности» (ОБЭ). За эталонное значение ОБЭ принято биологическое действие гамма-излучения, которое приравнивают к единице. Исследования показали, что относительная биологическая эффективность быстрых нейтронов при воздействии на живые ткани примерно в семь раз выше, чем у гамма-квантов, т.е. их ОБЭ = 7. Такое соотношение означает, что, например, поглощенная доза нейтронного излучения 10 рад по своему биологическому воздействию на организм человека будет эквивалентна дозе 70 рад гамма-излучения. Физико-биологическое воздействие нейтронов на живые ткани объясняется тем, что они попадая в живые клетки словно снаряды, выбивают ядра из атомов, рвут молекулярные связи, образуют свободные радикалы, обладающие высокой способностью к химическим реакциям, нарушают основные циклы жизненных процессов.

При разработке нейтронной бомбы в США в 1960-1970-х гг были проведены многочисленные эксперименты по определению поражающего действия нейтронного излучения на живые организмы. По заданию Пентагона, в радиобиологическом центре в Сан-Антонио (шт. Техас) совместно с учеными Ливерморской ядерной лаборатории проводились исследования по изучению последствий облучения нейтронами высоких энергий обезьян макак-резус, организм которых наиболее близок к человеческому. Там их подвергали облучению дозами от нескольких десятков до нескольких тысяч рад и исследовали, как это сказывалось на их состоянии. На основании результатов этих экспериментов и наблюдений над жертвами ионизирующих излучений в Хиросиме и Нагасаки, американские специалисты установили несколько характерных критериальных доз облучения. При дозе около 8000 рад происходит немедленный выход личного состава из строя. Смертельный исход наступает в течение 1-2 суток. При получении дозы 3000 рад через 4-5 минут после облучения отмечается потеря работоспособности, которая продолжается в течение 10-45 минут. Затем на несколько часов происходит частичное улучшение, после чего наступает резкое обострение лучевой болезни и все пораженные этой категории погибают в течение 4-6 суток. Получившие дозу порядка 400-500 рад находятся в состоянии скрытой летальности. Ухудшение состояния наступает через 1-2 суток и резко прогрессирует в течение 3-5 суток после облучения. Смертельный исход, как правило, наступает в течение месяца после поражения. Облучение дозами около 100 рад вызывает гематологическую форму лучевой болезни, при которой в первую очередь поражаются кроветворные органы. Выздоровление таких больных возможно, однако требует длительного лечения в стационарных условиях.

Необходимо также учитывать побочное действие N-бомбы в результате взаимодействия нейтронного потока с поверхностным слоем почвы и различными объектами. Это приводит к тому, что создается наведенная радиоактивность, механизм которой состоит в том, что нейтроны активно взаимодействуют с атомами различных элементов почвы, а также с атомами металлов, содержащихся в строительных конструкциях, оборудовании, вооружении и военной технике. При захвате нейтронов часть этих ядер преобразуется в радиоактивные изотопы, которые в течение определенного времени, характерного для каждого типа изотопа, испускают ядерные излучения, обладающие поражающей способностью. Все эти образующиеся радиоактивные вещества испускают бета-частицы и гамма-кванты, преимущественно высоких энергий. В результате этого подвергшиеся облучению танки, орудия, бронетранспортеры и другая техника становятся на некоторое время источниками интенсивного излучения. Высота взрыва нейтронных боеприпасов выбирается в пределах 130-200 метров, с таким расчетом, чтобы образовавшийся огненный шар не достигал поверхности земли, снижая тем самым уровень наведенной активности.

Боевые характеристики нейтронного оружия

В годы «холодной» войны военные специалисты США уделяли особое внимание ведению боевых действий против войск СССР и Организации Варшавского договора. Рассматривая различные варианты военного конфликта, они утверждали, что боевое применение нейтронного оружия наиболее эффективно при отражении атаки танков противника и оно имеет при этом наивысшие показатели по критерию «стоимость – эффективность».

В условиях создания и производства нейтронного оружия Пентагон тщательно скрывал подлинные тактико-технические характеристики нейтронных боеприпасов, размеры зон поражения при их боевом использовании. По заключению специалистов, при взрыве 203-мм артиллерийского снаряда мощностью в 1 килотонну экипажи танков будут мгновенно выведены из строя в радиусе 300 м от эпицентра взрыва и погибнут в течение двух суток. Танковые экипажи, находящиеся на расстояниях 300 -- 700 м от эпицентра, выйдут из строя через несколько минут и в течение 6—7 дней также погибнут; на расстояниях 700 – 1300 м они окажутся небоеспособными через несколько часов, а гибель большинства из них наступит в течение нескольких недель. Такие потери экипажей танков объясняется высокой проникающей способностью через броню нейтронов высоких энергий. Разумеется, открыто расположенная живая сила будет подвергаться поражающему воздействию на еще больших расстояниях.

Известно, что лобовая броня современных танков достигает толщины 250 мм, которая ослабляет воздействующие на нее гамма-кванты высокой энергии примерно в сотню раз. В то же время, нейтронный поток, падающий на лобовую броню, будет ослабеваться только вдвое, нанося поражение экипажу. При этом, в результате взаимодействия нейтронов с атомами материала брони, происходит возникновение вторичного гамма-излучения, которое также будет оказывать поражающее действие на экипаж танка. Следовательно, простое увеличение толщины брони не приведет к повышению защищенности экипажа. Усилить защищенность экипажа возможно путем создания многослойных, комбинированных покрытий, основанных на особенностях взаимодействия нейтронов с атомами различных веществ. Эта идея нашла свое практическое воплощение при создании защиты от нейтронов в американской боевой бронированной машине М-2 «Брэдли». С этой целью промежуток между внешней стальной броней и внутренней алюминиевой конструкцией заполнен слоем водородосодержащего пластического материала – пенополиуретана, с атомами компонентов которого активно взимодействуют нейтроны, вплоть до их поглощения. В связи с этим невольно напрашивается вопрос о том, учитывают ли российские танкостроители те изменения в ядерной политике некоторых стран, о которых упоминалось в начале статьи? Не окажутся ли в недалеком будущем наши танковые экипажи беззащитными от нейтронного оружия ? Вряд ли возможно не учитывать высокую вероятность появления на будущих полях сражений этого оружия.

Нет сомнений в том, что в случае производства и поступления в войска противостоящей стороны нейтронного оружия, руководство России не может занять позицию стороннего наблюдателя. Хотя в бытность СССР Москва не делала официальных признаний об обладании нейтронным оружием, однако, рассматривая историческую хронологию ядерного соперничества двух супердержав, известно, что США, как правило, лидировали в ядерной гонке, создавали новые образцы оружия, однако проходило некоторое время и СССР восстанавливал военно-силовой паритет. На взгляд автора статьи, положение с нейтронным оружием не является исключением и Россия, в случае необходимости, будет также обладать им. При возникновении военного конфликта может сложиться такая ситуация, когда будет перейден пониженный «ядерный порог» и в этих условиях наиболее вероятным может оказаться использование нейтронного оружия для нанесения концентрированного удара по главной группировке войск противника, приготовившейся или уже начавшей наступательную операцию, с целью предотвращения его прорыва в оперативную глубину обороны. Более масштабным может стать нанесение нейтронно-ядерных ударов в пределах стратегического направления на театре военных действий. При этом российские военные специалисты обращают внимание на необходимость четкого определения условий перехода от боевых действий с использованием обычных вооружений к применению ядерного, в том числе и нейтронного оружия. Это должно производиться только по приказу Верховного Главнокомандующего.

О том какой видится широкомасштабная война на европейском ТВД, если она разразится в будущем, ( хотя это и кажется весьма маловероятным) можно судить по публикации на страницах журнала «Арми» американского военного теоретика П.Роджерса. «…Отступая с тяжелыми боями, 14-я механизированная дивизия США отражает удары противника, неся тяжелые потери. В батальонах осталось по 7-8 танков, потери в пехотных ротах достигают более 30 процентов. Основные средства борьбы с танками ПТУРС «ТОУ» и снаряды с лазерным наведением на исходе. Помощи ждать не от кого. Все армейские и корпусные резервы уже введены в бой. По данным авиаразведки, две танковые и две мотострелковые дивизии противника занимают исходные позиции для наступленния в 15 километрах от линии фронта. И вот уже сотни бронированных машин, эшелонированных в глубину, наступают на восьмикилометровом фронте. Усиливаются артиллерийские и авиационные удары противника. Кризисная ситуация нарастает… В штаб дивизии поступает зашифрованный приказ : получено разрешение на применение нейтронного оружия. Авиация НАТО получила предупреждение о необходимости выхода из боя. На огневых позициях уверенно поднимаются стволы 203-мм гаубиц. Огонь ! В десятках наиболее важных пунктов, на высоте примерно 150 метров над боевыми порядками наступающего противника появились яркие вспышки. Однако в первые мгновения их воздействие на противника кажется незначительным : ударной волной уничтожено небольшое количество машин, находящихся в сотне ярдов от эпицентров взрывов. Но поле боя уже все пронизано потоками невидимой смертельной радиации. Атака противника вскоре теряет свою направленность. Танки и бронетранспортеры беспорядочно двигаются, натыкаются друг на друга, ведут бесприцельный огонь. За короткое время противник теряет до 30 тысяч человек личного состава. Его массированное наступление окончательно расстроено. 14-я дивизия переходит в решительное контрнаступление, оттесняя противника». Разумеется, здесь приведен лишь один из множества возможных, (идеализированных) эпизодов боевого применения нейтронного оружия, однако и он позволяет получить определенное представление о взглядах США в отношении его военного использования.

Внимание к нейтронному оружию уже в ближайшее время может также возрасти в связи с возможным его использованием в интересах повышения эффективности создаваемой в США системы противоракетной обороны. Известно, что летом 2002 г министр обороны США Д.Рамсфелд дал задание научно-техническому комитету исследовать целесообразность боевого оснащения ракет—перехватчиков системы ПРО ядерными, (возможно и нейтронными- В.Б.) боеголовками. Это объясняется прежде всего тем, что проводимые в последние годы испытания по перехвату атакующих боеголовок кинетическими перехватчиками, требующих прямого попадания в цель, даже в весьма упрощенных условиях не обеспечивают необходимой надежности их уничтожения. Здесь также могут найти боевое применение нейтронные боезаряды для уничтожения боеголовок противника на траектории. Это не фантастика. Еще в начале 1970 гг несколько десятков нейтронных боеголовок были установлены на противоракетах «Спринт» системы ПРО «Сейфгард», развернутой вокруг крупнейшей авиабазы «Гранд Форкс» (шт. Северная Дакота). По рсчетам специалистов, что было подтверждено в ходе испытаний, быстрые нейтроны, обладая высокой проникающей способностью, пройдут через обшивку боеголовок, выведут из строя электронную систему подрыва боезаряда. Кроме того, нейтроны, взаимодействуя с ядрами урана или плутония атомного детонатора боеголовки, вызовут деление некоторой его части. Такая реакция будет происходить с значительным выделением энергии, что может привести к нагреванию и разрушению детонатора. Кроме того, при взаимодействии нейтронов с материалом ядерной боеголовки будет образовываться вторичное гамма-излучение, которое будет выделять ее на фоне легких ложных целей, у которых подобное излучение будет практически отсутствовать, что объясняется их весьма малой массой. Это будет способствовать распознаванию ядерных боеголовок на фоне «облака» ложных целей.

В заключение следует сказать, что наличие отработанной технологии нейтронных боеприпасов и сохранение в арсеналах их отдельных образцов и компонентов, в сочетании с отказом США ратифицировать ДВЗЯИ и подготовкой полигона Невада к возобновлению испытаний, создает реальную возможность вновь выхода на мировую арену нейтронного оружия, и хотя Вашингтон предпочитает не привлекать к нему внимание, оно от этого не становится менее опасным. В результате этого создается впечатление, что «нейтронный лев» затаился, но в нужный момент будет готов выйти на мировую арену.







©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет