Болью и счастьем пронзенная жизнь…



жүктеу 286.85 Kb.
Дата19.07.2016
өлшемі286.85 Kb.
Комунальний заклад освіти

«Навчально – виховний комплекс №51»

Дніпропетровської міської ради

Болью и счастьем пронзенная жизнь…

(литературно-музыкальная композиция,

посвященная жизни и творчеству М. Цветаевой)

Подготовила и провела

Сало Л. А.

учитель-методист

учитель зарубежной литературы и русского языка

Цели:


  • подарить радость встречи с поэтическим миром Марины Цветаевой и оставить «нетускнеющее впечатление от ее бьющей в глаза единственности на земле»;

  • открыть учащимся путь в мир удивительного поэта, который «озаряет творчеством нашу жизнь и придает ей смысл»;

  • развивать навыки выразительного чтения.


Тип: урок-композиция.
Оборудование: фотовыставка; книжная выставка; букеты цветов; цветочные композиции с гроздьями рябины; выставка портретов современников Марины Цветаевой; мультимедийный проектор
Муз. оформление: музыкальный фон, исполнение песен на слова М. Цветаевой под аккомпанемент гитары.

(Звучит I часть (Мооlегаto) Концерт №2 для фортепиано с оркестром С. В. Рахманинова, на фоне музыки слова).


Учитель «Трудно говорить о такой безмерности, как поэт. Откуда начать? Где закончить? И можно ли вообще начинать и заканчивать если то, о чем я говорю: Душа - есть все — всюду — вечно» (Марина Цветаева. «Слова о Бальмонте».







Чтец

Моим стихам, написанным так рано,

Что и не знала я, что я - поэт,

Сорвавшимся, как брызги из фонтана,

Как искры из ракет,

Ворвавшимся, как маленькие черти,

В святилище, где сон и фимиам,

Моим стихам о юности и смерти,

- Нечитанным стихам! –

Разбросанным в пыли по магазинам

(Где их никто не брал и не берет!),

Моим стихам, как драгоценным винам,

Настанет мой черед!


Ведущая (исполняющая роль М. Цветаевой) «Обращаюсь к Вам, потому что Вы любите мои стихи». (Из писем) Господа! Вы слишком думаете о совей жизни Вам некогда думать о моей, а стоило бы!


Чтец

К тебе, имеющему быть рожденным

Столетие спустя, как отдышу,-

Из самых недр - как на смерть осужденный,

Своей рукой пишу:

- Друг! Не ищи меня! Другая мода!

Меня не помнят даже старики.

- Ртом не достать! - Через летейски воды

Протягиваю две руки

Как два костра, глаза твои я вижу,

Пылающие мне в могилу - в ад,-

Ту видящие, что рукой не движет,

Умершую сто лет назад.

Со мной в руке - почти что горстка пыли –

Мои стихи! - я вижу: на ветру

Ты ищешь дом, где родилась я - или

В котором я умру...


Сказать? - Скажу! Небытие - условность.

Ты мне сейчас - страстнейший из гостей,

И ты откажешь перлу всех любовниц

- Во имя той - костей...


(Звучит «Октябрь» из цикла «Времена года» Чайковского на фоне музыки чтение)

М. Цветаева

Красною кистью

Рябина зажглась.

Падали листья.

(наклоняется, поднимает упавший осенний лист)

Я родилась.

(звучит перезвон колокольный)

Спорили сотни

Колоколов.

День был субботний:

Иоанн Богослов.

Мне и доныне

Хочется грызть

Жаркой рябины

Горькую кисть.
Ведущая Анастасия Цветаева. Из «Воспоминаний»
Чтец «Марина родилась 26 сентября 1892 года в Москве... В мамином дневнике, много лет спустя, мы прочли: «четырехлетняя моя Маруся ходит вокруг меня и все складывает слова в рифмы, - может быть, будет поэт?»

Марина Цветаева

Кто создан из камня, кто создан из глины,-

А я серебрюсь и сверкаю!

Мне дело - измена, мне имя - Марина,

Я - бренная пена морская.

Кто создан из глины, кто создан из плоти –

Тем гроб и надгробные плиты...

- В купели морской крещена - и в полете

Локоны в виде спирали.

Темный, прямой и взыскательный взгляд,

Взгляд, к обороне готовый...
Ведущий Родители. Из «Воспоминий» А. Цветаевой.
Чтец «Отец наш - профессор московского университета - Иван Владимирович Цветаев. Родился он в семье, выделявшейся трудолюбием, высокими этическими правилами и необычайным дружелюбием к людям »

Чтец «В двадцать девять лет отец уже был профессором. Он начал свою ученую карьеру с диссертации на латинском языке о древнеитальянском народе осках, для чего исходил Италию и на коленях излазил землю вокруг древних памятников и могил, списывая, сличая, расшифровывая и толкуя древние письмена. Это дало ему европейскую известность. Российская академия присудила ему премию «За ученый труд на пользу и славу Отечества». Болонский университет в свой 800-летний юбилей удостоил отца докторской степени».
Чтец «А сколько бедных студентов, бедных ученых, бедных родственников поддерживал он! Но заметим себе: щедрость его была расчетлива в мелочах: вручая, например, студенту 200 рублей на поездку в Италию, он не забывал уточнить: « А до вокзала отправляйтесь на трамвае, это в десять раз скорее и в 10 раз дешевле...»
Чтец «Отец Иван Владимирович Цветаев, великий и бескорыстный труженик, создатель первого в дореволюционной России Государственного музея изобразительных искусств, ставшего ныне культурным центром мирового значения...»
Анастасия Цветаева «Проект такого музея встречен холодно, многие сомневались в возможности его создания, мало кто верил в его успех... царское правительство помогло только одним: дало площадь Коломенского двора, где помещалась старая пересыльная тюрьма... Уступчивый и нетребовательный в жизни, отец проявил невиданную настойчивость в преодолении препятствий на пути к созданию задуманного...»
Ведущая «Ближайшим сотрудником моего отца была моя мать, Мария Александровна Цветаева, рожденная Мейн. Она вела всю его обширную иностранную переписку... Помогать музею было прежде всего духовно помогать отцу: верить в него, а когда нужно, и за него».
(Звучит 1 концерт Чайковского. Чтение на фоне музыки)
Марина Цветаева (музыка обрывается) «отец мой скончался 30 августа 1913 года, год и три месяца после открытия музея...»
Ведущая Детей своих Мария Александровна растила не только на сухом хлебе долга; она открывала им глаза на никогда не изменяющее человеку, вечное чувство природы, одарила их многими радостями детства, волшебством семейных праздников, рождественских ёлок, дала им в руки лучшие в мире книги...
Ведущая Из книги М. Цветаевой «Мой Пушкин».
Чтец «Начинается как глава настольного романа... Тайна красной комнаты. В красной комнате был тайный шкаф».

Марина Цветаева «Первое, что я узнала о Пушкине, это - что его убили. Потом я узнала, что Пушкин - поэт, а Дантес - француз... Пушкин был мой первый поэт, и моего первого поэта - убили».
Чтец

Нет, бил барабан перед смутным полком,

Когда мы вождя хоронили:

То зубы царёвы над мертвым певцом

Почетную дробь выводили.
Такой уж почет, что ближайшим друзьям —

Нет места. В изглавьи, в изножьи,

И справа, и слева — ручищи по швам —

Жандармские груди и рожи.


Не диво ли — и на тишайшем из лож

Пребыть поднадзорным мальчишкой?

На что-то, на что-то, на что-то похож

Почет сей, почетно — да слишком!


Гляди, мол, страна, как, молве вопреки,

Монарх о поэте печется!

Почетно — почетно — почетно — архи-

­почетно, — почетно — до черту!


Кого ж это так — точно воры вора

Пристреленного — выносили?

Изменника? Нет. С проходного двора —

Умнейшего мужа России.


Ведущая «Но что же тайна красной комнаты? Запретный шкаф. Запретный плод. Этот плод - том, огромный сине-лиловый том с золотой надписью вкось - Собрание сочинений А. С. Пушкина».
Марина Цветаева Пушкин меня заразил словом любовь.

«Мне было 6 лет, и это был мой первый музыкальный год... был, как это тогда называлось, вечер — рождественский. Давали сцену из Русалки, потом Рогнеду – и:


(музыка: Фрагмент увертюры к опере Чайковского «Евгений Онегин») Теперь мы в сад перелетим, где встретилась Татьяна с ним»
Ведущая «Скамейка. На скамейке - Татьяна. Потом приходит Онегин, но не садится, а - она встает. Оба стоят. И говорит только он, все время, долго, а она не говорит ни слова.

Мать Что же, Марина, тебе больше всего понравилось?
Марина Татьяна и Онегин.
Мать Что? Не «Русалка», где мельницы и князь, и леший? Где Рогнеда?
Марина Татьяна и Онегин.
Мать Но как же это может быть? Ну, что ты там могла понять?
Марина Я не в Онегина влюбилась, а в Онегина и Татьяну (и может быть, в Татьяну немножко больше), в них обоих вместе, в любовь. И ни одной своей вещи я потом не писала, не влюбившись одновременно в двух (в нее - немножко больше), не в них двух, а в их любовь... Я ни тогда, ни потом, никогда не любила, когда целовались, всегда - когда расставались. Никогда не любила - когда садились, всегда - когда расходились... Моя первая любовная сцена была нелюбовная: он не любил (это я поняла), потому и не сел, любила - она, потому и встала, они ни минуты не были вместе... он говорил, она молчала, он не любил, она любила, он ушел, она осталась... Эта первая моя любовная сцена, предопределила все мои последующие, всю страсть во мне несчастной, невзаимной, невозможной любви...
(Песни на слова М. Цветаевой, музыка М. Таривердиева «Мне нравится, что вы больны не мной»).
Марина Но еще одно, не одно, а многое предопределил во мне Евгений Онегин. Если я потом всю жизнь...первая писала, первая протягивала руку - и руки, не страшась суда — то только потому, что на заре моих дней...Татьяна это на моих глазах — сделала. И если я потом, когда уходили (всегда - уходили), не только не протягивала вслед рук, а головы не оборачивала, то только потому, что тогда, в саду, Татьяна застыла статуей».
Учитель Урок смелости, урок гордости. Урок верности. Урок судьбы. Урок одиночества.
(Песня на сл. М. Цветаевой, муз. М. Таривердиева «Хочу у зеркала, где муть...»)
Учитель В 1910 г., ещё не сняв гимназической формы, тайком от семьи, выпустила Марина первый поэтический сборник “Вечерний альбом”. Его заметили.
Ведущая Из книги М. Цветаевой «Живое о живом».
Марина Цветаева Он предстал мне впервые в дверях нашего дома. Звонок. Открываю. Вкрадчивый голос.
Волошин Можно мне видеть М. Цветаеву?

Марина Я.
Волошин А я Макс Волошин. К Вам можно?
Марина Очень. Прошли наверх, в детские комнаты.
Волошин Вы читали мою статью о Вас?
Марина Нет.
Волошин Я так и думал и потому Вам ее принес.
Марина Вся статья — самый беззаветный гимн женскому творчеству и 17- летию.
Волошин Она давно появилась, больше месяца назад, неужели Вам никто не сказал?
Марина Я газет не читаю и никого не вижу. Мой отец до сих пор не знает, что я выпустила книгу. Может быть знает, но молчит. И в гимназии молчат.
Волошин А вы в гимназии? А что Вы делаете в гимназии?
Марина Пишу стихи... И вот беседа - о том, что пишу, как пишу, что люблю, как люблю. Через день письмо, открываю - стихи.
Волошин

К Вам душа так радостно влекома!

О, какая веет благодать

От страниц «Вечернего альбома»!

(Почему «альбом», а не «тетрадь»?)...

Кто Вам дал такую ясность красок?

Кто Вам дал такую точность слов?

Смелость всё сказать: от детских ласок

До весенних новолунных снов?

Ваша книга — это весть «оттуда»,

Утренняя благостная весть.

Я давно уж не приемлю чуда,

Но как сладко слышать:

«Чудо — есть!»


Марина «Сосуществование поэта с поэтом — равенство известного с безвестным. Я сама тому живой пример, ибо никто никогда с такой благоговейной бережностью не относился к моим так называемым зрелым стихам, как тридцати шестилетний Макс Волошин к моим шестнадцатилетним...»

Марина Будем прощаться (подает руку).
Волошин Марина Ивановна, почему вы подаете руку так, точно подкидываете мертвого младенца?
Марина (с негодованием)То есть?
Волошин Руку нужно подавать открыто, прижимать вплоть, всей ладонью к ладони (показывает) в этом и весь смысл рукопожатия, потому что ладонь - жизнь... В Вашем рукопожатии отсутствует доверие...
Марина Максу я обязана крепостью и открытостью моего рукопожатия и с ним пришедшему доверию к людям (обращает внимание на рисунки, книги, портрет М. Волошина).
Марина (обращаясь к портрету) Спасибо тебе, Макс, за Сережу - за 1911 год. Коктебель 1911 - счастливый год моей жизни.
Ведущая В один день с Мариной, но годом позже - 26 сентября 1893 года - родился ее муж, Сергей Яковлевич Эфрон.
Ведущий Из дневника Сергея Эфрона.
Эфрон «Говорят, дневники пишут только очень одинокие люди... Я чувствую себя одиноким, несмотря на окружающую меня любовь. Одинок я, мои самые откровенные мысли, мое понимание жизни и людей... Мне кажется, что никто не понимает окружающее, как я. Кажется, все грубы, все чего - нибудь да не видят, самого главного не чувствуют. Как странно, что мы себя не можем представить вне вас. То внешнее. То странное и смешное, что замечаем в других, не знаем в себе... »
Ведущая Одиночество это разомкнула только Марина. Они встретились — 17- летний и 18-летняя - 5 мая 1911 года на пустынном коктебельском берегу. Она собирала камешки, он стал помогать ей - красивой грустной...с поразительными, огромными, в пол-лица глазами.
Ведущая

Есть такие голоса,

Что смолкаешь, им не вторя,

Что предвидишь чудеса.

Есть огромные глаза

Цвета моря...


Ведущая Заглянув в них и всё прочтя наперед, Марина загадала: если он найдёт и подарит мне сердолик, я выйду за него замуж! Конечно, сердолик этот он нашел тотчас же, на ощупь, ибо не отрывал своих серых глаз от её зелёных, и вложил ей в ладонь, розовый, изнутри освещенный, крупный камень, который она хранила всю жизнь...
(На экране фотография Сергея и Марины).

Песня «Под лаской плюшевого пледа», слова М. Цветаевой
Чтец

Я с вызовом ношу его кольцо!

- Да, в Вечности — жена, не на бумаге. –

Его чрезмерно узкое лицо

Подобно шпаге.
Безмолвен рот его, углами вниз,

Мучительно-великолепны брови.

В его лице трагически слились

Две древних крови.


Он тонок первой тонкостью ветвей.

Его глаза — прекрасно-бесполезны! –

Под крыльями раскинутых бровей –

Две бездны.


В его лице я рыцарству верна,

- Всем вам, кто жил и умирал без страху! –

Такие — в роковые времена –

Слагают стансы — и идут на плаху.



Ведущая Это стихотворение посвящено С. Я. Эфрону. Свадьба их состоялась 27 января 1912 года. Кольцо, на внутренней стороне которого выгравирована дата свадьбы и имя «Марина» находится ныне в Российском Литературном музее имени Пушкина, его кольцо, с именем Сергей не сохранилось.

В сентябре 1912 года у Цветаевой родилась дочь Ариадна, а в августе 1913 года скончался Иван Владимирович. Несмотря на эту утрату, в целом жизнь Цветаевой в течение этих пяти-шести лет была, вероятно, самой счастливой по сравнению со всеми предыдущими и всеми последующими годами. Сестра поэтессы рассказывает: «Это было время расцвета Марининой красоты».


Ведущая В 1914 году Сережа, студент 1-го курса Московского университета, отправляется на фронт с санитарным поездом, курсировавшим от Москвы до Белостока и обратно, в качестве брата милосердия.

Сегодня ночью я одна в ночи –

Бессонная, бездомная черница! –

Сегодня ночью у меня ключи

От всех ворот единственной столицы!
Ведущая В апреле 1917 года Цветаева родила вторую дочь. Сначала она хотела назвать ее Анной в честь Ахматовой, но потом передумала и назвала Ириной: «ведь судьбы не повторяются». Размышляла, какою будет Ирина (девочке было две недели), и писала о себе так, словно вокруг ничего не происходило: «Множество всяких планов — чисто внутренних (стихи, письма) — и полное безразличие, где и как жить. Мое — теперь — убеждение: главное — это родиться, дальше все устроится». Но ничего не «устроилось». «В Москве безумно трудно жить», - писала Марина Цветаева Максимилиану Волошину.
Чтец (Читает стихотворение «Сижу без света и без хлеба» 1920 год)
Сижу без света, и без хлеба,

И без воды.

Затем и насылает беды

Бог, что живой меня на небо

Взять замышляет за труды.
Сижу,— с утра ни корки черствой —

Мечту такую полюбя,

Что - может — всем своим покорством

- Мой Воин!- выкуплю тебя.


Ведущая Разлука с мужем, который отправлялся в армию Корнилова. Осенью 1919 года - в самое тяжелое время - Марина Ивановна отдала своих девочек в подмосковный приют. Вскоре забрала оттуда заболевшую дочь Алю, а в феврале 1920 потеряла Ирину, погибшую в интернате от истощения.
Учитель

Две руки, легко опущенные

На младенческую голову!

Были - по одной на каждую –

Две головки мне дарованы.
Но обеими - зажатыми -

Яростными - как могла! -

Старшую у тьмы выхватывая,

Младшей не уберегла.

Две руки - ласкать - разглаживать

Нежные головки пышные.

Две руки - и вот одна из них

За ночь оказалась лишняя.


Светлая - на шейке тоненькой –

Одуванчик на стебле!

Мной еще совсем непонято,

Что дитя мое в земле.


Ведущая Как ни удивительно, но никогда еще не писала Цветаева так вдохновенно, напряженно. С 1917 года по 1920 год она успела создать больше 300 стихотворений, поэму - сказку, 6 романтических пьес.

Учитель

Вчера еще в глаза глядел,

А нынче - всё косится в сторону!

Вчера еще до птиц сидел,-

Всё жаворонки нынче - вороны!
Я глупая, а ты умен,

Живой, а я остолбенелая.

О, вопль женщин всех времен:

"Мой милый, что тебе я сделала?!"


И слезы ей - вода, и кровь –

Вода,- в крови, в слезах умылася!

Не мать, а мачеха - Любовь:

Не ждите ни суда, ни милости.


Увозят милых корабли,

Уводит их дорога белая...

И стон стоит вдоль всей земли:

"Мой милый, что тебе я сделала?"


Вчера еще - в ногах лежал!

Равнял с Китайскою державою!

Враз обе рученьки разжал,-

Жизнь выпала - копейкой ржавою!


Детоубийцей на суду

Стою - немилая, несмелая.

Я и в аду тебе скажу:

"Мой милый, что тебе я сделала?"

Спрошу я стул, спрошу кровать:

"За что, за что терплю и бедствую?"

"Отцеловал - колесовать:

Другую целовать",- ответствуют.


Жить приучил в самом огне,

Сам бросил - в степь заледенелую!

Вот что ты, милый, сделал мне!

Мой милый, что тебе - я сделала?


Всё ведаю - не прекословь!

Вновь зрячая - уж не любовница!

Где отступается Любовь,

Там подступает Смерть-садовница.


Само - что дерево трясти! –

В срок яблоко спадает спелое...

- За всё, за всё меня прости,

Мой милый,- что тебе я сделала!

14 июня 1920

Чтец

Имя твое — птица в руке,

Имя твое — льдинка на языке,

Одно единственное движенье губ,

Имя твое — пять букв.

Мячик, пойманный на лету,

Серебряный бубенец во рту,

Камень, кинутый в тихий пруд,

Всхлипнет так, как тебя зовут.

В легком щелканье ночных копыт

Громкое имя твое гремит.

И назовет его нам в висок

Звонко щелкающий курок.

Имя твое — ах, нельзя! —

Имя твое — поцелуй в глаза,

В нежную стужу недвижных век,

Имя твое — поцелуй в снег.

Ключевой, ледяной, голубой глоток.

С именем твоим — сон глубок.


Чтец

Ты меня никогда не прогонишь:

Не отталкивают весну!

Ты меня и перстом не тронешь:

Слишком нежно пою ко сну!
Ты меня никогда не ославишь:

Мое имя — вода для уст!

Ты меня никогда не оставишь:

Дверь открыта, и дом твой — пуст!


Учитель Блок в жизни Марины Цветаевой был единственным поэтом, которого она и чтила не как собрата по “струнному рукомеслу”, а как божество от поэзии, которому, как божеству поклонялась...ни о какой сопричастности этой творческой высоте... и помыслить не смела - только коленопреклонялась. Таким поэтическим коленопреклонением стали все эти стихи, посвященные Блоку.


Чтец

Я на душу твою - не зарюсь!

Нерушима твоя стезя.

В руку, бледную от лобзаний,

Не вобью своего гвоздя.
И по имени не окликну,

И руками не потянусь.

Восковому святому лику

Только издали поклонюсь.


И, под медленным снегом стоя,

Опущусь на колени в снег,

И во имя твое святое,

Поцелую вечерний снег. –


Там, где поступью величавой

Ты прошел в гробовой тиши,

Свете тихий - святыя славы –

Вседержитель моей души.


Учитель А 14 июля 1921 года Марина получает «благую весть» - первое за 4 года письмо от мужа из-за границы, где он находился после разгрома белой армии. Цветаева мгновенно и бесповоротно приняла решение ехать к мужу. Без него она не мыслила своего существования. Будущее Марина прозревала философски и мифотворчески.
... По нагориям,

По восхолмиям,

Вместе с зорями,

С колокольнями,


Конь без удержу,

— Полным парусом! —:

В завтра путь держу,

В край без праотцев...


Учитель Октябрьскую революцию Марина Цветаева не приняла. По собственному ее выражению, не разделила идей такой революции. Поэтому и не разделила, что была духовно воспитана, истинно и глубоко образована, и чувство справедливости было ей присуще в высшей степени. Революцию же она назвала восстанием «сатанинских сил». Никогда всерьез не интересовавшаяся политикой, она стала в известной степени

контрреволюционным поэтом. И поэтому отъезд ее в 1922 году за границу трудно расценивать всего лишь как поездку вслед за эмигрировавшим ранее мужем, служившим в белой армии. Это,бесспорно, был акт политического выбора, гражданской воли. А еще, уверена в том, и жест отчаяния - ведь Цветаева любила свою родину.


Учитель 11 мая 1922 года она с 9- летней Алей уезжает в Берлин - центр русского зарубежья. Они встретились. Сергей и Марина, но совсем-совсем ненадолго.
(Звучит песня «Генералам 12-го года» муз. Петрова, стихи М. Цветаевой)
Ведущий Географическая справка о пребывании в эмиграции.
Чтец Берлин.
Марина Недолго.
Чтец Прага.
Марина 3 года. «Я Прагу люблю первой после Москвы, и не из-за родного славянства — из-за собственного родства с нею: за ее смешанность и многодушие. Прага такой город, где душа весит».
Чтец Париж.
Марина За 7 лет Франции я бесконечно остыла сердцем. Париж душевно мне ничего не дал. Знаете, как здесь общаются...? Французу дело только до себя.

Учитель

Пригвождена к позорному стоблу

Славянской совести старинной,

С змеею в сердце и с клеймом на лбу,

Я утверждаю, что - невинна.
Я утверждаю, что во мне покой

Причастницы перед причастьем,

Что не моя вина, что я с рукой

По площадям стою - за счастьем


Пересмотрите все мое добро,

Скажите - или я ослепла?

Где золото мое? Где серебро?

В моей ладони - горстка пепла!


И это все, что лестью и мольбой

Я выпросила у счастливых,

И это все, что я возьму с собой

В край целований молчаливых


Чтец А после Парижа Вшеноры.
Марина

Не Прага, даже не деревня, душное.

Слезы: непроливающиеся, в счет не идущие,

Как билась в своем плену

От скрученности и скрюченности...

И к имени моему

Марина - прибавьте: мученица.
Чтец Мокропсы, Медон, Кламар, Ванв.
Марина Действующие лица жизни: колодец часовней, куда чаще всего по ночам бегаю по воду,- цепной пес - скрипучая калитка...Нищеты, в которой я живу, вы себе представить не можете...
Ведущая 1 февраля 1925 года, в воскресенье, в полдень, в снежный вихрь,- как писала в своем дневнике Марина,- родился сын Георгий. И дальше из дневника:

«Если бы мне сейчас пришлось умереть, я бы дико жалела мальчика, которого люблю какою-то тоскливою умиленною, благодарною любовью. Алю бы я жалела за другое и по - другому. Аля бы меня никогда не забыла, мальчик бы меня никогда не вспомнил,... буду любить его-каким бы он ни был: не за красоту, не за дарование, не за сходство, за то, что он есть...»


Чтец

Не знаю - где ты и где я,

Те ж песни и те же заботы, такие с тобой сироты!

И так хорошо нам вдвоем -

Бездомным, бессонным и сирым

Две птицы: чуть встали - поем

Две странницы: кормимся миром
И бродим с тобой по церквам

Великим - и малым, приходским

И бродим с тобой по домам

Убогим, знатным, господским

-Сивилла! — Зачем моему

Ребенку - такая судьбина?

Ведь русская доля - ему...

И век ей: Россия, рябина...

(Стихотворение посвящено

Але - Ариадне Эфрон)


Ведущая Узнав в 1933 году о вторжении фашистских войск в Чехию, пишет Марина Цветаева:

О, слезы на глазах!

Плач гнева и любви!

О, Чехия в слезах!

Испания в крови!
О, черная гора,

Затмившая весь свет!

Пора - пора - пора

Творцу вернуть билет.


Отказываюсь - быть

В Бедламе нелюдей

Отказываюсь - жить

С волками площадей


Отказываюсь — выть

С акулами равнин

Отказываюсь плыть –

Вниз - по теченью спин


Не надо мне ни дыр

Ушных, ни вещих глаз

На твой безумный мир

Ответ один — отказ


Учитель Перед самым возвращением на родину Цветаевой снится сон ужасный. Сон об умирании. Она поняла это и так и сказала: дорога на тот свет. «Несусь неудержимо, с чувством страшной тоски и окончательного прощания. Точное чувство, что лечу вокруг земного шара, и страстно - и безнадежно!». «За него держусь, зная, что очередной круг будет - Вселенная: та полная пустота, которой так боялась в жизни: на качелях, в лифте, на море, внутри себя. Было одно утешение: что ни остановить, ни изменить! роковое».

В 1937 году муж Цветаевой Сергей Эфрон и дочь Ариадна возвращаются в Россию. Вот как передает Ариадна прощальные слова И.А.Бунина: « Куда ты едешь, тебя сгноят в Сибири! - Но, помолчав с грустью добавил: «Если бы мне было столько лет, сколько тебе.... Пускай Сибирь, пускай сгноят! Зато Россия!..». Теперь - то с высоты прошедших лет и знания страшных страниц истории может показаться невероятным ослеплением: возвращаться, в те зловещие годы из эмиграции в Советский Союз! Не под пистолетом, добровольно, вопреки молве и предостережениям друзей и знакомых. Непостижимо - в конце 30х годов вся талантливая семья Цветаевых - Эфрон оказывается в СССР.


Чтец
Наша совесть — не ваша совесть!

-Полно! - Вольно! - О всем забыв,

Дети, сами пишите повесть

Дней своих и страстей своих...


Марина «Мне все эти дни хочется написать свое завещание. Мне вообще хотелось бы не - быть. Иду с Муром или без Мура - и изнутри, сами собой складываются слова завещания. Не вещественного - у меня ничего нет, а что- то, что мне нужно, чтобы люди обо мне знали: разъяснение»
Учитель «Письмо детям»

Милые дети!


Я никогда о вас отдельно не думаю: я всегда думаю, что вы...- как мы. Но говорят, что вы есть, что вы - особая порода, еще не поддающаяся воздействию. Поэтому:
- Никогда не лейте зря воды, потому что в эту же секунду из-за отсутствия ее погибает в пустыне человек.
- Не оттого, что я не пролью этой воды, ведь он ее не получит!

- Не получит, но на свете станет одним бессмысленным преступлением меньше. По тому же никогда не бросайте хлеба, а увидите на улице, под ногами, поднимите и положите на ближайший забор, ибо есть не только пустыни, где умирают без воды, но и трущобы, где умирают без хлеба. Может быть, этот хлеб заметит голодный, и ему менее совестно будет его взять так, чем с земли.


- Никогда не бойтесь смешного, и если видите человека в смешном положении:

1 постарайтесь его из него извлечь, если же невозможно



2 прыгайте в него, к человеку, как в воду, вдвоем глупое положение делится пополам: по половинке на каждого - или же на худой конец - не видьте смешного в смешном. Никогда не говорите, что так все делают: все всегда плохо делают, раз так охотно на них ссылаются. У всех «есть второе имя - никто, и совсем нет лица - пробел. Ну а если вам скажут: «Так никто не делает» (не одевается, не думает и т.д.) - отвечайте: « А я - кто!». Не ссылайтесь на «немодно», а только на «неблагородно».
- Не слишком сердитесь на родителей, помните, что они были вами, а вы будете ими. Кроме того, для вас они - родители, для самих себя — я. Не исчерпывайте их-их родительством. Не осуждайте своих родителей на смерть раньше (своих) сорока лет. А тогда - рука не поднимется!
- Увидя на дороге камень - уберите, представьте себе, что это вы бежите и расшибаете себе нос; из сочувствия (хотя бы себе - в другом) уберите. Не стесняйтесь уступить место старшему в трамвае. Стыдитесь- Не отличайте себя от других — в материальном. Другие - это тоже (все одинаковы, хотят есть, спать и т.д.). Не торжествуйте победы над врагом. Достаточно сознания. После победы | протяните руку. Не отзывайтесь при других иронически о близком (хотя бы даже о любимом животном); другие уйдут — свой останется.
- Книгу листайте с верхнего угла страницы. Почему? Потому что читают не снизу вверх, а сверху вниз. Доедая суп, наклоните тарелку к себе, а не от себя к другому: чтобы в случае беды пролить суп не на скатерть и не на визави, а на собственные колени. Когда вам будут говорить: «Это романтизм», вы спросите: «Что такое романтизм? — и увидите, что никто не знает; что люди берут в рот слово, смысла которого не знают. Когда же окончательно убедитесь, что не знают, сами отвечайте бессмертным словом Жуковского: «Романтизм - это душа».
Ведущая Надежды, связанные с возвращением, не оправдались. Ко всем тяжелым ударам судьбы еще начало войны, эвакуация в Елабугу. Постоянная тревога за жизнь близких ей людей. Полная духовная изоляция. Ни весточки от друзей. И думы, думы..., исцеляющие душу, не оставляющие места желанию жить.
Ведущая Здесь в Елабуге она решила, что сну пора сбываться и ушла на «очередной круг». В последний день лета 1941 года, в глухой Елабуге, оставленная всеми, доведенная до полного отчаяния, нищая и гонимая, заканчивает счеты с жизнью. Выжив в эмиграции, на чужбине, великий поэт не выдерживает «объятий» собственной страны.
Учитель Марина Ивановна перед смертью оставила 3 записки. Одна из них сыну:
Марина «Мурлыка! Прости меня, но дальше было бы хуже. Я тяжело больна, это уже не я. Люблю тебя безумно. Помни, что больше не могла жить. Передай папе и Але — если увидишь — что любила их до последней минуты, и объясни, что попала в тупик».
Ведущая Позже Ариадна Сергеевна напишет: »Я знаю, существует легенда о том, что она покончила с собой, якобы заболев душевно, в минуту душевной депрессии - не верьте этому. Ее убило то время, нас оно убило, как оно убивало многих, как оно убивало и меня. Здоровы были мы - безумием было окружающее - аресты, расстрелы, подозрительность, недоверие всех ко всем и ко вся».
Стихотворение Б.Пастернака
Мне так же трудно до сих пор

Вообразить тебя умершей,

Как скопидомшей - мильонершей

Средь голодающих сестер


Что сделать мне тебе в угоду?

Дай как - нибудь об этом весть.

В молчании твоего ухода

Упрек невысказанный есть


Всегда загадочны утраты

В бесплодных розысках в ответ

Я мучаюсь без результата:

У смерти очертаний нет


Тут все — полуслова и тени,

Обмолвки и самообман,

И только верой в воскресенье.

Какой-то указатель дан


... Лицом повернутая к Богу,

Ты тянешься к нему с земли,

Как в дни, когда тебе итога

Еще на ней не подвели.

1943 год

Б.Пастернак


Учитель «В молчании твоего ухода упрек невысказанный есть», - писал Б.Пастернак. это упрек не сыну (как большинство подростков он не был достаточно чуток к матери), не писателям (которые в виде большого одолжения предложили Цветаевой должность посудомойки), - это упрек человечеству, позволившему унижать и уничижать дух. Цветаеву погубила та же сила, которая - под корень — скашивала все «лучшие колосья» русской культуры. Она ушла, зная: «Кто уцелел, умрет, кто умер, воскреснет» Надо ли говорить, что она не ошиблась? Не Боги, а люди виноваты в том, что сказанное некогда метафорически - «живая душа в мертвой петле»- стало жуткой реальностью.
Ведущая По свидетельству высокопоставленного чиновника Министерства безопасности Российской Федерации, в архиве хранится документ, свидетельствующий о том, что кто-то из чекистов посетил Марину Цветаеву буквально за день до смерти. Тот же чиновник уверил, что как сам факт разговора, так и его содержание были сознательно задуманы таким образом, чтобы великая поэтесса приняла единственное решение - самоубийство.
Ведущая
Рябину рубили зорькою.

Рябина - судьбина горькая.

Рябина седыми спусками...

Рябина! Судьбина русская...


(ЗАЖИГАЕТ СВЕЧУ)
(На фоне музыки)

Учитель

Уж сколько их упало в эту бездну,

Разверстую в дали!

Настанет день, когда и я исчезну

С поверхности земли

Застонет все, что пело и боролось,

Сияло и рвалось

И зелень глаз моих, и нежный голос,

И золото волос

И будет жизнь с ее насущным хлебом,

С забывчивостью дня

И будет все - как будто бы под небом

И не было меня!

Изменчивой, как дети, в каждой мине

И так недолго злой.

Любившей час, когда дрова в камине

Становятся золой.

Виолончель, и кавалькады в чаще

И колокол в селе...

-Меня такой живой и настоящей

На ласковой земле!

К вам всем - что мне, ни в чем не знавшей меры

Чужие и свои?!-

Я обращаюсь с требованьем веры

И с просьбой о любви.

И день и ночь, и письменно и устно

За правду да и нет,

За то, что мне так часто - слишком грустно

И только 20 лет

За то, что мне прямая неизбежность-

Прощение обид,

За всю мою безудержную нежность

И слишком гордый вид,

За быстроту стремительных событий,

За правду, за игру...

-Послушайте! - Еще меня любите

За то, что я умру.

8 декабря 1913г.


Марина

Поколенье! Я - ваша!

Продолженье зеркал,

Ваша - сутью и статью,

И почтеньем к уму

И презреньем к платью

Плоти - временному!..
До последнего часа

Обращенным к звезде —

Уходящая раса,

Спасибо тебе!


Ведущая
Памяти Марины Цветаевой
Писем связка, стихи да сухие цветы –

Вот и все, что наследуют внуки.

Вот и все что, оставила, гордая, ты

После бурь вдохновенья и муки.


А ведь жизнь на заре, как густое вино,

Закипала языческой пеной!

И луна, и жасмин врывались в окно

С легкокрылой мазуркой Шопена.


Были быстры шаги, и движения легки,

И слова нетерпеньем согреты,

И сверкали на сгибе девичьей руки,

По-цыгански звенели браслеты!


О, надменная юность! Ты зрела в бреду

Колдовских бормотаний поэта

Ты стихами клялась: исповедую, жду!-

И ждала незакатного света.


А уж тучи свивали грозовый венок

Над твоей головой обреченной

Жизнь, как пес шелудивый, скулила у ног,

Выла в небо о гибели черной


И Елабугой кончилась эта земля,

Что бескрайные дали простерла,

И все та ж захлестнула и сжала петля

Сладкозвучной поэзии горло

Н.Крандиевская - Толстая
(кладет цветы к портрету М.Цветаевой)
Учитель Марина Ивановна ушла из жизни, когда в ней погасли остатки последней энергии. Жизнь задувала этот огонь со всех сторон...Смерть Поэта тоже входить в бытие. А его бытие принадлежит Будущему. Это будущее уже наступило. Поэтому и состоялся наш разговор о М.Цветаевой, ведь она была поэтом, опережающим свое время.
(песня «У зеркала» Благословляю». Колокольный звон)

Литература


1. Цветаева А.И. Воспоминания

2. Цветаева М.И. Сборники стихотворений

3. Цветаева М.И. «Мой Пушкин»

4. Пастернак Б.Л. Стихотворение «Мне так же трудно»

5. Волошин М. Стихотворение «К вам душа…»

6. Эфрон А. С. Дневник

7. Эфрон А.С. Письма

8.Крандиевская-Толстая Н. Стихотворение «Писем связка…»

9. Ерофеева-Литвинская Е. Интервью с Ариадной Эфрон

10. Кедров К. Статья «7-я заповедь Марины» (к 100-летию со дня рождения Марины Цветаевой)

11. Макаренко С. Наследники по прямой. Георгий- «чудо» Цветаевой

12. Коломоец Л.Т. Урок-встреча с миром поэзии Марины Цветаевой

13. Левянт М.Л. Сценарий поэтического вечера, посвященного жизни и творчеству Марины Цветаевой и Бориса Пастернака

14. Мясникова К.С. Литературная композиция



15. Цодикова И. Статья История любви. «Я тебя отвоюю у всех времен!»



©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет