И. Г. Авенариус1, А. Д. Виталь2, Е. Н. Сиднева3



жүктеу 67.82 Kb.
Дата12.06.2016
өлшемі67.82 Kb.

Микроблоковая морфоструктура юго-восточного
побережья Ковдского полуострова (Кандалакшский залив)
и ее отражение в морфологии береговой зоны и
характере растительности

И.Г. Авенариус1, А.Д. Виталь2, Е.Н. Сиднева3

1 — Всероссийский науч.-иссл. ин-т культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачёва; 2 — Беломорская биостанция МГУ им. М.В. Ломоносова; 3 — Кандалакшский государственный природный заповедник


Исследованиями охвачен участок побережья на территории Кандалакшского заповедника между мысом Титов до Купчинного порога, отделяющего о. Великий от Ковдского полуострова. Рельеф района представляет собой систему голоценовых морских террас, выработанных в маломощных поздневалдайских ледниковых отложениях и/или в коренных породах, которые в виде невысоких (чуть более 20 м) горстов-останцов местами выходят к побережью. В береговой зоне почти на всем протяжении развита узкая низкая морская «луговая терраса» (ЛТ), характерная для всего Беломорья. В данном районе во многих местах отмечается отчетливая тенденция к ее облесению, что свидетельствует об ослаблении влияния моря на ее почвенно-растительный покров и о генеральной тенденции Ковдского полуострова к поднятию. Строение ЛТ здесь сходно с другими районами Беломорья (Авенариус, 2007). Более широко ЛТ развита в микрозаливчиках, где валунные осушки сменяются песчаным пляжем, на котором может фиксироваться несколько подуровней. Нижний подуровень ЛТ обычно покрыт зарослями лебеды Atriplex nudicaulis, далее идет полоса развития подуровня колосняка Leymus arenarius, который ближе к границе леса сменяется злаково-разнотравным подуровнем. В тылу террасы часто располагается зона трухлявых бревен плавника. На некоторых участках образовались галечно-валунные, слабо задернованные валы. Они выражены нечетко, но явно свидетельствуют о поднятии полуострова в голоценовое время.

Как и для многих других участков Карельского берега, для исследуемого района характерна микроблоковая морфоструктура, предопределенная новейшими дифференцированными тектоническими движениями по сложной системе новейших разломов преимущественно северо-западного и северо-восточного направлений. На фоне смежного залива губы Ковда и пролива Великая Салма, испытывавших в новейшее время значительное прогибание (Авенариус и др., 2005), Ковдский полуостров и о. Великий представляют собой мезоблок с тенденцией к незначительному дифференцированному поднятию (Чернов, 1947; Колька и др., 2005). На юго-восточной оконечности Ковдского полуострова по результатам полевых работ и данным анализа аэро- и космоснимков составлена морфоструктурная карта, и выделены следующие микроблоки. Три микроблока между м. Титов и губой Малая Гаровка (1, 2, 3), ориентированные с северо-запада на юго-восток, в целом испытывали в новейшее время дифференцированное поднятие, усиливающееся по направлению к губе Малая Гаровка. В районе м. Титова (микроблок 1) получили развитие береговые валунно-галечные валы нескольких генераций, а ЛТ имеет двухъярусное строение, причем на верхнем ярусе уже присутствуют единичные небольшие ели и сосны. Микроблок 2 к юго-западу от м. Титова представляет собой чередование микрозаливчиков и небольших выступов берега. В микрозаливчиках пляжи сложены песками, и на ЛТ отмечаются нечеткие песчаные береговые валы с валунами у выступов берега и единичными небольшими соснами. Вблизи губы Малая Гаровка в пределах микроблока 3 берег повышается, выходят коренные породы. В береговой зоне они образуют сложный ступенчатый микрорельеф с исключительной свежестью стенок уступов. Пляж и прибрежное мелководье представляют собой бенч, также осложненный многочисленными уступами, миниатюрными горстами и грабенами.

Четвертый микроблок соответствует губе Малая Гаровка. Это типичный грабенообразный прогиб, переходящий далее на суше в линейно вытянутое озеро, отделенное от губы валунной пересыпью. В береговой зоне губы развита ЛТ, узкая на северо-восточном берегу и более широкая — на юго-западном, что свидетельствует о некоторой асимметрии рельефа с перекосом от юго-запада к северо-востоку. В северо-западном направлении озеро сменяется линейным болотным массивом. Пятый микроблок между губами Большая и Малая Гаровки по облику рельефа похож на микроблок 3 к северу от губы Малая Гаровка. Здесь тоже к берегу выходят сильно раздробленные коренные породы. Осевая часть микроблока-горста осложнена небольшим грабеном, вытянутом в северо-западном направлении.

Микроблок губы Большая Гаровка (6), как и микроблок губы Малая Гаровка представляет собой грабенообразный субширотный прогиб, занятый губой, переходящей далее на суше в систему озер и болот, открывающихся в один из заливов Бабьего Моря. Губа отделена от системы озер песчаной пересыпью. В береговой зоне губы на южном берегу отчетливо выражена песчаная ЛТ с нечеткими береговыми валами и линейными лагунами между ними. На северном берегу ЛТ развита лишь местами, и к берегу часто подходят коренные породы. Таким образом, в пределах этого микроблока отмечается отчетливая асимметрия рельефа.

К юго-западу от губы Большая Гаровка выделяется микро­блок 7, где берег повышается и представляет собой систему небольших выступов с выходами коренных пород, переходящих на пляже и мелководье в бенч. Выступы разделяют неглубокие заливчики с неширокой (до 10 м) ЛТ, песчаными пляжами и валунно-галечно-песчаной осушкой. Выступы разбиты многочисленными свежими трещинами на миниатюрные грабены и горсты. Интенсивность трещиноватости нарастает в юго-западном направлении и особенно велика вблизи с границей микроблока 8, который в береговой зоне представляет собой небольшой залив с песчаным пляжем и ЛТ шириной до 15–20 м. Выходы коренных пород здесь отсутствуют, так что по интенсивности поднятия он явно уступает предыдущему микроблоку. Следующий за ним микроблок 9 образует в рельефе небольшой возвышенный (более 20 м) полуостров Купчинный с довольно широкой валунно-галечно-песчаной осушкой. ЛТ вокруг полуострова практически отсутствует. На небольшом участке берега идет абразия рыхлых морских отложений. К береговой линии подходят морские высокие (3 м и более) голоценовые террасы с широкими галечно-мелковалунными слабо задернованными береговыми валами. На юго-западном берегу полуострова выходят коренные породы.

На участке побережья от окончания Купчинного полуострова до одноименного порога выходы коренных пород отсутствуют. Песчаная ЛТ с системой слабо выраженных береговых валов переходит в широкую песчаную осушку. Микроблок пролива Купчинный порог — типичное грабенообразное понижение, соединяющее Бабье Море с Кандалакшским заливом. За последние сто лет пролив значительно обмелел (Авенариус и др., 2007), но в прилив его еще можно пройти на веслах. В отлив дно пролива практически обсыхает, и сток из Бабьего Моря в залив идет только по узкой неглубокой протоке в осевой части пролива.

На северо-восточном берегу Купчинного порога ниже уровня первой морской террасы, датируемой здесь временем Ostrea (Колька и др, 2005; Олюнина и др., 2005), выделяется три генерации совсем молодого морского рельефа аккумулятивного генезиса, связанные с поэтапным развитием береговой линии. Эти генерации представлены системой кос, различающихся по времени формирования, что четко фиксируются сменой растительного покрова — материковый лес (на формах рельефа I генерации), приморские луга (II генерация) и маршевые сообщества (III генерация).

Дешифрирование крупномасштабного аэрофотоснимка позволило достаточно точно провести границы кос разных генераций, а также выделить в районе Купчинного порога систему линеаментов1 северо-западного и северо-восточного простираний. Обращает на себя внимание, что генеральные очертания как современной береговой линии, так и береговых линий в эпохи развития кос более ранних генераций, часто обусловлены этими линеаментами. Исключительная раздробленность коренных пород активными линеаментами (см. выше характеристику микроблоков), которые здесь перекрыты только маломощной толщей голоценовых отложений, измеряемой первыми метрами, позволяет предполагать, что разновысотность уровней кос разных генераций в какой-то мере обусловлена микроблоковой голоценовой тектоникой.

Имеющиеся для региона абсолютные датировки террас и геоботанические данные позволяют в первом приближении решить вопрос о возрасте этих трех генераций. Если первая морская терраса Ostrea иметт возраст 1,5–2 тыс. лет, то все три генерации явно моложе, и им предшествовало время выработки абразионного выступа от этой террасы. Сопоставление с литературными материалами по Карельскому берегу позволяет считать, что луговая терраса начала формироваться 300–400 лет назад.

В пределах о-ва Великого южнее грабенообразного прогиба, соотвествующего проливу Купчинного порога, на севере прослеживается еще два аналогичных грабенообразных понижения — Каличий и Кумяжинский (Авенариус и др., 2007). Анализ морфологии этих понижений и времени их развития как проливов, позволяет сделать вывод, что возраст поднятия осушек прогибов над уровнем моря по мере движения с севера на юг увеличивается. Эта картина резко нарушается в районе пролива Великая Салма, который и в прошлом, и в настоящем четко выражен в рельефе, сильно переуглублен (до 120 м) и выполнен мощной толщей рыхлых осадков (Авенариус и др., 2005), что свидетельствует о его морфоструктурной самостоятельности в системе крупных морфоструктурных единиц данного региона.

Асимметричное поднятие о-ва Великого (нарастание интенсивности поднятия в юго-западном направлении с большей скоростью на юге) в течение голоцена, вместе с фактами аналогичной асимметрии в поле высот соседнего полуострова Киндо (Авенариус, 2007) и Ковдского свидетельствуют о том, что наряду с вертикальными тектоническими движениями, сформировавшими мезо- и микроблоковую морфоструктуру, здесь имели место и слабые горизонтальные движения. Голоценовый возраст рельефа позволяет считать, что и те, и другие движения продолжались вплоть до настоящего времени. В сочетании с данными о механизме одного из недалеких землетрясений на акватории Белого моря можно сделать вывод, что новейшее сжатие было ориентировано в направлении северо-северо-восток — юго-юго-запад.

Таким образом, на небольшом отрезке побережья отчетливо видна зависимость морфологии береговой зоны и ряда особенностей развития растительного покрова от микроблоковой структуры.



Работа выполнена при финансовой поддержке гранта РФФИ 06-05-64253-а.
Из сборника: Материалы научной конференции, посвященной 70-летию Беломорской биологической станции МГУ. – М.: Изд. «Гриф и К», 2008.– Стр. 334-338.


1 Линеаменты — прямолинейные или овоидные (но не извилистые) новейшие тектонические нарушения разной степени активности в новейшее время и выраженные в рельефе: уступами, границами озёр и болот, тальвегами водотоков и пр.


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет