Композиция 44. В созвездии Гончих Псов (1986) 1



жүктеу 67.97 Kb.
Дата16.06.2016
өлшемі67.97 Kb.



Композиция 44. В созвездии Гончих Псов (1986) 1


для трех флейт и магнитофонной пленки. 5-10'. По заказу Трио флейт Нови Сада. Первое исполнение – 24.03.1987, Триест (Италия) / Трио флейт Нови Сада: Лаура Леваи-Аксин, Соня Аутунич, Радмила Ракин-Мартинович. Компакт-диск – Harmonia mundi, LDS 288 062, CM 210 [Дмитрий Денисов, Олег Чернявский, Александр Симех]. Мировые права – Le Chant du Monde.



  • Это 86-й год.

  • Красивая партитура.

  • Да, очень интересная получилась. В Швейцарии ведь есть любые типографские машины, так что для них это напечатать не было проблемой……

А история здесь простая: один мой приятель, который живет в Югославии, как-то позвонил и сказал, что у них есть трио флейтистов и они хотят заказать мне одно сочинение. Ну, заказ – это сказано символически – без денег и без всего – просто есть ансамбль, который бы хотел сыграть мое сочинение. Однако, думал я над этим всё равно долго, очень долго, но почему-то ничего не получалось, то есть абсолютно ничего, и только уже, когда все, все сроки прошли, тут меня и осенило и вот за три дня написал всю эту "штуковину" от начальной идеи до партитуры. Но сколько я думал? Наверное, почти года два.

Теперь об структурной идее. Мне давно хотелось связать свою музыку с какими-то астрономическими явлениями, потому что они меня очень привлекали и с самого раннего детства, кстати говоря (до сих пор вот жалею, что не удалось купить телескоп……).



  • А в Планетарий ходили?

  • И в Планетарий ходил как к себе домой.

  • А как фамилия приятеля?

  • Это Душан Михалек. Он тогда был музыкальным директором программы на Радио, которая называлась "Нови сад"2, а сейчас, правда, уехал в Израиль подальше от этой войны югославской. Он мой очень, очень близкий друг и, в общем, много хорошо мне сделал (я и в Югославии не раз был благодаря ему, и там же, по его инициативе состоялся, можно сказать, и мой первый авторский концерт…).

  • А какая же астрономическая идея заложена «В созвездии Гончих Псов»?

  • Идея эта простая. Как видите, моя партитура сделана круговой, то есть напоминает карту северного полушария звездного неба. И на месте каждого из созвездий здесь начертан фрагмент нотного стана с определенной музыкальной фразой. Причем все эти созвездия расположены у меня как раз в том месте, где они приблизительно и должны находиться на настоящей звездной карте. Вот, к примеру, "Волосы Вероники" – это ее сегмент. Дальше – "Большая Медведица". А здесь "Скорпион".…….. Вся партитура поделена на три сектора и каждый сектор – это отдельная флейтовая партия…

  • Такие "круговые партитуры" есть, в частности, и у Штокхаузена и Денисова.

  • Да и, еще и у Крама. Ну, и что из того. У меня же другая идея – космос, движение созвездий, а у них – просто нотационные кунштюки, формальная запись, так сказать.

Ну, в общем, это моя, так сказать, забота, моя печаль, а слушателям партитуру не видно и знать о ней не обязательно. Главное здесь, чтобы всё было понятно исполнителям.

  • А почему вы выбрали для названия созвездие "Гончие псы"? Это связано с какой-то символикой?

  • Нет, ничего такого я здесь не задумывал.

  • Тогда почему именно оно?

  • Говоря откровенно, я теперь и сам не помню: почему так получилось. Может название необычное потянуло, может еще что-то. Не помню…

Фактура любого звездного сегмента у меня состоит из разных повторов ноты "ми" в определенной ритмической формуле, которая состоит из коротких или, напротив, тянущихся нот. Они, кстати, идут обязательно с вибрацией, и с четвертитоникой, и с форшлагами. И эти форшлаги в разных октавах звучат как отдельные точки-звездочки или, точнее, как имитация их как бы едва уловимого мерцания. А количество ноток в отдельных фразах, оно каждый раз зависит от конкретного созвездия, потому что название этих созвездий у меня зашифровано азбукой Морзе, то есть с помощью точек и тире разных.

  • И где же здесь эти точки и тире?

  • Ну, это уже просто: точка – восьмушка, а тире, соответственно одна четверть. А дальше совсем элементарно: какая первая буква стоит в названии созвездия, то в начале каждой фразы используется и соответствующая группка из восьмых и четвертей.

  • А тянущиеся ноты "ми" что означают? В чем здесь символика?

  • Это само название созвездия, но только сделанное условно, естественно, то есть сколько букв в названии созвездия, столько у меня используется и белых тянущихся нот. Вот, например, самая короткая фразочка – это созвездие "Кит", потому что в ней только три ноты "ми" повторено.

  • А самая длинная?

  • А самая длинная – это "Большая медведица".

  • Но здесь не десять букв, а… шестнадцать.

  • Правильно, не десять, потому что я сократил первое слово и оставил от него только первую букву "Б – медведица".

  • Эти шифровки должны быть известны исполнителям и слушателям?

  • Нет! Это совершенно никому не надо знать. Это мой конструктивный момент, который просто изначально образовал всю структуру…… И когда всё придумалось окончательно, то записать было совсем не трудно, потому что по идее – это три абсолютно несинхронные флейтовые партии: каждый играет свободно, всегда слышится какой-то вибрирующий фон на ноте "ми" с отдельными какими-то звуковыми проблесками, но когда они возникнут при исполнении – это одному Богу известно…

  • А по какому принципу должны исполняться отдельные "фразы-созвездия"?

  • Тут порядок такой: в начале все эти фразы играются сверху вниз подряд, а потом каждый флейтист может их повторять в любой последовательности. Созвучия при этом получаются, естественно, самые неожиданные и разные. И если добавлять к этой музыке специальный световой эффект – крутануть шарик там какой-нибудь дискотечный, например, от которого будут возникать разные мерцания, то получится почти полный эффект. Но лучше всего, конечно, это сочинение, исполнять в Планетарии……

Самое же главное здесь, что всё это должно сопровождаться шумом эфира. И причем давать здесь нужно только "белый шум", который не связан с определенными радиостанциями, а представляет собой просто обычный скрип, шип, стук и еще что-нибудь из того, что можно ловить как всякие радиопомехи. Правда тогда для первого исполнения мы подготовили обычный электронный фон – сделали специальную запись на пленку – и этот фон, кстати, оказался очень даже приятным. А сделали мы его как раз благодаря Душану Михалеку (я, конечно, не принимал в этом никакого участия, потому что ничего не понимаю в электронике). Фон этот очень получился простым, так как взят был только один звук генератора и из него затем сделали разные периодические модификации…… Потом, правда (это было уже в девяносто шестом году на моем авторском концерте в Берне), я решил всё-таки попробовать соединить звучание трех флейт с реальным эфирным шумом, то есть взять радиоприемник и настроить его между каких-то точных волн. Местные ребята там довольно шустрые оказались и предложили использовать сразу три приемника. И использовали, а эффект-то фиговенький получился, как ни странно, очень плохой. В общем, мой первоначальный замысел оказался не самым удачным, и поэтому, позднее, в партитуре я приписал фразу, что "вместо шума эфира можно использовать авторскую магнитофонную пленку с записью фона, сделанного на синтезаторе"…

Ну вот такая получилась история. Единственное, что здесь исполняется у флейтистов синхронно – это самая последняя фраза, которая завершает партию каждого исполнителя. Ну, как синхронно? Они обязательно должны только выйти на нее одновременно, а играется она, опять же, достаточно свободно и заканчиваться сочинение должно только по наитию исполнителей……

В сочинении у меня используется совсем новая графическая символика. При этом все эти восьмые, четверти, они очень условны в своей протяженности, и такой же условной предполагается и общая протяжен­ность композиции, то есть, где-то, от пяти до десяти минут. Хотя, на самом деле, минут семь, восемь, на мой взгляд, вполне достаточно.


  • Где состоялась премьера?

  • Премьера прошла в Триесте, а чуть-чуть позже, буквально через несколько дней, было исполнение, как оно, собственно, и задумывалось тогда, в Югославии. А играли три очень хороших флейтистки.

  • И как прошла премьера? 3

  • Говоря откровенно, она вообще стала для меня особым событием – там же исполнялись еще целых пять моих сочинений.

  • Практически, авторский концерт.

  • Да, так и получилось на самом деле.

  • А организовал его всё тот же Михалек?

  • Здесь ведь как получилось. Он был тогда одним из организаторов большого пятидневного фестиваля, причем не только музыкального, а и еще и литературного, и художественного, и театрального, и даже скульптурного. В общем, особый какой-то коллаж фестивальный получился, и всё это под названием "Фестиваль новых искусств".4 Так вот Михалек взял и "вывел" из моих сочинений целый концерт в рамках этого фестиваля.

  • А какие еще сочинения он включил в него?

  • «Balletto», «Прощание», потом «Мàндала», еще «Каденция» была и «Бранденбургский».

  • Как отнеслась публика к вашему концерту?

  • В целом, прилично, вполне прилично даже. Но не ко всему, конечно. Блестяще прошло «Balletto». Идеальный был успех. А вот "Бранденбургский концерт" не пошел. Здесь меня квалификация исполнительская подвела напрочь……

  • У нас были другие исполнения?

  • Да, много уже было, очень много. Сначала на «Московской осени» играл Корнеев со своими напарниками. Я, кстати, тогда использовал в первый и, наверное, и в последний раз крутящийся зеркальный шар, то есть как это обычно делается на дискотеках, и одновременно продемонстрировал партитуру, то есть сделал всё так, как и хотел с самого начала. Потом пьесу в свой репертуар взяло очень хорошее трио Наташи Пшеничниковой. А затем она пошла опять на Западе: вначале у немцев, чуть позже у французов, причем в самом Париже, кстати, потом еще в Швейцарии, Америке. В общем много где…




1 Фрагмент из книги «Жизнь – творчество Виктора Екимовского». Монографические беседы. Москва-2003. ISBN 5-93994-003-X.

© Шульгин Дмитрий Иосифович, текст – с. 3-149, 1983-2000

© Шевченко Татьяна Васильевна, текст – с. 150-173, 1999-2000.

(полный вариант книги см. на сайте Д.И. Шульгина:



http://dishulgin.narod.ru)

2 80-е годы. В Израиле с 91 года, директор Информационного центра Израильской лиги композиторов.

3 27 марта 1987 года.

4






©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет