Фарс в шести картинах с прологом и эпилогом, сочиненный Алексеем Скоробогатовым



Дата01.07.2016
өлшемі110.71 Kb.
#171642
Илиада
Гомер и др.
Фарс в шести картинах с прологом и эпилогом,

сочиненный Алексеем Скоробогатовым



Dramatis personae
Герои и героини:

Парис, Гектор, прочие троянцы

Ахилл, Агамемнон, Патрокл, Одиссей, Менелай, Автомедонт, прочие греки

Хрис и Лаокоон – жрецы Аполлона

Елена, Хрисеида, Брисеида,

Змей
Боги и богини:

Зевс, Гера, Афродита, Афина, Гермес, Аполлон, Посейдон, Артемида, Арес

Желтиково, 21-26 июля 2008 г.



Примечание. Премьера прошла в Абрамцеве 9 августа 2008 года. Роли героев исполнили дети, а богов и богинь – взрослые. Хотя болезнь многих актеров и неустойчивая погода очень мешали репетициям, спектакль состоялся, но был омрачен начавшейся войной.

Пролог
Увертюра из «Летучего голландца». В это время все боги и герои, кроме Париса, садятся за стол. После того, как все сели, звучит веселая музыка.



Фигура, полностью скрытая под плащом, незаметно кладет на стол огромное яблоко.
Гера: Во, гости! Сколько ни наготовишь – все сожрут. Косточки обглоданной не оставят. Хм, а это что? Кажись, яблочко, да не простое, золотое! Ну-ка, посмотрим. Надпись какая-то... (читает) «Прекраснейшей» - так это ж, мне, значит.

Афина: Э-э-э... не факт, не факт, может и не тебе... Это ж все зависит от точки зрения. (Обе принимают разные позы) Думаю – мне!

Афродита: Нет-нет, не волнуйтесь, пожалуйста. Да тут просто и говорить не о чем, надпись-то совершенно ясная. Если вы перестанете паясничать и подумаете немного, вы и сами поймете чье оно. Ну, поняли? (Гера и Афина смотрят на Афродиту онемело) Мое, мое. (Протягивает руку к яблоку)

Гера: Не, не, так не пойдет. А вот давайте мужа моего спросим. Ну, скажи нам, Зевсочка, лапочка, чье это яблочко, а?

Зевс: (осознав ужас ситуации) Так, так. Хм-хм. Да-а-а. Так эти вопросы не решаются. Тут думать надо.

Гермес: (громким театральным шепотом) Пошли их к Парису!

Зевс: (не расслышав) Куда-куда их послать?

Гермес: (кричит ему в ухо) К Парису! В Трою.

Зевс: К Парису? В Трою? А где это у нас? (Гермес показывает ему направление знаками) Слушай, ты предложил, так ты туда их и веди.

Гермес: Так точно, будет сделано.
Пасторальная музыка.

Гермес с яблоком и три богини подходят к ничего не подозревающему Парису.
Гермес: Вот что, Парис. Дело одно есть. Яблоко видишь?

Парис: Ну, вижу, а что?

Гермес: Я тебе его оставлю, а ты его отдай одной из этих трех тётенек, ну какой хочешь, хорошо? (Хитро уходит)
Музыка из «Волшебной флейты» (три дамы)
Гера: Если мне его отдашь, станешь Азии властитель! (Обводит рукой вокруг)

Афина: Если мне его отдашь, величайшим станешь воином! (Делает воинственные жесты)

Афродита: Если мне его отдашь, дам тебе ее в супруги! (Показывает Парису портрет Елены)

Парис: На, бери яблоко. (Отдает его Афродите, забирает у нее портрет)
Афина и Гера уходят, строя свирепые рожи.

Афродита подводит Париса обратно к столу, где сидят Менелай и Елена, и подливает Елене в рюмку любовного зелья, то же самое дает выпить Парису.
Парис: Елена! (простирает к ней руки)

Елена: Парис! (бросается к нему в объятия)

Парис: Бежим! (Елена прихватывает кошелек Менелая и оба тихонько уходят)
Менелай неподвижно сидит с открытым ртом.
Гера: Мне кажется, тут кое у кого жену увели.

Афина: И денежки тю-тю. Менелай, послушай, может, отомстим им, а?

Менелай: (решительно) Я отомщу!

Афина и Гера: А мы поможем!

Менелай: Ко мне, греки! В бой, на Трою!
Греки, подталкиваемые Герой и Афиной, безуспешно пытаются догнать Париса и Елену, которых прикрывают Афродита и Аполлон. За столом остается один Зевс в глубокой задумчивости.
Зевс: Как хорошо сидели и вот, на тебе, заварили кашу. Эх-эх, бабоньки вы мои...
Картина первая
Лагерь греков. Военная музыка.
Агамемнон: Греки, в одну шеренгу становись!
Все греки кроме Одиссея и Ахилла занимают место в строю.
Агамемнон: (Одиссею) А тебе что, особое приглашение нужно?

Одиссей: (мычит нечленораздельно, изображая психа)

Агамемнон: Так. Вижу. Это – представитель интеллигенции. Годен к нестроевой. В штабе будешь службу нести. (Одиссей, довольно кривляясь, встает в строй)

Патрокл: Мужики, без Ахилла они нас передавят всех как крыс!

Агамемнон: Да. А кстати, где Ахилл?

Все: Да-да, где, где Ахилл?

Патрокл: Его маманя от армии отмазывает, дочкой Ликомеда нарядила.

Агамемнон: Так-так. Все к Ликомеду, на Скирос!
Остров Скирос. Ахилл в женской одежде водит хоровод в компании девушек.

Нежная музыка.
Патрокл: Во как девки пляшут!

Агамемнон: Слышь, Одиссей, ты тут у нас представитель интеллигенции, давай, типа, думай.

Одиссей: Сейчас узнаем, который тут Ахилл. (с хорошо поставленной интонацией продавца в электричке) Уважаемые девушки, вашему вниманию предлагаются щиты деревянные, облицованные полированной медью, инкрустированные драгоценными металлами, производства Греции. Мечи обоюдоострые, рукоятка из слоновой кости, производства Турции. Имеются стрелы в упаковках по 10 штук. Копье из ясеня с горы Пелион. Произведено артелью кентавров, уникальная работа, незаменимая вещь в боевых условиях. Кто заинтересовался, подходите, спрашивайте.

Ахилл: (грубо) Мечи почем?

Одиссей: Мечи по штуке баксов, стрелы по стольнику. (вспомнив свою роль) Все товары сертифицированы. Цена на продукцию аналогичного качества в два раза ниже заводской. Короче, Ахилл, давай с нами на войну – все бесплатно получишь.

Ахилл: На войну? Yesss! (срывая с себя женскую одежду) Эх мужики, пишите и меня в отряд.
Картина вторая
Лагерь греков под Троей. Троянцы наблюдают из-за стен.
Хрис:

Великий царь греков Агамемнон,

я – Хрис, жрец Аполлона.

Верни мне дочь, и удивит тебя приятно

мой выкуп.

Агамемнон: Знаешь что, жрец, вали от наших кораблей, а то я за ребят не отвечаю.

Хрис:

О, Аполлон-заступник! Внемли

мольбе усердного жреца,

и порази заразой нечестивцев.



Аполлон: (Никому невидимый Аполлон метит греков белой краской)

Мстящий бог коснулся тела:

тело – страшно заболело!

Боль и язва, стон и плач,

Тёмен взор, а лоб горяч.
Раздаются стоны больных.
Патрокл: Слышь, начальник, народ болеет.

Агамемнон: Скажи, чтоб дали ребятам похмелиться.

Патрокл: Да нет, тут просто чума как колбасит.

Агамемнон: Может, съели чего-нибудь не то?

Одиссей: Оракул говорит, что мы обидели представителя культа.

Патрокл: Слышь, начальник, есть мнение, что тебе придется вернуть попу его девку.

Агамемнон: Да ладно, пусть катится. У Ахилла же еще эта осталась, ну как ее, дочь Брисея.

Ахилл: Не совсем я понимаю, при чем здесь наша Брисеида.

Агамемнон: Была ваша, будет наша.

Ахилл: Тебе что, жить надоело? Да я тебя... (Бросается с мечом на Агамемнона)

Афина: Остынь, парень. Отдай ему девицу, мы с тобой еще награбим.
Пауза.
Ахилл: Вот что, вождь. Бери ее, только на меня теперь не рассчитывай. Давай дальше сам как знаешь. (уходит)
Картина третья

Олимп
Афина:

О, Зевс владыка, полон гнева Ахилл на греков и вождя их.

Неведома лукавым справедливость, одна лишь алчность

полнит их сердца.



Зевс:

Ужасен гнев великого героя.

Чего он просит?

Афина:

Наказанья гордым.

О, повели, чтоб светлый сонм богов

покинул греков в битве, чтоб теснили

троянцы их до самых кораблей,

чтобы пожаром омрачились воды.



Зевс:

Обиду смоет кровь, и горем заплатят греки дань.

Так возвести богам.

Афина:

О, Громовержец, вечен трон,

чье основанье – мудрость и закон.

(уходит)


Картина четвертая
Шатер Ахилла. Полулежа, он играет на гитаре. Патрокл наблюдает за сражением по телевизору, грызя семечки.

Ахилл: Ну что там, какой счет?

Патрокл: Похоже, турки выигрывают.

Ахилл: Ничего, ничего, это научит наших уважать самого результативного бомбардира чемпионата.

Патрокл: Смотри-ка, уже и корабль подожгли.

Ахилл: Что, наш? (встрепенувшись, откладывает гитару)

Патрокл: Не, Протесилая.

Ахилл: (снова ложится) А-а, я уж подумал наш.

Патрокл: Слушай, а дай я выйду на поле в твоей форме, а? А то перед зрителями даже как-то стыдно, они же болеют за команду. И вообще, сегодня главное – выход в четверть-финал, а личные амбиции надо оставить в стороне. А то придется раньше времени домой плыть.

Ахилл: Да без проблем. Меч, щит, доспехи, все бери. Копье только оставь. Тачку мою бери с Автомедонтом. Гони их отсюда, только Трою не трогай!

Патрокл: (облачаясь в оружие Ахилла) Эх, мужики, держитесь теперь!
Бравурная музыка. Патрокл встает в тачку, которую толкает Автомедонт, и греки теснят троянцев обратно к стенам Трои. Три раза Патрокл лезет на стену, но Аполлон его сбрасывает. Он лезет в четвертый раз.
Аполлон: Тебе Ахилл сказал – не лезть в Трою? Сказал. Так что давай отсюда. А то я тебя, сам знаешь... (угрожает пустить в него стрелу, Патрокл отходит) Гектор, советую тебе напасть на него в открытом поле, как думаешь?

Гектор: Хорошая мысль! (бросается на Патрокла, они бьются)
Аполлон, невидимый Патроклу, подкрадывается к нему сзади, и бьет его дубиной по голове. Шлем Патрокла падает на землю, и тут Гектор поражает его копьем.
Патрокл:

Дверь распахнута во мрак,

ни гулянок там, ни драк.

Вместо прытких нереид

скучный ждет меня Аид. (Умирает. Через некоторое время приподымает голову): А кстати, Гектор, тебя вообще-то скоро Ахилл замочит. (умирает окончательно)

Гектор: Это мы еще посмотрим, кто тут кого замочит.
Греки оттесняют троянцев к городским стенам, подымают тело Патрокла и относят его в свой лагерь.
Ахилл: Убит Патрокл. (замирает, пораженный горем) Ну, Гектор Приамыч, заказывай себе гроб!
Картина пятая
Зевс: (карабкаясь на вершину Олимпа)

Мой мир – театр. Греки и троянцы,

все вы здесь актеры. Боги и богини,

играйте, что есть силы в этой пьесе,

чье имя – битва. Я – лишь зритель.
Угрожающая музыка (напр. «Полет валькирий»). Все вооружаются, греки и троянцы вместе с помогающими им богами выступают вперед. Впереди Ахилл, он яростно сражается с троянцами. В него мечет копье Гектор, но Афина ловит его. Ахилл три раза бросает копье в Гектора, но Аполлон все три раза ловит его и бросает обратно.
Арес:

Афина – ты наглая муха!

Ты вечно свирепствуешь сердцем,

сейчас я копьем тебя стукну!

(бросает в нее копье, оно попадает в щит, не причиняя Афине вреда. Афина хватает здоровенный камень и бросает его в Ареса, он падает навзничь)

Афина: Ха!

А раньше не знал ты, дебильный,

что я в сорок раз тебя круче?

(Афродита уводит стонущего Ареса)



Гера: Эта бесстыжая тварь губителя смертных Ареса

с битвы дерзко уводит. Скорее преследуй!



Афина: Я тебя отучу чужие яблоки красть! (бьет Афродиту рукой в грудь, та падает)

Зевс: (с Олимпа) Эх, молодчина дочка, ну еще разик!

Посейдон: (Гоняется с трезубцем за Аполлоном)

Им строили, помнишь, мы стену?

Они нашу сперли зарплату,

в рабство продать обещали,

уши отрезать грозились!

Троя, великая Троя,

имя твое – вероломство!

Кому помогаешь, племянник?

Как шмякну тебя я трезубцем!

Артемида: (элегантно) Братец Аполлон, продемонстрируй этому жлобу, что такое ворошиловский стрелок!

Аполлон: Да связываться неохота.

Гера:

Бесстыдная псица, мне уже ныне

смеешь ты противостать!

А ну, дай сюда (хватает лук и стрелы Артемиды, бьет ее стрелами по ушам)



Еще вопросы есть? (Артемида с плачем убегает)
Стонущие и побитые, а также наглые и самодовольные боги постепенно возвращаются на Олимп. Все троянцы, кроме Гектора, прячутся в городе.
Зевс: Здорово! Лично мне очень понравилось. Надо нам почаще так разминаться, а то с нектара с амброзией при сидячем образе жизни и растолстеть недолго. Кстати, где у нас весы? (Ему дают весы с двумя чашечками) Дайте мне их жребии. (Жребий Гектора опускается вниз) Хочешь – не хочешь, а придется Гектора послать. В одно очень далекое место.
Ахилл гонится за Гектором, которому больше никто не помогает, вокруг стен Трои. Они обегают ее три раза, и снова становится перед главными воротами. Они бьются, у Гектора остается только меч против копья у Ахилла.
Гектор: Пожалей хоть родителей моих, Пелеич!

Ахилл: А ты Пакрокла пожалел, гнида ты троянская? (убивает его копьем, тот умирает, но через некоторое время приподымает голову)

Гектор: А кстати, Ахилл, тебя вообще-то скоро Парис замочит. (умирает окончательно)

Ахилл: Кто? Парис – меня? Да я его одной левой!

Одиссей: Троянцы Антилоха убили!

Ахилл: (в недоумении, обращаясь к зрителям) Как могут эти лохи убить Антилоха? Что-то у меня ум за разум заходит. Полезу-ка я в Трою.
Лезет на стену, где его ждет Аполлон.
Аполлон: Не лезь, Ахилл, не советую. Может, ты забыл, что у каждого человека есть своя ахиллесова пята?

Ахилл: Чего ты гонишь, гад? Интеллектом грузишь? Сейчас я тебя... (бросает копье в Аполлона, которое тот ловит. В это время Парис стреляет в Ахилла из лука, Аполлон берет эту стрелу и щекочет Ахиллу пятку.)

Ахилл: А-а-а! (хохочет как безумный) Щекотно. Так можно и со смеху помереть! (умирает)

Ахилл: Да, кстати, Парис, тебя вообще-то скоро Менелай замочит. (умирает окончательно)
Траурный марш.
Картина шестая
Менелай: Ребята, такими темпами мы их еще 10 лет осаждать будем. За это время Елена моя на пенсию выйти успеет. Надо что-то делать.

Агамемнон: Надо интеллигенцию позвать, пусть сообразит чего-нибудь. Одиссей, ты тут у нас представитель интеллигенции, давай, типа, думай.

Одиссей: Я предлагаю сделать искусственную лошадь.

Автомедонт: А это зачем? У нас лошадей сколько хочешь.

Одиссей: Сделаем большую-пребольшую и очень красивую лошадь, и все залезем к ней в брюхо. Мэр Трои, я слыхал, скульптуру уважает, вот и притащат ее на их главную площадь. А ночью мы как выскочим, как выпрыгнем...

Агамемнон: Слыхали, что сказал народный академик? Все строим лошадь.
Появляется лошадь, в которой спрятались греки. Лагерь их опустел.

Из Трои осторожно выходят Парис и прочие троянцы. С ними выходит Лаокоон.
Лаокоон:

Сделан искусно сей конь, и вид его чуден и странен!

Тонкой змеею сердце жалит мне страх:

Полон предчувствием мрачным, я прозреваю, как Трое

гибель готовит дивный сей истукан.

Парис: (оглядываясь вокруг) Греки, кажется, уплыли, так что объявляю нашу победу. Ой, смотрите, какая хорошая статуя! Красивая, а главное о-о-очень большая. Эх, папаня страшно обрадуется, если ее у нас где-нибудь в центре поставить.

Лаокоон: Ты уже Елену к нам приволок, спасибо, а теперь эту бандуру тащить?

Парис: Елена пробуждает в наших согражданах чувство прекрасного, а теперь и лошадь будет пробуждать.

Лаокоон: Давай ее лучше в море утопим. (Парис делает угрожающий жест) Нет-нет, что ты, что ты, это я лошадь имел в виду. Ну не хочешь, давай здесь ее оставим, устроим мемориальный музей под отрытым небом (в это время к нему со спины подползает огромный змей).

А-а-а, уберите эту гадость, терпеть не могу пресмыкающихся. (Змея кусает его, он умирает.)



Змей: Вот, граждане, так бывает с теми, кто не разделяет любовь нашей мэрии к городской скульптуре. А теперь, все вместе тащим лошадь в город.
Коня тащат в Трою.
Эпилог
Троя
Зевс: (с Олимпа)

Герои почти все уже погибли, и спектакль наш

пора кончать. Воззрим, бессмертные,

на гибель Трои, а после пригласим актеров на наш пир.



Гера: Но прежде мужа и жену вернем друг другу.
Греки вылезают из коня, начинается резня. Менелай закалывает Париса.
Менелай: Елена! (простирает к ней руки)

Елена: Менелай! (бросается к нему в объятия)
Менелай достает из кармана Париса свой кошелек, и оба тихо уходят. Все боги и герои садятся обратно за пиршественный стол. Звучит та же веселая музыка, что и в начале.

КОНЕЦ

Достарыңызбен бөлісу:




©dereksiz.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет