Омонимия и многозначность как инструмент языковой игры (на материале русского и английского языков) 10. 02. 20 сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание



Дата22.06.2016
өлшемі294.12 Kb.
#153193
түріАвтореферат


На правах рукописи

СЕРЕДА Полина Витальевна
Омонимия и многозначность как инструмент языковой игры

(на материале русского и английского языков)

10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое

и сопоставительное языкознание


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Волгоград – 2013

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Кубанский государственный технологический университет».



Научный руководитель –

доктор филологических наук, профессор Воркачев Сергей Григорьевич.


Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор Желтухина Марина Ростиславовна (Волгоградский государственный социально-педагогический университет, кафедра английской филологии);
кандидат филологических наук, доцент Листунова Елена Ивановна (Волжский гуманитарный институт, филиал Волгоградского государственного университета, кафедра лингвистики).


Ведущая организация –

Поволжская государственная социально-гуманитарная академия.


Защита состоится 23 мая 2013 г. в 12 час. на заседании диссертационного совета Д 212.027.01 в Волгоградском государственном социально-педагогическом университете (400066, г. Волгоград, пр. им. В. И. Ленина, 27).
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Волгоградского государственного социально-педагогического университета.
Текст автореферата размещен на официальном сайте Волгоградского государственного социально-педагогического университета: http://www.vspu.ru 18 апреля 2013 г.
Автореферат разослан 18 апреля 2013 г.

Учёный секретарь диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент Н. Н. Остринская

Общая характеристика работы
Диссертационное исследование посвящено изучению лингвистического аспекта комического, создаваемого с помощью речевой многозначности и омонимии в русском и английском языках, а также исследованию иллокутивного потенциала комического в различных дискурсах.

Актуальность данной работы объясняется необходимостью сопоставительного анализа применения речевой многозначности и омонимии в английском и русском языках для создания комического эффекта, а также необходимостью изучения различных видов дискурса с точки зрения использования в них языковой игры.

Речевая многозначность заключается в несоответствии или столкновении смыслов, одновременно присутствующих в одном речевом выражении, создающем комический эффект. Ядром комического эффекта является точка бисоциации, которая представляет собой особого рода языковые единицы, многозначность, омонимия и функциональный синкретизм которых допускают два различных варианта толкования смысла. Именно такая языковая игра несет в себе широкий иллокутивный потенциал, которым пользуются носители русского и английского языков.



Степень разработанности проблемы. Языковая игра в последние годы рассматривается в контексте российской и американской рекламы (Амири 2007, Коршунова 2007, Лазовская 2007), средств массовой коммуникации (Ибрагимова 2010, Куранова 2008), художественных произведений (Ваганова 2009, Сопова 2007, Устинова 2004) педагогики (Обухова 2007, Тимофеева 2006), политического дискурса (Желтухина 2000) и др. Это свидетельствует о растущей значимости данного феномена в современном коммуникативном пространстве и о малоизученности его потенциала во всех социокультурных областях русского и английского языков.

Объектом исследования является феномен языковой игры и ее иллокутивный потенциал, а предметом выступает речевая многозначность и омонимия в качестве лингвистической стороны комического в русском и английском языках.

Гипотеза исследования заключается в том, что языковая игра в английском и русском языках может создаваться на всех языковых уровнях. Различия обусловлены спецификой грамматической и лексической систем обоих языков; применение комического в контексте различных дискурсов может быть обусловлено различными коммуникативными намерениями. Функционирование комического в различных типах дискурса зависит от корреляции функций самого дискурса, функций комического и языковой игры.

Цель работы заключается в выявлении, классификации и сопоставительном анализе способов создания языковой игры с помощью речевой многозначности и омонимии, а также в выявлении функций комического в различных видах дискурса и определении его лингвокультурологических особенностей в русском и английском языках.

В соответствии с поставленной целью выдвигаются следующие задачи:

1) определить природу и основные характеристики юмористического дискурса и роли комического в контексте других типов дискурса;

2) охарактеризовать речевую многозначность и омонимию в аспекте языковой игры в русском и английском языках;

3) выявить и описать прагматический потенциал омонимии и речевой многозначности с учетом функции комического в различных дискурсах;

5) установить лингвокультурологическую специфику комического потенциала речевой многозначности и омонимии в английском и русском языках.



Цель и задачи настоящей работы определили выбор следующих методов и приемов анализа: описательный, сопоставительный, гипотетико-дедуктивный, индуктивный метод, а также дискурсивный анализ, дефиниционный анализ, компонентный анализ, прием обобщения и интерпретации полученных данных.

Материалом для исследования послужили периодические издания 2000-х годов «Известия», «АиФ», «Коммерсантъ», «Московский комсомолец», «Российская газета», «Красноярский комсомолец», «Metro», «The Guardian», «The Sun», «The Mirror», «The Times»; «The Post»; названия документальных видео передач и видео циклов на телеканале «НТВ»; рекламные тексты и слоганы; надписи на стенах домов и наклейки на машинах; художественные произведения; юмористические рассказы, сказки, загадки, высказывания и анекдоты; тексты политических выступлений; политические лозунги; надписи на агитационных плакатах и листовках; комментарии в блогах и др. В процессе исследования было отобрано около 500 примеров речевой многозначности и омонимии на английском языке и более 500 примеров на русском языке.

Теоретико-методологическую базу работы составили результаты исследований отечественных и зарубежных лингвистов в области теории дискурса и дискурс-анализа (Т. ван Дейк, В. З. Демьянков, В. И. Карасик, М. Л. Макаров, Ю. С. Степанов, Е. И. Шейгал, N. Fairclough, M. Jorgensen, L. Phillips, R. Wodak), комического и юмора (С. Г. Воркачев, А. В. Дмитриев, М. Р. Желтухина, М. А. Кулинич, А. А. Проскурина, Л. Муниз, A. Koestler, V. Raskin), речевых жанров комического (А. Ф. Белоусов, Г. Г. Слышкин, А. Д. Шмелев, Е. Я. Шмелева, Ю. В. Щурина), средств и способов создания языковой игры (Т. А. Гридина, Д. Кристал, К. Ч. Кусаль, Ф. А. Литвин, С. К. Лохова, В. З. Санников, Н. В. Якименко, A. P. Cowie), лингвокультурных особенностей юмора (Ю. Б. Кузьменкова, A. A. Brill, A. P. Duden, R. Jarski, H. L. Mencken, G. J. Nathan).

Научная новизна диссертационной работы состоит в том, что впервые производится исследование речевой многозначности и омонимии как инструмента языковой игры на всех языковых уровнях на материале русского и английского языков, а также выявляются лингвокультурологические особенности комического в русском и английском языках.

Теоретическое значение исследования состоит в дальнейшем развитии теории речевого воздействия языка и методики описания средств создания языковой игры, в уточнении прагмалингвистических особенностей воздействия на адресата с помощью комической двусмысленности высказывания и выявлении лингвокультурных доминант поведения, присущих англоязычному и русскоязычному сообществам применительно к разным типам дискурса.

Практическая значимость диссертации заключается в том, что результаты исследования могут найти применение в курсах лексикологии, стилистики, практической грамматики современного русского и английского языков, теории и практики перевода, межкультурной коммуникации, в спецкурсах по прагмалингвистике и лингвокультурологии.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Игровой потенциал многозначности и омонимии обусловлен в структурном плане – строевыми особенностями языка, допускающими возможность формальной двусмысленности единиц, в семантическом плане - несоответствиями предметно понятийного характера между сопоставляемыми явлениями, в прагматическом плане – расхождениями между нормативно-оценочной установкой и ситуативной конкретизацией события.

2. В русском и английском языках комическая двусмысленность специфически обыгрывается при использовании следующих средств:

а) графики (в английском языке их процент немного выше, что обусловлено более активным обыгрыванием примеров визуального сходства графического облика буквы с каким-либо предметом или фигурой, а также графической образностью на уровне текста),

б) каламбуров, построенных на различных типах омонимии (омонимы, омофоны, омоформы, омонимия слова и словосочетания или двух словосочетаний, случайное сходство исконных и заимствованных слов); процентная доля таких шуток приблизительно одинакова в обоих языках,

в) морфологических совпадений (в английском языке таких случаев больше благодаря конверсии, в русском языке встречаются примеры создания игры слов с помощью расширения парадигмы, т.е. созвучия образованной от слова той или иной грамматической категории, этому слову не свойственной),

г) случаев многозначности слов и буквализации фразеологизмов и сверхфразовых единств (в английском языке таких примеров больше, так как ему свойственно обыгрывание глагольно-постпозитивных фразеологических единиц и сложных прилагательных, выдвигающих на передний план только одно из качеств типичного образа конкретного предмета),

д) случаев синтаксически обусловленной языковой игры (в русском языке таких примеров значительно больше, чем в английском ввиду относительно свободного порядка слов в русском и фиксированного порядка слов в английском предложении).

3. Комическая двусмысленность в русском и английском коммуникативном поведении обнаруживает дискурсивную специфику, которая заключается преимущественно в следующем:

а) в англоязычном юморе больше внимания уделяется устному неподготовленному дискурсу, а комическое высказывание формируется порционно, по мере того как коммуникант осознает, что уже сказано, что надо сказать дальше, и как удачно озвучить шутку в ходе общения, в русском юморе установка на комическое общение обычно определяется заранее;

б) в русском политическом дискурсе комическое преимущественно выполняет дискредитирующую и социально-критическую функции, что объясняется антипатией к этикетному, формальному общению, а также несдержанностью в проявлении эмоций, в англоязычном политическом дискурсе значима гармонизирующая функция комического в силу традиционных канонов уровнем вежливости и этикетности общения;

в) в англоязычном рекламном дискурсе языковая игра выполняет как аттрактивную, так и гармонизирующую функции, в русскоязычном соответствующем дискурсе – преимущественно аттрактивную функцию;

г) в англоязычном дискурсе средств массовой информации преобладает людическая функция, предназначенная для того, чтобы доставить читателям удовольствие, в русской лингвокультуре более значимо использование комического для критической оценки событий и фактов.

Апробация работы осуществлялась на научных семинарах «Проблемы лингвоконцептологии» (Краснодар, КубГТУ и Волгоград, ВГПУ); на заседаниях кафедры научно-технического перевода (Краснодар, КубГТУ); на заседаниях научно-исследовательской лаборатории «Аксиологическая лингвистика» в Волгоградском государственном социально-педагогическом университете, Всероссийских научно-практических конференциях Кубанского государственного технологического университета «Инновационные процессы в высшей школе (Краснодар, КубГТУ 2009-2012); научной конференции студентов и молодых ученых ВУЗов Южного федерального округа (Краснодар, КГУФКСТ, 2010); международной научно-практической конференции «Модернизация современного общества: проблемы, пути развития и перспективы» (Ставрополь, 2011); международной научной конференции «Научный потенциал XXI века» (Ставрополь, 2011); Международной научной конференции «Восточнославянские языки в историческом и культурном контекстах: новые парадигмы и новые решения в когнитивной лингвистике» (Киев, 2012).

Основные положения диссертации отражены в 10 опубликованных работах общим объемом 5,9 п. л., в том числе 3 в журналах, включенных в список ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации.



Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
В первой главе «Комическое в семантике дискурса: основные теоретические положения» определяются ключевые понятия исследования, обсуждается проблема интерпретации понятия «дискурс» отечественными и зарубежными лингвистами; рассматривается понятие комического, юмора и юмористического дискурса; исследуются речевая многозначность и омонимия как лингвистический аспект комического; изучается проблема иллокутивности языковой игры.

В первом разделе главы обсуждается понимание дискурса как сложного коммуникативного явления, для понимания которого необходим учет социального контекста, дающего представление как об участниках коммуникации, так и о процессах производства и восприятия сообщения.

Во втором разделе рассмотрена проблема комического. Каждая из теорий комического, хотя и не может быть принята полностью, описывает его отдельную сторону, и вкупе все они создают достаточно четкое понимание сущности комического. Под комическим в работе понимается категория лингвистической прагматики, обладающая социально-критической направленностью, имеющая в своей основе биопсихические, лингвокультурные, лингвистические и философско-эстетические аспекты. Комическое основано на несовпадении реально воспринятой информации с объективным прогнозом этой информации, построенным человеком.

Исследуемый в работе корпус материала рассматривался как юмористический дискурс, а также как юмор в контексте различных типов дискурса. Среди основных областей применения комического в английском и русском языках выделены: политический дискурс (тексты политических выступлений, политические лозунги), дискурс СМИ (тексты статей, заголовки, названия телепередач), рекламный дискурс (рекламные тексты, слоганы), юмористический дискурс (юмористические рассказы, сказки, загадки, высказывания и анекдоты).

Комическое заложено в специфических характеристиках политического дискурса ввиду его социальной ориентации, наличия в нем диалогических жанров, а также ввиду оценочности политической коммуникации, которая, как правило, носит негативный и критических характер, выражающийся в сарказме, иронии и т. п. (Желтухина, 2000). Юмор вскрывает противоречия и двойные стандарты в политике, демонстрирует абсурдность ситуации. Несогласие с политической обстановкой, выраженное в юмористической форме, позволяет снять напряжение и почувствовать превосходство над ситуацией или поведением политиков.

Использование языковой игры в рекламном тексте или слогане способствует реализации основных функций рекламы: аттрактивной, эстетической, эмотивной, а также волюнтативной функции (Колосова, 2010). Игра слов также способствует компрессии смысла, что служит созданию коммуникативно-прагматического напряжения в рекламном тексте.

Комическое активно используется в дискурсе СМИ, а именно в заголовках статей печатной прессы и названиях телевизионных документальных программ или авторских телерепортажей. Заголовок или название телепередачи не только отражает содержание, но и выражает основное прагматическое отношение автора к этому содержанию. В таких случаях также необходим особый акцент на название для осуществления аттрактивной функции.

Комическое в бытовом общении может реализоваться по-разному: как вид творчества (анекдоты, загадки, сказки, пословицы, поговорки, нравоучительные побасенки, афоризмы) и продукт человеческой жизнедеятельности (устный бытовой комический дискурс, т. е. шутки) (Войткова, 2011).

Функционирование комического в различных типах дискурса зависит от корреляции функций самого дискурса, функций комического и языковой игры. Зачастую несколько функций могут использоваться синкретично в одном контексте. Среди основных социокультурных функций комического выделены: 1) аттрактивная – привлечение внимания собеседника или аудитории к передаваемой видео-вербальной информации; 2) людическая (или эстетическая) – стремление развлечь или развлечься; 3) социально-критическая – вскрытие противоречий в целостной системе социальной деятельности; 4) дискредитирующая (обличительная, уничижительная) – разрушение отживших ценностей или понижение оценки чего-либо; 5) волюнтативная – призыв или побуждение к чему-либо; 6) гармонизирующая – освобождение внутренней энергии, снятие напряжения, гармонизация отношений; 7) информативная – объективное сообщение событий или фактов.

Иллокутивный потенциал языковой игры понимается как намерение говорящего привести слушающего в какое-либо ментальное состояние за счет производимого комического эффекта. Иллокутивная сила рассматривается как степень убедительности и успешности оказанного воздействия. Действия коммуниканта направлены на то, чтобы изменить настроение адресанта к чему-либо. Здесь могут быть заложены вполне очевидные намерения, когда адресат пытается разрядить обстановку, сократить дистанцию, создать определенное впечатление или уйти от серьезного разговора. Иногда же встречаются и более глубокие интенции как желание участников коммуникации продемонстрировать превосходство над ситуацией, исказить образ объекта в процессе обозначения действительности, уклониться от полноты представления информации.

Наиболее распространенные средства создания языковой игры – речевая многозначность и омонимия. Речевая многозначность – это преднамеренная реализация способности слова, конструкции и выражения иметь различные смыслы в высказывании (Ф.А. Литвин). Данное понятие рассматривается как синоним термина «неоднозначность». Под омонимией понимается звуковое совпадение двух или более разных языковых единиц. Различие многозначности и омонимии фиксируется в толковых словарях: значения многозначного слова отражены в одной словарной статье, а омонимы – в разных. Двусмысленность, или неясность выражения, допускающая два различных истолкования, носит название амфиболия. В зависимости от обыгрываемых лексических единиц, амфиболия бывает интонационной, существительной или глагольной.

Вторая глава «Речевая многозначность и омонимия как средство создания языковой игры в русском и английском языках» посвящена описанию графических, фонетических, фонологических, морфологических и лексических средств создания двусмысленности.

Графический юмор в русском языке представлен в виде игры с графическими средствами языка (обыгрыванием аббревиатур, омографов, а также графической контаминацией): Почему не всем чктилам памятники поставили? (комментарий в блоге А.Филатова, 18.01.11); ЖЭК – Потрошитель; ГОРБАЧЕВ – Готов Осуществить Решения Брежнева, Андропова, Черненко, Если Выживу; «Fishка» (название рыбного ресторана, г. Краснодар), Mersi Баку (название ресторана, предлагающего кавказскую и французскую кухню, г. Краснодар). В английском языке амфиболия вербализуется за счет ремотивации аббревиатур и акронимов (DHLdeliver halfway lost), обыгрывания визуального сходства графического облика буквы с каким-либо предметом или фигурой (Yorkshire 232 all outHutton ill, Im sorryHutton 111 (John Snagge). Также найдены примеры графической образности на уровне текста, то есть конвергенции игры слов и фигурного стиха.

Фонологический юмор обоих языков представлен обыгрыванием омофонов, отклонением от принятого произношения звуков путем прибавления, опущения, замены или переноса гласных и согласных, а также неправильным произношением или искажении произношения некоторых фраз: Лягушка, а где здесь пруд? А где поймают там и прут; A woman goes into a hairdressers in Newcastle and says, “Can I have a perm, please?” And the hairdresser goes, “I wandered lonely as a cloud…” В первом случае обыгрывается нейтрализация звонких и глухих согласных в финальной позиции, во втором – контаминация произношения слов perm и poem.

Морфологический юмор русского языка связан с обыгрыванием грамматики без поддержки лексики, а также омоформией: Какой полуостров всегда жалуется на свою величину? – Ямал; На вопрос о судьбе Курил Путин ответил, что его эта проблема не касается, так как сам он ни разу в жизни не курил. Сюда же относятся шутки, созданные с помощью расширения парадигмы, то есть на созвучии образованной от слова той или иной грамматической категории (падеж, степень сравнения), этому слову не свойственные: «Жена ушла», – подумал Штирлиц, – «Но я ещё ушлее!». К морфологическим средствам создания комического в английском языке относятся двоякое осмысление морфем на стыках слов (There was a man who entered a local paper's pun contest. He sent in ten different puns, in the hope that at least one of the puns would win. Unfortunately, no pun in ten did), омонимия морфологических форм, или омоформия (I think it will be a clash between the political will and the administrative won’t). В английском языке встречается транспозиция – обыгрывание употребления форм слов разных частей речи в необычных для них грамматических значениях и необычной предметной отнесенностью (What’s the chicken like? – It doesn’t like anything. It is dead (Spike Milligan).

Абсолютные омонимы, полные омонимы, или лексические омонимы довольно обширно представлены как в русском, так и в английском языке (обыгрываются омонимия знаменательных слов, омонимия имени собственного и нарицательного, омонимия имени собственного и междометия): Когда в семье боксера В. Кличко появился ребенок, девочке по желанию отца было дано имя Груша; Ни хрена себевсе налоговой инспекции; Every Prime Minister needs a Willie (Margaret Thatcher); Roman Catholic women must keep taking The Tablet (Irin Thomas); If a judge loves the sound of his own voice, expect a long sentence. Встречается также омонимия названия букв и имен нарицательных Iis the most popular letter in the alphabet (Oliver Herford), А и Б сидели на трубе, А упало, Б пропало, что осталось на трубе.

Лексический юмор представлен каламбурами, основанными на многозначных словах (полисемии). Обыгрываются прямые и переносные значения (Стас Михайлов начал работу над новым альбомом, старый он уже раскрасил; This scarlet woman. Was she scarlet all over, or was it just her face was red? (P.G. Wodenhouse), предметно-логические значения (Работает в нашей стране хоть какой-нибудь закон? – А как же!? Закон всемирного тяготения; God must hate the common people, because he made them so common (Phillip Willie), лексика ограниченной сферы употребления: термины, жаргонизмы, табуизмы (Экскурсия по сумасшедшему дому: – А здесь у нас филологи. – А почему половина народу на шторах висит? – Так они редуцированные. – А почему другая половина на полу лежит? – А они в слабой позиции; It was Einstein who made the real trouble. He announced in 1905 that there was no such thing as absolute rest. After that there was never (Stephen Leacock).

Значительная часть русского юмористического дискурса представлена в виде игры слов, построенной на буквализации, или лексикализации, фразеологизмов: Родился в сорочке и ни разу с тех пор не менял ее (Э. Кроткий). В англоязычном юморе помимо буквализации фразеологических единиц (I always say, keep a diary and some day itll keep you (Mae West), She tells enough white lies to ice a wedding cake (Margot Asquith) встречается обыгрывание сложных прилагательных (Im tired of all this nonsense about beauty being only skin-deep. That’s deep enough. What do you want – an adorable pancreas? (Jean Kerr), а также лексикализация глагольно-постпозитивных фразеологических единиц, или фразовых глаголов (Correspondences are like smallclothes before the invention of suspenders; it is impossible to keep them up (Revd Sydney Smith).

Синтаксис русского языка имеет больше возможностей для обыгрывания: синтаксические омофоны с актуальными лексическими оппозициями, синтаксические омографы с актуальными морфологическими оппозициями, собственно синтаксические омофоны, которые представлены в виде группы омофонических моделей в зависимости от маркированности грамматико-семантических связей с помощью пунктуации (Во время ремонта парикмахерской укладка женщин будет производится в мужском зале; Познакомлюсь с непьющим от 180 см мужчиной...; Конфеты для детей, которые у меня в кармане пальто). Синтаксический юмор английского языка представлен синтаксической омонимией (Lets get out of these wet clothes and into a dry Martini (Mae West), синтаксическими омофонами с актуальными лексическими оппозициями (My mother made me a homosexual. – If I send her the wool will she make me one?), обыгрыванием маркировки различных грамматико-семантических связей между членами предложения с помощью пунктуации (Woman, without her man, is nothing. Woman: without her, man is nothing; After Simon Raven had broken with his wife she telegraphed: “Wife and baby starving.” Simon is supposed to have wired back: “Eat baby(Frances Partridge).

Как показывает статистическая выкладка, речевая многозначность и омонимия, как инструмент языковой игры, одинаково активно используются как в русском, так и в английском языках. Соотношение языковых механизмов создания языковой игры в русском и английском языках показано в таблице 1.

Таблица 1

Соотношение средств создания языковой игры в русском и английском языках (%)



Средства создания ЯИ

Количество контекстов в русском языке

Количество контекстов в английском языке

Графические средства

15

18

Фонетические средства

26

28

Морфологические средства

8

11

Лексические средства

30

35

Синтаксические средства

21

8



100

100

В обоих языках активно используются графические средства, однако в английском языке процент немного выше, что обусловлено более активным обыгрыванием примеров визуального сходства графического облика буквы с каким-либо предметом или фигурой, а также графической образностью на уровне текста.

Юмористический дискурс обоих языков содержит каламбурные обороты, построенные на созвучии слов. Процентная доля таких шуток приблизительно одинакова в обоих языках.

Морфологические средства создания комического эффекта, напротив, занимают одинаково небольшую долю из всех используемых языковых средств. Это объясняется тем, что большая часть морфологического выражения юмора все же относится к юмору фонетическому, то есть к омоформии. В английском языке эта цифра выше, так как здесь присутствует транспозиция, то есть обыгрывание употребления форм слов разных частей речи в необычных для них грамматических значениях и необычной предметной отнесенностью. В то же время, только в русском языке встречаются примеры создания игры слов с помощью расширения парадигмы.

Самая большая часть языковых приемов создания комического представлена лексическим выражением юмором. В эту категорию входит обыгрывание не только многозначных слов, но и буквализация фразеологизмов и сверхфразовых единств.

Количество контекстов с обыгрыванием синтаксиса представлено в русском и английском языках уже другим процентным соотношением, в русском языке примеров намного больше. Ограниченность возможностей обыгрывания синтаксиса объясняется компактностью английского предложения в области синтаксиса, а также первостепенностью значения твёрдого порядка слов в английском предложении.

Третья глава «Функционирование комического в русском и английском языках» посвящена выявлению функций комического в различных дискурсах: политический дискурс, дискурс СМИ, юмористический дискурс, рекламный дискурс.

Наиболее ярким представителем юмористического дискурса в русском языке является анекдот, он комментирует разные события в жизни общества и относится не только к смеховой культуре в целом, а еще к конкретной национальной ее разновидности – смеховой российской культуре. Комическое в данном типе дискурса выполняет преимущественно людическую функцию (Что нужно чтобы рыба хорошо подрумянилась? Рассказать ей неприличный анекдот). Выделены также функции социально-критическая (В Госплане категорически запрещено плевать в потолок. Почему? Потому что оттуда взят первый пятилетний план) и дискредитирующая (Перерыв в заседании государственной думы. Подходит Карелин к Кириенко: «Серега, ты с утра в тренажерном зале качался?» Кириенко испуганным голосом: «Я». – «А почему качели за собой не убрал?»), которые ярко выражены в политическом анекдоте.

В английском юмористическом дискурсе преобладает шутка. В ней комическое чаще всего выполняет людическую функцию: May the benevolence of the God Shevou bring blessing on your home. – And on yours. – And may his wisdom bring success in all your undertakings. – And in yours. – And may his radiance light up your life. – And up yours. (Kenneth Williams and Sid James). Дискредитирующую и социально-критическую функцию комическое выполняет в политическом анекдоте: The problem with a Hillary Clinton run Social Security trust fund is that there would soon be a lack of trust and a lack of funds; In order to meet the conditions for joining the Single European currency, all citizens of the United Kingdom of Great Britain and Northern Ireland must be made aware that the phrase "Spending a penny" is not to be used after 31st December 2001. From this date, the correct terminology will be: "Euronating". Thank you for your attention.

Юмористический дискурс также представлен в обоих языках загадками, пословицами, поговорками, нравоучительными побасенками и афоризмами: What do you get when heavy thunderstorms get on a diet? – Lite rain; Кощеи бессмертны, пока Иванушкидурачки (Г. Малкин).

Языковая игра являются ярким примером повышения эффективности публичного речевого воздействия в политическом дискурсе. В политической коммуникации комическое служит не для передачи информации или создания ситуации смехового общения, а для убеждения избирателей, осуществления социального контроля, манипулирования политическим сознанием масс. В русском политическом дискурсе комическое более агрессивно, так как преимущественно выполняет дискредитирующую (Кепка невидимка для тех, кто боится теледебатов (листовка во время выборов мэра г. Москва в 2003 году) и социально-критическую функции (Все красивые слова про неприемлемость давления на суд со стороны «иных должностных лиц», разумеется, оказались словами (Г. Каспаров). В английском языке отмечается высокий процент гармонизирующей функции комического (Disraeli was asked on what, offering himself for Marylebone, he intended to stand: “On my feet” (Benjamin Disraeli). Встречаются также социально-критическая функция (The prime minister tells us she has given the French President a piece of her mind, not a gift I would receive with alacrity (Denis Healey), волюнтативная функция (Let's go with Labour (Harold Wilsion) и дискредитирующая функция (Labour isn’t working (Margaret Thatcher).

Дискурс российских СМИ содержит большой объем примеров применения языковой игры, где комическое реализует аттрактивную (Лидера Косово возьмут за органы. Сегодня в Париже на заседании комитета Советы Европы по юридическим вопросам и правам человека будет заслушан доклад «Нечеловеческое обращение и незаконная торговля органами в Косово» (Известия, № 236, 2010), социально-критическую (Золотая семечка. Растительное масло может подорожать на 10-20%. (Известия, № 231, 2010) и информативную (Наше собачье дело. Артисты стали на защиту бездомных животных. (АиФ, № 9, 2011) функции. Описывая злободневные проблемы, затрагивающие значительную часть общественных интересов, языковая игра помогает журналистам заложить критическую оценку происходящего в стране и обществе.

Комическое в британских и американских СМИ имеет свои лингвокультурные особенности: здесь доля юмора выше, и комическое нередко выполняет людическую функцию (Witch Halloween Costume Is For You?). Помимо этого отмечены аттрактивная функция (Kiss your asteroid goodbye. Meteor misses earth), информативная функция (Silent blight: On the incidence of sore throats among teachers), дискредитирующая функция (Pilots were too tired to land plane. Pilots flying a holiday jet declared an emergency because they were too exhausted to land the plane, it emerged) и социально-критическая функция (Burning questions on tunnel safety unanswered : About the possibility of fires in the Channel tunnel)

Языковая игра является одной из креативистских технологий создания рекламного текста, сочетающая стремление рекламистов к новизне в содержании и форме подачи информации. Это средство мощного воздействия на сознание потребителя, помогающее манипулировать сознанием адресата в процессе персуазивной коммуникации. Комическое в российской рекламе преимущественно выполняет аттрактивную («Огонька» не найдётся?» – спрашивайте каждую неделю во всех киосках страны. («Огонек», журнал. Реклама на территории РФ, 2011), волюнтативную (Лучше зажигайте в клубе, чем в лесу. (01. Пожарная служба Перми, 2009) и гармонизирующую функции (Самая честная Власть. Всё в нашей Власти («Власть», еженедельный журнал. Рекламные слоганы в России, 2008). Комическое в англоязычном рекламном дискурсе также выполняет аттрактивную функцию (New York is big, but this is Biggar (рекламный слоган г. «Biggar» в провинции Саскачеван, Канада), волюнтативную функцию (Bring out the Hellman’s Mayonnaise and bring out the best (реклама продукта «Hellman’s Mayonnaise») и гармонизирующую функцию (We do chicken right (реклама сети ресторанов «Kentucky Fried Chicken»).

В таблице 2 показано соотношение базовых функций комического в различных типах дискурса английского и русского языков.
Таблица 2

Соотношение базовых функций комического в английском и русском языке (%)



Функции комического

Типы дискурсов

Русский язык

Английский язык

ЮД

ПД

РД

СМИ



ЮД

ПД

РД

СМИ



Людическая функция

23,2

-

-

-

23,2

20,3

-

-

9,3

29,6

Аттрактивная функция

-

-

9,8

7,2

17

-

-

6,2

11

17,2

Социально-критическая функция

17,5

9,5

-

6

33

7,8

2,1

-

6,2

16,1

Дискредитирующая функция

6,2

4,8

-

0,8

11,8

6,2

3

-

4,7

14

Волюнтативная функция

-

2,1

2,9

-

5

-

1,5

3

-

4,5

Гармонизирующая функция

-

3,7

1,9

-

5,6


-

6,1

7,3

-

13,4

Информативная функция

-

-

0,4

4

4,4

-

-

0,5

4,7

5,2



46,9

20,1

15

18

100

34,3

12,8

17

35,9

100

Комическое как в русском, так и в английском языке имеет специфическое национальное содержание. Комическое в русском языке чаще проявляется в виде юмористического дискурса, ведь юмор в русском языке непосредственно связан с особенностями русскоязычного общения, которое немыслимо без таких составляющих, как интуиция и тактичность, учтивость и участливость, спонтанность выражения эмоций и неподдельный интерес. У россиян присутствует гипертрофированная потребность в юморе, именно в русском языке анекдотов намного больше, чем в английском.

В английском языке юмористический дискурс не так обширен, как в русском. В англоязычном общении больше внимания уделяется устному неподготовленному юмору, а комическое высказывание формируется намного сложнее, порционно, по мере того как коммуникант осознает, что уже сказано, что надо сказать дальше, и как удачно озвучить шутку в ходе общения.

Говоря о том, как англичане любят играть с языком, нельзя не описать склонность англичан шутить на тему смерти. Таким образом, в коллекции юмористического материала можно найти эпитафии, которые некоторые авторы писали даже для самих себя: He finally met his deadline (Douglas Adams, GBW, p. 332). Также отметим, что в английском юморе нередко предметом шутки становится религиозная и библейская тональность, что не так позволительно в нашей стране: May the benevolence of the God Shevou bring blessing on your home. – And on yours. – And may his wisdom bring success in all your undertakings. – And in yours. – And may his radiance light up your life. – And up yours. (Kenneth Williams and Sid James, «Carry on up the Khyber», ODHQ, p. 263).

В русском юмористическом дискурсе доля социально-критической функции значительно выше. Юмор помогает россиянам облегчить восприятие жестокой действительности, выразить накопившееся недовольство условиями жизни в стране.

В политическом дискурсе сопоставляемых лингвокультур комическое помогает убеждать избирателей, осуществлять социальный контроль, манипулировать политическим сознанием масс. В русском политическом дискурсе комическое более агрессивно, так как преимущественно выполняет дискредитирующую и социально-критическую функции. Это несложно объяснить: в русском коммуникативном поведении ярко выражена нелюбовь к этикетному формальному, общению, а также несдержанность в проявлении эмоций. Британские и американские политики характеризуются более высоким уровнем вежливости и этикетности общения, поэтому здесь отмечается высокий процент гармонизирующей функции комического.

Рекламный дискурс в английском языке представлен намного объемней, чем в русском. Американская и британская реклама в отличие от российской имеет более длительную историю существования и развития. В отличие от русского языка, где языковая игра причисляется к относительно молодой креативистской технологии, в англоязычной среде применение комического намного более развито, как и развита сама индустрия в целом.

Большая часть комического в английском языке представлена в дискурсе СМИ. Ведущие издания США (такие как «Newsweek» или «Times») являются изданиями международными и их успешная работа невозможна без высокой подготовки и мастерства сотрудников, что и проявляется в таком тонком умении, как игра словами в газетном заголовке. Для американцев крайне важно, не только подробное освещение внутренней политики и экономических проблем, но и информационно-пропагандистское обеспечение международной деятельности, которое является одним из основных инструментов реализации внешнеполитических интересов страны. Великобритания же в настоящее время продолжает занимать одно из ведущих мест в мире по насыщенности прессой, а конкуренция толкает журналистов на всевозможные творческие хитрости, которые смогли бы привлечь внимание читателей.

Комическое в российских СМИ не столь значительно. Это, как представляется, можно объяснить наличием функций комического, представленных в английском языке, которые отсутствуют в русском. В русском дискурсе СМИ совершенно не представлена людическая функция, а в английском она очень популярна. Это говорит о том, что англоязычная пресса может позволить себе использовать языковую игру в газетных заголовках исключительно для того, чтобы доставить читателю удовольствие. Российский же читатель не станет относиться серьезно к газете, где комическое использовано чрезмерно.

В заключении отражены результаты диссертационного исследования. Перспективы его развития мы видим в изучении вопроса переводимости языковой игры, основанной на речевой многозначности и омонимии.


Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:
Статьи в рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК

Минобрнауки России
1. Середа, П. В. Речевая многозначность как средство манипуляции в политическом дискурсе / П. В. Середа // Вестн. Пятигор. гос. лингв. ун-та. – Пятигорск, 2011. –№ 1 (январь-март) – С. 119–123 (0,9 п. л.).

2. Середа, П. В. Политический анекдот как средство реализации речевой многозначности в английском и русском языках / П. В. Середа // Вестн. Ленингр. гос. ун-та им. А. С. Пушкина. – Санкт-Петербург, 2011. – № 1. (Т. 4) – С. 194–200 (0,7 п. л.).

3. Середа, П. В. Омонимия как средство создания комического эффекта в англоязычном юморе / П. В. Середа // Культурная жизнь Юга России – Краснодар, 2012. – № 1 (44) – С. 94–93 (0,5 п. л.).
Статьи и тезисы докладов в сборниках научных трудов

и материалов научных конференций
4. Середа, П.В. Многозначность как средство манипулятивного воздействия в политическом дискурсе / П. В. Середа // Электронный научно-образовательный журнал ВГПУ «Грани познания» – Волгоград, 2011. – №1 (11) http://grani.vspu.ru/files/publics/1301385437 (0,75 п. л.).

5. Середа, П.В. Многозначность как средство манипуляции когнитивными эмоциями в политическом дискурсе / П. В. Середа // Филологические науки. Вопросы теории и практики – Тамбов: Грамота, 2011. – №1 (8) – С. 141–144 (0,4 п. л.).

6. Середа, П.В. К типологии вербализации юмора в английском языке. Сборник материалов / П. В. Середа // Модернизация современного общества: проблемы, пути решения и перспективы: материалы I междунар. конференции – Ставрополь: Центр научного знания «Логос», 2011. – С. 106-110 (0,5 п. л.).

7. Середа, П.В. Амфиболия как средство речевого воздействия / П. В. Середа // Научный потенциал ХХI века: материалы V Междунар. Конференции – Ставрополь: СевКавГТУ, 2011. – С. 254–258 (0,4 п. л.).

8. Середа, П.В. Политический анекдот как средство реализации речевой многозначности / П. В. Середа // Лингвориторическая прагматика: теоретическое и прикладные аспекты: Межвуз. сб. науч. тр. – Сочи: РИЦ ФГБОУ ВПО «СГУ», 2011 – С. 115–119 (0,6 п. л.).

9. Середа, П.В. Англоязычный юмор: типология вербализации / П. В. Середа // Филологический ежегодник под ред. Л. О. Бутаковой. – Омск: Вариант-Омск, 2012. – Вып. 11–12. – С. 119–122 (0,4 п. л.).



10. Середа, П.В. Амфиболия как как средство реализации эстетического концепта «комическое» в русском и английском языках/ П. В. Середа // Восточнославянские языки и литературы в историческом и культурном контекстах: когнитивная лингвистика и концептуальные исследования: сб. науч. ст.; отв. ред. М. В. Пименова. – Киев, 2012. – (Серия концептуальные исследования) Вып.13. – С. 166–173 (0,75 п. л.).




Достарыңызбен бөлісу:




©dereksiz.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет