Статья Збигнева Бжезинского «Как строить отношения с Россией», перепечатанная в журнале «Pro et contra»



Дата11.07.2016
өлшемі87.5 Kb.
түріСтатья
Резник Ю.М. Евразийский выбор России (размышления по поводу геополитических фантазий 3. Бжезинского)

Недавно мне попалась на глаза очередная статья Збигнева Бжезинского «Как строить отношения с Россией», перепечатанная в журнале «Pro et contra» в начале 2001 года. Известный недоброжелатель нашей страны и специалист по геополитике рассуждает в который уже раз о том, как США должны укреплять стабильность и демократию на евразийском континенте (заметьте, не на материке, а на континенте; зачем, интересно, Збигневу понадобилось принижать географическое положение Евразии). Надо быть, наверное, интеллектуальным мазохистом, чтобы заставить себя без внутреннего содрогания читать работы бывшего советника Президента США по национальной безопасности, посвященные проблемам России.

Среди крупных геополитических единиц только Европейский Союз и Япония признают, по мнению автора, утверждение стабильности по американскому образцу. Все остальные, включая Россию и Китай, стремятся добиться нового перераспределения сил на мировой арене. И если Китай развивается успешно, в первую очередь за счет западных инвестиций, то Россия якобы смущена. Смущена, во-первых, в силу своих постоянных экономических неудач и, во-вторых, потому что опасается потенциальных угроз со стороны южных и восточных соседей (ядерный щит оказывается все менее и менее надежной гарантией безопасности страны, имеющей столь огромную территорию, которую трудной контролировать сугубо военными средствами).

Итак, Бжезинский, как он полагает, обнажает две основные проблемы современной России, пытаясь понять ее своим умом, рациональным умом западного человека, явно не симпатизирующего России по определенным причинам и видящего мир сквозь призму национальных интересов США. Видимо, истоки его неприязни имеют более глубокие психологические корни. Я не психоаналитик и не собираюсь их выявлять, но вот понять, чего боятся сам Збигнев и его идеологические соратники нам будет интересно.

Думаю, что не ошибусь, если скажу, что у западных и прежде всего американских геополитиков вызывает серьезные опасения наметившаяся в последние годы евразийская интеграция. Она нарушает американский сценарий социально-политического развития евразийского материка, главным принципом реализации которого является «разделяй и властвуй». Очень уж хотелось Бжезинскому и его единомышленникам держать Россию в ситуации постоянного напряжения и страха и связанного с ними комплекса национальной неполноценности потери былого величия бывшей великой державой. Напрасно надеетесь, господин Бжезинский! Россия обязательно поднимется экономически и нормализует свои отношения с ближайшими соседями, пойдя на невиданную кооперацию с ними в деле совместного освоения природных ресурсов.

По ходу своего доклада я хотел бы нарисовать вариант развития России, альтернативный тому, что высказывает в своих работах указанный автор. Я сознательно выбрал именно этого автора, потому что в его лице весь западный мир обнаруживает свое коренное, можно сказать, цивилизационное неприятие России и всего евразийского сообщества.

Напомню уважаемым коллегам суть геополитического проекта США, изложенного Бжезинским в книге «Великая шахматная доска» с интересным заголовком «Господство Америки и его геостратегические императивы». Целью книги сам автор считает «формулирование всеобъемлющей и последовательной евразийской геостратегии»1. Главный же мотив этой книги заключается в том, чтобы показать, как неевразийская страна сможет сохранить свою роль мирового арбитра и единственной сверхдержавы в мире, в котором до сих пор господствовали страны Евразии. Тем самым обнаруживается главное противоречие мирового развития — противоречие между Западом, включая далеко не все страны Европейского союза, и средней и восточной частями Евразии, отодвинутой лишь в последние годы на задний план. Это противоречие выражает стремление США навязать миру новую гегемонию.

Геополитическое господство США Збигнев Бжезинский обосновывает тем, что в отличие от имперских образований, начиная с Рима, Монголии и Китая и заканчивая колониальными империями Испании, Франции, Великобритании, мировое превосходство Америки базируется на экономическим и военном динамизме, умении концентрировать ресурсы на передовых направлениях на1

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

1 Бжезинский Зб. Великая шахматная доска. М., 1999. С. 12.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

уки и техники, а также на более развитой политической демократии. Этот тип гегемонии автор называет косвенным или консенсуальным. Экономическое, военное, технологическое доминирование США дополняется еще и их культурным влиянием на молодежь всего мира, несмотря на признаваемую самим автором примитивность американской массовой культуры, а может, и благодаря этому. Ни одна из стран мира не имеет сочетания всех четырех составляющих успеха. Именно это превращает США в единственную мировую державу.

Кроме того, американское глобальное превосходство подкрепляется сложной системой союзов и коалиций, опутывающих весь мир. Политический плюрализм, кооптация власти и влияния другим странам, в т.ч. бывшим поверженным противникам, дает небывалые преимущества американской гегемонии. Новый мировой порядок, основанный на американском господстве, включает в себя систему коллективной безопасности (НАТО и пр.), региональное экономическое сотрудничество (МВФ и пр.), система международного права (международный суд и пр.).

Теперь о том, как Америка должна «управлять» Евразией. Збиг-нев Бжезинский прямо говорит, что Евразия - это главный геополитический приз США. Как же они собираются его получить, а затем удержать?

Все потенциальные вызовы американскому господству исходят из Евразии, в которой сосредоточены 75% населения мира, 60% ВНП, большая доля всего физического богатства и энергетических ресурсов планеты, шесть из семи ядерных стран. Следовательно, Евразия остается тем пространством, на котором еще не закончилась борьба за глобальное господство, и это не дает покоя американским стратегам и геополитикам.

Все зависит (и Бжезинский это не скрывает) от ситуации среднего или центрального региона Евразии, отличающегося наибольшей политической неустойчивостью и экономической нестабильностью. США контролируют через ЕС Западную Европу и имеют мощное влияние на Востоке через Японию и Южную Корею. Остановить их проникновение может только Центр, способный интегрироваться как внутри себя, так и с Югом. В этом Центре находится Россия, часть стран Восточной Европы, Северный Кавказ, страны Средней Азии, Монголия и Китай. Напрасно Бжезинский успокаивает себя тем, что Китай якобы лежит сегодня в сфере американских интересов и открыт для их влияния. Китай не Южная Корея и даже не Япония и никогда, как показывает последний прецедент с изъятием американского самолета, не будет «шестеркой» США, а его огромное население и способность к мобилизации ресурсов при сохранении традиционной культуры и идеологии делают его очень опасным соперником.

Сегодня мы переживаем уникальный момент истории: слабость России в геополитическом и экономическом отношении может обернуться ее силой. России пора, наконец, завершить выбор своих стратегических партнеров и союзников. Ей нечего бояться Китая и его проникновения на территорию Сибири и Дальнего Востока. Ей надо с Китаем дружить и совместно осваивать эту территорию, не боясь ее потерять навсегда. Надо быть по-восточному мудрыми и по-европейски осмотрительными. Мы уже сейчас теряем больше, чем от возможного экономического и политического союза с этой великой страной.

Запад стремится к сохранению нестабильности в нашей стране и усилению напряженности на ее границах: на западных — путем расширения НАТО, на южных — путем искусственного разжигания конфликта с исламским миром, на восточных — посредством столкновения с Великим Китаем и разыгрыванием карты с возратом островов Японии. Других козырей у США нет. Из-за необдуманной внешней политики мы потеряли в последние годы даже там, где традиционно наше влияние было сильным (страны Восточной Европы, Ближнего Востока, Средней Азии и Закавказья). Теперь зона жизненных интересов США простирается вплоть до южных, а в некоторых случаях и западных границ Российской Федерации. Однако и здесь еще остаются стратегические партнеры — Беларусь, Казахстан, другие среднеазиатские страны, дружественные нам республики Закавказья.

Надо признаться честно, что мы имеем тяжелое наследство прошлого: избалованы своими огромными пространствами и в силу этого безалаберны и нерачительны в хозяйственном отношении.

Приз США - это та часть Евразии, которую Харольд Мак-Киндер, автор концепции «опорной теории», назвал «сердцевиной земли», — Восточная Европа, против которой развязана самая настоящая война. Вспомним, как звучит афоризм МакКин-дера: «Тот, кто правит Восточной Европой, владеет сердцем земли; тот, кто правит Сердцем земли, владеет мировым островом (Евразией); тот, кто правит Мировым островом, владеет миром». С уничтожения Восточной Европы западные политики и геостратеги считают необходимым начинать свой крестовый поход на Восток. Сломлена и поставлена на колени Югославия, на очереди Республика Беларусь, которую наши горе-политики никак не хотят воспринимать серьезно как своего главного стратегического союзника. Практически парализована воля политической верхушки Украины. Она не способна сопротивляться западной гегемонии и под видом отстаивания своих национальных интересов продолжает курс на сближение с Западом, по-прежнему используя Россию в качестве страны-донора.

Бжезинский четко и открыто заявляет о желании США противостоять евразийской интеграции. С этой целью он призывает (1) выявлять с геостратегической точки зрения страны, потенциально способные взять на себя роль катализатора в процессе возрождения и укрепления Евразийского Союза; (2) продвигать далее жизненные интересы США, опираясь на более широкую и всеобъемлющую стратегию коллективной безопасности. Следовательно, если воспринимать всерьез планы Бжезинского, то следует признать, что под нашим носом и с нашим участием США желают свить гнездо раскола и дезинтеграции как в Восточной Европе, так и в Средней Азии и на Кавказе. Говоря попросту, Америка, по словам Бжезинского, стремится не допустить объединения вассалов в Европе и варваров в Азии. Сегодня нет более амбициозной, опасной и чреватой самыми неожиданными последствиями для всего мира политики, чем подобный курс американских стратегов и геополитиков.

Но если в Западной Европе у США нет серьезных конкурентов (кроме незначительных усилий Германии и частично Франции), то в странах Восточной Европы она встречает не просто сопротивление, а жесткое противодействие. И вот здесь американцы готовы отойти от принципов политического плюрализма и демократии и устроить самый настоящий крестовый поход. Его идеологическая, информационная, военно-политическая и экономическая подготовка ведется уже давно. Не будем забывать о том, что во всемирной истории враждующие стороны крупных войн, включая две мировые, представляли собой страны Запада и Востока. Смею заверить, что Гитлер воевал не с коммунизмом, а с главными геополитическим противником на Востоке. Не надо забывать также, что геополитика как наука сформировалась именно в Западной Европе и непосредственно в Германии.

Я не разделяю все положения концепции столкновения цивилизаций, сформулированной в общих чертах американским политологом и антропологом С.Хантингтоном в 1993 году, но не признать правомерности некоторых ее идей нельзя. Он подчеркивает приоритет культурных различий между народами, которые отодвигают на задний план различия идеологические и экономические. Но вот согласиться с делением цивилизаций по религиозному признаку никак нельзя. Пусть западный обыватель и озвучивающий его мысли американский профессор боится укрепления исламских стран и Китая, но видеть в России (как носителе православной религии) и ее соседях представителей разных цивилизаций (православной, с одной стороны, и исламской, китайской, японской и т.д., с другой) вряд ли возможно. Я противник идей православной или славянской цивилизаций. Объединять народы по религиозному или этническому признаку не является делом научной систематизации. Это скорее мысли вслух всех затаившихся националистов и религиозных экстремистов.

Кто же является источником геополитического беспокойства для США в Евразии?

Это, во-первых, Беларусь, чье центральное положение в Восточной Европе не позволяет Западу установить полный контроль над Польшей и другими славянскими государствами. Медленное формирование союзного государства только усиливает желание Запада внести раскол между Беларусью и Россией, не допустить их более полной и эффективной интеграции.



Во-вторых, Украина, которая даже в ослабленном виде имеет развитое в культурном отношении население и может пойти на более тесное культурное и политическое сближение с Россией, что сразу же изменит геополитическую ситуацию в Европе. Стремясь оттолкнуть Украину от России путем усиления националистических настроений, Запад заботится о себе, а не об украинском народе, социально-экономическое положение которого находится на недопустимо низком уровне. Пора, наконец, осознать украинским лидерам, что в геополитическом плане (а это основной на сегодняшний день критерий интеграции интересов и территорий) главным союзником Украины является Россия. Мы нужны друг другу, чтобы защитить свои национальные интересы.

В-третьих, Казахстан и другие среднеазиатские государства. Вы знаете, что именно Президент Республики Казахстан — человек, который имел мужество не участвовать в беловежском сговоре, человек, выступивший первым инициатором Евразийского Союза сразу же после развала Советского Союза. 29 марта 1994 года на встрече с преподавателями и студентами МГУ им. М.В.Ломоносова Нурсултан Назарбаев практически впервые высказал идею о Евразийском Союзе (ЕАС) как новом объединении некоторых стран евразийского материка2. Им же был подготовлен документ о формирование Евразийского Союза государств. К сожалению, миротворческие и созидательные усилия казахстанского Президента не нашли полной поддержки со стороны других стран СНГ. Великая идея евразийского содружества на практике не получила достойного развития. Однако действия казахстанского лидера был и замечены как у нас, так и на Западе. Казахстан уверенно завоевал репутацию страны-катализатора евразийской интеграции и активного участника геополитической борьбы.

Россия и Казахстан, Россия и государства Средней Азии — принципиально важные стороны евразийского содружества. Однако не все лидеры среднеазиатских республик поддержали проект Назарбаева. Главы Узбекистана и Туркменистана И.Каримов и С.Ниязов весьма осторожно высказались по поводу данного документа, что не означает вовсе отсутствие у них стремления к евразийской интеграции.



В-четвертых, в уже упомянутой книге Бжезинского особое внимание уделяется кавказскому вопросу. Автор готов пойти в своих рассуждениях и фантазиях слишком далеко, чтобы выплеснуть

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------



2 См.: Назарбаев Н. Евразийски» Союз: идеи, практика, перспективы. 1994-1997. М., 1997. С. 32.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

свою патологическую ненависть к России. Необходимо создать. как считает он, защитный пояс на Кавказе. Защищать жизненные интересы США в каспийском регионе надо еще более активно, иначе Россия воспользуется энергетическим потенциалом Азербайджана и других закавказских республик. Стабилизация геополитического положения на Кавказе зависит и от Турции — своеобразного противовеса России в кавказском регионе.

В-пятых, я совершенно убежден, что будущее евразийского содружества нельзя представить себе без Китая. Не следует ограничивать строительство геополитического союза только рамками постсоветского пространства. Союзе Китаем выгоден как для России, так и для всех других стран СНГ. Еще в середине 1994 года руководство Китая положительно оценило документ о Евразийском Союзе государств, хотя официальной реакции на него не поступило. Китай готов к более тесному сотрудничеству, и нам нужно об этом хорошо подумать.

Наряду с активизацией Китая как потенциального союзника и партнера по евразийскому содружеству необходимо теснее развивать связи с Японией, Южной Кореей и КНДР.



В-шестых, обзор геополитической ситуации, развивающейся вокруг идеи евразийской интеграции, необходимо завершить характеристикой России как одного из главных источников беспокойства американских идеологов и политиков. От прочтения работ Збигнева Бжезинского, складывается впечатление, что основной стратегический противник США на Евразийском материке — это Россия. Даже обескровленная неудачными экономическими реформами, ослабленная в военно-политическом отношении, потерявшая свое доминирующее положение в связи с распадом СССР она по-прежнему представляет собой реальную или потенциальную угрозу глобальному господству США.

США и весь западный мир пытаются всеми силами втянуть Россию в гибельный для нее и ее культуры процесс европеизации и демократизации по-американски. Превратить Россию в демократическое государство второго сорта, зависимое от экономической помощи — вот цель невероятных усилий Запада.



В-седьмых, постсоветское пространство, которое Бжезин-ский называет не иначе как «черной дырой», продолжает беспокоить Запад и США своей политической и экономической нестабильностью и что самое страшное — своими претензиями на особую роль. Будь Россия и другие страны СНГ чуть поумереннее в своих геополитических амбициях, США простили бы им многие слабости, в т.ч. и чеченский кризис, который стал «достойным продолжением» балканского кризиса. Поэтому мне лично понятны тревожные опасения и застаревшие страхи господина Бжезинского.

Геополитическая роль России не дает ему покоя, он все чаще и чаще возвращается к этой мысли, выдавая порой желаемое за действительное, т.е. представляя себе мир без России или обрекая ее, слабую и беззащитную, на третьестепенную роль в современном мире, развивающемся, разумеется, под эгидой США.

Чем же пугают западные идеологи российский народ на Юге и Востоке Азии? Прежде всего, исламским фактором. Но ведь этот фактор, если брать пример Ближнего Востока, вызывает еще большие опасения у самого Запада. Следовательно, нас пугают тем, чего они сами больше всего боятся. Религиозная и духовная девственность Запада не способна пережить мусульманство и, в особенности, его экстремистские варианты. Сегодня золотому миллиарду угрожают не только со стороны России и ее бывших побратимов, которых пытаются превратить в сырьевой придаток.

Основная цель США на евразийском материке — не допустить возрождения или создания новой евразийской империи, способной похоронить раз и навсегда мнимое американское геополитическое господство. При этом они надеются не только на свое экономическое и военное превосходство, но и на националистическую инфекцию, поразившую сегодня политические элиты бывших республик Советского Союза.



Выводы, вытекающие из обзора геополитической ситуации в странах Евразии:

1. Страхи и опасения западных идеологов, приписываемые ими России в связи с ослаблением ее социально-экономического и геополитическое положения, в большей степени надуманы и искусственно поддерживаемы. России не страшны сегодня ни Китай, ни исламские государства, поскольку она имеет многовековой опыт сотрудничества с ними, а ее геополитические интересы совпадают во многом с интересами этих стран.

Нас пугают полуторамиллиардным населением Китая, полагая, что последний будет развиваться экстенсивно, посягая на территорию соседних государств и в первую очередь России. Зачем отказывать этой стране в стратегии интенсивного развития, в усилении конкурентноспособности ее товаров и услуг на мировом рынке? Не надо подбрасывать Китаю провокационную идею о завоевании сибирских просторов, не поможет. Китай выходит на мировую политическую и экономическую арену и становится транснациональным государством, способным участвовать в перераспределении сфер влияния в мире и ограничении мирового господства США. Для того чтобы удержать Китай от соблазна военного вторжения в Сибирь, России достаточно вступить в военно-политический союз с Индией, Вьетнамом и Северной Кореей, которые тоже имеют свои претензии к нему. Их совокупная военная, человеческая и экономическая мощь в состоянии обуздать даже такого гиганта, как Китай. Зачем ему кольцо враждебных государств и растягивающаяся на десятилетия война на всех фронтах? Она не принесет Китаю благосостояния и процветания.

Китаю экономически и политически выгоден союз с Россией, в котором последняя вовсе не будет занимать подчиненное положение, как считает 3б.Бжезинский. Во-первых, Россия служит своеобразным буфером от проникновения западного влияния. Во-вторых, Китай заинтересован в совместном освоении природных ресурсов России. И, наконец, в-третьих, Китай заинтересован не только в сырьевых возможностях нашей страны, но и в ее научно-техническом и образовательном потенциале, который многие десятилетия служил делу духовного подъема великого соседа.

Кроме того, нельзя недооценивать религиозно-нравственный фактор. Россия является поликонфессиональной страной. В ней уживаются самые разные религии, в т.ч. христианство и буддизм, ислам и православие. Вторжение Китая в Россию оттолкнет религиозных сторонников Китая и заставит российских мусульман, проживающих на территории Сибири и Средней Азии, выступить единым фронтом против китайской экспансии.

Не думаю, что Китай пойдет на обострение отношений хотя бы с частью исламского мира. Надо верить в добрую волю и мудрость великого соседа, доказывающего уже не одно тысячелетие свою стойкость и жизнеспособность. США и всему западному миру выгодно столкнуть главных субъектов евразийского сообщества, чтобы воспользоваться плодами их противостояния и удержать свое господство.

Еще раз хочу подчеркнуть: сила России как раз заключается в ее относительной слабости и территориальной разбросанности. Никому еще не удавалось насильно и до конца покорить эту страну, хотя многие годы, а иногда и столетия она находилась под влиянием определенных государств.

2. Россия по-прежнему сохраняет высокий военно-политический и культурный потенциал, усиления которого так не хотят США и их стратегические союзники. Попытки искусственно принизить международный авторитет нашей страны вызывают обратный эффект. Все шире растет раздражение американской гегемонией. В России видят не просто стратегического партнера, но и реального гаранта безопасности в Евразии. Как говорится «сытый голодного не понимает». США уже наелись и не видят, что голодная России ближе к жизненным интересам многих стран, чем сытый и самодовольный Запад, не способный быть единственной моделью общественного развития.

Какую же альтернативу предлагает России Запад в лице США? Такой альтернативой, по словам Бжезинского, может быть только Европа, интеграция России в европейское сообщество. Для США и его союзников — это наиболее благоприятное развитие событий и единственная возможность увести Россию от ее попыток создать евразийский контральянс против США. Поэтому они будут подталкивать нашу страну в объятия не просто Западной Европы, а Европы трансатлантической, подчиненной геополитическим интересам Америки. Именно через такую Европу США попытаются установить политический контроль над территорией бывшего Советского Союза. Таким образом, американские политики хотят приручить Россию, лишить ее собственной исторической роли, подчинить жесткому идеологическому контролю. Ей предлагается не только принять европейскую, т.е. западную модель развития, при которой она будет обречена на перманентное отставание, но и согласиться раз и навсегда с автономией Украины, других республик бывшего Союза.

Если Россия не примет эту единственную альтернативу, то она превратится в евразийского изгоя и понесет все тяжести обособленного существования. Так, по крайней мере, рассуждает Бжезин-ский. Но так ли на самом деле? Кто знает истину?

А что же на Востоке? Неужели США, толкнув Россию в объятия Европы, откажутся от своих имперских притязаний в странах Восточной Азии? Конечно, нет. Здесь роль силового партнера, помогающего США установить свой геополитический контроль, предлагается, помимо Японии Китаю в обмен на отказ от его собственных имперских амбиций.

3. Чтобы быть объективными, мы должны принять упреки со стороны западных идеологов, высказанные по поводу спекуляции идеями евразийства. Главный из них состоит в том, что евразийство воспринимается русскими как обоснование их законных притязаний на особую миссионерскую роль в постсоветском или евразийском пространстве. Действительно, такой налет миссионерства присутствует в высказываниях отдельных политических деятелей, не способных осознать реальное положение вещей.

Второй упрек высказывается в связи с усилением мистического содержания евразийской идеи, со стремлением подвести теоретическую базу под учение о естественном родстве славянских и тюркских народов, о существовании особой «евразийской души».

Да, надо признать, что философия и идеология евразийства, не всегда последовательно декларируемая его последователями и сторонниками, сегодня должна быть переосмыслена и скорректирована в сторону адекватной оценки места и роли России в современном евразийском сообществе. Но вряд ли на этом основании следует отказываться от главных идей и принципов евразийства.

Новая евразийская философия должна опираться на концепцию социокультурной общности и уникальности стран, проживающих на переходном участке от Западной Европы к Восточной и Южной Азии, на котором размещается государство российское.

Второе значение термина «евразийский», характеризующего не все, что относится к Евразии, а лишь переходные или смешанные формы социальности и культуры, имеет под собой достаточные основания.

Истории было угодно, чтобы на необъятных просторах Евразии как материка сформировались разные в социокультурном и религиозном отношении зоны или социокультурные порядки. Я бы не рискнул назвать их цивилизациями. Это — (1) Западная Европа, образовавшая вместе с США и Канадой единый социальный и культурный порядок; (2) Ближний Восток, объединенный не столько территориальными, сколько религиозными связями; (3) Юго-Восточная Азия, имеющая в силу климатических и географических условий свою культурную специфику; (4) Индия, сумевшая на протяжении тысячелетий сохранить свою культурную самобытность; (5) страны Дальнего Востока, среди которых особо выделяются Китай и Япония; (6) наконец, постсоветское пространство, соединяющее социокультурные порядки Восточной Европы, где доминируют православие и другие формы христианства, Средней Азии, где преобладает мусульманство, Сибири и Дальнего Востока, где сосуществуют православие и разные формы восточных религий.

Таким образом, пространство бывших Российской империи и Советского Союза, сформированное на протяжении более одного тысячелетия, представляет собой уникальный синтез различных культур и религий, отрицать который можно только при замутненном сознании. Западные идеологи утверждают, что это пространство скреплялось силой оружия и полицейских репрессий. Наверное, смешно и не объективно отрицать насилие, но ведь весь так называемый цивилизованный Запад и все его завоевания держатся исключительно на военном, экономическом и культурном насилии.

Явный образчик насильственного строительства государства — США. Начало истории этого государства связано с военными действиями бандитских (с точки зрения легитимности) образований, состоявших из бывших иммигрантов, которые приехали на территорию Северной Америки в поисках лучшей жизни. По сравнению с насильственной колонизацией местных индейских племен продвижение России на Восток выглядит безобидной шуткой. Конечно, все теперь можно оправдать и забыть, но историю не отменить и на совести американского народа кровь и жизни миллионов индейцев и других коренных жителей.

4. Стремление западных идеологов типа Бжезинского квалифицировать любые попытки евразийской интеграции как тактические приемы России, маскирующие ее стратегическую роль как гегемона, обнаруживает на самом деле имперскую суть самих США и всего западного мира. Россия, предлагая новые формы интеграции, думает прежде всего о безопасности своих границ и системе общей безопасности, которую она стремится создать с ее соседями. США же, навязывая свои жизненные интересы всему миру, реализуют принципы имперского господства в самых отдаленных участках планеты. Они нагло вторгаются в сферы влияния других государств, подчиняя их развитие собственной имперской логике и не заботясь об их истинных интересах.

Такова геополитическая реальность того «нового» (а на самом деле давно забытого старого, т.е. неоколониального) мирового порядка, который будет жить под неусыпным имперским контролем единственной сверхдержавы мира, уже давно потерявшей свою былую политическую и экономическую привлекательность для менее развитых стран. Кроме того, страна, не имеющая собственной многовековой истории, не может дать миру достаточно развитые и перспективные культурные модели и матрицы поведения. Именно поэтому на головы обывателей всего мира безнаказанно обрушиваются суррогаты американской массовой культуры. Только страны Ближнего и Дальнего Востока в силу своих традиций сумели отстоять культурную идентичность.

Итак, Россия по-прежнему стоит перед выбором: либо интеграция в трансатлантическую Европу, которую возглавляет США, либо интеграция с другими странами евразийского содружества и образование новых организационных и политических форм. Я полагаю, что Россия должна сделать евразийский выбор.

* * *

Какие же ориентиры стратегического курса предлагает Бжезин-ский Западу в построении его отношений с Россией? Главный из них, как известно, курс на интеграцию России в Европу. Другие: перестройка мышления российской политической элиты, развитие неправительственных общественных организаций, посещение США молодыми представителями госаппарата России с целью изучения опыта, укрепление независимости Украины, других государств, подчеркивающих свой суверенитет по отношению к России и находящихся непосредственно в зоне «жизненных интересов США» (Азербайджан, Узбекистан и др.), принуждение страны к присутствию НАТО на ее западных границах (эффект «кнута»), формирование обещаний о возможном вступлении России в ЕС и НАТО при ее благоприятном поведении (эффект «пряника»). Следовательно, центральную роль в процессе построения нового международного порядка берут на себя США, которые по-прежнему выполняют функцию арбитра в отношениях ЕС и России, Японии и Китая.



Если все же исходить из собственных интересов самой России, продиктованных ее местом в мире и характером ее социокуль-турной эволюции, то следует признать, что такая перспектива ей не только не подходит, но и крайне вредна.

Сфера национальных интересов России весьма широка. Первый круг ее интересов составляют другие страны СНГ — бывшие республики Советского Союза. Второй круг можно представить в виде стратегического квадрата: «Западная Европа — Ближний Восток — Китай — США». И, наконец, третий круг образуют страны Латинской Америки, Африки, Юго-Восточной Азии. Прежде всего Россия заинтересована в развитии отношений со странами первого круга, с которыми она входит в состав обновляющейся на наших глазах новой евразийской цивилизации. Итак, делаем выводы.



Первое. Необходимо пересмотреть современные модели общественного развития. Наряду с уже существующими цивилизациями в последнее столетие сложилась евразийская цивилизация — одна из культурно-исторических систем, расположенная на пересечении Востока и Запада и составляющая «срединный континент». Она является одним из культурно-исторических центров всего мира, параллельно существующим одновременно с другими цивилизациями.

Второе. Человечество не является единой социально-исторической общностью. Поэтому выражения «единая общечеловеческая цивилизация» или «мировая цивилизация» не имеют под собой реальной социально-политической основы, а скорее призваны утвердить претензии Запада и западной цивилизации на всемирное господство и гегемонию. Необходимо окончательно развенчать миф о том, что Запад является колыбелью мировой цивилизации, а западная цивилизация, и в особенности США, является вершиной всемирного цивилизационного процесса, к которой необходимо стремиться всем остальным странам.

Третье. Современный смысл идеи евразийства и евразийской цивилизации не отрицает, а, напротив, подчеркивает значимость развития национальных культур всех евразийских народов, уникальность и неповторимость каждой нации, а также важность собственного пути и самостоятельного неподражательного развития. Важнейшим условием жизнеспособности евразийской цивилизации является сдвиг в самосознании людей в сторону понимания органического единства народов Евразии как географической, социально-исторической и социокультурной целостности.

Четвертое. Россия и другие страны СНГ уже сделали первые шаги в сторону единого Евразийского Союза как политического и экономического объединения равноправных стран. Недавно подписанное соглашение об образовании Евразийского экономического содружества вселяет надежды на запуск механизмов интеграции между странами, чье геополитическое и экономическое положение, а также культурное сходство создают новую историческую ситуацию.

Евразийский Союз может стать реальной альтернативой Европейскому Союзу и его военно-политическому альянсу с США. Общие границы, совместная оборона, возможность образования военно-политической коалиции, способной противостоять НАТО и другим военным блокам в мире, единая финансовая система, еще более тесные экономические связи — все это делает данный Союз своеобразным буфером между Западом и Востоком, отметая их претензии на окончательный раздел сфер влияния, при котором России заведомо уготована роль сырьевого придатка.


Достарыңызбен бөлісу:




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет