Богодуховский уезд



жүктеу 1.06 Mb.
бет6/7
Дата23.02.2016
өлшемі1.06 Mb.
1   2   3   4   5   6   7

ГОРОДНАЯ
На р. Мерле в 6 верстах от Краснокутска, 30 от Богодухова и в 35 от Ахтырки.

В одной из Чугуевских бумаг местность Городного еще в 1647 г., при основании здесь военного городка, называется городищем, городищем Городного. Межевая ведомость 1785 г. указывать кроме слоб. Городной еще Старое Городище, именно на правой стороне отвершья р. Городнянки, верстах в 4 от Городного. Итак здесь на старом городище или на городище Городного был когда-то, во времена очень давние, город, город исчезнувший за долго до 1647 г. В описании Донецких сторожей 1571 г. это самое место называется Торчиновым Городищем; а ближе к Ворсклу ставится казацкая могила. «А Ворскле перелезти у Буен Борку в лосицах; а от лосиц (ехать) к Казацкой могиле да к Мерлу, а Мерле перелезти ниже Торчинова Городища». На дороге из Каплуновки в Ахтырку поныне видны валы со рвами, которые народ называет казацкими могилами. Когда здесь лили кровь свою казаки? Никто не знает. Что звачигь Торчиново городище? Без сомнения то, что здесь был город князя торков, так часто встречающиеся в истории России до-монгольского времени. Хотя торки, как и единоплеменные им берендеи и печенеги, были народ кочевой,* но известен за Днепром город Торческ, принадлежавший торкам.** Князья или начальники колен торских без сомнений избирали для себя и постоянное местопребывание и приводили его в такое положение, чтобы можно быдо жить в нем спокойно, особено в холодное время. Одна часть торков жила за Днепром и состояла в услужении князей Киевских,*** другая же пребывала в степях нынешней Харьковской губернии и служила князьям Чернговским вместе с Черниговскими Коуями.**** Это были казаки — вольные наемники русских князей. После того, как не раз испытали они жестокое поражение то от русских князей, то от половцев, они принуждены были отдаться в полную подчиненность русским князьям.***** Торки, печенеги, берендеи были наездники по ремеслу, и могли быть хорошим, легким конным войском. Еще св. Владимир пользовался конной службой торков в войне с Волжскими болгарами. ****** Торки, берендеи, печенеги называются в летописях общим именем черкасов или черных клобуков. ******* Полагают, и весьма основательно, что эти черкасы в первый раз покорены были власти русской Тмутараканскими русскими князьями и ими переселены были с Черноморских берегов Кавказа к Дону и Донцу,******** отсюда же перешли они на правый берег Днепра. Донские черкасы оставили следы своего имени на яру Черкасском и на речке Черкасской, вливающейся в Дон против Рыковой станицы — части нынешнего Черкасска старого. Точно так Днепровские черкасы оставили свое имя на Днепровском городе Черкассах, который с 1321 г. нередко упоминается в истории и особенно в истории гетманской Украйны.********* Этим вполне объясняется, почему во время царя Иоанна Васильевича называли Кабардинских черкесов исконными подданными России, бежавшими в горы из Рязанского княжества, или, что тоже, из владений князей Чернигово-Рязанскихъ.********** Припомним и то, что по акту 1647 г. Путивльская граница или граница бывшего Путивльского княжества, — части княжества Черниговского, идет от Путивля чрез Недригайлов и Каменное до Калантаева. Так отзывами XVI в. об исконном подданстве черкасов черниговских квязьям снова подтверждается та мысль, что торки жили в степях нынешней Харьковской губернии, входивших в округ Черниговского княжества. Черкесы русские или что тоже торки, берендеи и печенеги, первоначальные родичи Кавказа,*********** вступая в брачные союзы с русскими и находясь в постоянных тесных сношениях с русскими, мало по малу теряли свою народную личность в массах сильного русского народа, а после татарского разгрома, после того, как большая часть черкасов ушла в горы Кавказкие, оказались в истории только черкасы малоруссы и черкасы донские, с характером древних наездников степей, но с пламенною любовию к православию и русской святыне. Само собою понятно, что при тесной связи русских с черкасами, русские по горячей набожности своей прежде всего старались передавать им внушения св. веры, и нет сомнения, что в городах торческих христианство господствовало между торками.

* Собр. лет. 2, 119 под 1101 г. «заяша Печенеги и Торкы с венами» Воскр. Л. 2, 13. «Прибегли же бяху в то время к городу (Киеву) Берендич и Торки с венами и со стады и со скоты».

** Мономах в завещании: «на Святославль гонихом по Половцах и потом по Торческий город и потом на Гюргев по Половцих». Лавр. сп. 103.

*** Киев. летоп. под. 1125, 1146 и 1147 г.

**** Лавр. сп. 87. «Заратишися Торцы Переяславстии на Русь, Всеволод же посла сына своего Володимера; Володимер же шед победи Торки». См. примечания к ст. о Бакировке и Белополье.

***** Воскр. Л. 1, 259. «В сеже лето (1114) бишася Половцы с Торки и с Печенеги у Дона и секошась два дни и две нощи. И приидоша Торцы и Печенези (к Володимеру Мономаху)». В 1121 г. «прогна Володимер Берендичи из Русския земли, а Торцы и Печенеги сами бежаша». В 1060 г. сильно усмирило их поражение, которое потерпели они частью от князей русских частью от холода, голода и мора.

****** Лавр. сп. под 985 г. «Торки берегом приведе на коних».

******* Воскр. Л. 2. 51. под 1152. «И вси черные Клобукы, еже зовутся Черкасы». Далее под тем же годом: «и совсеми Черными Клобукы». А Никон. Лет. 2, 134. О том же печенеги Каневские и берендеи «Торки и Ижеславцы и Порсяне» (жители по р. Роси). Радзивил. сп. «отряди сына своего Мстислава со Берендеи и с Торки и с Печенеги». Сл. Киев. Л. 71.

******** Бутков оборона Нестору стр. 116.

********* Буткову известен летописец Литовский 1685 г., где о Днепр. гор. Черкасах или Черкасске впервые упоминается и 1321 г. Оборона прим. 268. В истории Гетманской Украйны Двепр. Черкасск являетса главнымт городом с самого ее начала. Конисский Ист. Малой России, стр. 8. 12.

********** 1593 г. кн. Ф. Ив. Хворостинин по указу Государя говорил Крымскому послу в Ливнах: «Кабардинские черкасы искони вечные холопы государевы, а бежали с Рязанских пределов из прародительской Государя вашего вотчины, из Рязанской земли, и в горы вселилися. Тоже сказано в наказе 31 июля 1594 г. послу Исленеву отправленному к Порте (Карам. 10 пр. 298.). В 1552 г. Белек-Булат Мурза Нагайский писал к царю Иоанну: «Белого князя черкасы беглые холопы 6ыли». Оборона стр. 330.

************ См. Буткова Оборону стр. 115. 116. 331-336. Массудиевы Bariendiabines и Turcs вероятно берендеи и торки. Дассон Des peuples du Caucase, р. 256.

О населении Городного в XVII стол. находим в письменных памятниках следующее: Белгородский воевода Тимофей Бутурлин писал в Чугуев: «в нынешнем 155 (1647) г. июля 5 писал ко мне в Белгород с Вольного стольник и воевода Иван Савин, июля 2 писал к нему из Городного городища, на котором городище по государеву указу велено устроить острог на р. Мерле, станичный голова Нехороший Санин, что июня 30 приходил на то Городное Городище из Литовской стороны из гор. Платавы торговый человек Федька» и пр. Из этой отписки видно, что_Городнянский острог построен в 1647 г. одним из начальников московской пограничной стражи, а при сличении этой отписки с росписью станиц 1571 г. видим и то, что это место выбрано было для города и потому, что здесь в течении целого столетия раньше появления острога, станичники, разъезжавшие для наблюдения за татарами, останавливались при переправе чрез Мерло.

В 1661 г. здесь уже жили черкасы, и хотя в 1678 г. вместе с черкасами здесь был воевода,* но еще пред тем, в 1672 г., Городное поставлено было в число городов «без служивых людей и земель» (поместий).** Около 1700 г. Городное уже было сотенным местечком Ахтырского полка.***

* Ахтырская купчая № 894. «Нояб. 18 7187 (1618) г. Константин Андреевич продал мельницу на р. Мерле под Городным острожком; а тую мельницу мелем славной памяти от небожчика полковника Ахтырского Демьяна Зиновьевича». Подписались свидетели городнявский воевода Иван Родиовович и Городнянской Николаевской церкви священник Петр Михайлов. В другом акте марта 14 1679 г. житель Городного Кирилл Галушко продал дом и лес Ивану Бужинскому. № 893.

** Собр. Зак. Т. I. № 522, ук. от 21 июня 1672 г. «городы написаны без служилых людей и земель: Ахтырской, Цареборисов, Змиев, Валки, Красный Кут, Городной, Мурафа, Богодухов, Балаклея».

*** В Ахтырском акте 1753 г. городнянский сотник Гавриил Бужинский (№ 660).

Храм св. Николая построен был конечно вместе с острожком, и священники его пользовались некогда особенною известностью.**** В 1709 г. шведы сожгли храм, и ныне существующий построен в 1801 г.

***** По Ахтырским актам Городнянский священник Григорий Федоров в 1724 г. продал 4 нивы под Городным за 4 рубля Ахтырскому полковому судье Матвею Боярскому (№ 827) и он же писал духовную запись для Агафьи Бужинской богатой жительки Городнянской (№ 892).). По ведомости 1802 г. об уездах Городнянские священники Михаил Мокренский, из дворян, и Иван Кужелевич владели землею.

Книги храма: евангелие М. п. 1709 г. и 1748 г.; Слова поучительные М. п. 1709 г. с надписью: «даны из краснокутского дух. Правления»; часослов К.п 1719 г.; акафистник М. п. 1731 г.; служебник М. п. 1737 г., общая минея М. п. 1742 г.

По Чугуевской переписке 1661 г. «приходил под Городний Острожок Федор Жученко (полковник полтавский и друг Виговского) с изменники черкасы. И городенские черкасы их изменников многих побили». В 1709 г. Городная была местом битвы Карла XII с русским генералом Реном. Поныне видны здесь шведские и русские укрепления того времени. Городное теперь находится на возвышенном холме, и окружено с восточной и северной сторон частыми лесами, с западной р. Мерлом, а с южной, от Краснокутска, земляным высоким валом и глубоким рвом, которые тянутся оть р. Мерла до леса на 300 саженей. Вал вышиною 3 саженей, а ров шириною до 4 саженей. На левой стороне вала стояло 3 батареи шведов, каждая длиною до 8, шириною до 5, и вышиною до 2 Ѕ сажени; они обращены закрытой стороной к Городному. Напротив этих батарей к северу, чрез долину, русские батареи, в полуверсте от шведских. У Карла было 500 конницы, 8 польских хоругвей, полк Мазепина друга Андреенка и значительное число пехоты. Карл был столько уверен в себе, или точнее, столько был горд, что и тогда, как вопреки прежним надеждам, увидел русских готовыми принять бой, приказывал своим стоять на флангах русского корпуса, чтобы никто из русских не убежал, когда разобьет он их. Эта мечтательная гордость на первых же шагах была наказана. На правой стороне Городеньки шведы напали на засаду, и разбитые были прогнаны до Кута. На левой сторове, сделав залп из ружей, русские ударили на палашах против шведов и разорвали линию. Под Карлом убита была лошадь; шесть драбантов, окружавших его, пали, и Карл едва убежал в стоявшую не вдали Городнянскую мельницу. Шведы были разбиты на голову по всей лини. Карл сидел запертый в мельнице — волнуемый страхом за жизвь свою, он боялся и выйти из мельницы, чтобы не попасться в руки неприятеля, опасался и оставаться в ней, так как ожидал, что могут сжечь его вместе с мельницею. Ночь укрыла неприятелей от глаз руссих, и Карл поспешил убраться из мельницы. В этой битве Карл потерял до 500 человек убитыми и 50 пленными, а со стороны русских пало 42 человека и ранено 27 человек.*

* Крекшина. Дневник событий 1708 и 1709 г. Его же летопись. Ригельман Ист. Малор. 3, 76, 77. Меньшиков от 16 февр. извещал как о поражении неприятеля под Городным, так и о его неистовствах в Красном Куте и др. местах (Матер. Судиенка).

Состояние прихожан новых времен: По ведомости 1785 г. в Городном войсковых обывателей 280 муж. 246 жен., подданных черкасов 39 муж. 37 жен. По исповедным росписям: в 1730 г. 266 муж. 217 жен. в 1750 г. 285 муж. 260 жен., в 1770 г. 335 муж. 318 жен., в 1790 г. 378 муж. 351 жен., в 1810 г. 458 муж. 471 жен., в 1830 г. 487 муж. 506 жен., 1850 г. 358 муж. 374 жен.

КОЛОНТАЕВ
На р. Мерле, в 30 верстах от Богодухова и в 100 от Харькова.

Это один из самых древних городов Слободской Украины и известен по актам еще с 1658 г. Одна из описей «гор. Колонтаеву», его черкасам, служивым и мещанам, относятся к 1660 году. И в первое его время он был весьма значителен, так что известен колонтаевский полковник того времени. Крепость его в 1785 г. имела следующий вид: «земляной насыпной вал выштиною в 1 сажень, шириною в заложении 3 саж., вокруг сухой ровь глубиною в 1 Ѕ саж., шириною в 3 сажени. В крепости соборный храм Успения Богоматери». Остатки укреплепия и поныне еще довольно значительны. Площадь укрепления — квадратная, в длину и ширину 70 саженей. Открытый вход с юга. С севера и востока оно защищено еще р. Мерлом, а с юга и запада в соответствие сему природному укреплению проведен другой ряд вала со рвом, в 10 саженях от первого. По валам стояли кошели, набитые землею, в виде амбразур.

Соборный Успенский храм по актам известен с 1700 г.* Но в 1713 г. Построен был уже новый Успенский храм.** Нынешний деревянный храм построен в 1761 г.

* По Ахтырскому акту 1700 г. (№ 316) известен Колонтаевский Успенской церкви поп Назарий Тимофеев.

** Дело 1717 г. о неокладных церквах.

Книги храма: еваннгелие К. п. 1701 г. с надписью «сию книгу продал я поп Андрей пану Тимофею Боярскому за коп. 8, 1709 року, а им Тимофеем отдана местечка Колонтаева в церковь Успения Пресв. Богородицы». Общая минея К. п. 1681 г., триодь цветная К. п. 1702 г., служебник К. п. 1744 г., минеи служебные в 12 кн. К. п. 1754 г.

Другой храм в Колонтаевке — храм свят. Николая известен по актам еще с 1687 г.* и вероятно основался в одно время с населением Колонтаева.

*Ахтырский акт № 965 «1687 г. март. 23 я Евдокия Максимова жена колонтаевская мещанка продала лесок священноиерею Иакову Самойловичу, пресвитеру Никольскому Колонтаевскому». Ниже написано: «1737 г. я Краснокутского Петропавловского монастыря иеромонах Тимофей (вероятно сын о. Иакова) сей лес с пасекою продал за 24 р. Настасье Григоровне Зашаловской».

Книги храма: октоих М. п. 1699 г., Апостол М. п. 1745 г., правильник К. п. 1746 г., общая минея К. п. 1747 г.

В одном акте 1699 г. читаем: «я Андрей Иванович поп Михайловский Колонтаевский со всем церковным братством ведомо чиним сею нашею купчею, продали мы отказанный на церковь Божию Архангела Михаила от Давида Пасечка луг с пасекою на р. Мерле пану Феодору Боярскому, оже бы купил он на церковь св. Михаила евангелие ценою в 5 коп.* Под актом 1702 г. подписались в виде свидетелей колонтаевские священники «Архангельский поп Андрей Иванович, Николаевской поп Яков Самойловичь, Покровский поп Михаил Фоминичь».** Итак в Колонтаеве кроме Успенского и Николаевского храмов был еще храм Архангела Михаила, и при нем было еще братство. Ныне в Колонтаеве нет Архангельского храма. Нет и храма Покровского, который по делу 1717 г. совершенно разорен шведами в 1709 г., так что священнику его Михаилу, посвященному м. Аврамием, велено было служить в Успенской церкви.***

* Ахтырский акт № 966.

** Ахтырский акт № 969.

*** Дело 1717 г. о неокладных церквах Краснокутского уезда.

В том же деле 1717 г. Колонтаевской Преображенской церкви священник Феодор Жуковский пишеть, что церковь его «с 1709 от разорения шведского пуста и весьма согнилая зостает, того ради, что ныне прихожан нет».* Нынешний храм построен в 1761 г. при священнике Иоанне Жуковском. В нем книги: служебник К. п. 1662 г., триодь цветная и октоих М. п. 1742 г., евангелие М. п. 1748 г., часослов К. п. 1751 г. В консисторском архиве сохранились метрики за 1726 г. Колонтаевского Преображенского прихода за подписом священника Феодора и Успенского прихода за подписом священника Михаила.

* На место Феодора посвящен был в 1743 г. сын его Игнатий Жуковский по просьбе прихожан, под которою подписались колонтаевский сотник Василий Боярский и атаман Семен Кубаш. При производствте его во священника ахтырский игумен, по распоряжению архипастыря, осматривал самый храм и донес, что храм в 727 г. перестроен был из старого храма и на другом месте, старанием полкового обозного ахтырского полка Григория Боярского; иконостас «прежнего храма ветхий, риза шелковая одна, эпитрахиль выбойчатая, подризник полотняный; потир и звезда серебрянные, но лжица оловянная; евангелий двое, одно Л. п. бархатом без серебра обложено, среднестарое, другое писанное среднестарое; апостол К. п. новой, служебник М. п. годится, октоих четвертковый ветхий — за нужду годится; община служб за нужду годится; триодь постная и цветная писанныя, ветхия, часослов могилевской печати; требник ветхий». Ставленник показал о себе: «Русского письма чтению и пению обучен он бывым при Успенской Колонтаевской церкви дьячком Григорием; кроме того иных наук и мастерства незнает; книжицу катихизис, букварь и прочия правила ко священству приличныя уметь и иметь долженствует».

Колонтаев занимал важное место в тревожных событиях 1658-1661 г. во время волнений Виговского. В январе 1658 г. Виговский послал Гадячского наместника Тимошу убеждать Пушкаря оставить вражду против него, Виговского. Пушкарь отвечал: «не так ли Виговский хочет помирить меня с собою, как помирил в Гадяче братьев наших, лишив их головы?» и заковав в цепи Тимошу, отослал его к колантаевскому воеводе, которому напоминал и то о Тимоше, что тот разбил на голову Донца Подолок. Виговский отправил свой сербский полк против союзника Пушкарева Барабаша; но ловкий Барабаш 27 января напал под Диканькою на беспечный сербский полк и до того разгромил его, что только немногие спаслись бегством, прочие же легли на месте, оставив для памяти потомству огромную сербскую могилу.*

* Летопись Велички Т.1, стр.324-326.

По летописи Велички «казацкий полковник Иван Донец», а по чугуевским бумагам колонтаевский полковник, в начале сентября 1658 г. послан Ромадановским с пехотным Московским полком к Чернухам, городу Любенского полка, чтобы наказать здесь друзей Виговского — разными поборами и Донец счастливо возвратился в Пирятин к грозному князю.*

* Величко 1, 240.

Зиевской воевода писал Чугуевскому: «в нынешнем 169 (1б60) г. посланы были в Ахтырской Змиевские черкасы Ивашко Серой с товарищи для государева дела и в распросе, сказали: как де они приехали в Колонтаев, колонтаевские черкасы сидят все в городе и дожидаются к себе, войною из Опошни, да нояб. 27 пригонялись к Колонтаеву Татары от Полтавы и присылали в Колонтаев из Опошни, чтобы клякались королю, а слушались бы Чигиринского Гетмана, а В. Государю кланялись бы на хлебе, и на соли». Это было после несчастноой Чудновской битвы, когда Юлий с казаками правой стороны Днепра предался на сторону короля.

Отписка в Чугуев из Калантаева: «милостивому государю Абакуму Феодоровичу Григорий Тарбеев д колонтевский полковник Иван Донец. Ведомо чиним, что изменники, который указывал гетману в Зинькове, от войск государевых побить и посрамлен»; (это полковник Березецкий пойманный и повешенный Ромодановским); «а который изменник Феодор Жученко (Полтавский полковник) стоит на Котельве, говорят, хочет бежать к Днепру. А мне по государеву указу велено с войском Его Царского Пресветлого Величества идти на изменника и промышлять над ним. Пожалуй, Абакум Федоровичь, помоги ради праведного Государя, чтоб изменник не тешился; хоть людей пришли, или будет изволить, сам приди. Казаки говорят, хочет биться под Колонтаевым, а приход его чается под Колонтаев. Пожалуй, Абакум Федоровичь, змилуйся, змилуйся для милости Божией. Отписка Тарбеева: «по отписке окольничого кн. Григория Григор. Ромодановского велено полковнику Ивану Донцу с вольными людьми идти в Ахтырской; а мне велено оставить для осадного времени чугуваских печенегских черкас 100 человек в Колонтаеве. И чугуевских печенегских черкас осталось 150 человек, а иные бежали; а которые остались, меж себя товарищов в Чугуеве послали бить челом, чтоб переменить в Колонтаеве запасными людьми».

Тарнеев Чугуевскому воеводе в январе 1661 г. «Ты, господине, прислал в Колонтаев черкас на службу государеву, и они меня не слушают. А Печенежский Ивашко, что было учинился полковником, бежал к окольничему и в Колонтаевке не бывал; а они смотря на то хотят все бежать. Да писал ко мне с Ахтырки Андрей Арсеньев, что окольничий однолично будет в Ахтырке скоро с государевыми ратными людьми».

Это было тогда, как Юрий в январе 1661 г. отправил несколько полков на левый берег Днепра, а в сентябре явился здесь и сам с поляками и татарами «на крайнее разорение, хотячи сего-боские полки ку себе наклонити».*

* Величко 2, 18-20.

Во время волнений, поднятых Брюховецким, Колонтаев опять отличался прекрасной известностью. Вот что писал тогда Чугуевский воевода Герасим Рогозин: «мая 5 (1668) изменник Ивашко Брюховецкий посылал из Гадячи с изменники черкасы под Колонтаев город войною и промыслом боярина и воеводы кн. Григория Григ. под Колонтиаевым тех посыльных изменников черкасы побили и Бунчукового товарища поймали. Да он же Иван Брюховецкий во многих причинных местах вниз по р. Донцу поставил караулы — изменников черкас стеречь». В начале августа Чугуевский воевода Иовлев лично доносил царю, что верность колонтаевских черкасов царю вполне дознана им на месте.*

* Дворцовые Разряды 2, 824.825.

В июле 1679 г. многочисленная орда Нагайская прошла с грабежом весь Чугуевский и Харьковский уезды, и одни пошли мурафским шляхом и были под Мурафою и под Красным Кутом и под Колонтаевым. Едва ли спасся Колонтаев от татар и в январе 1680 г., когда они опустошали край по р. Мерло и увели тысячи в плен.

Из истори храмов мы уже видели, что в 1709 г. во время шведской войны Колонтаев пострадал так сильно, что иные приходы его совсем опустели, и два храма навсегда закрыты. «Прихожан ныне нет» сказало прямо о Преображенском храме. А по описи 1704 г. в сотне сотника «города Колонтаева Григория Марковского» показано 292 казака, кроме подпомощных, мещан и подданых.



Число прихожан нового времени:




1730

1750

1770

1790

1810

1830

1850

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

Успенской

370

360

444

443

512

505

527

541

559

813

945

1004

820

915

Николаевской

520

502

568

522

631

580

675

615

712

686

755

879

877

907

Преображенской

230

207

267

218

303

258

441

425

292

308

613

650

552

602




1120

1069

1279

1183

1446

1343

1643

1581

1563

1807

2313

2533

2239

2424


1   2   3   4   5   6   7


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет