Исследовательская работа «Великая Отечественная война на Левокумье»



жүктеу 261.03 Kb.
Дата19.06.2016
өлшемі261.03 Kb.

Отдел образования Левокумского муниципального района

Муниципальное образовательное учреждение

дополнительного образования детей

Дом Детского Творчества села Левокумского

Клуб любителей истории Отечества

( К Л И О)

Движение «Отечество»

Номинация « Великая Отечественная война»

Научно – исследовательская работа



«Великая Отечественная война на Левокумье»

Работу выполнила

Лобанова Елена,

Ученица 11Б класса

МОУ СОШ №1

села Левокумского



Руководитель:

Боридько В. И.

Педагог дополнительного

образования высшей категории
с. Левокумское

2010 год

Содержание.





Содержание. 2

2

Ведение. Актуальность темы исследования. 3



I. Левокумье в годы оккупации. 6

1.Под игом. 6

2. Партизанскими тропами. 11

3. Мужество тружеников тыла. 18

4.Проблема коллаборационизма на Левокумье. 21

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 25

Литература 26



Ведение. Актуальность темы исследования.


Прошло 65 лет после того, как наш народ и его армия одержали победу над Германией. Но чем дальше уходят в историю годы войны, тем более масштабными представляются все события того времени, тем с большей силой и полнотой раскрываются значение победы, величие подвига нашего народа.

Подвиг поколения победителей будет долго сохранять актуальность как поучительный пример патриотизма, мужества, стойкости, самоотверженности, что также определяет и практическую значимость работы.



Цель исследования: изучение Левокумья в годы оккупации.

Задачи исследования:

1. Изучение оккупационного периода на Левокумье.

2. Изучение партизанского движения на Левокумье и деятельность тружеников тыла.

3. Исследование проблемы коллаборационизма



Литературный обзор

В изучении темы помощь оказала книга «Ставропольцы в Великой Отечественной войне». Она издана Ставропольским фондом культуры под редакцией профессора Д.В. Кочура и написана на основе документов по истории войны, хранящихся в фондах центральных и местных архивов. В ней использованы справочные и мемуарные издания, публикации центральных и краевых газет за годы войны. Данный сборник содержит материалы о партизанском и подпольном движении на Левокумье.

К 60-летию Победы в ВОВ 1941-1945гг в г. Ставрополе выпущен сборник «Ставрополье: правда военных лет. Великая Отечественная в документах и исследованиях». Сборник содержит преимущественно не публиковавшиеся ранее документы из фондов государственного архива Ставропольского края и Государственных архивов новейшей истории Ставропольского края, а так же научные исследования по истории Ставрополья в годы ВОВ. Материалы разносторонне характеризуют социально-экономическое состояние края в военный период, участие ставропольцев в военно-оборонной работе, битве за Кавказ, восстановлении народного хозяйства после оккупации, трудовой подвиг тружеников тыла и их повседневную жизнь. В сборнике опубликованы сведения о действиях Левокумского партизанского отряда и бойцах, отличавшихся в боях.

Важная роль в изучении данной темы принадлежит историку-краеведу В.Р. Ясинову. Его историко-экономический очерк «Повесть о Левокумье» написан на основе документов и воспоминаний современников. Автор постарался увековечить имена многих людей Левокумья – рядовых тружеников, представителей интеллигенции и рабочего класса, её защитников – истинных патриотов нашей Родины.

Великая Отечественная война на Левокумье исследуется в книге историка-краеведа В.А. Смолякова «Под игом. В оккупации (август 1942-январь 1943)». Она включает в архивные документы, рассказы, воспоминания участников событий. Автор рассказывает не только о патриотизме наших земляков, но и об отрицательных явлениях в годы войны.

Однако данная тема полностью не освещена. Многое ещё не познано, а многое уже забыто.



Методы исследования:

Для исследования проблемы были использованы следующие методы:



  1. Работа с литературой в школьной и районной библиотеках.

  2. Использование публикаций в местных средствах массовой информации.

  3. Визуальные исследования

  4. Консультации с сотрудниками краеведческого музея с.Левокумского О.Д. Курочкиной, известными краеведами В.Р Ясиновым и В.А. Смоляковым

  5. Встречи с людьми, запись их рассказов, воспоминаний.

  6. Анализ, изучение и обобщение собранного материала.


I. Левокумье в годы оккупации.

1.Под игом.


Для многих людей, живущих вне того пространства, где шли прямые боевые действия, война пока оставалась понятием абстрактным, не осязаемым в силу того, что она напрямую о себе не напоминала: не гремели взрывы, не свистели пули, не рушились здания, не гибли люди на их глазах.

Лето 1942 года значительно приблизило жителей Ставрополья к условиям военного времени, заставило их в полной мере вкусить все запахи фронтовой жизни, острого чувства переживания и сострадания от увиденного несчастья и страдания тысяч и тысяч людей, наводнивших санатории и здравницы Кавказских Минеральных Вод, превращенных войной в госпитали. Близость войны многие ощутили на своих плечах, когда создалась прямая угроза оккупации края осенью 1941 года после прорыва немцев в районе города Ростов-на-Дону.

Война всё ближе и ближе подбиралась к отчему дому, становясь всё ощутимее. Уже сотнями и тысячами похоронок были наполнены дома наших земляков. Уже родные и близкие, не вернувшихся с фронта, стали верить в то, что это не миф, а реальность, с которой необходимо считаться и жить, превозмогая боль и усталость. Коричневое пятно агрессии медленно растекалось по карте страны, сужая пространство, принадлежащее стране рабочих и крестьян, производя гнетущее впечатление на участников этого процесса, деморализуя психологически иссушая душу защитников, измотанных жарой, безводьем, голодных и лишенных необходимых ресурсов.

Чаще голода изнуряла отчаянная жара. Отступление нашей армии проходило одновременно с эвакуацией. Люди и техника должны были проходить через территорию Левокумского района. Отходящая армия и эвакуированная техника в этих условиях предоставляли мишень для фашистских самолетов, господство которых в небе было подавляющим. Бомбежки следовали одна за другой.

18 августа 1942 года война пришла на Левокумье. Это произошло в полдень, знойный и слепящий. Когда селяне жили своими постоянными заботами и нуждами: работали в поле, доили коров, растили детей, смотрели за внуками, пололи траву, готовили обеды, обсуждали последние новости и просто говорили о своём житейском, обыденном, обмениваясь впечатлениями от проведённого трудового дня. Из рассказа Т.С. Юхта: «Немцы входили в село по улице Октябрьской. Сначала мотоциклы прошли. Но пулеметы не строчили. За мотоциклами машины. Их было очень много. На машинах полно немцев. Потом поехали велосипедисты. Двигались по левой стороне. Не стреляли. Наши войска спешно отходили. До прихода немцев через село проходило военная техника, которая разбила дороги. Пыль на дороге до колена.1 Вся эта передовая группа разместилась потом в районе сегодняшней школы (имеется ввиду нынешний Дом школьника). Вскоре прямо во дворе был вырыт блиндаж, где они потом прятались от бомбежек наших самолетов. Второй блиндаж был вырыт в районе здания сегодняшней школы (там раньше находился пустырь). Те, кому не хватило места в здании школы, были расселены близ школы.

Там, где сегодня находится здание ЦСУ, в 1942 году размещались немецкая комендатура. Она сразу там не появилась. Там выдавали пропуска жителям села, если у них возникла необходимость в передвижении. Иначе из села никто не мог выйти. Всё было взято под контроль немцев и полицаев.

Прежде, чем получить такой документ, нужно было подробно ответить на вопрос: зачем вы это делаете? Т.е. не каждый мог получить такой пропуск. Для того, чтобы добиться четких и обоснованных ответов от граждан села, приходилось пользоваться услугами переводчика. В здании райкома партии немцы строили свой штаб. Был на сходе всех жителей села избран староста Асеев, проживающий по улице Ворошилова. Он был избран потому, что был немолод, скорее даже стар. Немцы полагали, что он будет именно той фигурой, которая поможет им выявить, где живут партизаны, активисты советской власти, коммунисты и комсомольцы, офицеры Красной Армии, евреи. Видимо, они рассчитывали на то, что возраст сам по себе несет уважение и авторитет. Но они очень просчитались. Дед Асеев никого не выдал. У него достало ума быть в этих условиях настоящим дипломатом. А как непросто это было! Между молотом и наковальней… Конечно незваные гости вели себя очень бесцеремонно: ночью и днем стучали в любую дверь, часто били в оконные стекла прикладами автомата. На работу немцы выгоняли местное население. Они заставляли рыть окопы за околицей села. Всех, кого сюда собирали, охранял один немец. Он был вооружен. Но не зверствовал. Окопы начали рыть в сентябре 1942 года. Это была своего рода преграда от партизан и Красной Армии. На этих работах была занята в основном молодежь села. Начались расправы над коммунистами и активистами советской власти. Гитлеровцы установили в селах виселицы, открыли тюрьмы, запретили людям появляться на улицах вечерами, собираться группами. В каждом они подозревали партизанов. Обращение представителя немецкой власти населению. «Партизаны - твои враги. Они грабят твой скот и продовольствие. Партизаны угрожают твоей жизни. Кто партизан приютит, поддержит или, зная про их похождения, не заявит об этом, будет казнен. Село, поддерживающее партизан, будет спалено, имущество населения - конфисковано, староста – расстрелян. Твоя собственная выгода, если ты доносишь. Этим ты обеспечиваешь свою жизнь и, кроме того, получаешь высокую награду деньгами или землей.

Долой партизан!!!

Каждый обязан известное ему похождение партизан сейчас заявить в сельскохозяйственное управление или ближайшей немецкой части. Заявления ваши будут держаться в тайне.

Командующий генерал.»2

Примерно в сентябре, время было осеннее, полицейскими, среди которых было немало ретивых служак, на мосту у села Левокумское был схвачен паренек лет шестнадцати. Видимо, ноги у него были прострелены или перебиты, так как передвигался он тяжело. Был сильно избит. Одет был в серый костюм, на голове фуражка, руки за спиной были связаны проволокой. На площади собрали огромное число жителей и устроили публичную казнь. На груди у него висела дощечка с надписью «Партизан». Вешали его в центре села, у здания райисполкома. Перед смертью его поставили на деревянные ящики и набросили на шею веревку. Ходьба давалась ему с трудом. Он как будто искал кого-то взглядом в толпе. В последнее свое мгновение он успел крикнуть в толпу: «Прощай, сестра!» Тело его не вынимали из петли несколько дней...3 На груди у него висела табличка такого содержания: «Такая участь ждет каждого, кто будет бороться против нового порядка».

Самым страшным злодеянием во время оккупации был массовый расстрел евреев. В акте о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков в селе Левокумском записано:

«Рано утром 2 октября 1942 года немецкие мерзавцы вывели мирных жителей: стариков, старух и детей за село Левокумское и в районе кирпичного завода в трёх котлованах расстреляли 286 человек.» Среди расстрелянных управляющий отделением Госбанка Наум Маркович Гопен со своей женой и дочерью Анной, два колхозника третьей бригады колхоза «Коммунар» Миша Золь и Яша Фефер, эвакуированная Мария Сидлер, её трёхлетний сын и 65-летняя старуха-мать. Это были люди еврейской национальности. А вот второй архивный документ «В селе Правокумском немцы рас­стреляли 32 человек (среди них 5-летнюю девочку Иванову Аню). В селе Левокумском расстреляли 7 человек (троих повесили), вывезли в Буденновск и расстреляли 15 семей. Во Владимировке расстреляли 53 челове­ка, вывезли для расстрела 23 семьи. В Урожайном расстреляли 72 человека, среди них женщины и дети, вывезли 57 семей, но убийцам не повезло- часть обреченных на смерть отбили стремительно наступавшие советские войска.»По неполным данным, фашистские изверги и их пособники уничтожили на Левокумье 120 детей. 4Когда ушли передовые части, то в селе остались немного немцев, чьими обязанностями было поддержание порядка. И они стремились держать всех жителей в постоянном страхе. В этом им очень неплохо содействовали местные полицаи. Это делалось для того, чтобы, там не спрятались партизаны. Работать приходилось в трудных условиях. После такого каторжного труда долго не заживали раны на ногах.

Страх у захватчиков перед партизанами был очень силен. Они поэтому часто устраивали вместе с полицаями повальные проверки и обыски в домах наших жителей. Заодно их интересовало, не про­живают ли здесь коммунисты и активисты советской власти.

Для запугивания местных жителей новая власть на селе развеси­ла в самых людных местах объявления о том, что если на какой-либо улице погибнет хоть один немецкий солдат, то они расстреляют всех жителей этой улицы.

Когда в село привозили убитых фашистов, местных жите­лей, сгоняли для того, чтобы они принимали участие в похоронах (не­мецкое кладбище тогда находилось на месте сегодняшнего кинотеатра «Восток»)

2. Партизанскими тропами.


Лютая ненависть к врагу с каждым днем возрастала. В Величаевские плавни со всех концов Ставрополья стекались народные мстители. Они беспощадно громили захватчиков, изматывая их силы и приближая час победы. На участке Величаевских плавней дислоцировалось 42 партизанских отряда, состоящих, в основном, из ставропольцев. Первая кровавая стычка с врагом произошла 18 августа 1942 года. «В восемь часов утра в районе хутора Новогражданского партизанский отряд Петровского района был сменен Гофицким партизанским отрядом, которым командовал председатель райисполкома Николай Фомич Гноевой, комиссаром был секретарь Гофицкого райкома партии Иван Герасимович Анисимов. Отряд состоял из 22 бойцов, двое из которых находились в разведке.5

Партизанским движением непосредственно руководили секретари крайкома партии М. А. Суслов и В. В. Воронцов. Партизанский отряд «Яков» состоял в основном из левокумцев, насчитывал 117 бойцов. Комиссаром, а затем командиром отряда был Николай Данилович Рыженков, начальником штаба - Никифор Дмитриевич Саутко, командиром взво­да разведки Иван Карпович Дрогин, замполитом взвода разведки Иван Павлович Еременко.

В составе отряда героически сражались с немецко-фашистскими оккупантами Константин Гаврилович Сидько, Кузьма Сте­панович Киреев, Федор Степанович Федюков, Иван Иванович Дудулин, Кирилл Ефимович Хижмяк, Федор Терентьевич Боридько, два брата Ло­зовых Петр и Алексей Даниловичи, Татьяна Бутто,

Николай Данилович Харламов, Петр Базалеев, Екатерина Ивановна Лебедева, Андрей Васи­льевич Турин, Павел Иванович Обухов, Дмитрий Уварович Бойко, Иван Дмитриевич Резинкин, Иван Герасимович Фоменко, Николай Фродович Кравченко, Феодосия Иосифовна Зайцева и многие другие.6

За пять с половиной месяцев они уничтожили около тысячи немецких солдат и 187 офицеров, полицейских и других предателей, подорвали или захватили две бронемашины, три автомашины, одиннадцать мотоциклов, пятнадцать тракторов, четыре склада с шерстью, подготовленной к отправке в фашистскую Германию. Партизаны захватили и отправили в тыл советской Армии около 26 000 овец, около 4500 голов крупного рогатого скота, до 1000 лошадей.

Действия партизанских отрядов на Левокумье вызывали страх и расте­рянность у фашистских солдат и офицеров. В письмах в Германию они писа­ли: «Земля здесь обширная, бесконечная степь. Хлеба, масла, мяса много, но люди здесь страшные: стреляют из-за угла, убивают чем попало наших солдат и офицеров. Встаешь каждое утро и думаешь: останешься ли живым или партизанская пуля раздробит тебе череп. Под постоянным страхом на­ходимся мы на этой проклятой земле»

Немало славных страниц в историю борьбы против немецких оккупан­тов вписали народные мстители. Многие из них героически погибли на поле брани. Так, во Владимировке во время одной из дерзких вылазок смертью храбрых погибли командир сводной группы партизанских отря­дов, бывший секретарь Благодарненского райкома партии А. Г. Однокозов и разведчица, бывший секретарь райкома ВЛКСМ Анна Шилина, сек­ретарь партийной организации Величаевского И. К. Дрогин, шестнадца­тилетний юноша Петя Базалеев и многие другие.

Осенью 1942 года Петя Базалеев и Иван Дрогин по заданию штаба партизанского отряда «Яков» ушли в разведку. Им поручили устано­вить численность фашистских войск в Величаевском. Задание было не­легким. Расстилался густой туман... Ничего не подозревая, они смело подбирались к хутору Кочубей. Вдруг раздались выстрелы. «Русс, сда­вайся!» — кричали фашисты из засады.

«Русские не сдаются!» — крикнул Иван Дрогин и приник к земле. Вра­гов было до полусотни. Смельчаки отступали с боем. До укрытия оставалось немного. В этот злополучный момент у Пети оборвался патронташ и упал в бурьян. Найти его в такой критический момент не удалось. Петя выпалил последние патроны по наседавшим фашистам. Стрелять было нечем. Гитлеровцы схватили его живым.

Страшным пыткам подвергли они разведчика. Фашисты привя­зали Петю к лошади и таскали по степи, били плетьми, прикладами. На допросе требовали сведений о партизанах. Но Петя, несмотря на страшные пытки, молчал. Рассвирепевший комендант отправил юно­го героя на допрос в Арзгир, в штаб воинской части. И здесь Петя вел себя стойко. Фашисты не добились никаких показаний. Приве­денные в ярость стойкостью комсомольца, они зарыли его в могилу живым. И. К. Дрогин дрался до последнего патрона и, не желая по­пасть живым в руки врага, взорвал себя и группу гитлеровцев после­дней гранатой.

Сoгласно документов Ставропольского партийного архива в селе Величаевском Левокумского района для работы в подполье были оставлены Скоков Александр Иванович и Калайтанова (Поддубная )Наталья Даниловна. Они имели регулярную связь с партизанами Левокумского отряда «Яков». По заданию штаба Скоков и А.И. Калайтанова (Поддубная) Н.Д. создали подпольную патриотическую группу.

Сохранилось много разнообразных материалов, которые дают подробную характеристику работе Величаевской подпольной организации в архивах Ставропольского края. Многие документы сохранились на руках участников Величаевского подполья. Из документов и в личных беседах с участниками и очевидцами установлено: в период оккупации некоторых районов Ставропольского края, краевым комитетом партии была проведена работа по организации подполья в тылу противника. Организатором подполья являлся бывший секретарь крайкома КПСС Воронцов Владимир Васильевич. В августе месяце 1942 года он провел совещание, на котором присутствовали товарищи Зайцев Андрей Иванович, Трубицын Александр Александрович, Цвиркун Иван Степанович, Сидько Константин Гаврилович, Барко Иван Степанович, Обухов Павел Иванович, Зайцев Михаил Андреевич, Скоков Александр Иванович, Напханюк Кузьма Федорович, Обмачевский Василий Захарович и другие. На этом совещании участники подполья получили подробные указания о том, как организовывать разведывательную, диверсионную и подпольную работу в тылу противника.

Систематическое партийное руководство комсомольцами осуществляли крайком партии и крайком комсомола.

В октябре 1942 года для инструктажа выезжали бывшие работники крайкома КПСС товарищи Воронцов, Духин, работник крайкома ВЛКСМ Андреев, младший лейтенант государственной безопасности товарищ Такмаков и другие.

Согласно тексту командировочного удостоверения, которое хра­нится в личном деле товарища Токмакова Василия Митрофановича, в нем говорится следующее: «Вам предлагается выехать в служебную командировку вместе с секретарем Крайкома ВКП(б) Воронцовым и представителем разведывательного управления Северной группы войск с задачей оказания помощи последним в подборе из числа партизан и советских граждан кандидатур для разведывательной и подпольной работы в тылу противника». Другие документы так же понятно подтверждают, что Воронцов, Духин, Андреев, Такмаков и другие не только участвовали в подборе кадров большевистского подполья, но и учили комсомольцев как организовывать диверсион­ную и подпольную работу в тылу врага.

Систематическое руководство работой Величаевского подполья осуществлял командир разведки объединенного отряда, входившего в Кумскую партизанскую группу, Дрогин Иван Карпович, инструк­тор Левокумского РК КПСС; товарищ Обухов Павел Иванович, раз­ведчики Кумской партизанской группы; тт. Барко Иван Степанович, Федюков Степан Иванович, Трубицын Александр Александрович, , Цвиркун Иван Степанович, Сидько Константин Гаврилович, Базалеев Петр Яковлевич и другие.

Величаевская подпольная организация под своим контролем дер­жала 30 лодок. На них работники подполья проникали во многие населенные пункты. Комсомольцы Величаевки, связавшись с груп­пой «Фиалка» города Буденновска (ныне Прикумск), регулярно по­лучали разведывательные данные по технике врага, о составе воинс­ких частей противника и мероприятиях фашистских властей по Буденовскому, Левокумскому и Черноземельскому районам.

С подходом кавалерийских корпусов Советской Армии т.т . Ки­риченко и Селиванова к реке Куме, величаевские комсомольцы по­лучили радио, фотоаппараты и вместе с бойцами Советской Армии фотографировали военные объекты противника и личный состав офицеров врага.

Была усилена диверсионная деятельность подполья. Комсомольцы изъяли из сельской управы печатную машинку и организовали печатание листовок своими силами. Систематически выводилась из строя сельскохозяйственная техника. Дрогин Иван Карпович, Федюков Степан Иванович и другие разведчики партизан приносили комсомольцам взрывчатку и помогали им организовать минирование дорог, мостов других военных объектов врага.

В отчёте краевого штаба партизанского движения о боевой и раз­ведывательной деятельности партизанских отрядов Ставрополья гово­рится: «Партизанские отряды Северной группы в августе-сентябре 1942 года проводили активные боевые операции против немецких оккупан­тов с девятой и десятой гвардейской кавалерийскими дивизиями. По зданию командования дивизии и штаба партизанского движения Се­верной группы проводились активные боевые операции против немец­ких военных гарнизонов, располагающихся в селах Ачикулаке, Величаевском, Урожайном, Владимировке».7

Есть необходимость рассказать еще о некоторых участ­никах партизанского движения на Левокумье. О них сегодня мало кто знает. Но архивные и другие данные достаточно подробно гово­рят об этом. Итак, перед нами еще две судьбы.

Из «Автобиографии» Киреева Кузьмы Степановича, написанной 10 марта 1952 года, когда он проживал в селе Левокумском по улице Ленина, 22. Родился в 1895 году в городе Ставрополе. Родители при­надлежали к крестьянскому сословию и работали по найму на поме­щиков.

Киреев Кузьма начал свою трудовую жизнь с 13 лет, с найма в кулацкие и богатые семьи. Работал таким образом до 1916 года, пока его не призвали в армию. Шла империалистическая война. Кузьма Степанович прослужил в армии до января 1918 года. В мае 1918 всту­пил в ряды Красной Армии. Во время отступления Красной Армии на Астрахань в ноябре 1918 года, будучи больным тифом, был остав­лен отходящей армией в крестьянском доме близ Кизляра. После выздоровления был призван в белую армию и прослужил там с июня 1919 по ноябрь 1919 года. Вместе с белой армией дошел до Украины (город Изюм) и здесь перешел на сторону красных. Находился в Крас­ной Армии до 20 апреля 1923 года. Участвовал в боях против Деникина, Врангеля, воевал на польском фронте.

С 1923 года работал на руководящих постах в государственных и кооперативных организациях. В 1924 году — заместитель председа­теля волисполкома села Новоромановка Арзгирского района. С 25 октября 1924 по 20 апреля 1930 — председатель сельсовета села Владимировка Левокумского района. С 1930 по 1932 год — председа­тель колхоза села Прасковея Буденновского района. С февраля 1932 по август 1934 годы — заместитель заврайзо по животноводству Буденовского района. С октября 1934 года по март 1937 года — зоотех­ник овцеводческой фермы в совхозе «Овцевод» Арзгирского района. С 1937 года по 1939 — заведующий базой «Заготскот» села Воронцо­во-Александровское (сегодня Зеленокумск). В этом же году его пере­водят на работу в Левокумский район. Здесь он в течение года (1939-1940) работает заведующим коммунальным хозяйством района. С 1940 по 1942 работает директором Заготживсырье. С 15 февраля 1942 года и по 18 августа 1942 года работает председателем колхоза «Крас­ный камышанник» в селе Величаевском. С 18 августа 1942 года по 15 января 1943 года — боец партизанского отряда «Яков». Награжден медалями: «Партизану Великой Отечественной войны 1 степени», «За оборону Кавказа», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945гг.», «За победу над Германией».

Операция по освобождению Северного Кавказа развернулась в начале января 1943 года. 1 января 1943 года войска Северной группы Закавказского фронта предприняли наступление в районе севернее Моздока. В боевом донесении Северной группы войск Закавказского фронта от 10 января 1943 года говорится: «Для занятия села Левокумского в Ачикулак выслан мотобатальон 414-й стрелковой дивизии». (Архив Министер­ства обороны СССР Ф-273, оп. 879, Дело 129). Активную помощь в освобож­дении Левокумского района от фашистских оккупантов оказали партизаны. В сообщении Совинформбюро о боевых успехах ставропольских парти­зан говорится: «Три отряда ставропольских партизан, взаимодействуя с на­ступающими частями Красной Армии, истребили немецкие гарнизоны в Левокумском и Арзгирском районах. Партизаны уничтожили 117 и взяли в плен 87 немецких солдат и офицеров. Захвачено три пулемета, три миноме­та, 214 винтовок и автоматов, 74 тысячи патронов».

11 января 1943 года были освобождены от немецко-фишистских зах­ватчиков город Буденновск и село Ачикулак, 21 января – город Ставрополь, 29 января 1943 года на территории Ставропольского края не оста­лось ни одного немца» («Ставрополье в Великой Отечественной войне», выпуск 1961 г.).


3. Мужество тружеников тыла.


Война стала тяжелейшим испытанием не только для тех, кто воевал с врагом, но и для тех, кто трудился у станка или в поле.

Из воспоминаний Е. Ерёминой жительницы с. Левокумского:

«Война свалилась большой бедой. Почти все мужики ушли воевать. И я своего проводила. Наплакалась, напричиталась, а наутро меня вызвал директор МТС и говорит: Вот что, Дуся, принимай-ка трак­торную бригаду...

Не видела я больше Алешу... Вот только похоронка осталась. По очереди получили похоронки и другие замужние женщины моей бригады. И мы снова и снова оплакивали наше общее горе. И снова работали. Работали так, что спина не просыхала от пота. И пыль хру­стела на зубах, и руки не отмывались от мазута, солярки, масла, ржав­чины.

Мы постоянно мечтали о победе. И делали все, чтобы этот день настал побыстрее. О наградах не думали, когда сеяли и убирали хлеб, до полуночи разбирались в поломках, и снова ехали в поле. А в сорок шестом меня и моих подруг наградили медалями «За доблестный труд во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг».

И тогда нам впервые сказали: «Вы совершили трудовой подвиг». А я ответи­ла: «Мы просто работали»». 8

Вспоминает Лаврикова Раиса Ивановна, труженица тыла в годы Великой Отечественной войны (село Левокумское):

«Работала в колхозе рядовой колхозницей, а это значило, что делала все, куда пошлет начальство. Потом задания усложнились. Я стала прицепщицей. С 1944 года - трактористкой. Мне уже исполнилось 14 лет. Тракто­ра были в то время совсем другими. С нынешними и сравнивать нельзя. Тяжелые, неуклюжие. Колеса металлические. Сиденья, на ко­торых мы сидели, опять же металлические. Неуклюжие. Как допо­топные животные. А самое главное, что все они были без кабин. Все открыто ветрам и снегам. Ветер пронизывал наши истерзанные, замурзанные, латанные и перелатанные фуфайки насквозь. Зимой было невыносимо холодно. А летом донимала жара. Под сорок градусов и выше. Раскалялся металл от горячего солнца так, что невыносимо болела голова... Ни о какой самой захудалой меди­цинской помощи или о необходимости переждать тепловой удар и помышлять не приходилось ни кому. И вот за штурвалом такого «железного коня» восседала, как на троне, совсем девочка, девчушка. Рядом со мной сидели и те, кто по­старше. Молодые женщины, мужья которых были на фронте. Солдат­ки. А сколько из них стало вдовами! Не приведи господь это еще раз пережить! Вся тяжесть колхозного дела легла на наши плечи. Казалось иног­да, что это выдержать не возможно. Особенно, когда техника лома­лась. А происходило это очень часто. Но мы понимали, что идет воина, что надо работать вместе с бой­цами Красной Армии, которые ежедневно приближали нашу общую победу на фронте. И потому работали. Работали на износ. Без выходных, без отпус­ков, зачастую без сна и впроголодь.

А как хотелось спать и есть! Спали, если выберешь время, прямо в борозде. Упал и уснул, как мертвый. Так уставали за день, который ка­зался бесконечным... Как вечность. Да, было невыносимо трудно. Но мы трудились не покладая рук: грязные, оборванные, разутые, летом - босые, зимой и весной - в поршнях...

Мы были молоды и тогда это казалось, что придет Победа и все изменится. Но не так скоро все произошло... На всех культстанах реял лозунг: «Все - для фронта, все - для победы!» И мы стремились следовать этому всенародному призыву! Домой нас отпускали из степи на час-два, не более в месяц. Мы не виделись с близкими людьми, соседями по целым месяцам. Но и этому были рады. Мы жили надеждами, все стремились к одному: как можно боль­ше помочь фронту, чтобы быстрее закончилась война.

И наш труд давал о себе знать: государство получало с каждым годом все больше и больше зерна, продуктов, молока, мяса, кож, хлопка, другого сырья.»9

4.Проблема коллаборационизма на Левокумье.


Одной из наиболее острых проблем истории Отечественной войны является проблема коллаборационизма. Коллаборационистами называли лиц, сотрудничавших с фашистскими захватчиками на оккупированной ими территории.

Многие историки подчеркивают, что питательной средой предательства стали поражения Красной Армии в 1941 – 1942гг, вызвавшие депрессию, панику, чувство безысходности. Вместе с тем среди перешедших на сторону врага было немало убежденных противников советской власти.

На Левокумье немало людей в условиях оккупационного режима встали в ряды тех, кто обслуживал интересы гитлеровских войск, а, попросту говоря, стали изменниками, предателями своего Отечества, нарушили присягу, данную ими при вступлении в ряды Красной Армии. И здесь не нужны громкие слова. Они сути не меняют. Хотя мотивы вступления в полицаи у всех были очень разными, глубоко индивидуальными, сопряженными с известными сомнениями в правильности своего выбора. В марте 1943 года состоялся Пленум РК ВКП(б), где впервые приведена такая цифра: всех предателей и пособников оккупационной власти в районе окажется не менее 500 человек. Для сравнения: это несколько больше, чем сегодня работников органов внутренних дел нашего района. Почти в два раза. И почти в четыре раза больше, чем было партизан в составе партизанского отряда «Яков» Левокумского района. К сожалению, невозможно сегодня посчитать точное число дезертиров, которые в это время скрывались в труднодоступных местах района. Из местных полицаев выделяется своей жестокостью по отношению к населению некто Бахметов.

АРХИВНАЯ СПРАВКА: Бахметов Тимофей Артемьевич, 1912 года рождения, уроженец села Левокумского Левокумского района Орджоникидзевского края. Вернувшись по ранению с фронта с прихо­дом немцев поступил на службу в полицию. В октябре 1942 года — полицейский, с октября этого же года — старший полицейский, с ноября 1942 года — следователь полиции.

В конце сентября принимал участие в сборе евреев, приговорен­ных к расстрелу в селе Левокумском. (Бахметов это отрицает, но сви­детели подтверждают). Вел допрос граждан, выясняя их связи с парти­занами. В декабре 1942 года участвовал в карательной экспедиции против величаевских партизан. Арестовал трех женщин. Участвовал в допросе Скокова, водил его на обыск, изъял при этом наган, при­сутствовал при расстреле Скокова. В упавшее тело произвел несколь­ко выстрелов из автомата. Принимал участие в выселении из своих домов членов семей партизан и работников советского и партийного актива. Патрулировал село, задерживал мирных граждан, доставлял их в полицию, выезжал на поимку евреев в Кумстрой, изъял у одной гражданки из хутора Новограждановский брюки, у другой ружье10. Не уступал ему заплечных дел мастер Смоляков (отец Василия и Михаила Смолякова). Одетые в полицейскую форму, вооруженные, на лошадях, в руках у них всегда были нагайки, местные холуи стегали налево и направо тех, кто по­падался им на пути. Не разбирали: старик перед ними или ребенок. Как опричники царя Ивана Грозного. Говорят, что Смоляков уехал; потом в Америку, где и умер после войны.

Кроме Бахметова и Смолякого в полицию пошлел служить Звягин Василий Иванович примерно 1912—1914 года рождения.

В полицию пошли служить Харченко Николай, Саламатин Николай, Одерехин Иван, Хаткин Иван. В числе радетелей новой власти и нового порядка был Матвеев Петр. Петр Тихонович Синявский тоже там проходил. Отец его в то время был членом ВКП(б), в свое время был председателем колхоза, а сын — и это было — служил в полиции. После прихода наших войск сразу был призван в Красную Армию. Но после окончания войны также от­сидел по полной программе как изменник Родины.

В числе полицаев состоял Емельянов Дмитрий Иванович. Ему было также 17 лет. Он ни в чем себя с плохой стороны не проявил. Так же получил наказание. В полиции служил Гриднев Иван Моисеевич. Да и немало дру­гих. После прихода Советской власти этим ребятам пришлось прой­ти через людской суд, через суд народа. Тех, у кого руки были чисты, а дела их не были кровавы, народ оправдал. Они тут же были призва­ны в Красную Армию. Одновременно это и было для них своеобраз­ным искуплением вины... Самое главное, что в расстрелах мирного населения они участия не принимали...

Из воспоминаний И.И. Щербинина, жителя села Левокумского:

Что мне известно о Шейко Василии, известном предателе? Он был уроженцем села Урожайного. Он был несколько старше нас. Где-то 1920-1921 года рождения. Говорят, что он хорошо умел рисовать. Ему хорошо удавались портреты Пушкина. Ленина он хорошо рисовал. Я это помню с детских лет. Я его встречал незадолго перед приходом в село немцев. Встреча наша с ним произошла в селе Левокумском. Он тогда работал в особом отделе. Помню, когда мы с ним встретились, он был в военной форме, с пистолетом на боку. Мне показалось что он несколько бравировал этим. Уже после войны отец Василия Шейко, будучи в преклонных летах, рассказывал мне о том, что Василий, совершив неслыханный акт предательства по отношению к Александру Скокову и его друзьям, его семье, ушел вместе с немцами. Уже отойдя подальше от Северного Кавказа, он вступил в ряды Красной Армии. Воевал на стороне наступающих наших войск. Но вскоре был разоблачен войсками НКВД и был расстрелян где-то на территории Украины.

Они потом понесут ответственность. Юридическую, гражданскую, человеческую, нравственную – самую главную! – перед своей совестью. Наказание будет по тем временам суровым. Кого-то эта кара настигнет сразу, еще в период войны. Кого-то после войны. Кто-то сумел счастливо избежать государственного наказания. Жесткого. Вернее жестокого. Каким было и само время. Военное. Тех, кто был в ГУЛАГЕ от звонка до звонка, кто пилил лес в Сибири и Мордовии, сполна кормил кашей, нюхал парашу, уничтожался дистрофией, самим сроком наказания – было не так уж и мало. Но и сроки они получили немалые: 10-15 лет. Измена родине – статья самая страшная, позорная. Хотя самим изменникам было чуть больше 17-18 лет. Деды и прадеды наших сверстников стали полицаями не только потому, что они в сердцах своих носили жгучую ненависть к большевистскому строю. Многие одели форму полицая не по своей воле. Им угрожали. Словом, заставили это сделать. Принудили. А они испугались угроз новой власти.

В то же время известно и о том, что далеко не все, кого принуждали идти служить в полицию, безропотно и покорно принимали это приглашение. Были и те, кто настойчиво отказывался, находя различные предлоги. Не совершал святотатства, не подличал и не двурушничал, не предавал, не совершал скверного, если говорит высоким слогом. А в тех условиях это было совсем непросто.

У других же просто не хватило силы. Силы духа. Порядочности. Честности перед собой и своими близкими.

Да, это не оправдание. Но в итоге – исковерканная жизнь. Ни нормальной семьи. Ни доброго отношения соседей и земляков. Даже после отбытия самого страшного наказания. Ведь немало тех, кто вернулся домой, в свое село, продолжал всякий раз подвергать себя немому осуждению односельчан.



Понимая, что за свои дела нужно отвечать, они ушли вместе с захватчиками в холодном декабре 1942 года. В глубь страны, медленно очищающейся от коричневой плесени.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Война к каждому пришла по- своему. Каждый видел войну через то дело, которым занимался. Каждый помнит её индивидуально. А многие уже не помнят, так как их уже нет в живых. Говорят, что каждый человек умирает дважды. Первый раз, когда его настигает смерть физическая, а второй раз, когда его имя предается забвению. И наша задача – сохранить память о защитниках Родины и помнить, что огонь войны не погас, что нужно быть начеку и хранить мир.

Литература





  1. Ставрополье в Великой Отечественной войне. М., 1968 г.




  1. Ставрополье в Великой Отечественной войне г. Ставрополь, 1995 г.




  1. Ставрополье: правда военных лет. г. Ставрополь, 2005 г.




  1. В.Р. Ясинов. Повесть о Левокумье. М., 2003 г.




  1. В.Смоляков. Под игом. Левокумье в годы оккупации. М., 2003 г.




  1. Е.Еремина. Мы просто работали.// Светлый путь. 1979 г.




  1. Воспоминания// Р.И.Лавриковой, //Левокумье. 1995 г.


Приложение











Вечная память…

В райцентре, в парке культуры и отдыха, на средства тружеников сел района 8 мая 1971 года сооружен монумент Вечной славы. Зажжен Вечный огонь в память левокумцев, погибших в годы установления Советской власти и гражданской войны, а также павших защитников Родины в годы Великой Отечественной войны 1941-1945г. Надпись на лицевой стороне памятника гласит: «Великие подвиги ваши бессмертны. Память о вас навсегда сохранит Родина.»





1 В. Смоляков. Под игом. Левокумье в годы оккупации. М.,2003, стр. 89

2 В. Смоляков. Под игом. Левокумье в годы оккупации. М.,2003, стр. 60

3 В. Р. Ясинов. Повесть о Левокумье. М.,2003, стр. 22

4 В. Р. Ясинов. Повесть о Левокумье. М.,2003, стр. 164

5 М. Г. Новиков. Ставрополье в Великой Отечественной войне. М.,1968, стр.130

6 М. Г. Новиков. Ставрополье в Великой Отечественной войне. М.,1968, стр.133

7 Е.И. Долгова., В.В. Белоконь. Ставрополье: правда военных лет, г. Ставрополь 1995, стр.133


8 Е.Еремина. Мы просто работали// Светлый путь,1979.

9 Воспоминания Лавриковой Р.И.// Левокумье,1995

10 В.А. Смоляков. Под игом. Левокумье в годы оккупации. М.,2003, стр. 24



©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет