Использованные сокращения атф аденозинтрифосфат



жүктеу 129.65 Kb.
Дата23.06.2016
өлшемі129.65 Kb.
Введение

ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ СОКРАЩЕНИЯ


АТФ - аденозинтрифосфат;
АФК - активные формы кислорода;
ДАК - дегидроаскорбиновая кислота;
ДДК - диэтилдитиокарбамат натрия;
ДМСО - диметилсульфоксид;
кДНК - комплиментарная дезоксирибонуклеиновая кислота;
МДГ - малатдегидрогеназа;
МДГА - монодегидроаскорбат-радикал;
мРНК - матричная рибонуклеиновая кислота;
НАД - никотинамидадениндинуклеотид;
НАД Н - восстановленная форма никотинамидадениндинуклеотида;
НАДФ - никотинамидадениндинуклеотидфосфат;
НАДФ Н - восстановленная форма никотинамидадениндинуклеотидфосфата;
ОСВ - относительное содержание воды;
ПСК - программируемая смерть клетки;
ПЭГ - полиэтиленгликоль;
СОД - супероксидцисмутаза;
СПУ - системная приобретенная устойчивость;
СК - салициловая кислота;
ФАЛ - фенилаланинаммиаклиаза;
цАМФ - циклический аденозинмонофосфат;
цГМФ - циклический гуанозинмонофосфат;
ЭКП - экстраклеточная пероксидаза;
ЭКР - экстраклеточный раствор;
ЭПР - электронно-парамагнитный резонанс;
CDPK - calcium / calmodulin dependent protein kinase (кальций / кальмодулин
зависимая протеинкианаз);
FPLC - fast protein liquid chromatography (быстрая белковая жидкостная
хроматография);
GC - газовая хроматография;
GSH - глутатион восстановленный;
GSSG - глутатион окисленный;
ОН* - гидроксильный радикал;
Н2О2 - пероксид водорода;
HPLC - high perfonnance liquid chromatography (высоко-эффективная жидкостная
хроматография);
HRP - horse radish peroxidase (пероксидаза хрена);
HSP - heat shock proteins (белки теплового шока);
LEA - late embryogenesis abundant proteins (доминирующие белки позднего
эмбриогенеза);
MAP киназы - митоген-активируемые протеинкиназы
MS - масс-спектрометрия;
N0* — оксид азота;
Ог*~ - супероксидный анион радикал;
PR белки - pathogenesis-related (патоген-индуцированные) белки;
SHAM - salicylhydroxamic acid (салицилгидроксамовая кислота)
ВВЕДЕНИЕ
Растения и животные постоянно испытывают на себе влияние экстремальных воздействий окружающей среды и различных антропогенных факторов. Способность к защите от действия неблагоприятных факторов среды (стрессоров) - столь же обязательное свойство любого организма, как питание, движение, размножение и другие. По словам Д.Н. Насонова, «центральным вопросом эволюции является адаптация, приспособление живого к среде» (цит. По Браун, Мозженок, 1987). В устойчивости растений к действию каждого из факторов внешней среды помимо специфических, зависящих от особенностей воздействия и вида растения, важную роль играют неспецифические реакции клетки, возникающие при действии любых неблагоприятных факторов. Стресс, как известно, - «это совокупность всех неспецифических изменений, возникающих под влиянием любых сильных воздействий и сопровождающихся перестройкой защитных систем организма» (Селье, 1972; Полевой, 1989). Hans Selye выделял три стадии генерализованного адаптационного синдрома: «реакцию тревоги», стадию резистентности и стадию истощения. «Реакция тревоги обозначает первоначальную, неспецифическую реакцию, представляющую собой соматическое выражение общего «призыва к оружию» защитных сил организма» (Селье, 1972). Необходимо отметить, что еще в 1901 г. Н.Е. Введенским была выдвинута гипотеза о всеобщей ответной реакции живых систем на клеточном уровне в ответ на раздражение (Введенский, 1901, цит. по Муртази, 1963). Видным физиологом животных и растений, многие годы работавшим в Казанском институте биологии, Фаридом Фатыховичем Муртази была доказана общность харатера неспецифических ответных реакций в клетках животных и растений (Муртази, 1963). Суть неспецифических реакций в значительной степени сводится к тем изменениям, которые обнаруживаются в мембранных образованиях клетки. Более того, найдена связь между устойчивостью растений к различным воздействиям и состоянием их мембранных компонентов (Чиркова, 2002).
Значительную роль в ответных реакциях на воздействия играют окислительные процессы, протекающие в живых организмах, в частности, свободнорадикальные реакции, связанные с участием кислородных радикалов.
Кислород играет ключевую роль в энергетике большинства живых существ. Он служит окислителем питательных веществ при дыхании животных, растений, грибов и бактерий. Без кислорода обходятся лишь сравнительно немногочисленные виды, обитающие в бескислородных (анаэробных) условиях и покрывающие свои энергетические потребности за счет брожения. Однако высокая окислительная способность кислорода, необходимая для его функционирования в дыхательной системе, из добра превращается в зло, если принять во внимание возможность «паразитных» химических реакций окисления кислородом различных химических веществ в живой клетке (Скулачев, 1996). Эти самопроизвольные, неферментативные реакции всегда начинаются с одноэлектронного восстановления молекулярного кислорода, давая его анион-радикал, или супероксид (О2*~). Предположение о том, что в живых клетках существуют механизмы, активирующие кислород, возникло еще в 19 в. Швейцарский химик Х.Ф. Шейнбайн, открывший озон, в 1845 г. выступил с теорией окислительных процессов, согласно которой в живых клетках имеются соединения, способные легко окисляться в присутствии Ог и таким образом активировать кислород. Именно эти процессы обуславливают быстрое потемнение поверхности растительных тканей, таких как ткани яблок, картофеля, плодовых тел грибов (цит. по Полевой, 1989).
Таким образом, кислород необходим для живой клетки как окислитель питательных веществ, однако опасен как окислитель ДНК и других жизненно важных компонентов. Клетка располагает многоуровневой системой защиты от повреждающего действия кислорода (Мерзляк, 1989, Веселов и др., 2002). Эта система состоит из механизмов: (1) предотвращающих «паразитные» химические реакции одноэлектронного восстановления кислорода и (2) убирающих продукты такого восстановления. Клетки, не справившиеся с задачей защиты от кислородной
8
опасности и, тем самым, поставившие под удар свой генетический аппарат, кончают самоубийством, включая апоптоз, вовлекающий активные формы кислорода (АФК).
С практической точки зрения, изучение роли активированного кислорода в клетках и тканях животных и человека оказалось исключительно плодотворным. В фокус этого направления попали такие фундаментальные медико-биологические проблемы как повреждение и устойчивость клетки, фагоцитоз, бактерицидные эффекты и др. Выяснилось, что активированный кислород выступает в роли важного патогенетического фактора при многих тяжелых заболеваниях: ишемической болезни сердца, лучевом поражении, катаракте, воспалительных процессах, авитаминозе, раке и т.д. Все это, естественно, привело к резкому нарастанию интереса к различным аспектам кислородной проблемы.
Таким образом, в потоке научной литературы, посвященной активированному кислороду, существует множество работ, выполненных на объектах животного происхождения. Еще до недавнего времени изучению этих процессов в растительных объектах уделялось недостаточно внимания, хотя роль активированного кислорода в мембранах растений огромна при самых разнообразных воздействиях (Мерзляк, 1989). Именно эти организмы способны к выделению кислорода, наиболее богаты пигментами-сенсибилизаторами, отличаются высокой реакционной способностью молекулярных компонентов и обладают развитой защитной системой. В настоящее время становится все более очевидным, что при действии на растения множества стрессовых факторов одна из самых ранних стрессовых реакций - это образование ряда активных форм кислорода (супероксидного анион-радикала, пероксида водорода, гидроксильного радикала и т.д.), которые могут выполнять роль сигнальных молекул, а также другие функции в ходе адаптации клеток.
Постановка проблемы, ее актуальность
Чрезвычайно широкий спектр биохимических эффектов АФК, в частности супероксидного радикала, объединяет все возрастающий интерес к влиянию их на функциональную активность клеток. Долгое время доминирующими в этой области были представления, что АФК действуют лишь как разрушители и не обладают никакими регуляторными свойствами (Пескин, 1997). Перекисное окисление липидов, окислительные модификации белков, нуклеиновых кислот -типичные следствия токсичного действия кислородных радикалов. Возникает вопрос: «Неужели на всем протяжении эволюции в живых системах не было создано достаточно плодотворного механизма, полностью предотвращающего образование АФК, которые обладают необычайно высокой «агрессивностью» и способны повреждать практически все компоненты клетки, включая белки, ферменты, ДНК и мембранные структуры»? Возможно, разгадка кроется в другом. В настоящее время получены сведения о том, что АФК выполняют регуляторные функции в организме и в некоторых случаях выступают в качестве сигнальных молекул (Мерзляк, 1999). Вероятно, физиологические концентрации АФК не только не токсичны, но и необходимы для поддержания функций клеток. В последние годы были выявлены регуляторные функции АФК, а именно участие в гормональном сигналлинге, росте, клеточном и тканевом развитии. Они могут контролировать такие важнейшие биологические процессы, как клеточное деление — митоз и программируемую клеточную смерть — апоптоз, играющие существенную роль в реализации программы индивидуального развития многоклеточных организмов (Шорнинг и др., 2000).
Важная роль отводится АФК в стрессовых ответах растительных клеток. В целом, в нормально функционирующем организме существует баланс между активацией и дезактивацией кислорода, поэтому содержание его активных форм поддерживается на безопасном уровне (Аверьянов, 1991). Баланс, однако, может сдвигаться в окислительную сторону при самых разнообразных патологических и
10
стрессовых состояниях как животных, так и растительных клеток. Было показано, что при фагоцитозе чужеродных веществ резко увеличивается поглощение кислорода. Это явление, открытое еще в 30-е годы XX в., получило название «дыхательного (окислительного) взрыва» (Segal, Abo, 1993). Примечательно, что одним из первооткрывателей этого явления был ученый-медик Казанского университета Андрей Дмитриевич Адо (Ado, 1933, цит. по Владимирову, Шерстневу, 1989). Позднее оказалось, что образование супероксида (и других АФК) присуще не только фагоцитирующим клеткам, но происходит и в других типах клеток.
Особое внимание в настоящее время уделяется быстрой продукции АФК с последующим каскадом ответов (реакции окислительного взрыва) растительных клеток при воздействии биотических и абиотических стрессоров. Считается, что продукция О2*~ и пероксида водорода (Н2О2) является одной из ранних реакций, происходящих при патогенной атаке в растительных клетках (Bolwell et al., 1995; Alvarez et al, 1998). Показано, что окислительный взрыв может происходить в растительных клетках также при действии самых разнообразных абиотических стрессоров. Так, например, в развивающихся проростках кукурузы он индуцируется при действии низкой температуры (Prasad, 1996), в растениях гороха под влиянием засухи (Moran et al., 1994), в суспензионной культуре табака при гипоосмотическом и механическом воздействии (Cazale et al., 1998). Причем, как свидетельствуют экспериментальные данные, основными источниками О2* и Н2О2 в ходе окислительного взрыва являются ферментативные системы, локализованные на внешней поверхности растительных клеток (Wojtaszek, 1997; Minibayeva et al., 2001). В связи с этим, редокс-ферменты, локализованные на клеточной поверхности, в частности редокс-системы плазматической мембраны и пероксидазы клеточной поверхности, представляют особый интерес. Известно, что увеличение пероксидазной активности является неспецифическим ответом на биотические и абиотические стрессоры (Bolwell, Wojtaszek, 1997; Bernards et al., 1999; Sreenivasulu et al., 1999; Fang, Kao, 2000; Velikova et al., 2000).
11
Предполагается, что пероксидаза может выступать в качестве регулятора формирования адаптационных процессов при различных физиологических нагрузках на клетки.
Таким образом, несмотря на широко известные токсические эффекты активированного кислорода, в настоящее время сформировалось представление об АФК как ключевых регуляторах метаболических и защитных реакций живых клеток. Выявление возможных источников продукции АФК, а также путей их детоксикации является важным подходом к изучению их роли при самых разнообразных стрессовых воздействиях. Исследование особенностей генерации АФК, а также выяснение роли АФК в каскаде сигнальных событий может внести существенный вклад в расшифровку механизмов адаптационных процессов растительных клеток.
Цель и задачи:
Основной целью исследований было изучение особенностей образования АФК растительными клетками, выявление источников их продукции на клеточной поверхности и участия АФК в в ранних ответных реакциях, в частности в сдвигах ионной проницаемости плазмалеммы, в ответ на биотические и абиотические стрессовые воздействия.
Были поставлены следующие задачи:
1. Исследовать образование Н2О2 суспензионными клетками французской фасоли Phaseolus vulgaris L. при обработке элиситором, выделенным из патогенного гриба Colletotrichum lindemuthianum, изучить взаимосвязь продукции Н2О2 с другими сигнальными процессами.
12
2. Исследовать образование О2* одноклеточной водорослью хлорелла Chlorella vulgaris при инфицировании микоплазмой Acholeplasma laidlawii.
3. Изучить влияние обезвоживания и последующей регидратации на образование О2'~ и Н2О2 клетками лишайников и печеночника, а также выявить зависимость продукции АФК от метаболической активности клеток.
4. Исследовать образование О2*~ и активность экстраклеточной пероксидазы в клетках корней пшеницы при раневом стрессе.
5. Выявить возможное участие редокс-системы плазмалеммы и пероксидаз клеточной поверхности в продукции супероксида клетками отсеченных корней пшеницы.
6. Выделить, очистить и охарактеризовать экстраклеточные изоформы пероксидаз клеток корней пшеницы. Выявить возможные механизмы появления новых индуцированных поранением экстраклеточных пероксидаз.
7. Исследовать экстраклеточные О2*~ - синтазную и пероксидазную активности при модификации ионной проницаемости плазмалеммы клеток корней пшеницы детергентами, трипсином, ионами металлов, ионами кальция, холестерина, ионофорами, салицилатом, рядом ди-, трикарбоновых кислот.
8. Изучить образование О2*~ и экстраклеточной пероксидазной активности при С* действии на корни пшеницы ксенобиотика амидопирина.
9. Выявить возможную взаимосвязь между образованием супероксидного радикала и тепловыделением в клетках корней пшеницы и одноклеточной водоросли хлорелла Chlorella vulgaris.
13
Положения, выносимые на защиту:
1. Для производства патоген-индуцированного окислительного взрыва в суспензионной культуре клеток фасоли, необходимо наличие трехкомпонентной системы, включающей в себя пероксидазу клеточной стенки, подщелачивание апопласта, восстановитель.
2. В клетках лишайников и бриофитов окислительный взрыв при обезвоживании и последующей регидратации происходит у видов, характеризующихся высокой метаболической активностью.
3. В продукции О2*~ в ходе раневого стресса в клетках корней пшеницы участвуют редокс - система плазмалеммы и пероксидазы клеточной поверхности. Появление новых АФК - продуцирующих пероксидаз в апопласте связано с высвобождением этих молекул из плазмалеммы и клеточной стенки, а не секрецией из цитозоля.
4. Проницаемость плазмалеммы для протонов и изменение их содержания в апопласте регулируют вовлечение различных ферментных систем в продукцию АФК. Увеличение содержания Н* в апопласте растительных
Ли е
клеток свидетельствует об активации редокс-систем плазмалеммы, а уменьшение содержания Н+, приводящее к подщелачиванию апопласта, активирует экстраклеточные пероксидазы для продукции АФК.
5. Одной из физиологических функций АФК, производимых редокс -системами плазмалеммы и пероксидазами, локализованными на поверхности клеток корня, является детоксикация ксенобиотиков.
14
Научная новизна работы
Выявлено существование трехкомпонентной системы, необходимой для производства патоген-индуцированного окислительного взрыва в суспензионных клетках фасоли. Трехкомпонентная система включает в себя пероксидазу клеточной стенки, подщелачивание апопласта, восстановитель. Показано, что пероксидаза клеточной стенки способна производить Н2О2 в течение 12-16 минут после инфицирования патогеном при наличии восстановителя и подщелачивании апопласта.
Впервые продемонстрировано производство взрыва Ог*~ в клетках одноклеточной водоросли хлорелла при инфицировании микоплазмами.
Впервые продемонстрировано производство окислительного взрыва в клетках лишайников и бриофитов при обезвоживании и последующей регидратации. Показано, что существует корреляция* высокой скорости продукции супероксида с индексами высокой метаболической активности клеток лишайников. Предполагается, что АФК могут обеспечивать защиту клеток криптогамов от патогенов, а также участвовать в снабжении клеток субстратами в результате разложения лигнина.
Впервые выявлена динамика продукции О2" в ходе развития раневого стресса корневых клеток и показана корреляция скорости его образования с изменениями проницаемости плазмалеммы для ионов калия и мембранного потенциала.
Впервые показано, что пероксидаза клеточной поверхности растительных клеток участвует в продукции (V~ при раневом стрессе. Данный процесс может активироваться при подщелачивании апопласта, действии детергентов, ряда органических кислот, металлов. Стимулирующее действие органических кислот на образование О{ и пероксидазную активность может быть связано с
15
ингибированием каталазы, а также с изменением поверхностного заряда плазмалеммы или проявления кислотами детергенто-подобных свойств.
Продемонстрировано появление двух новых гликозилированных экстраклеточных пероксидаз с м.в. 40 и 136 кДа и активация в 30 раз существующей негликозилированной пероксидазы с м.в. 38 кДа. С помощью хроматографического и электрофоретического анализа изолированных и очищенных белков пероксидаз получено прямое доказательство продукции О2*~ экстраклеточными пероксидазами корней пшеницы.
Впервые предположено, что продукция О2"~ на поверхности растительных клеток самоокисляющимся флавином плазмалеммы и пероксидазами клеточной стенки может являться начальным этапом процесса детоксикации растительными клетками ксенобиотиков.
Впервые выявлена сопряженность генерации Ог~ и общего тепловыделения растительных клеток. Вклад в тепловыделение вносит рекомбинация кислородных радикалов и окислительные процессы с участием Ог*~.
Выдвинуто положение о том, что при стрессовых воздействиях уменьшение содержания протонов в апопласте растительных клеток, приводящее к его подщелачиванию, стимулирует активность экстраклеточных пероксидаз по продукции АФК.
Научно-практическая ценность работы
Полученные результаты могут служить теоретической и методологической основой для исследования функциональной значимости АФК в адаптации и ее срыва при неблагоприятных воздействиях. В работе намечены дальнейшие пути решения задач по выявлению механизмов регуляции систем, как генерирующих АФК, так и участвующих в детоксикации АФК. Материалы работы могут быть
16
использованы в лекционных курсах и проведении лабораторных работ в университетах, академических институтах и других научных заведениях.
Апробация работы
Материалы диссертации были доложены на итоговых конференциях и семинарах КИББ КНЦ РАН (1997,1999, 2000, 2003 гг.), а также на Всесоюз. совещ. «Ионный транспорт и регуляция функций клетки» (Ленинград, 1990), Всесоюз. совещ. «Клеточные механизмы адаптации» (Чернигов, 1991), II съезде ВОФР (Минск, 1990), III съезде ВОФР (С.-Петербург, 1993), II съезде украинских физиологов растений (Киев, 1993), Int. Symp. on Plant Biology (Lund, Sweden, 1994), 9th ISBC conf. «Calorimetry and thermodynamics of biological processes» (Berlin, Germany, 1994), 9th FESPP Congress (Brno, Czech Republic, 1994), Int. workshop «Plant Respiration: Physiological Aspects» (Сыктывкар, Россия, 1995), Winter Meeting of SFRR (Aberdeen, UK, 1995), 2 Респ. конф. «Актуальные экологические проблемы Респ. Татарстан» (Казань, 1995), 2nd Int. conf. «Oxygen, free radicals and enviromental stress in plants» (Vienna, Austria, 1996), 5th Symp. Int. Soc. on Root Research (South Carolina, USA, 1996), Int. conf. «The Life and Death of the Cells» (Edinburgh, UK, 1996), II съезде биохим. об-ва РАН (Москва, 1997), VI мол. конф. ботаников (Санкт-Петербург, 1997), Summer meeting of SFRR (Pisa, Italy, 1997), Int. symp. «Plasma membrane redox systems and their role in biological stress and disease» (Antwerpen, Belgium, 1998), Eur. conf. «Oxygen, free radicals and oxidative stress in plants» (Granada, Spain, 1998), Int. conf. «The Supporting roots: structure and function» (Bordeaux, France, 1998), Int. conf. «Biothermodynamics: molecular, organismal, and Ecological» (Uta, USA, 1999), Всеросс. мол. науч. конф. «Растение и почва» (Санкт-Петербург, 1999), 5 Int. symp. «Plasma Membrane Redox and its Role in Biological Stress and Disease» (Гамбург, Германия, 2000), Всеросс. конф. мол. уч. «Молодые ученые - агропромышленному комплексу» (Казань, 2000), Школе-конф.
17

Список литературы


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет