К и. н доцент, Федоров М. В


Глава 2. Партизанское движение в борьбе против коллаборационистов



бет3/7
Дата18.07.2016
өлшемі1.23 Mb.
түріРеферат
1   2   3   4   5   6   7
Глава 2. Партизанское движение в борьбе против коллаборационистов
Вторую главу следует начать с сообщения, что уже в конце 20-х и начале 30-х годов на территории СССР велась работа по подготовке партизанского движения на случай возможного нападения врага. За это время были обучены либо переучены сотни бывших партизан гражданской войны, тем более что были разработаны и новые диверсионные средства. С развитием науки диверсионная деятельность основывалась на том, что партизан учили применять подручные средства, которые могут быть доступны в тылу врага.

И хотя в первые месяцы часть советского населения и союзных республик воспринимала немцев как освободителей от большевиков, все же большая часть понимала, что это не выход, и немцы – это враги. Те красноармейцы, которые оказались во вражеском тылу, испытывали острую нужду в боеприпасах и продовольствии, и еще не была налажена связь с Москвой113.

И уже к зиме 1941-1942 годов из-за линии фронта стали засылаться специальные небольшие партизанские группы114. Командиры, имевшие авторитет и комиссары смогли собрать первые отряды, которые причиняли немцам достаточное беспокойство. Кроме того, жители оккупированных территорий, узнав на себе, что такое приход врага, больше не видели в фашистах освободителей. И население стало помогать партизанам, периодические пополняя их ряды.

В 1942 году партизанское движение на территории Эстонии стало довольно резко набирать обороты. Пополнение партизанских отрядов стало фактором повышения боеспособности уцелевших отрядов. Советское командование наладило регулярное снабжение партизанских отрядов, в то время когда у немецких оккупантов не было средств для полноценного снабжения собственных войск.

К весне 1942 года сложилось три типа партизанских отрядов. Лучшими считались военные отряды, которые возглавлялись кадровыми офицерами и укомплектовывались солдатами регулярной армии. Гражданские и нерегулярные отряды находились под командованием комиссаров и коммунистов, но они были не так хороши, так как не имели боевого опыта. И третий тип определялся зачаточными формированиями отрядов самообороны, которые создавались для защиты жителей селений. В основном эти отряды состояли из ополченцев и не могли эффективно бороться с противником115.

Советские партизаны имели основную задачу помогать, содействовать Красной Армии в разгроме войск гитлеровской Германии и ее сателлитов, создавать на оккупированной территории невыносимые условия для врага и всех его пособников, вовлекать население в активную борьбу с захватчиками, защищать его от истребления немцами и угона в Германию. Эти задачи вытекали из постановлений партии и правительства, ГКО, приказов Народного Комиссара Обороны СССР, специальных органов руководства партизанским движением. Важнейшими из них были: Директива Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 года, Постановление ЦК ВКП(б) от 18 июля 1941 года «Об организации борьбы в тылу германских войск», приказ И. В. Сталина от 5 сентября 1942 года «О задачах партизанского движения» и др.116.

Документальная литература о советском партизанском движении в тылу немецко-фашистских войск весьма обширна. Она стала издаваться еще в годы войны. В первую очередь были опубликованы специальные инструкции по тактике партизанских действий. Первая из них была разработана партизанским отделом политуправления Северо-Западного фронта. По указанию Главного политического управления Красной Армии она была размножена в 500 экземпляров и разослана на места для использования в качестве своеобразного боевого устава для командиров и бойцов партизанских отрядов.

Важное значение для обобщения более чем годичного опыта вооруженной борьбы партизан имел приказ Наркома обороны СССР от 5 сентября 1942 г. «О задачах партизанского движения»117.

Способы борьбы в тылу немецко-фашистских войск отличались многообразием: нападение на гарнизоны, опорные пункты, колонны войск и штабы; уничтожение живой силы противника; взрывы и поджоги складов и баз материально-технического снабжения, особенно с горючим и боеприпасами; захват техники, оружия и других ресурсов118.

На железных дорогах устраивались крушения поездов, подрывались мосты, станции, водокачки, депо и мастерские, эксплуатационное оборудование и ремонтные средства, разбирались и растаскивались рельсы.

Чтобы сорвать или замедлить движение войск противника на автострадах, шоссейных и грунтовых дорогах, партизаны взрывали мосты, минировали, перекапывали, намораживали или загромождали дороги, обстреливали и подрывали проезжающие машины, гужевой транспорт, а также проходящие колонны войск119.

Борьба велась на речных и морских коммуникациях противника. Устраивались диверсии на водных путях, в доках, мастерских, на стоянках судов, подрывалось навигационное оборудование.

Нападению подвергались аэродромы оккупантов. В самолеты закладывались мины замедленного действия. Захватывались и уничтожались самолеты, сделавшие вынужденную посадку.

Стремясь лишить командование противника средств управления войсками, партизаны всеми возможными способами выводили из строя его телефонную, телеграфную и радиосвязь.120

На оккупированных территориях партизаны и подпольщики всеми мерами препятствовали восстановлению промышленных предприятий и организации военно-промышленного производства. С этой целью устраивались диверсионные акты на заводах, электростанциях, линиях электропередач, в шахтах и т. д., выводились из строя станки, прятались материалы, организовывался саботаж и уход рабочих с предприятий.

Для Красной Армии добывалась разведывательная информация о численности противника, его вооружении, технике и замыслах, а также о перегруппировках частей и соединений121.

Партизанское движение с момента своего появления было взято под контроль Москвой, и командование и координирование партизанских отрядов взяли на себя Военные советы соответствующих фронтов и находившиеся при них представители НКВД, а также компартии союзных республик и подпольные обкомы оккупированных областей РСФСР122.

Партизанские подразделения, действовавшие на территории Эстонии можно разделить на три группы.

Первая группа – это те подразделения, которые сформировались спонтанно непосредственно после оккупации Эстонии немецкими войсками, то есть в 1941 году, и которые продолжали возникать и дальше во время оккупации. К этой группе относят бойцов истребительных батальонов, а также деятелей других советских учреждений, которые по различным причинам остались на территории Эстонии и были вынуждены скрываться.

Вторая группа – это отряды, формировавшиеся уже целенаправленно ЦК КП(б)Э и уездными партийными органами в первые недели войны между Советским Союзом и Германией специально для ведения партизанской войны на оккупированной территории, но в большинстве своем, существовавшие только на бумаге, а немногие реально действовавшие группы были быстро ликвидированы Омакайтсе123.

Третья группа представляет собой те партизанские подразделения, которые были сформированы в советском тылу Эстонским штабом партизанского движения (формальный руководитель - секретарь ЦК КП(б)Э Николай Каротамм). Эти подразделения обучались навыкам партизанской борьбы в специальных школах, а в 1942-1944 были отправлены за линию фронта.

За все время войны на территорию Эстонии было отправлено около 1400 партизан. Партизанские отряды действовали маленькими группами (по 3-4 человека, что позволяло с большим успехом скрываться в случае облавы), и в задачи групп входило «сосредоточение антифашистских сил»124, диверсии и разведка.

Партизанское движение и подпольная борьба против фашистских захватчиков на территории Эстонской ССР развивалась в более сложных политических условиях, чем в других оккупированных районах СССР.

Среднее крестьянство, опасаясь начавшихся жестоких репрессий, в первые месяцы войны занимало враждебно-выжидательную по отношению к оккупантам позицию. Если учесть, что республика была оккупирована достаточно быстро, легко понять трудности, которые приходилось преодолевать коммунистическим партиям в организации и развитии партизанской и подпольной борьбы.125

В организации трудящихся республик на борьбу с захватчиками огромное значение имел опыт подпольной борьбы, накопленный коммунистами и многими беспартийными в условиях нелегальной работы в период существования буржуазных государств. В 1941 году в Эстонской ССР были созданы многочисленные подпольные организации, партизанские отряды и группы, производившие нападения на воинские части, подразделения и отдельных военнослужащих противника, на железные и шоссейные дороги, склады, оккупационные учреждения и др.126

В Эстонской ССР центральный и уездные комитеты партии приняли необходимые меры для организации партийного подполья и партизанского движения в республике. Для политической и организаторской работы в тылу противника была оставлена большая группа руководящих партийных и советских работников, среди них секретарь ЦК КП(б) Эстонии X. Арбон, заместитель председателя Президиума Верховного Совета Эстонии Э. Кадакас, заместитель председателя СНК Н. Руус, заведующий отделом кадров ЦК партии М. Китсинг, инструктор ЦК Г. Якмаа, секретари обкомов партии: Сааремского — А. Муй, Вируского — А. Штамм, Выруского — А. Куульберг, Харьюского — К. Томинг и многие другие партийные, советские и комсомольские работники127.

На территории Эстонии с самого начала оккупации в борьбу с захватчиками включились тысячи партизанские группы. В тыл противника в Пярнуский, Лянемааский и Харьюский уезды было направлено 258 партизан, а всего их насчитывалось более 800128.

Как уже говорилось в предыдущей главе, «Омакайтсе» и другие подразделения, которые действовали на стороне Германии и охраняли тыл немцев, препятствовали деятельности партизан. В Эстонии не было больших лесных массивов, а имеющиеся были ухожены и изрезаны просеками. Кроме того на территории Эстонии были хорошие пути сообщения, и все это в совокупности позволяло эффективно организовывать облавы, и именно по этой причине было невозможно разместить в таких лесах большие по численности группы, которые могли бы в открытом бою оказать немцам сопротивление.

Осложнялось положение советских войск еще тем, что жители Эстонии была настроены далеко не дружелюбно, и к советским партизанам в частности, так как считали, что именно Советский Союз лишил Эстонию независимости. Если в других районах СССР главной формой борьбы партизан были атаки на вражеские гарнизоны, линии коммуникации и другие военные объекты, то действовавшим в Эстонии партизанам это было не под силу, основные усилия их были направлены на то, чтобы не быть схваченными129.

Если была возможность, партизанские отряды пытались уничтожить немецкие средства связи, а при наличии собственных средств связи в штаб передавались данные разведки и донесения о настроении местного населения. Результаты партизанской деятельности были очень и очень незначительны, и в Эстонии партизанское движение скорее выполняло роль агитационной группы, показывая миру, что эстонский народ, как и другие советские народы, оказывают сопротивление немецких войскам. По официальным данным, 750 партизан, то есть более половины, попали в тюрьму, сдались или погибли во время облав130.

Рассматривая более подробно партизанское движение на территории Эстонии следует сказать, что уже 10 июля 1941 года ЦК КП(б)Э опубликовало обращение к населению Эстонии, в котором призывало вести партизанскую борьбу с немецкими оккупантами.

​ Официально уже 18 июля 1941 года было принято постановление ЦК ВКП (б) «Об организации борьбы в тылу германских войск», в соответствии с которым ЦК КП(б)Э образовал нелегальный партийный центр и активизировал подготовку кадров для ведения подпольной и партизанской деятельности на оккупированной территории республики131.

К сентябрю вся материковая Эстония была оккупирована немецкими войсками, поэтому подпольная и партизанская деятельность в Эстонии начиналась в достаточно тяжелых и трудных условиях, но и в последующее время ситуация складывалась таким образом, что действия партизан осложнялись еще больше. Так, к данным причинам относятся гибель многих партийных активистов и сторонников Советской власти в первые недели и месяцы войны. Также во внутренние районы СССР было эвакуировано более 60 тысяч жителей, причем это была та часть, которая положительно относилась к Советскому Союзу132. И таким образом, сторонников СССР на территории Эстонии осталось крайне мало.

Кроме того, крайне мало было времени на подготовку, хотя в начале главы и говорилось о том, что подготовка партизан велась задолго до начала войны. Но сформированные летом-осенью 1941 года партизанские отряды и подпольщики практически не имели опыта работы в условиях конспирации, а также навыков партизанской и диверсионной деятельности. Такая слабая подготовка привела к неоправданно тяжелым и большим потерям, а также к тому, что в целом деятельность партизанских отрядов на территории Эстонии была мало эффективна133.

Крайне напряженной была ситуация и с обеспечением. Снаряжения, печатной техники, продовольствия было недостаточно, а система снабжения отрядов была не подготовлена, в результате чего партизаны тратили значительные усилия на поиск оружия и боеприпасов и самообеспечение продуктами питания и теплой одеждой.

Системы радиосвязи также практически отсутствовали, и это не позволяло наладить постоянную связь для обмена с руководством информацией, а также для ведения полноценной разведывательной деятельности134.

И как уже упоминалось выше, на территории Эстонии не было больших лесных массивов, но было значительно количество хуторов, развитая сеть автомобильных дорог и телефонной связи, и совокупность этих факторов облегчало проведение антипартизанских мероприятий и осложняло деятельность крупных партизанских отрядов. И наиболее значительным фактором стала активная деятельность коллаборационистов на территории республики.

И все же, несмотря на все препятствующие факторы, партизанская деятельность на территории Эстонии все же велась. По партийной линии, общее руководство партизанским движением на территории Эстонии осуществляли Н.Г. Каротамм, Х. Арбон, Э. Кадакас, Н. Руус, М. Китсинг135.

23 июля 1941 года создается республиканский штаб по руководству партизанским движением в Эстонии. И при отступлении советских войск для организации партизанского движения в Эстонии было оставлено всего 800 человек.

В Вируском уезде действовала подпольная организация, руководителями которой стали секретарь уездного комитета партии Альфред Штамм, В. Соо и О. Раус. Деятельность группы была активна до конца августа 1941 года, когда ее выявили немецкие войска. А. Штамм и О. Раус погибли в перестрелке, а бывшая с ним подпольщица С. Харкманн была схвачена и расстреляна136. В еще одной стычке погиб и В. Соо.

Также партизанская группа была создана и в Вируском уезде, руководители которой Херман Роог и Освальд Тууль. Партизаны оборудовали лесную базу в районе деревни Вийвиконна, начали действовать, но вскоре были выявлены. X. Роог и О. Тууль были схвачены и расстреляны137.

В конце августа 1941 года, при отступлении советских войск из Таллина в городе была оставлена подпольная организация, которой руководил комсомолец В. Пийрсоо, практически все её участники погибли138.

Остров Сааремаа также был занят подпольной организацией, которой руководил Александр Муй, А. Кууль, В. Рийс и И. Метс139. В 1942 году подпольная группа была и в Тарту, которой руководил Калью-Пеэтер Ундриц. Деятельность группы была сосредоточена на выпуске листовок и саботаже.

В начале 1942 года в Кивиыли создалась подпольная группа под руководством шахтёра Ю. Черонко (группа началась с 12 человек, разрастаясь в дальнейшем).

Чтобы упорядочить деятельность подпольных групп и организаций, 1 июля 1942 бюро ЦК КП(б)Э вынесла решение о создании трех партийных подпольных центров на территории оккупированной Эстонии.

В северной части страны партизанский центр охватывал деятельность на территории Вируского, Харьюского и Ярваского уезда, Таллина и Нарвы. В южной части центры были в Пярнуском и Ляанеском уездах и на островах. Остальная часть республики относилась к западному центру.

Уполномоченным ЦК КП(б) Эстонии в северной Эстонии стал Оскар Салль, в южной Эстонии - Тармо Тальви, в западной Эстонии - Яан Калу140

Во время войны партизанское движение продолжало развиваться. Так, в сентябре 1942 года группа под предводительством Т. Тальви перешла линию фронта и развернулась свою деятельность в северо-восточной и юго-восточной части Выруского уезда Эстонии.

Осенью 1942 года в районе Кивиыли начала действовать подпольная группа А. Суйтса, состоявшая из десяти человек. Её центром стал хутор Н. Локотара в деревне Тоомика. 9 июня 1944 года Александр Суйтс, Бернхардт Кентем, Айно и Нигулас Локотары были арестованы и после пыток - расстреляны141.

3 ноября 1942 года выходит постановление ГКО СССР «О партизанском движении в Эстонской ССР», в котором определялись цели и задачи партизанского движения в Эстонии. И в тот же день был создан штаб партизанского движения.

Активизация партизанского движения в Эстонии происходит только в 1943 году, когда отряды начинают действовать в таких городах как Пярнумаа, Вырумаа, Петсеримаа

По официальном данным в 1943 году на территории Эстонской республики действовало 230 эстонских советских партизан, к началу 1944 года их количество увеличилось уже до 900142. В целом же на территории Эстониии действовали 3 бригады, 6 отрядов и 54 боевых групп советских эстонских партизан общей численностью 1500 человек.

Если учитывать разведывательные и разведывательно-диверсионные группы армейской разведки и НКВД, то за четыре года на территории Эстонии действовали 3 партизанские бригады, 10 отрядов и 60 боевых, разведывательных и разведывательно-диверсионных групп различной ведомственной принадлежности. Учитывая также невооруженных активистов и помощников (разведчики, связные, распространители листовок, «снабженцы» и другие), можно говорить о численности в 7 тысяч человек.

За период 1941-1944 годов советские партизаны и подпольщики уничтожили 3300 оккупантов и их пособников143, в числе которых было 47 старших офицеров и два генерала. Было разгромлено 10 гарнизонов, организовано крушение 11 эшелонов, подорвано и сожжено 34 шоссейных и железнодорожных моста, 13 складов (в том числе, 7 военных складов с вооружением, снаряжением и продовольствием), 8 бензоцистерн (при этом, было уничтожено 159 тонн горючего и нефтепродуктов) и ряд иных объектов.

За все время партизанские отряды вывели из строя 116 паровозов, 6 самолетов, 9 единиц бронетехники, 195 автомашин, 5,4 км железнодорожного полотна и 44,9 км телефонных линий144, уничтожили и вывели из строя 14 миномётов, 33 пулемёта и 560 винтовок145.

Трофейной добычей стали 16 автомашин, 14 мотоциклов, 12 миномётов, 15 противотанковых ружей, 43 пулемёта, 387 винтовок, 142 единицы иного огнестрельного оружия (автоматов, пистолетов и револьверов), 6 радиостанций, 64 300 патронов и 64 лошади146.

В заключительный период оккупации действия партизан и подпольщиков были наиболее удачными и значительными. Партизанам удалось сорвать многочисленные мобилизационные мероприятия, вывозы из Эстонии в Германию населения, оборудования и материальных ценностей, разрушения предприятий, зданий и сооружений.

Участие в антифашистской борьбе в подполье и партизанских отрядах на территории Эстонии были отмечены советскими правительственными наградами. Было награждено свыше 500 граждан СССР, два человека - Леэн Кульман и Владимир Фёдоров - стали Героями Советского Союза (посмертно)147. Орденом Ленина были награждены ещё пятеро: Эдуард Аартеэ, Арно Аварсоо, Ильмар Юриссон, Рихард Мельтс и Роланд Валькман148.

Если говорить о потерях, то за время оккупации на территории Эстонской республики, партизанские отряды и подпольщики потеряли немало. Арестованы и погибли в концлагерях и тюрьмах – 5600 партизан, подпольщиков и членов их семей.

Говоря о деятельности партизанских и подпольных отрядов, стоит отметить, что она сосредотачивалась на ведении агитации в разведывательной деятельности, саботаже и организации диверсий, а также партизанские отряды совершали вооруженные нападения на противника.

Кроме того, партизанские отряды также оказывали помощь советским военнопленным. В период с мая по сентябрь 1944 года силами подпольщиков из числа рабочих сланцевского бассейна в районе Кивиыли был организован побег четырех групп советских военнопленных (группы летчика Боткина, моряка А. Белова, моряка А. Бобкова и группа И. Ботяева), из них был создан партизанский отряд С. Парамонова149.

В плане боевых операций, диверсий и саботажа партизанами на территории Эстонии было сделано достаточно много. Начиная с оккупации Эстонии немецкими войсками, партизаны проводили различные операции.

Уже в августе 1941 года эстонские партизаны совершают налёт на гарнизон в Варе. В сентябре того же года в районе Тарту партизанами был атакован штаб немецкой части. Лето-осень 1941 были удачными и для других партизанских действий. Так, было совершено 8 нападений на немецкие транспортные автоколонны, в результате которых были сожжены 11 автоцистерн с бензином, 12 автомашин со снарядами и 4 автомашины с обмундированием150.

В апреле 1942 года активисты нарвской подпольной организации взорвали склады в Усть-Нарве. В сентябре 1943 года отряд под командованием Э.Аартеэ в рамках участия в операции «Рельсовая война» устроил ряд взрывов на железной дороге Луга-Псков.

21 октября 1943 года два подпольщика – Я. Лейнус и А.Кооди – разрушили железнодорожный мост между Пярну и Килинги-Нымме. В феврале следующего года подпольная группа, действовавшая на фабрике «Лютер», устроила пожар в заводском цеху, в результате которого сгорели все станки.

25 июля 1944 года подпольщики взорвали минный склад в порту Таллинна, при взрыве получили повреждения два транспорта, пришвартованные у причалов151.

И это только несколько примеров деятельности партизанских отрядов и подпольных организаций на территории Эстонии. В отчетах СД и полиции безопасности указываются также диверсии и акты саботажа на железнодорожном транспорте: «с начала 1943 года на железнодорожном транспорте участились случаи похищения тормозных рукавов товарных вагонов. В нескольких случаях это было сделано эстонскими железнодорожными служащими. В другом случае были задержаны два заключенных таллиннского исправительно-трудового лагеря, которые засыпали песок в буксы товарных вагонов, чтобы вызвать тем самым перегревание осей»152.

В 1944 году, когда на территории Эстонии происходили непосредственно бои между немецкими войсками и войсками Красной Армии, советские эстонские партизаны оказывали помощь нашим войскам уже по факту. В дальнейшем эстонские партизаны продолжили воевать уже в рядах Красной Армии.

Помимо непосредственно деятельности, партизаны оказывали также и словесное влияние, выраженное в листовках и других формах агитации. Советское руководство придавало большее значение пропаганде и агитации на оккупированных территориях. Уже в начале оккупации начался выпуск и распространение листовок, воззваний и сводок Совинформбюро, причем, как правило, они были написаны от руки.

В Тартуском университете действовала студенческая подпольная организация из 8 человек, которая выпускала антифашистские листовки. В сентябре 1942 года была раскрыта немцами.

В Эстонии еще с сентября 1941 года начались радиопередачи на эстонском языке из Москвы и Ленинграда (в среднем, по 2-3 передачи в неделю)153.

Таким образом, деятельность партизан на территории Эстонии проходила практически так же, как и на других территориях. Но с существенными поправками. Партизаны в Эстонии были не так многочисленны, и местное население не стремилась помогать им в их деятельности в силу определенных причин.






Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет