Книга открытая дверь в мир магии, она позволит Вам приобрести



жүктеу 3.35 Mb.
бет5/14
Дата22.07.2016
өлшемі3.35 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
Глава 4. Искусство сталкинга
Сталкинг и отдельная реальность
Согласно взглядам сторонников учения дона Хуана на действительность,

параллельно с нашей обычной реальностью существует иная, отдельная

реальность. Один из основополагающих аспектов задачи воина состоит в

достижении этой альтернативной реальности, что позволяет воспринимать наш

мир в его полноте.

Вообще говоря, скорости восприятия, позволяющей воспринимать эту

отдельную реальность, можно достичь только смещением точки сборки. Как

упоминалось выше, эта точка стремится оставаться фиксированной на одном

месте в течение всей жизни обычного человека. Если точка сборки не

смещается, то мы остаемся прикованными к хаотическим условиям

существования в нашей обычной реальности.

Отдельная реальность приглашает воина обрести свободу. Она предлагает

новые, полные тайн миры, в которых каждое живое существо может приобрести

такой опыт, о котором в обычной жизни оно не может и помыслить. Дон Хуан

указывает два пути, ведущие к смещению точки сборки: искусство сновидения

и искусство сталкинга. В настоящей главе мы коснемся исключительно

искусства сталкинга.
Управление поведением в повседневном мире
Искусство сталкинга применяется в повседневной реальности. Это

практика для осознания правой стороны; иными словами, оно состоит в

чрезвычайно осторожном и компетентном обращении с обычной реальностью, при

этом конечной целью искусства сталкинга является проникновение в отдельную

реальность. Сталкер - непревзойденный практик, он превращает повседневный

мир в поле боя, где каждый его поступок, каждое взаимодействие с другими

людьми становятся частью стратегии.

Сталкинг - стратегическое управление нашим собственным поведением. Его

область действия - взаимодействие, происходящее между человеческими

существами (будь они воинами или обычными людьми). Потому сталкер не

избегает общественной жизни, он погружается в нее и пользуется ею для

воспитания духа, приобретения энергии и выхода за пределы персональной

истории.
Сталкинг и охота
Термин <сталкинг> естественным образом напоминает нам об охоте.

Сталкер - тот, кто наблюдает, тот, для кого скрадывание добычи стало

неотъемлемой частью поведения. Охотник - сталкер по определению, хотя

только воины могут применять эту технику к каждому аспекту собственной

жизни, превращая каждый ее элемент, включая себя и собственные слабости, в

свою добычу.

Истинный охотник, как и сталкер, хорошо знает различие между суждением

и наблюдением, между

вниманием и размышлением. Если мы хотим выследить добычу, то

должны сначала обнаружить ее. Мы должны, не обнаруживая своего

присутствия, наблюдать за поведением добычи, чтобы узнать ее привычный

образ действий: где она кормится, когда и сколько спит, ее перемещения и

так далее. Если наше наблюдение окажется результативным, то нам станут

знакомы ее привычки, что позволит нам позднее поставить на нее ловушку.

Обычный человек не в состоянии провести различие между своими

представлениями и реальностью, он путает наблюдение с суждением. Мы идем

по жизни, думая по-разному (обычно, замечая отрицательное) о людях вокруг

себя или о себе самих, - и это мы называем наблюдением. Наблюдение

охотника, однако, не имеет ничего общего с таким критическим отношением.

Представьте себе на мгновение, что произойдет, если охотник, вместо того

чтобы молча наблюдать за добычей, начнет строить предположения о ее

способностях и недостатках, выносить суждения о ее красоте или безобразии,

оценивать ее как интересную или скучную. Например, вместо того, чтобы

наблюдать, где и когда животное пьет воду, охотник скажет себе: <Я

полагаю, что это животное обычно испытывает жажду приблизительно в

полдень, и потому оно должно будет прийти пить воду к этому источнику;

кроме того, у него глупое выражение на морде, а потому, мне нетрудно будет

поймать его в ловушку>. Если вы серьезно отнесетесь к таким своим мыслям,

то позднее вы будете рассержены, не обнаружив свою добычу в полдень у

источника.

Когда охотники ведут наблюдение, для размышлений или внутреннего

диалога не остается места. Просто наблюдайте за происходящим. Наблюдение -

один из основных элементов, на которых основано искусство сталкинга.

Другой его элемент - необычное поведение.


Сталкинг и точка сборки
В <Огне изнутри> дон Хуан говорит, что внутренний диалог, вместе с

повседневным поведением, - и есть то, что удерживает точку сборки

неподвижно, не позволяя ей сместиться. Любое же необычное поведение, если

его практиковать непрерывно и систематически, способствует ее смещению.

Есть много способов сместить точку сборки, однако многие из них могут

представлять опасность для нашего психического здоровья, поскольку мы

склонны считать, что воспринимаемая нами реальность - единственно

истинная. Примером таких опасных способов можно считать неосторожное

использование растений - галлюциногенов или сопровождающееся эмоциональным

кризисом неприятие иной реальности, ведущее к возникновению психоза. Даже

в книгах Кастанеды говорится, как ученик мага Карлос боится сойти с ума

под воздействием растений Силы или от знаменитого <толчка нагуаля>.

Сталкинг, С другой стороны, подразумевает систематический контроль за

своим поведением, что позволяет медленно и гармонично переместить точку

сборки. Это гарантирует, что при любой встрече с неизвестным мы не утратим

собранность и эффективность.


Сталкинг и успех
Метод сталкера является наиболее эффективным способом взаимодействия с

людьми в повседневном общении. Поступки сталкера основываются на

наблюдении, а не на том, что он думает, восприятие им действительности

расширяется, поскольку смещается точка сборки. Все действия сталкера

мотивируются стратегией, а не прихотью, и потому он оказывается в лучшем

положении по сравнению с обычными людьми во всем, что касается

повседневных человеческих дел.

Большинство людей думает об отдельной реальности - если они способны

воспринять идею о самом ее существовании - как о чем-то диком или

фантасмагорическом. Они представляют себе мир, населенный союзниками и

проходящими сквозь стены существами. На самом деле, проникновение в иные

реальности может включать необычные психические переживания - например,

ощущение тела сновидения, общение без слов или восприятие живых существ

как <светящихся яиц>. Оно также может включать в себя понимание того, что

мы не приговорены прожить всю свою жизнь под гнетом собственных эго, что

на самом деле возможно заново открыть себя. Мы осознаем, что способны сами

создать новые и более здоровые способы любви; что порядок, к которому мы

стремимся в нашем личном мире, может быть найден внутри нас самих -

порядок, не зависящий от внешних показателей, таких как, например,

инфляция, мировые кризисы или мнения посторонних.

Все это особенно актуально для искусства сталкинга. Эта практика

обеспечивает нас мощными инструментами для более эффективных действий в

повседневной общественной жизни, мы приводимся в движение и черпаем

энергию от Силы, идущей откуда-то извне, из иного. Эта Сила, если ее точно

направить, может, в конце концов, вызвать опустошение в мире, где люди

знакомы только с правой стороной реальности.

Подводя итог, скажу, что искусство сталкинга представляет собой

наблюдение, стратегическое управление своими действиями, выслеживание

самого себя, наиболее эффективный контроль за ходом дел в повседневном

мире и достижение смещения точки сборки при поддержании уравновешенности и

эффективности. Это - строительство моста с этой стороны реальности, чтобы

приблизиться к неизвестной стороне собственного <я>.


Сталкинг в книгах Кастанеды
Искусство сталкинга образует одну из двух великих осей, вокруг которых

вращается целая система идей, представленных в книгах Кастанеды (другой

осью является искусство сновидения)*. Любая попытка дать ему определение

окажется бесплодной, поскольку оно непостижимо для рассудочного мышления,

кроме того, согласно заявлениям, сделанным в двух его последних книгах**,

его записи - особенно в части, относящейся к овладению искусством

сталкинга - остаются неполными. Только тот, кто обладает собственным

пониманием сталкинга, может вполне оценить его важность для всей

совокупности идей, представленных в книгах Кастанеды.

* См. список книг Кастанеды на стр. 6

** <Огонь изнутри> (1984 г.) и <Сила безмолвия> (1988 г.)

Тем не менее, я попытаюсь суммировать здесь главные понятия искусства

сталкинга, как они описаны в книгах Кастанеды. Эти понятия не включены в

техническую часть данной книги (хотя дон Хуан, а впоследствии и Флоринда,

настаивали на их рассмотрении в качестве практических указаний или

руководства к действию) в первую очередь потому, что такое описание

оказалось бы слишком общим и длинным. Я ссылаюсь на них здесь лишь ради

удобства читателей, которые, возможно, не имеют под рукой работ Кастанеды,

с тем, чтобы они могли лучше понять и применить на практике многие

упражнения по сталкингу, включенные в следующий раздел. Эти соображения

касаются <стратегии сталкера> (VII-31), упоминаемой в технике <мелкий

тиран>.
Наставления по сталкингу ( VI-279)


Сталкер воспринимает мир как бесконечную тайну.

Сталкер должен пытаться раскрыть эту тайну, понимая при этом, что на

самом деле добиться этого нет ни малейшей возможности.

Сталкер считает тайной и самого себя.


Принципы сталкинга (VI-278-291)
1. Всегда сами выбирайте свое поле боя.

2. Устраняйтесь от всего несущественного.

3. Считайте каждую битву последней и сражайтесь не на жизнь, а на

смерть.


4. В трудных ситуациях расслабьтесь, откажитесь от собственного <я> и

ничего не бойтесь. Только в этом случае руководящие вами силы помогут вам

преодолеть возникшие проблемы.

5. Не позволяйте захватить себя врасплох. Если встретитесь с Силой,

превосходящей вашу, временно отступите и освободите свое сознание.

6. Сталкер сжимает время; для него значимо даже мгновение (VII-281).

7. Никогда не раскрывайте своих намерений; сталкер никогда не бывает с

кем-либо полностью откровенен.


Четыре настроения сталкера (VIII 87-58)
Безжалостность - начинается с отказа от сострадания к самому себе и

распространяется на все стороны вашей жизни. Сострадание - всего лишь

другая грань чувства собственной важности. Тем не менее, безжалостность не

имеет ничего общего с грубым поведением.

Хитрость - тот тип проницательности, который ближе к интуиции, нежели

к интеллекту. В то же время хитрость не подразумевает жестокости.

Терпение - делать все в подходящее время. Для каждого поступка есть

правильный момент. Следует быть терпеливым, но готовым к действиям. Однако

это вовсе не беззаботность.

Внутренняя легкость - не воспринимать самого себя слишком серьезно.

Способность посмеяться над собой позволяет вам как воину быть мягким,

очаровательным и, в то же время, разрушительным. Это не следует путать с

глупостью.
Составление инвентарных списков: твердыня сталкера
Согласно дону Хуану, составление инвентарных списков - твердыня

сталкера, точно так же, как сновидение представляет собой оплот

сновидящих, и потому работу по этой методике можно считать основной

практикой, делающей из обычного человека сталкера. Составление

инвентарного списка представляет собой припоминание, или, точнее,

повторное переживание. Это полное восстановление всего опыта прошедшей

жизни.

Я рассматриваю составление инвентарных списков как основную технику



для каждого - будь он воин или обычный человек - кто искренне

заинтересован в обретении свободы. По этой причине, метод составления

списков становится первой из техник, которым я обучаю участников своих

групповых занятий. Я считаю, что эта техника - сама по себе - есть одна из

важнейших техник, если рассматривать ее с точки зрения долгосрочного

воздействия на жизнь тех, кто ее практикует.

Говоря словами дона Хуана, составление списков - чрезвычайно

действенный способ сместить точку сборки, тем самым соединяя свое

осознание с другим собой.
Составление списков умирающим
Составление инвентарного списка событий - поступок совершенно

естественный. Это последнее действие живого существа перед распадом его

индивидуальности, имя которому - смерть. Это происходит с каждым в момент,

непосредственно предшествующий смерти.

Люди, реанимированные после клинической смерти, часто сообщают, что

<вся жизнь прошла перед ними>. Это не так уж лишено смысла; мы существуем

постольку, поскольку помним. Именно наша способность устанавливать связи и

помнить дает нам чувство собственной индивидуальности и целостности.

Естественно, что за мгновение до прекращения существования мы должны

вспомнить все те события, которые позволяли нам идентифицировать себя как

таковых в течение, всей нашей жизни. Это момент, когда наше <я>

наслаждается, в последний раз воскрешая в памяти все, что никогда более не

сможет вспомнить, все, чего больше не будет. Это повторное переживание

событий жизни и есть составление инвентарного списка. Те редкие люди,

которые возвращаются к жизни после реанимации, обладают повышенной

способностью ценить свое существование, они живут более уравновешенной

жизнью, обладают большей Силой и решительностью, чем располагали прежде.

Это связано не только с тем, что они побывали так близко от смерти, - что,

вне всякого сомнения, также питает осознание жизни, - но и с тем, что они

произвели частичное составление инвентарных списков своей жизни.
Всплеск осознания
Кастанеда сообщает, что как только тело завершило свое последнее

составление списка и связанное с этим припоминание событий жизни,

происходит всплеск полного осознания, но длится он только одно мгновение

перед самой смертью - это момент, когда Орел поглощает осознание

умирающего человека. Лишь на мгновение - благодаря составлению списка - в

момент смерти мы становимся чистым осознанием.

Сталкеры испытывают повышенный интерес к повышенному осознанию,

возникающему вследствие составления списка, и задаются вопросом: <Зачем

ждать наступления смерти, чтобы составить этот список? Почему бы не

заняться составлением списка раньше и не использовать его силу, чтобы

изменить нашу жизнь сейчас?> Именно поэтому метод составления инвентарных

списков лежит в основе сталкинга.

Открытие того, что методика составления списков является средством

обретения свободы и совершенствования осознания, имеет универсальную

ценность. Это не что-то особое, имеющее отношение лишь к магам, сталкерам

или странным существам. По данной методике занимаются не только потому,

что все мы смертны и каждому предстоит составить свой собственный список.

Воздействие работы по этой методике оказывается столь далеко идущим, что

ее нельзя игнорировать.
Память тела
Хочу особо подчеркнуть, что работа по методике составления списков не

основывается на обычной памяти. Составление списка есть не-деяние памяти.

Обычная память имеют дело только с мыслями, а работа по составлению списка

- это, скорее, память органов чувств, относящаяся к полученным ощущениям.

Когда мы припоминаем, то это наше эго припоминает внутренний диалог, на

который мы накладываем образы. В методике же работы по составлению списков

припоминает само тело, и достигается это путем освобождения хранящихся в

нем воспоминаний об ощущениях.

Большинство из нас привязано к собственному прошлому - чего и следует

ожидать, поскольку это обеспечивает поддержку, необходимую эго для

самооправдания. Прошлое определяет то, чем мы являемся, и оправдывает нашу

приверженность повседневному поведению, даже если мы понимаем его

пагубность для нас самих. Большая часть нашего времени затрачивается на

сохранение воспоминаний о прошлом. Однако нам невдомек, что воспоминания

наши - это не воспоминания об истинной реальности, но скорее ее образы,

созданные нашим внутренним диалогом и связанные с тем, что происходило с

нами. Мы помним не факты, а свои интерпретации фактов. Мы и не подозреваем

о реальном прошлом, поскольку участвуем в повторении мифической личной

истории, придуманной нашим эго для оправдания собственного существования.

Тем не менее, осознание того, как мы жили и что делали, - потеряно не

полностью. Мы обладаем альтернативной памятью, скрытой в осознании нашего

другого себя. Память эта не имеет ничего общего с интерпретациями нашего

эго, и ее можно восстановить. Работа по методике составления списков

представляет собой телесный опыт, хранящийся в совокупной целостности

нашего существа, позволяющий вновь пережить ощущения, которые мы

неосознанно испытывали в процессе припоминаемых событий. Доставляемая этой

памятью информация обычно не совпадает с тем, что сообщает нам о нашей

жизни обычная сознательная память.


Провал психоанализа
Позвольте мне несколько отклониться, чтобы очень кратко коснуться

психоанализа. Часто, когда я говорю о составлении инвентарных списков,

культурные люди. незнакомые со спецификой такой работы, немедленно

ассоциируют составление списков с психоанализом.

Некоторые из них говорят: <Ах да, я уже в течение трех лет занимаюсь

вспоминанием со своим психоаналитиком>. Возможно, втайне они спрашивают

себя: <Почему же тогда я не изменился?> Причина в том, что работа по

методике составления списков и психоанализ - две совершенно различные

практики. Первая относится к осознанию левой стороны, вторая - к осознанию

правой. Источник первой - тело, а психоанализ - порождение внутреннего

диалога. Припоминание по методике составления списков есть повторное

переживание жизненного опыта, а психоанализ - фальсифицированная мышлением

интерпретация того, что мы называем своим прошлым. В психоанализе эго

пациента, очень много говоря о себе, со временем все более утверждается в

собственном существовании. Благодаря этому самооправданию, эго утверждает

себя в качестве преобладающей силы в совокупном целом, каким является

пациент. Естественно, это удовлетворяет эго самого психоаналитика, которое

- наблюдая определенное предписанное им поведение пациента - ощущает себя

настоящим психоаналитиком, оправдывая таким образом все те годы, что были

потрачены на учебу в университете. И, разумеется, гонорар за такой

длительный курс лечения должен также быть весьма значительным. Результат:

пациент тратит годы, оставаясь все тем же пациентом, по-прежнему

страдающим от экзистенциальной неполноценности, правда, способным

совершенно точно объяснить причину своих проблем. Однако, к несчастью,

пациент оказывается неспособным что-либо изменить.

Если читателю ясно, что составление списков не имеет отношения к

обычной памяти и что хранителем воспоминаний является тело, а не ум, то

теперь можно обсудить воздействие этой техники. Результат ее использования

- личная свобода, возросшее осознание и увеличение количества энергии.
Цепи прошлого
Во время практических занятий по методике составления инвентарных

списков некоторые задают вопрос: <Зачем копаться в прошлом, ведь все наши

проблемы в настоящем? Разве нам не говорили жить тем, что происходит здесь

и сейчас?> Эти вопросы связаны с очень важным моментом, непосредственно

относящимся к составлению списков: при такой работе мы имеем дело не с

давно прошедшими событиями, а с прошлым, которое вторгается в наши дни.

Дела прошлого все еще накладывают отпечаток на наши тела, и, фактически,

определяют все, что мы делаем. Они определяют наш образ мыслей, что

представляется нам сложным и что дается легко, наши сильные и слабые

стороны, людей, к которым нас влечет, и тех, кого мы избегаем, нашу манеру

одеваться, то, как мы любим и наши увлечения - короче говоря, все то, что

должно помещаться под заголовками <Кто я> и <Как я живу>. Следовательно,

работа с инвентарным списком - не припоминание того, что когда-то было и

чего больше нет. Скорее, это обращение к чему-то, что продолжает жить в

нас до настоящего момента, глубоко влияя на каждое мгновение нашей жизни.

Здесь и сейчас каждый человек связан с другими людьми, с огромным числом

мест, предметов и ситуаций, что не всегда очевидно на первый взгляд. На

самом же деле, все эти связи представляют собой волокна нашего свечения,

оставшиеся прикрепленными к тем людям, местам, предметам и ситуациям, с

которыми нам приходилось встречаться на протяжении жизни. И потому, когда

мы хотим переместиться, измениться, вознамеримся или попытаемся

предпринять нечто действительно новое для нас, то обнаруживаем, что просто

не можем этого сделать. Мы тащим за собой эти пучки прикрепленных волокон

- подобно огромному грузу, удерживающему нас в пределах привычного набора

действий, в рамках устоявшегося образа жизни. Мы можем общаться с разными

людьми, но связанные с общением события будут неизменно повторяться.


Дверь, ведущая к свободе
Из сказанного можно сделать вывод, что работа с инвентарными списками

дает возможность освобождения. Если мы непосредственно, без интерпретаций,

можем узнать, как данное эго формировалось, от чего мы отрекались, какие

обещания мы тайно влечем за собой из прошлого, как мы стали считать себя

теми, кем мы себя считаем; если мы окажемся способны воспринять свое эго

как описание, составленное на протяжении прошлых этапов жизни, и которое,

следовательно, вовсе не так реально или определенно, как мы ранее

предполагали, - то значит, мы способны измениться, значит, мы не

приговорены той вульгарной историей, которая называется нашим прошлым.

Сказанное подразумевает, что если нам известно строение своей

запрограммированности, то мы располагаем всей необходимой информацией,

чтобы определить, какие именно формы не-деяния окажутся наиболее

подходящими для разрушения этой программы, для стирания нашей личной

истории. Мы сможем выбирать, как жить и кем быть, выбирать мир, в котором

хотели бы жить. Мы сможем отказаться от повторяемости и скуки повседневной

жизни, сменить их на магию, удивление и радость.


Квазивоспоминания другого <я>
Когда в <Даре Орла> Кастанеда ссылается на <квазивоспоминания другого

"я">, мы склонны думать, что подобного рода вещи - если они вообще

существуют - имеют отношение лишь к магам, или каким-нибудь сектам, или

культам. И уж конечно никак не связаны с жизненным опытом обычного

человека. В этой книге Кастанеда рассказывает, как ему удалось, приложив

огромные усилия, восстановить в своей памяти длинные цепочки событий,

происходивших, пока он был в состоянии повышенного осознания, но не

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет