Л. Н. Гумилев атындағы ЕҰу хабаршысы №1 (61)



жүктеу 4.42 Mb.
бет32/37
Дата17.06.2016
өлшемі4.42 Mb.
1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   37

Русско-казахские торговые отношения в Каркаралинском и Кокпектинском округах среднего жуза (20-60 -е гг. XIX века)


Крупным шагом царского правительства в сторону дальнейшего изменения политического статуса казахских земель явилось принятие в 1822 году "Устава о сибирских киргизах", который был разработан под руководством Сибирского генерал-губернатора М.М. Сперанского.

26 января 1822 года проекты реформ рассматривал Александр I, и 22 июня 1822 года они были утверждены в качестве законодательного акта. С этого времени и почти до середины 60-х годов ХIХ века с некоторыми дополнениями "Устав о Сибирских киргизах" являлся главным законом, на основании которого управлялись казахи сибирского ведомства. Главной целью "Устава" была ликвидация традиционной казахской политической системы, изменение административного, судебного, территориального управления на северо-востоке Казахстана.

На первом плане в "Уставе" стоит вопрос об организации округов на всей территории Среднего жуза, представляющих местную власть среди кочевого казахского населения, подчиненных и тесно связанных с органами пограничного управления.

По Уставу 1822 года земли Среднего жуза должны были составить так называемые внешние округи Омской области Западно-Сибирского генерал-губернаторства. Каждый из открываемых округов формировался из 15-20 волостей, объединявших 10-12 аулов [1, 93].

Внедрялась, таким образом, новая административно-территориальная триада: округ - волость - аул, которая просуществовала с 1824 г. до реформ 1867-1868 гг.

Во всех внешних округах для управления ими учреждались окружные приказы (диваны) во главе со старшими султанами, избиравшимися на три года из числа наиболее влиятельных родоначальников, пользовавшихся доверием российских властей. Каждый округ получал собственное название "по имени знатнейшего урочища на занимаемых оным землях" [2, 7].

Итак, переведенный на казахский язык текст Устава, состоящий из 329 параграфов, был разослан по аулам. 8 апреля 1824 г. царскими властями был основан первый Каркаралинский приказ, во главе которого стал старший султан, подполковник Турсун Чингизов. В том же году был создан Кокчетавский приказ. Эти приказы стали аванпостами царизма в закабалении Казахстана. В 1825 г. появился Кушмурунский, в 1826 г. Баянаульский, в 1831 г. - Аягузский, 1832 г. - Акмолинский, в 1833 г. - Уч-Булакский, в 1834 г. - Аман - Карагайский, в 1844 г. - Кокпектинский.

Всего намечено открыть 7 округов, в последующем доведя их число до 8-10, охватывая смежные районы и Старшего жуза.

Округа подчинялись Омскому областному правлению, а руководство ими возлагалось на окружные приказы. Формальное руководство округом передавалось старшему султану. На деле введение царизмом коллегиального порядка рассмотрения дел ограничивало роль старшего султана и создавало условия для контроля за его действиями. Старший султан не решал самостоятельно ни одного сколько-нибудь серьезного вопроса. Управление в приказах фактически находилось в руках назначаемых правительством чиновников. Например, в Каркаралинском округе из 23 чиновников (заседатели, толмачи, письмоводители) в окружных приказах, 22 назначены пограничными властями и были из числа русских, знающих русский и татарский языки.

Окружные приказы должны были способствовать внедрению земледелия, оказывать влияние на развитие скотоводства и торговли среди казахов.

Устав 1822 года создавал условия для расширения торговли между Россией и Казахстаном, хотя не всегда они были выгодными для казахов.

Казахам было дозволено записываться в купеческие гильдии, вступать в службу, поселяться во внутренних округах и представлено право вести оптовую и розничную торговлю без оформления для этого особых свидетельств. Купцам из числа коренного населения надлежало уплачивать пошлину наравне с другими торговцами того города, "где они в купечестве записаны", пользуясь при этом пятилетней льготой. Стремясь предупредить, недовольства населения М.Сперанский включил льготный пятилетний срок.

Согласно 188 параграфу Устава казахи имеют право "сбывать собственные свои произведения и изделия свободно, как внутри своего округа, так и вне" [1, 102].

Административно-политические перемены, введенные согласно Уставу о сибирских киргизах 1822 г., во многом расширили возможности коренного населения поддерживать постоянные торговые связи с городами Восточного Казахстана. Бухтарминская, Семипалатинская, Коряковская, Усть-Каменогорская таможенные заставы стали известными. Их обороты и пошлинные сборы с каждым годом неуклонно росли. Кокпекты, Каркаралы, Баян-Аул будучи местопребыванием начальников административных округов, также привлекали к себе кочевое население, побуждая его к устойчивым торговым связям с жителями русских селений.

Строго воспрещалось чиновникам и команде, находящимся в округе на службе, "производить с киргизами торговлю ни лично, ни через других. Для чиновников, получающих достаточное жалованье, торговля таковая и не прилична и законопротивна. В одном только случае допускается вымен для себя жизненных припасов, когда необходимость в том настоит" [3, 527].

Одной из задач купеческой торговли в Казахстане был сбыт залежавшихся промышленных товаров, не распроданных в России. Сбытом таких товаров занимались купцы главным образом при продаже товаров в долг, требуя возврата скотом в двойном и тройном размере. Поэтому должники, стараясь всеми способами избавиться от ростовщика-купца, нередко откочевывали с лучшим скотом в дальние кочевья своих родственников, или расплачивались с "кредиторами" слабым скотом, или добивались снижения задолженности. Нередко торгово-ростовщические сделки кончались судебным разбирательством, но русские купцы предпочитали обращаться с иском не к русскому суду, а к суду биев с расчетом на авторитет последнего. Более успешно развивалась торгово-ростовщическая деятельность купцов, обосновавшихся в степи, сумевших войти в тесное общение с ростовщиками-баями [4, 272].

Главным предметом торговли для казахов являлся скот и к тому же в 189 параграфе Устава указывается, что "чрез таможни и заставы каждый киргиз может пригонять стада свои для продажи во внутренние города" [1, 102]. Говоря об этом виде торговли, следует обратить внимание на неэквивалентный характер сделок. Казахи имели лишь приблизительное представление об истинной цене русских товаров и в то же время за бесценок отдавали скот и продукцию животноводческого хозяйства. Так, в Восточном Казахстане в 50-х годах ХIХ века цена одного барана в среднем колебалась от 1 рубля 50 копеек до 1 рубля 70 копеек серебром, быка - от 14 до 17 рублей, лошади - от 20 до 35 рублей. Казахи же, судя по данным Г.Колмогорова, за 1 барана брали по 70 копеек - в два раза меньше его действительной стоимости.

Можно представить, какова была прибыль покупщиков, если учесть, что только казахское население "Области сибирских киргизов" ежегодно пригоняло на продажу: лошадей до 15000, быков до 100000, баранов до 3 миллионов голов на сумму до 6 миллионов рублей серебром.

Казахи были вынуждены смириться с неэквивалентным характером сделок в торговле скотом, так как в значительной степени удовлетворяли свои потребности в хлебе и предметах домашнего обихода.

В 150 параграфе Устава говорится, что "хлеб не составляет существенной потребности киргиз-кайсаков, но дабы предохранить их от крайней нужды в случае истребления табунов их заразою и вместе с тем поощрить их к земледелию, полагается при каждом округе открыть казенную хлебную лавку" [1, 101]

По отчету за 1847 г. известно, что в Каркаралинском округе хлебных магазинов - 40, мельниц водяных 2, амбаров с запасами - 2, а в Кокбектинском - магазинов - 15, мельниц водяных - 7, амбаров с запасами -1 [6]. Кокпектинский округ был восьмым по счету и был открыт только через 20 лет после открытия первого внешнего Каркаралинского округа и, следовательно, хлебных магазинов на много меньше.

1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   37


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет