М. С. Тыцких– поэт, прозаик, эколог-публицист



жүктеу 67.12 Kb.
Дата13.07.2016
өлшемі67.12 Kb.


Смирнова. З.И., специалист литературно-музыкального отдела ВК музея искусств
М.С. Тыцких– поэт, прозаик, эколог-публицист

(90-летию со дня рождения посвящается)

Тыцких Михаил Сергеевич – родился 23 декабря 1922 года в городе Змеиногорске Алтайского края. Детство и юность его прошли в Шемонаихинском районе и в городе Усть-Каменогорске. Служил в Советской армии, воевал, имеет правительственные награды. Михаил Сергеевич – один из старейших руководителей литературного объединения «Звено Алтая».

В советский период подвергался репрессиям за свои политические и философские убеждения, позже - реабилитированный узник ГУЛАГа. Главный экологический труд его жизни - «Экология и жизнь» («Вопль смертного»). Умер 10 июля 2007 года .

В 2006 году в пятом номере журнала «Простор», а позже и в газете «Казахстанская правда», кандидат филологических наук Петр Дмитриевич Поминов опубликовал статью «Тропа свиданий» о жизни М.С.Тыцких. Представляем сокращенный вариант данной статьи.



«Не сразу возникла у меня мысль попытаться рассказать о судьбе сына кержака-старовера Михаила Серохвостова, почти с самого рождения вынужденного не подписываться отцовской фамилией. И так же не сразу осознал я, что жизнь фронтовики-штрафника, политзаключенного, побывавшего в лагерях и психушках всех наших правителей, начиная со Сталина, шла рядом с большой историей ХХ века, повторяя все его причудливые и трагические изломы, чтобы в итоге сложиться в настоящую судьбу человека, не сломившегося и не потерявшего своей человеческой сути. Аввакумовской закваски оказалась судьба.

Мама нарекла его Михаилом Сергеевичем Тыцких, отцу же, Естифею Серохвостову, суждено было пройти тюрьмы и лагеря, чтобы затем, в 1941 году, его, как бывшего военного, командира Барнаульского ЧОНа, отправили-таки из лагеря, находившегося на хребте Черского, на фронт. Он закончил свою жизнь, обороняя матушку Москву.

Беседуя с Тыцких и записывая его воспоминания, не могу удержаться от вопроса: «Ну а когда произошла встреча со стихами, с поэзией?» - «Мама в течение нескольких лет, когда отец был на свободе, занималась в ликбезе, сама, не имея достаточного образования, учила пожилых людей читать и писать. Мне в ту пору было пять-шесть лет, но я помню до сих пор стихи, которые мама напевала мне в свободные минуты». И скупые его воспоминания заканчиваются памятными поэтическими строчками.

Михаил Тыцких – ветеран Великой Отечественной войны, известный и талантливый журналист, член Союза журналистов с 1947 года, поэт, ученый, а также узник сталинских и брежневских лагерей, приговаривавшийся к расстрелу, бежавший с Памирских урановых штолен, два года скрывавшийся под чужими фамилиями... Символично, но именно мать Михаила Сергеевича, давшая ему жизнь, сумела снова подарить ее сыну. Она жила в селе Меновном, пригороде Усть-Каменогорска, работала сначала председателем сельпо, а затем председателем сельсовета. Несколько поездок в Москву позволили ей добиться пересмотра уголовного дела. Михаил Тыцких был освобожден, вернулся в Усть-Каменогорск, где возглавлял литературное объединение «Звено Алтая», работал в редакции газет «Коммунизм туы» и «Большевик Алтая».

Печатался в основном под пасевдонимом М.Татарский. Опубликовал несколько повестей в журналах России и Казахстана, в периодической печати выходили философско-публицистические очерки. О его работах одобрительно отзывались «Литературная газета», «Казахстанская правда», «Известия».

Разумеется, КГБ не оставлял без внимания неугодного и неугомонного автора, поэтому публикация серьезных материалов оставалась делом неизвестного будущего. И оно наступило.

Только в наши дни творчество М.Тыцких получило возможность увидеть свет без купюр и в полном объеме. Восточно-Казахстанская газета «Мир искусства» взялась за публикацию основного, по мнению самого автора, труда «Экология и жизнь» («Вопль смертного»). М.Тыцких так определяет его ключевую задачу: «...показать абсолютную связь земной природы (и всего мироздания) с социальным бытием человечества».

Какая же мощная энергия питает этого человека, способного на девятом десятке лет ворочать геркулесовы глыбы непозноваемого! Вернуть человека в Природу, привить ему чувство естественного самоограничения на основе врожденных Любви и Гармонии – вот задача экологии (Большой Экологии, как Тыцких ее называет).

Его труд известен и высоко оценен крупными учеными Казахстана, России, Беларуси. Феноменальная работа М.С.Тыцких не претендует в то же время на глобальное научное открытие. Это доступный, почти «бытовой разговор россиянина», как обозначено в брошюре «На краю бездны», обращенной в ООН и к людям планеты с отчаянным призывом: «Люди! Спасите жизнь на Земле!».

Эта небольшая по объему брошюра написана Михаилом Тыцких и имамом Восточного округа мусульман Казахстана Ибрагимом кажы Карнакбайулы. Незначительный ее тираж разошелся мгновенно и стал библиографической редкостью. Христианин Михаил Тыцких (абориген социального подвала, как он «высокопарно» именует себя) и мусульманин Ибрагим кажы Карнакбайулы совершают, безусловно, мужественный поступок, пытаясь достучаться до сознания всех людей мира, включая и лидеров государств и народов, напоминая им, что «современная цивилизация, создающая особую среду обитания, практически полностью игнорирует накопленный природой «эволюционный опыт». Интенсивное развитие этой второй системы, параллельно биосфере, породило экологический кризис».

Философская публицистика М.Тыцких, опубликованная в газете «Мир искусства», - это, по существу, творческое развитие и убедительный комментарий брошюры «На краю бездны», которая завершается следующими словами: «Более 1600 ученых всего мира, включая 104 лауреатов Нобелевской премии, подписали Обращение, в котором говорилось: «Человек и природа вот-вот столкнутся... Еще каких-то нескольких десятилетий, и возможность отвести нависшую над нами угрозу будет упущена». Ученые с научной бесстрастностью констатировали, что опасные для жизни действия людей «могут на столько изменить мир, что станет невозможно поддерживать жизнь известным нам способом».

Говоря о М.Тыцких, невозможно отделить разные стороны его творчества, потому что исток его разносторонней деятельности один - могучий характер, соединяющий в себе казалось бы несовместимое: тонкую душу лирика и бесстрашную мысль философа.

По существу, главная особенность творческого мышления Михаила Тыцких – целостность мировосприятия, пушкинская полнота восприятия жизни. Это гармоническое мироощущение, почти утраченное современным сознанием, позволяло ему оставаться философом в своих проникновенных поэтичесих образах и наполнять свои самые сокровенные чувства глубоким философским смыслом».

М.Тыцких

По знакомству, присев на скалу,

Бойкий сокол вещал орлу:

Говорили, ты важная птица,

А, вот, я убедился сам –

У меня, слышь, в когтях синица,

А журавль-то твой –в небесах!

И орел, уважая обычай,

Глаз прикрыв, похвалил добычу,

А, взмывая в небо высокое,

Безобидно сказал он соколу:

Белом, в меру, ты можешь гордиться,

Только впрок не кичись судьбой.

Молодец, коль твоя синица,

А журавль-то, все-таки, мой.

Л. Мартынова-

Специалист художественого

отдела ВК музея искусств, соучредитель ЛО «Звено Алтая».
Михаилу Тыцких

1

Так иногда подумаешь невольно:



«Они – поэты!»

О них не помнят там, в первопрестольной,

Но память эта

Не признает границ и расстояний...


Кто падал ниц, тот снова утро раннее

Встречает, распластавшись у подножий.

Как мало Лиц, как много осторожного

Народонаселения в округе.


Ты - пленник времени, и за твои услуги

Два ангела, два демона поспорят.

Дела поэта судят вне истории?

2

Твои дела – не в следственных архивах.



Досье времен листают без отрыва

От производства собственной судьбы…


Свинец на солнце расплавляли бы,

Как пластилин, и не коптили б небо.

Поэт способен долго жить без хлеба,

Но синевы кусок ему отдай!


И горсть блестящих зерен-звезд и речку,

В которой отражается луна.

Экологично только то, что вечно.

Поэзия – бессмертия страна.


А что терять Поэту в этом мире?

Встречать рассветы можно на Памире, -

Там истина отчетливей видна!

3

Когда-нибудь надменная столица



Своих пересчитает сыновей,

Которые ее отвоевали

У явных и отчаянных врагов.
Поэты знали, что они теряли,

Семнадцать писем – твой сонет печали,

Поэты вынужденно отступали

С полей Поэзии, которой мало слов,


Которой надо заплатить по счету,

Быть может, так, за собственный кусок

Лазури – Богу, ненависти – черту,

Переступая Вечности порог.


Так иногда подумаешь невольно…







©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет