Мастерская драмы



жүктеу 123.77 Kb.
Дата12.07.2016
өлшемі123.77 Kb.
Анализ творческой лаборатории Арсения Дежурова “Мастерская драмы” в Институте журналистики и литературного творчества

Семинар кандидата филологических наук, доцента А.С.Дежурова представляет собой систему интегрированных уроков, основанных на принципах гуманистической развивающей педагогики, которую также принято называть педагогикой сотрудничества.

Базу развивающей педагогики составляют требования:


  1. Объективности, непредвзятости, научности системы обучения;

  2. Самоорганизации и саморегуляции образовательного процесса, которая понимается как открытая, перманентно развивающаяся структура;

  3. Диалогичности обучения и воспитания, предоставления равных прав и свобод учащимся наравне с учителем, который выступает в качестве наставника и советника;

  4. Проблемности подачи учебного материала в виде противоречия, парадокса или загадки. Осознанной субъективности и недосказанности позиции учителя;

  5. Междисциплинарности (учет достижений как гуманитарных, так и естественных наук в процессе работы над планом занятий).

Гуманистическая парадигма официально принята в системе отечественного образования, но фактически существует лишь на бумаге. Большая часть учителей продолжает работать по традиционной системе передачи готового знания, когда учащиеся вынуждены бездумно заучивать строго дозированную информацию по отдельным дисциплинам, не понимая взаимосвязи предметов и явлений между собой. Возможно, именно в этом причина значительного падения качества образования в России за последние годы.

Развивающая педагогика все еще не получила широкого распространения в нашей стране. Это связано с несколькими причинами. Во-первых, Минобразования выстраивает свою политику так, что учителям просто не выгодно работать по новой методике.

От педагогов требуют, прежде всего, выполнения плана и осуществление формального контроля за результатами обучения. Формированию личностных качеств учащихся, а также развитию творческих по-прежнему уделяют мало внимания в государственных школах. Отсюда невнимание к игровым методикам обучения, основанным на групповой и исследовательской работе самих учеников.

Во-вторых, даже молодые специалисты не решаются работать по новой методике, потому что банально не знают, как это делать. В педвузах учат проводить тесты, поддерживать дисциплину на уроке, а не тому, как учить и заинтересовывать детей своим предметом. Поэтому студенты так бояться педпрактики в школах, а после ее прохождения обещают себе никогда туда не возвращаться.

Возможно, разрешить вторую проблему помогут факультативные курсы, кружки, спецсеминары по театральной педагогике (с опорой на теорию театра К.С. Станиславского, Л.А. Сулержицкого, Е.Б. Вахтангова). Использование техник русского психологического театра, может значительно облегчить труд педагога, а сам процесс обучения сделать ярким и увлекательным.

Авторский семинар А.С.Дежурова “Мастерская драмы” можно привести в качестве примера успешной работы в этом направлении.

А.С. Дежуров - филолог, искусствовед, журналист, автор просветительских программ на радио, преподаватель курса истории мировой литературы и истории искусств в МПГУ, ГИТР, ВТУ им. Щукина, ИЖЛТ

Cеминар “Мастерская драмы" существует на протяжении 3 лет (с 2010 года и по н.в ). Принципы работы: – “келейность, кастовость, сектантство, скрытность, масонство, мистицизм и таинственность” (как написано в программе семинара).

“Мастерская драмы” была задумана как творческая лаборатория по созданию драматургических, журналистских и прочих текстов на основе изучения произведений классиков мировой драматургии, прозы и поэзии. Семинар также предполагал разбор текстов современных авторов, а обращение к собственному опыту их детства, отрочества, юности.

Аудитория: студенты факультета журналистики Института журналистики и литературного творчества и приходящие гости;

Возраст участников: от 18; в основном студенты 20-25 лет;

Продолжительность занятия: 1,5 часа

Структурные компоненты занятия:

а) эвристическая беседа;

б) лекция;

в) чтение вслух;

г) застольный разбор текста (пьесы, рассказа, эссе)

д) этюды


В процессе работы структура семинара подвергалась изменениям: развивающие и воспитательные задачи вышли на первый план.

Образовательные задачи: знакомство с разными концепциями драматического искусства (театр переживания, эпический театр Брехта и др.)

Воспитательные задачи: формирование преобразующего, творческого, а не потребительского отношения к окружающему миру; воспитание терпимости к собственным недостаткам и непредвзятого отношения к людям и явлениям; развитие устойчивого интереса к профессии журналиста, драматурга, писателя, преподавателя (кому, что ближе); выработка навыка “виденья” подтекста в художественных, публицистических текстах;

Развивающие задача: развитие мышления, памяти, внимания и воображения, а также творческих и коммуникативных способностей студийцев; развитие эстетического вкуса, культуры речи; навыков публичного выступления и самопрезентации;

Конспект одного из занятий. Тема: ненормативная лексика в языке художественной литературы.

Цель: расширить представления о языке художественной литературы по сравнению с литературным языком на материале маргинальной лексики.

Ход занятия:

1.Вступительная часть. Обоснование избранной темы преподавателем.

В средствах массовой информации часто обсуждают тему употребления ненормативной лексики. Дается неглубокая, однозначно негативная оценка маргинальной фразеологии, а возражения оппонентов повторяют одни и те же клише (непристойные слова имеют древние корни в русском язычестве, Пушкин, Лермонтов и др. классики писали фривольные стихотворения и т.д.).

Для борьбы с употреблением ненормативной лексики, как быту, так и в общественных местах, в СМИ предлагаются утопические проекты (штрафовать сквернословов, а деньги отдавать филологам для облагораживания русского языка и т.д.). Но давать русскому языку советы бессмысленно, так как он им не внемлет, и если пласт маргинальных слов существует с древних времен поныне, значит, язык полагает его необходимым”.

Преподаватель ссылается на великого русского ученого А. И. Бодуэна-де-Куртене, который говорил, что нет слов приличных и неприличных, а есть уместные и неуместные в той или иной ситуации.



  1. Основная часть. Рассматриваются несколько случаев уместного словоупотребления ненормативной лексики.

Педагог предлагает вспомнить картину “Запорожцы пишут письмо турецкому султану” И.Е. Репина. Участники семинара должны рассказать, кто изображен на картине (перечислить наиболее колоритных персонажей), а пояснить авторский замысел художника. Затем педагог выясняет, знает ли кто-нибудь из учащихся, содержание письма запорожцев (как правило, никто не знает).

Вопрос: Над чем могут смеяться казаки? Каков их тип юмора?

Ответ: “Ясно, что это не афоризмы Бернарда Шоу или парадоксы Уайльда, это народный юмор”.

Учащимся предлагается сверить свои воспоминания о картине с ее репродукцией, а затем найти главного героя, в фигуре которого сконцентрирован смысл картины.

Учащиеся высказывают разные суждения, ни одно из которых не удовлетворяет преподавателя.

Преподаватель зачитывает текст письма султана Мохаммеда IV запорожским казакам и ответного письма запорожцев (без купюр).

Султан Мохаммед IV - запорожским казакам


«Я, султан и владыка Блистательной Порты, брат Солнца и Луны, наместник Аллаха на Земле, властелин царств - Македонского, Вавилонского, Иерусалимского, Большого и Малого Египта, царь над царями, властелин над властелинами, несравненный рыцарь, никем непобедимый воин, владетель древа жизни, неотступный хранитель гроба Иисуса Христа, попечитель самого Бога, надежда и утешитель мусульман, устроитель и великий защитник христиан, повелеваю вам, запорожские казаки, сдаться мне добровольно и без всякого сопротивления и меня вашими нападениями не заставлять беспокоиться.

Ответ запорожцев Мохаммеду IV
«Ти, султан, чорт турецкий, i проклятого чорта брат i товарищ, самого Люцеперя секретарь. Якiйти в чорталыцарь, коли голою сракоюежака не вбъешь. Чортвисирае, а твое вiйскопожирае. Не будешь ти, сукiнтисину, синiвхристiянськихпiд собой мати, твойоговiйска мы не боiмось, землею i водою будем биться з тобою, распро... твою мать. Вавилоньскийти кухарь, Макидоньский колесник, Iерусалимськийбравирник, Александрiйськийкозолуп, Великого и Малого Египта свинарь, Армянськазлодиюка, Татарський сагайдак, Каменецкий кат, у всего свiту i пiдсвiтублазень, самого гаспида внук и нашего х... крюк. Свиняча ти морда, кобиляча срака, рiзницька собака, нехрещений лоб, мать твою... От так тобiзапорожцiвисказали, плюгавче. Не будешь ти i свиней христiанских пасти. Теперь кончаемо, бо числа не знаемо i календаря не маемо, мicяц у небi, год у книзi, а день такий у нас, який i у вас. За цепоцiлуй в сраку нас!
Пiдписали: кошовый атаман Иван Сирко зовсiм кошем Запорожськiм».

Вопрос: Почему полстраницы грубых и насмешливых ругательств рассматривается как документ, подтверждающий героический дух Запорожской Сечи – форпоста Российской Империи в русско-турецких войнах?

Вопрос: Почему И.Е. Репин вдохновился этим сюжетом для картины. Вновь повторяется вопрос: где смысловой центр картины?

Возможные варианты ответов: главный герой картины – казак в белой бурке, который стоит тылом к зрителю, протянув руку к сочинителям письма. Это – гонец, который доставит письмо султану – он обрекает себя на верную гибель и знает это. Письмо, написанное в таких словах, закрывает всякую возможность мирного разрешения конфликта. Очевидно, что после такого письма запорожцев им уже не будет пощады.

Вывод: единственный литературный памятник Запорожской Сечи - полстраницы смешных и непристойных ругательств - документ, свидетельствующий о героизме и верности российских казаков.

Сниженные образы, непристойная брань нередко являются символическими знаками, некими культурными кодами. Педагог рассказывает о точке зрения отца церкви Дионисия Ареопагита на иконопись.



Дионисий рекомендует изображать Христа и небесное воинство в сниженных формах, чтобы ни у кого не возникло мысли, что икона – изображение незримых сущностей. Глядя на икону как наподобие портрета, можно сказать лишь одно: Христос, святые и ангелы не имеют ни единого сходства с образом. Они выглядят точно не так – и это единственное, что дано знать человеку в его земном обличье.

Драматическая литература тоже обращается к сниженным образам, чтобы сделать указание на невыразимое (горе, величие, святость ). Учащиеся узнают, что сцена безумия Офелии никогда не была переведена на русский язык в стилистике оригинала. Офелия поет не наивные народные песенки. Офелия напевает обрывки из похабщины, обычной в кругу портовых шлюх. Контраст произносимых Офелией слов с безмерностью невысказанной скорби многократно усиливают психологическое воздействие сцены.

Смысловая относительность бранных слов. ”Табу и эвфемизмы”.

Преподаватель спрашивает, по каким признакам учащиеся определяют неизвестные обидные или оскорбительные слова. Рассказывает историю происхождения некоторых бранных слов (мерзавец, подлец). Напоминает тему из лексикологии “табу и эвфемизмы”, рассказывает о переходе эвфемизмов в табу.

Языковое табу - запрет на произнесение определенных слов. Возникло на почве мифологических верований. К примеру, в случае смерти вождя нельзя было произносить его имя. Подлежали запрету (табуированию) слова, которыми обозначали смерть, болезни. Нередко нельзя было произносить имена богов и духов. Табуированию подвергались названия священных для племени животных.

Вместо запрещенных слов в разговоре использовали слова, их замещающее, то есть эвфемизмы. Эвфемизмы использовали в крестьянской среде для обозначения неприятных явлений (смерти, различных болезней). Вместо “умер” говорили “отправился к праотцам”, “отдал богу душу”, “приказал долго жить”, “преставился”, “лег на стол”, “протянул ноги”. Эвфемизмами часто были иносказательные названия медведя: Косолапый, Михайло Потапыч, Мохнач или просто Он.

В современном мире источником табуирования слов служит этикет, который запрещает употребление нецензурных слов и выражений. Эвфемизмы употребляют в разговоре, когда хотят избежать прямых наименований, боясь обидеть собеседника или по иной причине. К примеру, врачи часто прибегают к особым медицинским терминам “Здесь необходимо хирургическое вмешательство” (вместо “операция”), “Конечно, возможен и летальный исход” (вместо “смерть”).

Вместе с культурными нормами меняется и значение слов. Нередко слово, которые было разрешённым эвфемизмом, переходит в статус табу и наоборот.

Эвфемизмы в художественных текстах

На материале фрагмента из “Исторического эпизода” Хармса демонстрирует, как обидно может звучать десемантизированное, выдуманное слово “мяфа”. Еще один пример – из “Лингвистической сказки Л. Петрушевской “Пуськибятые”, где в заглавие вынесено обязательство, адресованное “бутявкой” “калушатам”.

Даниил Хармс. Исторический эпизод

В. Н. Петрову

Иван Иванович Сусанин (то самое историческое лицо, которое положило свою жизнь за царя и впоследствии было воспето оперой Глинки) зашел однажды в русскую харчевню и, сев за стол, потребовал себе антрекот. Пока хозяин харчевни жарил антрекот, Иван Иванович закусил свою бороду зубами и задумался: такая у него была привычка.

Прошло 35 колов времени, и хозяин принес Ивану Ивановичу антрекот на круглой деревянной дощечке. Иван Иванович был голоден и по обычаю того времени схватил антрекот руками и начал его есть. Но, торопясь утолить свой голод, Иван Иванович так жадно набросился на антрекот, что забыл вынуть изо рта свою бороду и съел антрекот с куском своей бороды.

Вот тут-то и произошла неприятность, так как не прошло и пятнадцати колов времени, как в животе у Ивана Ивановича начались сильные рези. Иван Иванович вскочил из-за стола и кинулся на двор. Хозяин крикнул было Ивану Ивановичу: "Зри, како твоя борода клочна", – но Иван Иванович, не обращая ни на что внимания, выбежал во двор.

Тогда боярин Ковшегуб, сидящий в углу харчевни и пьющий сусло, ударил кулаком по столу и вскричал: "Кто есть сей?" А хозяин, низко кланяясь, ответил боярину: "Сие есть наш патриот Иван Иванович Сусанин". – "Во как!" – сказал боярин, допивая свое сусло.

"Не угодно ли рыбки?" – спросил хозяин. "Пошел ты к бую!" – крикнул боярин и пустил в хозяина ковшом. Ковш просвистел возле хозяйской головы, вылетел через окно на двор и хватил по зубам сидящего орлом Ивана Ивановича. Иван Иванович схватился рукой за щеку и повалился на бок.

Тут справа из сарая выбежал Карп и, перепрыгнув через корыто, на котором среди помоев лежала свинья, с криком побежал к воротам. Из харчевни выглянул хозяин. "Чего ты орёшь?" – спросил он Карпа. Но Карп, ничего не отвечая, убежал.

Хозяин вышел на двор и увидел Сусанина, лежащего неподвижно на земле. Хозяин подошёл поближе и заглянул ему в лицо. Сусанин пристально глядел на хозяина. "Так ты жив?" – спросил хозяин. "Жив, да тилько страшусь, что меня ещё чем-нибудь ударят", – сказал Сусанин. "Нет, – сказал хозяин, – не страшись. Это тебя боярин Ковшегуб чуть не убил, а теперь он ушедши". "Ну и слава тебе, Боже, – сказал Иван Сусанин, поднимаясь с земли. – Я человек храбрый, да тилько зря живот покладать не люблю. Вот и приник к земле и ждал, что дальше будет. Чуть чего, я бы на животе до самой Елдыриной слободы бы уполз. Евона как щеку разнесло. Батюшки! Полбороды отхватило!".. "Это у тебя ещё раньше было", – сказал хозяин. "Как это так раньше? – вскричал патриот Сусанин. – Что же, по-твоему, я так с клочной бородой ходил?" "Ходил", – сказал хозяин. "Ах ты, мяфа", – проговорил Иван Сусанин. Хозяин зажмурил глаза и, размахнувшись со всего маху, звезданул Сусанина по уху. Патриот Сусанин рухнул на землю и замер. "Вот тебе! Сам ты мяфа!" – сказал хозяин и удалился в харчевню.

Несколько колов времени Сусанин лежал на земле и прислушивался, но, не слыша ничего подозрительного, осторожно приподнял голову и осмотрелся. На дворе никого не было, если не считать свиньи, которая, вывалившись из корыта, валялась теперь в грязной луже. Иван Сусанин, озираясь, подобрался к воротам. Ворота, по счастью, были открыты, и патриот Иван Сусанин, извиваясь по земле, как червь, пополз по направлению к Елдыриной слободе.

Вот эпизод из жизни знаменитого исторического лица, которое положило свою жизнь за царя и было впоследствии воспето в опере Глинки.

1939

Л. Петрушевская. Пуськибятые.



Сяпала Калуша с Калушатами по напушке. И увазила Бутявку, и волит: 
- Калушата! Калушаточки! Бутявка! 
Калушатаприсяпали и Бутявкустрямкали. И подудонились. 
А Калуша волит: 
- Оее! Оее! Бутявка-то некузявая! 
КалушатаБутявкувычучили. 
Бутявкавздребезнулась, сопритюкнулась и усяпала с напушки. 
А Калуша волиткалушатам: 
- Калушаточки! Не трямкайтебутявок, бутявкидюбые и зюмо-зюмонекузявые. От бутявокдудонятся. 
А Бутявкаволит за напушкой: 
- Калушатаподудонились! Зюмонекузявые! Пуськибятые! 

Использование техники умолчания при разговоре на темы, косвенно связанные с бранной лексикой

Педагог зачитывает полстраницы ругательств, ознакомление с которыми обязательно для зарегистрированных пользователей сайта dezhurov.ru. Учащимся предлагается объяснить задачу создателей сайта, то есть, как список “ругательств” из детского фольклора, восточной поэзии, устаревших слов может дисциплинировать посетителей форума.

Правильный ответ: авторы сайта в шуточной форме дают понять, что предельная грубость, о существовании которой им “известна”, но которая недопустима в общении форумчан, исчерпывается этим пространным списком. “Тяжелые” формы брани не только “неизвестны” старожилам форума, но и “не мыслятся” возможными. Таким образом, новички понимают, каков уровень учтивости у посетителей форума, и какова норма употребления ненормативной лексики на сайте.



Практическая часть: учащимся предлагается придумать и записать не менее 3-х новых бранных слов, используя общеупотребительную лексику, личные имена и названия.

Затем участники семинара по очереди зачитывают свои варианты “нецензурных” слов. К примеру, Филип Киркоров, бочка, корыто, сисадмин, прошлогодний, таракан, цемент и др.



Результаты лингвистического эксперимента анализируются преподавателем с точки зрения творческой профориентации учащихся. Как правило, учащиеся придумывают слова, подбирая их по определённому принципу (прямая ассоциация по внешнему сходству, к примеру, “бочка” - очень толстый, неповоротливый человек; или абстрактная ассоциация. В первом случае можно говорить том, что ученик видит “картинки” (режиссерское виденье); во втором – воспринимает мир через слово.




©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет