Н. Э. Реформы братьев гракхов. Примерный план причины кризиса Римской республики после великих завоеваний. Аграрный вопрос в Италии в последней трети II в до н э. Аграрный закон



жүктеу 244.03 Kb.
Дата27.06.2016
өлшемі244.03 Kb.
Тема 6. ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В РИМСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ ВО II ВЕКЕ ДО Н.Э. РЕФОРМЫ БРАТЬЕВ ГРАКХОВ.
ПРИМЕРНЫЙ ПЛАН


  1. Причины кризиса Римской республики после великих завоеваний. Аграрный вопрос в Италии в последней трети II в. до н.э.

  2. Аграрный закон Тиберия Гракха.

  3. Реформы Гая Гракха.

  4. Итоги гражданского движения и оценки Гракхов в античной историографии.

ИСТОЧНИКИ

  1. Аппиан. Гражданские войны / Пер. под ред. С.А. Жебелева, О.О. Крюгера // Аппиан. Римские войны. СПб., 1994.

  2. Веллей Патеркул. Римская история // Малые римские историки: Веллей Патеркул, Луций Аней Флор, Луций Ампелий / Изд. подг. А.И. Немировским. М., 1996.

  3. Диодор Сицилийский. Историческая библиотека / Пер. И. Алексеева. СПб., 1774–1775.

  4. Плутарх. Сравнительные жизнеописания / Пер. под ред. С.П. Маркиша, С.И. Соболевского, М.Е. Грабарь-Пассек. Т. I–III. М., 1961–1964. Биографии Гракхов.

  5. Саллюстий Крисп, Гай. Сочинения / Пер. В.О. Горенштейна. М., 1981.

  6. Флор, Луций Анней. Две книги римских войн // Малые римские историки: Веллей Патеркул, Луций Аней Флор, Луций Ампелий / Изд. подг. А.И. Немировским. М., 1996.

  7. Цицерон, Марк Туллий. Диалоги «О государстве», «О законах» / Отв. ред. Г.С. Кнабе. М., 1966.

  8. Цицерон, Марк Туллий. Речи в 2-х томах / Отв. ред. М.Е. Грабарь-Пассек. Т. I–II. М., 1993.

  9. Хрестоматия по истории древнего Рима / Под ред. С.Л. Утченко. М., 1962.

ОСНОВНАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. История древнего Рима / Под ред. В.И. Кузищина. Изд. 3-е. М., 1994. Гл. 10.

2. Ковалев С.И. История Рима / Под ред. Э.Д. Фролова. Изд. 2-е. Л., 1986. Ч. 1. Гл. 20.

3. Машкин Н.А. История древнего Рима. Изд. 3-е. М., 1969. Гл. 14.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА

4. Белкин М.В., Вержбицкий К.В. История древнего Рима. Учебное пособие. СПб., 2003.



  1. Егоров А.Б. Рим на грани эпох. Проблемы рождения и формирования принципата. Л.,1985.

  2. Егоров А.Б. Проблемы истории гражданских войн в современной историографии // Мнемон. Исследования и публикации по истории античного мира. Вып. 4. СПб., 2005. С. 473–497.

  3. Заборовский Я.Ю. Очерки по истории аграрных отношений в римской республике. Львов, 1985.

  4. Игнатенко А.В. Древний Рим: от военной демократии к военной диктатуре. Свердловск, 1988.

  5. Кузищин В.И. Римское рабовладельческое поместье. М, 1983.

  6. Моммзен Т. История Рима / Пер. с нем. Т. II. СПб., 1994.

  7. Трухина Н.Н. Политика и политики «золотого века» Римской республики (II в. до н.э.). М., 1986.

  8. Фельсберг Э. Братья Гракхи. Юрьев, 1910.

ЛЕММА
Тема гракханских реформ является первой из серии тем, посвященных эпохе гражданских войн в Риме и поэтому при ее рассмотрении необходимо уделить внимание вопросам о причинах кризиса II в. до н.э. Римская держава владела большей частью Пиренейского полуострова, северной Африкой, Сицилией, Сардинией, Корсикой, а также Грецией, Македонией и частью Малой Азии. Эти области в четыре-пять раз превосходили Италию по размерам территории и количеству населения. Создание и удержание под контролем такой огромной Империи неизбежно вызвали очень серьезные проблемы, все больше и больше принимавшие кризисный характер. Одной из важнейших проблем было преодоление кризиса римской армии, в основном состоявшей из мелких собственников. «Бремя Империи» тяжелым грузом легло на Италию. Массовое разорение мелких собственников и развитие крупных и средних поместий (вилл и латифундий) стимулировали развитие рабства и вызвали массовую миграцию сельского населения в города, где оно, в свою очередь, превращалось в городской люмпен-пролетариат. В наиболее образованных кругах римской аристократии росло осознание грядущей опасности.

Первый из братьев-реформаторов, Тиберий Гракх, ставший народным трибуном в 133 г. до н.э., попытался решить центральный и, наверное, наиболее болезненный вопрос — вопрос о земле. Аграрная реформа Тиберия Гракха предполагала ограничение пределов аренды до 500 югеров и раздачу освободившихся после этого земель неимущему населению. Гай Гракх предложил уже крупномасштабную программу преобразований, охватывающих практически все основные области общественной жизни (снабжение городского населения продовольствием, создание независимой судебной системы, положение всадников, союзнический вопрос, проблема союзников, вывод колоний в провинции и др.). Оба Гракха, несомненно, стремились к демократизации римской политической жизни и реальному выполнению воли римских комиций.

В случае успешного течения реформ кризис мог бы быть существенно ограничен, однако сопротивление консерваторов и сенатской олигархии привели их к провалу. Вместо экономического подъема и модернизации римского общества внутри него произошел раскол; началась борьба между двумя «партиями» (или идейными течениями), оптиматами и популярами, первые из которых защищали интересы консервативной верхушки сената, а вторые выступали от имени народа. Возможно, самым опасным оказалось то, что с расправами над гракханцами на форум пришло насилие. Мирные способы политической борьбы были исчерпаны, и общество ожидало развитие по катастрофическому кризисному сценарию.

Поскольку сочинения современников Гракхов до нас не дошли, наиболее ценными из оставшегося можно считать обзоры двух греческих авторов, Плутарха и Аппиана, определенную ценность представляют собой бревиаторы — авторы, жившие в IV–V вв. н.э. и писавшие сокращенные варианты общего курса по истории Рима (Веллей Патеркул, Флор, Евтропий, Аврелий Виктор).

ТЕКСТЫ ИСТОЧНИКОВ


Причины кризиса римской республики после великих завоеваний.

Аграрный вопрос в Италии в последней трети II в. до н.э.


Античные авторы дают разноречивую информацию о мотивах выступления Гракхов. Враждебная традиция объясняет их действия неограниченным честолюбием, амбициозностью реформаторов и их родственников. Аппиан дает, вероятно, самое глубокое объяснение, основанное на анализе экономической ситуации. Его Гракхи — это серьезные экономические реформаторы, хорошо понимающие общую ситуацию и обеспокоенные упадком военной мощи Рима.
Аппиан «Гражданские войны»

(I, 7–8)
(7) Римляне, завоевывая по частям Италию, получали тем самым в свое распоряжение часть завоеванной земли и основывали на ней города или отбирали города, уже ранее существовавшие, для посылки в них колонистов из своей среды. Эти колонии они рассматривали как населенные пункты. В завоеванной земле они всякий раз выделенную ее часть тотчас или разделяли между поселенцами, или продавали, или сдавали в аренду, невозделанную же вследствие войн часть земли, количество которой сильно возрастало, они не имели уже времени распределять на участки, а от имени государства предлагали возделать ее всем желающим на условиях сдачи ежегодного урожая в таком размере: одну десятую часть посева, одну пятую насаждений. Определена была также плата за пастбища для крупного и мелкого скота. Римляне делали все это с целью увеличения численности италийского племени, на которое смотрели они как на племя в высокой степени трудолюбивое, чтобы иметь в своей стране союзников. Но результат получился противоположный. Дело в том, что богатые, захватив себе большую часть неразделенной на части земли, с течением времени пришли к уверенности, что никто у них ее никогда не отнимет. Расположенные поблизости от принадлежащих им участков небольшие участки бедняков богатые отчасти скупали с их согласия, отчасти отнимали силою. Таким образом богатые стали возделывать обширные пространства земли на равнинах вместо участков, входящих в состав их поместий. При этом богатые пользовались покупными рабами в качестве земледельцев и пастухов с тем, чтобы не отвлекать земледельческими работами свободнорожденных от несения военной службы. К тому же обладание рабами приносило богатым большую выгоду: у свободных от военной службы рабов беспрепятственно увеличивалось потомство. Все это приводило к чрезмерному обогащению богатых, а вместе с тем и увеличению в стране числа рабов. Напротив, число италийцев уменьшалось, они теряли энергию, их угнетали бедность, налоги, военная служба. Если даже они и бывали свободны от нее, все же они продолжали оставаться бездеятельными: ведь землею владели богатые, для земледельческих работ они пользовались рабами, а не свободнорожденными.

(8) С неудовольствием смотрел на это народ. Он боялся, что Италия не даст ему больше союзников в достаточном числе, да и положение станет опасным из-за такой массы рабов. Как исправить это положение, народ не мог придумать. Оно было и тяжело и не во всех отношениях справедливо: нельзя же было такое количество людей, владевших столь долго своим состоянием, лишить принадлежавших им насаждений строений, всего оборудования. Некогда, по предложению, внесенному народными трибунами, народ, скрепя сердце, постановил, что никто не может владеть из общественной земли более чем 500 югеров и занимать пастбища более чем 100 югеров для крупного скота и 500 для мелкого1. Для наблюдения и за выполнением этого наказа назначено было определенное число лиц из свободнорожденных, которые должны были приносить присягу, что будут верно соблюдать постановление, ставшее законом, определили наказание за его нарушение, имея в виду остальную землю распродать между бедняками небольшими участками. Но на деле оказалось, что они вовсе не заботились о соблюдении ни закона, ни клятвы. А те из них, которые, казалось, заботились, распределили для отвода глаз, землю между своими домочадцами, большинство же относились к соблюдению закона пренебрежительно.
Перевод С.А. Жебелева.

Аппиан. Гражданские войны / Пер. под ред. С.А. Жебелева, О.О. Крюгера // Аппиан. Римские войны. СПб., 1994. С. 19–21.
Плутарх «Сравнительные жизнеописания» (биография Тиберия Гракха)

(8)
Земли, отторгнутые в войнах у соседей, римляне частью продавали, частью обращали, а частью, обратив в общественное достояние, делили между нуждающимися и неимущим гражданам, которые платили за это казне умеренные подати. Но богачи стали предлагать казне большую подать и таким образом вытесняли бедняков, и тогда был издан закон, запрещающий владеть более чем пятьюстами югерами. Сперва этот указ обуздал алчность и помог бедным остаться на земле, отданной им в наем, так что каждый продолжал возделывать тот участок, который держал с самого начала. Но затем богачи исхитрились прибрать к рукам соседние участки через подставных лиц, а под конец уже и открыто завладели почти всею землей, так что согнанные с насиженных мест бедняки и в войско шли без всякой охоты, и к воспитанию детей проявляли полное равнодушие, и вскорости вся Италия ощутила нехватку в свободном населении, зато все росло число рабских темниц: они были полны варваров, которые обрабатывали землю, отобранную богачами у своих сограждан. Делу пытался помочь еще Гай Леллий, друг Сципиона2, но, натолкнувшись на жестокое сопротивление могущественных граждан и боясь беспорядков, оставил свое намерение…

Избранный в народные трибуны, Тиберий немедленно взялся за ту же задачу… А брат его, Гай, в одной из книг пишет, что Тиберий, держа путь в Нуманцию3, проезжал через Этрурию и видел запустение страны, видел, что и пахари и пастухи — варвары, рабы из чужих краев, и тогда впервые ему пришел на ум замысел, ставший впоследствии для обоих братьев источником неисчислимых бед. Впрочем, всего больше разжег его решимость и честолюбие сам народ, исписывая колонны портиков, памятники и стены домов призывами к Тиберию вернуть общественную землю беднякам.
Перевод С.П. Маркиша.

Плутарх. Сравнительные жизнеописания / Пер. под ред. С.П. Маркиша, С.И. Соболевского, М.Е. Грабарь-Пассек. Т. III. М., 1964. C. 115–116.
Аграрный закон Тиберия Гракха
Принятие аграрного закона
Аппиан «Гражданские войны»

(I, 9–13)


(9) Так продолжалось дело до тех пор, пока Тиберий Семпроний Гракх, человек знатного происхождения, очень честолюбивый, превосходный оратор, благодаря всем этим качествам очень хорошо всем известным, став народным трибуном, не произнес пышную речь. Он говорил об италийском племени, о его чрезвычайной доблести, о его родственных отношениях к римлянам, о том, как это племя мало-помалу очутилось в бедственном положении, уменьшилось количественно и теперь не имеет никакой надежды исправить свое положение. С негодованием говорил Гракх о массе рабов, непригодных для военной службы, всегда неверной по отношению к своим соседям. Он и напомнил и о том, как незадолго до того в Сицилии господа пострадали от рабов, сильно увеличившихся в своем числе из-за нужды в рабских руках для земледельческих работ; как трудно и долго римлянам пришлось бороться с этими рабами; как затянулась эта борьба и сколько разнообразных и опасных перипетий она имела.

После своей речи Тиберий возобновил действие закона, в силу которого никто не должен был иметь более 500 югеров общественной земли. К этому закону Тиберий внес еще добавление, что сыновьям полагалось иметь половину указанного количества югеров. Всю остальную землю должны распределить между бедными трое выборных лиц, сменяющихся ежегодно.

(10) Последнее более всего досаждало богатым. Они не имели уже теперь возможности, как раньше с пренебрежением относиться к закону, так как для раздела земли были назначены особые магистраты, да и покупка участков у владельцев прошла теперь мимо них. Гракх предусмотрительно запретил продавать землю. Часть богатых объединялась, выражала свои сетования… Со своей стороны, бедные жаловались на то, что из людей, обладавших достатком они обратились в крайних бедняков; что их положение стало невыносимым… Между богатыми, не допускавшими утверждения законопроекта, и бедными, добивавшимися его, неизбежно возникали распри. К назначенному для обсуждения дню и богатые, и бедные приготовили свои силы.

(11) Цель Гракха заключалась не в том, чтобы создать благополучие бедных, не в том, чтобы в лице их получить для государства боеспособную силу. Воодушевленный главным образом тою большою и существенною пользою, которую достижение его цели могло принести Италии, Гракх не думал о трудности своего предприятия. Перед предстоящим голосованием он произнес длинную, содержащую много заманчивого речь… Напирая на то, какая слава и какое благополучие ожидают римлян в первом случае, какие опасности и ужасы предстоят им во втором, Гракх увещевал богатых поразмыслить об этом и отдать добровольно, коль скоро это является необходимым, эту землю ради будущих надежд, тем, кто воспитывает государству детей; не терять из виду большого споря о малом… Своей речью Гракх вызвал возмущение неимущих и всех прочих, кто руководствовался скорее бы доводами разума, нежели жаждою приобретения, а затем приказал секретарю огласить свой законопроект.

(12) Другого народного трибуна, Марка Октавия, крупные землевладельцы настроили на то, чтобы воспрепятствовать проведению законопроекта Тиберия. Так как у римлян тот трибун, который налагал на что-либо свое вето, обладал в данном случае большими полномочиями, то Октавий и запретил секретарю огласить законопроект. Гракх на этот раз упреками по адресу Октавия и перенес голосование на следующее народное собрание… Угрожая секретарю, Тиберий приказал ему огласить законопроект народу. Секретарь приступил к чтению, но замолчал вследствие вето со стороны Октавия. Между трибунами началась перебранка, народ сильно шумел. Тогда оптиматы предложили трибунам передать на рассмотрение сената пункты их разногласия. Гракх ухватился за это предложение. Рассчитывая, что его законопроект встретит одобрение со стороны всех благомыслящих людей, он устремился к курии. Там, в небольшом кругу богачи стали издеваться над ним. Тогда Гракх снова побежал на форум, где и заявил, что на следующее собрание и свой законопроект и вопрос о полномочиях Октавия: должен ли трибун, действующий не в интересах народа, продолжать оставаться в своей должности. Так Тиберий и поступил. Когда Октавий снова смело ополчился на него, Гракх сначала поставил на голосование вопрос о нем. Когда первая триба высказалась за отрешение Октавия от должности, Гракх обратившись к нему, стал упрашивать его переменить свое мнение о законопроекте. Так как Октавий отказался, Тиберий собрал голоса остальных триб. Их было тогда 35. Семнадцать первых триб высказались с гневом за предложение Тиберия, и восемнадцатая должна решить все дело. Гракх снова, на виду у всего у всего народа, стал горячо умолять Октавия, попавшего в критическое положение, не мешать делу столь священному, столь полезному для всей Италии, не уничтожать столь великого рвения народа, для которого он, Октавий, по званию трибуна, если бы желал, то должен был бы сделать еще кое-какие уступки… И Октавий тотчас же после того как голосование оказалось против него, стал частным человеком и незаметно скрылся. Вместо него трибуном был избран Квинт Муммий.

(13) Итак аграрный закон был утвержден. Для раздела земли были избраны: Гракх, автор законопроекта, одноименный брат его и тесть автора законопроекта, Анний Клавдий. Народ все еще сильно опасался, что закон не будет приведен в исполнение, если Гракх со всей своей фамилией не положит начало осуществлению закона.


Перевод С.А. Жебелева.

Аппиан. Гражданские войны / Пер. под ред. С.А. Жебелева, О.О. Крюгера // Аппиан. Римские войны. СПб., 1994. С. 19–25.
Работа аграрной комиссии и гибель Тиберия Гракха
Плутарх «Сравнительные жизнеописания» (биография Тиберия Гракха)

(13–14; 16–19)


(13) Вслед за этим принимается закон о земле, и народ выбирает троих для размежевания и раздела полей — самого Тиберия, его тестя, Аппия Клавдия, и брата, Гай Гракха… Могущественные граждане, возмущаясь всеми его поступками и страшась его растущей на глазах силы, старались унизить его в сенате как только могли. По заведенному обычаю, он просил выдать ему за казенный счет палатку, в которой бы он жил, занимаясь разделом земель, но получил отказ, хотя другим часто давали и при меньшей надобности, а содержание ему назначили девять оболов на день. Зачинщиком всякий раз выступал Публий Назика, который люто ненавидел Тиберия… Это ожесточило народ еще пуще.

(14) В это время умер (пергамский царь) Аттал Филометор4, и когда пергамец Эвдем привез его завещание, в котором царь назначил свои наследником римский народ, Тиберий, в угоду толпе, немедленно внес предложение, доставить царскую казну в Рим и разделить между гражданами, которые получили землю, чтобы те могли обзавестись земледельческими орудиями и начать хозяйствовать…

(16) Друзья Тиберия, слыша угрозы врагов и видя их сплоченность, считали, что ему следует вторично домогаться должности трибуна, сохранив ее за собой и на следующий год… Когда же наступил день выборов и приверженцы Тиберия убедились, что противники берут верх, ибо сошелся не весь народ, Тиберий … распустил собрание, приказав всем явиться завтра…

(17–18) (Начало голосования. Фульвий Флакк сообщает Тиберию о готовящемся покушении. Тиберий рассказывает об этом своим людям.)

(19) … Тиберий коснулся рукой головы — он дал понять, что его жизнь в опасности, прибегнув к жесту, раз голоса не было слышно. Но противники, увидевши это, помчались в сенат с известием, что Тиберий требует себе царской диадемы, и что тому есть прямое доказательство: он притронулся рукой к голове! Все пришли в смятение. Назика призвал консула5 (Публия Муция Сцеволу) защитить государство и свергнуть тирана. Когда же консул кротко возразил, что первым к насилию не прибегнет … но если Тиберий убедит или принудит постановить что-либо вопреки законам, то с таким постановлением считаться не станет — Назика, вскочив с места, закричал: «Ну что ж, если глава государства — предатель, тогда все, кто готов защитить законы — за мной!». И с этими словами … он двинулся к Капитолию… Те, кто их сопровождал, несли захваченные из дома дубины и палки, а сами сенаторы подбирали обломки и ножки скамей, разбитых бежавшею толпою, и шли прямо на Тиберия, разя всех, кто стоял впереди него... Тиберий тоже бежал, кто-то ухватил его за тогу, он сбросил ее с плеч и пустился дальше в одной тунике, но поскользнулся и рухнул на трупы тех, что раньше него. Он попытался привстать, и тут Публий Сатурей, один из его товарищей по должности, первым ударил его по голове ножкою скамьи ... на второй же удар заявил претензии Луций Руф… Всего погибло больше трехсот человек, убитых дубинами и камнями, и не было ни одного, кто бы умер от меча6.
Перевод С.П. Маркиша.

Плутарх. Сравнительные жизнеописания / Пер. под ред. С.П. Маркиша, С.И. Соболевского, М.Е. Грабарь-Пассек. Т. III. М., 1964. С. 119–123.
Реформы Гая Гракха
Продолжая деятельность Тиберия, возможно, намеченную в его предвыборной программе (Плутарх, Тиберий Гракх, 16), Гай провел ряд принципиальных реформ. Наиболее полный обзор законодательства Гракха-младшего содержится также у Плутарха и Аппиана. Было бы интересно сопоставить конкретные данные двух писателей: порядок законодательства, детали отдельных законов, конкретные оценки.

Аппиан «Гражданские войны»

(I, 21–26)
(21) … При таких обстоятельствах Гай Гракх, младший брат Гракха, автора закона о разделе земли, бывший членом комиссии, которой было поручено это дело, охотно выставил свою кандидатуру в народные трибуны… Блестяще избранный, Гракх тотчас же встал в оппозицию сенату. Он провел постановление о ежемесячном распределении общественных денег из общественных сумм каждому плебею: ничего подобного до сих пор не было. Одним этим актом, в проведении которого он имел помощником Фульвия Флакка, Гай быстро добился расположения нрода к себе и благодаря этому немедленно был избран трибуном и на следующий год7.

(22) Итак, Гай Гракх стал трибуном во второй раз. Подобно тому, как раньше он подкупал народ, так теперь он склонил на свою сторону и так называемых всадников, занимавших по своему значению среднее положение между сенатом и плебеями. Воспользовался он при этом другим политическим маневром. Он передал суды, потерявшие свой престиж из-за допускаемого в них взяточничества, от сенаторов всадникам…Сенат из-за большого стыда оп поводу всего этого согласился на этот законопроект, предложенный Гаем, а народное собрание утвердило его. Таким образом судьи перешли от сенаторов к всадникам. Говорят, Гай немедленно после того, как закон был принят, выразился так: я одним удраом уничтожил сенат… И скоро дело дошло до того, что самая основа государственного строя опрокинулась: сенат продолжал сохранять за собой лишь авторитет, вся же сила сосредоточилась в руках всадников…

(23) Между тем Гракх стал проводить по Италии большие дороги, привлек на свою сторону массы подрядчиков и ремесленников, готовых исполнять все его приказания. Он вывел также много колоний. Латинов он побуждал требовать всех прав, какие имели римляне. Сенат не мог отказать в этом латинам под каким-либо благовидным предлогом, так как они были в родстве с римлянами. Остальным союзникам, не имевшим права голоса при выборе римских магистратов, Гай с этого времени даровал это право, чтобы иметь и их при голосовании на своей стороне. Взбешенный преимущественно этим сенат заставил консулов8 обнародовать закон, что при предстоящем голосовании проекта Гая никто из имеющих права голоса не может проживать в городе или приближаться к нему ближе 40 стадий.9 Другого трибуна, Ливия Друза, сенат убедил препятствовать проведению законопроектов Гракха, не объясняя народу причин, почему он это делает. Сенат дал полномочия Друзу, с целью задобрить народ, вывести 12 колоний10 это очень обрадовало народ, и он отнесся пренебрежительно к законопроекту Гракха.

(24) Не добившись расположения к себе народа, Гракх отправился в Африку вместе с Фульвием Флакком… Послать же колонию в Африку было постановлено ввиду плодородия ее почвы. Основателями колонии были избраны Гай и Флакк… (Они) выбрали то место для основания колонии, где некогда стоял Карфаген, нисколько не считаясь с тем, что Сципион, когда разрушил его, произнес заклятье, по которому карфагенская территория должна была на веки вечные представлять собой пастбище для скота. Гай и Флакк записали в число колонистов 6000 человек, хотя в законе говорилось о меньшей цифре… Сенат созвал народное собрание, в котором закон о колонии должен был быть аннулирован…

(25) (Дебаты вокруг колонии. Убийство плебея Антилла.)

(26) Так было дело. Сенат пригласил Гракха и Флакка покинуть их дома и явиться в сенат для оправдания. Но они, вооруженные, бежали на Авентинский холм, в надежде, что если они его займут, сенат скорее вступит с ними в переговоры… Гракх и Флакк со своими приверженцами заняли храм Дианы и укрепились в нем, сына же Флакка Квинта, послали к сенату с просьбой заключить перемирие с тем, чтобы дальше жить с сенатом в согласии. Сенат приказал Гракху и Флакку сложить оружие, явиться в сенат и объявить о своем желании, никаких же иных послов больше к сенату не присылать. Так как Квинт все же был отправлен вторично, то консул Олимпий … приказал арестовать его, против Гракха же и его приверженцев отправил вооруженный отряд. Тогда Гракх бежал по свайному мосту на другую сторону Тибра, в рощу, в сопровождении одного только раба. Он подставил рабу свое горло, ожидая, что будет схвачен. Флакк бежал в мастерскую одного своего знакомого… Знакомый Флакка, принявший его к себе, не хотел донести на него, и приказал сделать это другому лицу. Флакк был тогда схвачен и убит… Затем Олимпий совершил очищение города от скверны убийств, а сенат приказал воздвигнуть на форуме храм Согласия.


Перевод С.А. Жебелева.

Аппиан. Гражданские войны / Пер. под ред. С.А. Жебелева, О.О. Крюгера // Аппиан. Римские войны. СПб., 1994. С. 31–34.
Плутарх «Сравнительные жизнеописания» (биография Гая Гракха)

(4–14, 16–17)


(4) Гай внес два законопроекта: во-первых, если народ отрешает должностное лицо от власти, ему и впредь никакая должность дана быть не может, а во-вторых, народу предоставляется право судить должностное лицо, изгнавшее гражданина без суда… Первый же закон сам Гай взял обратно, сказав, что милует Октавия по просьбе своей матери Корнелии…

(5) Среди законов, которые он предлагал, угождая народу и подрывая могущество сената, один касался вывода колоний и одновременно предусматривал раздел общественной земли между бедняками, второй заботился о воинах, требуя, чтобы их снабжали одеждой на казенный счет, без всяких вычетов из жалования, и чтобы никого, моложе семнадцати лет в войско не призывали. Закон о союзниках должен был уравнять в правах италийцев с римскими гражданами, хлебный закон — снизить цены на продовольствие для бедняков. Самый сильный удар по сенату наносил законопроект о судах. До тех пор судьями были только сенаторы… Гай присоединил к тремстам сенаторов такое же число всадников, чтобы судебные дела находились в общем ведении этих шестисот человек. (Гай произносит речь на форуме, обращаясь не к сенату, а к народу.)

(6) Народ не только принял предложение Гая, но и поручил ему избрать новых судей из всаднического сословия, так что он приобрел своего рода единоличную власть и даже сенат стал прислушиваться к его советам. Впрочем, он неизменно подавал лишь такие советы, которые могли послужить к чести и славе сената… Он внес еще законопроекты — о новых колониях, о строительстве дорог и хлебных амбаров и во главе всех начинаний становился сам, нисколько не утомляясь ни от важности трудов, ни от их многочисленности, но каждое из дел исполняя с такой быстротой и тщательностью, словно оно было единственным… А народ и вовсе был восхищен, видя его постоянно окруженным подрядчиками, мастеровыми, послами, должностными лицами, учеными…

(7) Больше всего заботы вкладывал он в строительство дорог, имея в виду не только пользу, но и удобства, и красоту. Дороги проводились совершенно прямые… Кроме того, Гай измерил каждую дорогу, от начала до конца, по милям и отметил расстояния каменными столбами.

(8) (Гай поддерживает своего друга Гая Фанния на выборах в консулы (122 г. до н.э.). Тот побеждает, но потом переходит в лагерь противников. Сенаторы уговаривают Ливия Друза противодействовать законам Гракха.)

(9) Предоставив ради этой цели свою власть трибуна в распоряжение сената, Ливий внес несколько законопроектов, не имевших ничего общего ни с пользой, ни со справедливостью … преследовавших лишь одну цель — любой ценой превзойти Гая в умении порадовать народ и угодить ему. Так сенат с полнейшей ясностью обнаружил, что не поступки и начинания Гая его возмущают, но что он хочет уничтожить или хотя бы предельно унизить самого Гракха. Когда Гай предлагал вывести колонии … его обвиняли в том, что он заискивает перед народом, а Ливию, который намеревался устроить двенадцать новых колоний и отправить в каждую по три тысячи бедняков, оказывали всяческую поддержку. Один разделял землю между неимущими, назначая всем платить подать в казну, и его бешено ненавидели … другой снимал и подать с получивших наделы, и его хвалили. Намерение Гая предоставить латинянам равноправие удручало сенаторов…

(10) Как раз в ту пору еще один трибун, Рубрий, предложил вновь заселить разрушенный Сципионом Карфаген, жребий руководить поселением выпал Гаю и он отплыл в Африку, а Друз, в его отсутствие, двинулся дальше и начал успешно переманивать народ на свою сторону…

(11–12) (Дурные знамения в Африке. Лидером антигракханской группировки становиться Луций Олимпий. Гай возвращается из провинции. Спад популярности Гая.) Вот отчего, как видно, он не получил должности трибуна в третий раз, хотя громадное большинство голосов было подано за него: объявляя имена избранных, его сотоварищи прибегли к преступному обману. А впрочем, твердо судить об этом нельзя.

(13) Однако враги, поставив Олимпия консулом, тут же принялись хлопотать об отмене многих законов Гая Гракха и нападали на распоряжения, сделанные им в Карфагене… В день, когда Олимпий намеревался отменить законы Гракха, оба противных стана заняли Капитолий с самого раннего утра. (Убийство консульского ликтора Антиллия.)

(14) (Похороны Антиллия.) Затем сенаторы вернулись в курию и вынесли постановление, предписывающее консулу Олимпию спасать государство любыми средствами и низложить тиранов… Олимпий велел сенаторам взяться за оружие, а каждому из всадников отправил приказ явиться на заре с двумя вооруженным рабами … и Фульвий, в свою очередь, стал готовиться к борьбе и собирать народ…

(16) (Неудачные переговоры через сына Фульвия Антилла.) Олимпию не терпелось начать бой, и юношу он тут же приказал схватить и бросить в тюрьму, а на Фульвия двинулся с большим отрядом пехотинцев и критских лучников; лучники, главным образом, и привели противника в смятение, метко пуская свои стрелы и многих ранив. Когда началось бегство, Фульвий укрылся в какой-то заброшенной бане, где его вскоре и обнаружили и вместе со старшим сыном убили, а Гай вообще не участвовал в схватке. Не в силах даже видеть то, что происходило вокруг, он ушел в храм Дианы и хотел покончить с собой, но двое самых верных друзей, Помпоний и Лициний, его удержали — отняли меч и уговорили бежать…

(17) Враги бросились вдогонку и настигли Гая подле деревянного моста, и тогда друзья велели ему бежать дальше, а сами преградили погоне дорогу и дрались, никого не пуская на мост, до тех пор, пока не пали оба. Теперь Гая сопровождал только один раб по имени Филократ… Тем не менее он успел добраться до маленькой рощицы, посвященной Фуриям, и там Филократ убил сначала его, а потом себя. Некоторые, правда, пишут, что обоих враги захватили живыми, но раб обнимал господина так крепко, что оказалось невозможным нанести удар второму, пока под бесчисленными ударами не умер первый.


Перевод С.П. Маркиша.

Плутарх. Сравнительные жизнеописания / Пер. под ред. С.П. Маркиша, С.И. Соболевского, М.Е. Грабарь-Пассек. Т. III. М., 1964. C. 127–130, 132–134.
Итоги гракханского движения и оценки Гракхов

в античной историографии


Оценки Гракхов, значения их реформ и итогов их деятельности были весьма различны. Мы уже указали выше мнения Аппиана и Плутарха, в целом представлявшие позитивную традицию. Теперь, в заключение, студентам рекомендуется ознакомиться с другими оценками и сопоставить их между собой.
Цицерон «О государстве»

(I, XIX, 31)


(XIX, 31) … И в самом деле, почему внук Луция Павла, родившийся в знатнейшей ветви рода ... не спрашивает, почему в одном государстве существует два сената и, можно сказать, два народа? Ибо, как видите, смерть Тиберия Гракха и еще раньше все его стремления как трибуна разделили единый народ на две части. А хулители и завистники Сципиона … подняв союзников и латинян, нарушив союзные договоры, не позволяют оказать государству помощь, когда мятежные триумвиры изо дня в день замышляют переворот, а честные мужи находятся в смятении из-за столь опасных событий.
Перевод В.О. Горенштейна.

Цицерон, Марк Туллий. Диалоги «О государстве», «О законах» / Отв. ред. Г.С. Кнабе. М., 1966. С. 18.
Цицерон «В защиту Публия Сестия»

(XLVIII, 103)


Но все же этот путь и этот способ вести государственные дела уже давно был сопряжен со значительными опасностями, когда стремления толпы и выгоды народа во многом шли вразрез с интересами государства… Тиберий Гракх предлагал земельный закон; он был по сердцу народу; благополучие бедняков он, казалось, обеспечивал; оптиматы противились ему так как видели, что это вызовет раздоры, и полагали, что коль скоро богатых удалят из их давних владений, государство лишится защитников. Гай Гракх предлагал закон о снабжении хлебом, бывший по душе плебсу, которому щедро предоставлялось пропитание без затраты труда; этому противились честные муже, считая, что это отвлечет плебс от труда и склонит его к праздности, и видя, что это истощит эрарий.
Перевод В.О. Горенштейна.

Цицерон, Марк Туллий. Речи в 2-х томах / Отв. ред. М.Е. Грабарь-Пассек. Т. II. М., 1993. С. 138–139.
Гай Саллюстий Крисп «Югуртинская война»

(42, 1–4)


(1). И вот, когда Тиберий и Гай Гракхи, чьи предки во время Пунической и других войн возвеличили государство, начали требовать свободы для простого народа и раскрывать преступления кучки людей, то знать, чувствуя себя виновной и потому обеспокоенная, при посредстве союзников и латинян, а иногда и римских всадников, воспротивилась действиям Гракхов и убила, сначала Тиберия, а затем через несколько лет и Гая, избравшего тот же путь … вместе с Марком Фульвием Флакком. (2) В своей победы Гракхи, конечно проявили недостаточную сдержанность. (3) Но для честного человека лучше быть побежденным, чем дурным путем одолеть несправедливость. (4) Использовать эту победу по своему произволу, знать истребила или изгнала многих людей, что в дальнейшем усилило не столько, сколько ее неуверенность. В большинстве случаев это и приводит к падению великих государств, поскольку одни хотят любым способом побеждать других и беспощадно карать побежденных.
Перевод В.О. Горенштейна.

Саллюстий Крисп, Гай. Сочинения / Пер В.О. Горенштейна. М., 1981. С. 65.
Веллей Патеркул «Римская история»

(II, III, 3–4; VII, 1)


(III, 3) Таким было в Риме начало эпохи гражданских кровопролитий и безнаказанных убийств. С этого времени закон был подавлен силой и могущественный занимал первое место, разногласия между гражданами, ранее смягчавшиеся уступками, теперь стали разрешаться оружием, и войны начинались без каких-либо основательных причин…(4) Ведь где имеются образцы, оттуда и начинают, и вступившие на узкую дорогу делают все, чтобы она была шире, и, когда однажды оставлена справедливость, стремительно от нее бегут, и никто не считает для себя позорным ничего, если это приносит выгоду.

(VII, 1) Таким был конец жизни и смерти сыновей Тиб. Гракха, внуков П. Сципиона Африканского, еще при жизни их матери, дочери последнего; они злоупотребляли величайшими дарованиями: если бы в жажде почестей они не преступили меру, дозволенную гражданину — все то, чего они добивались, подняв мятеж, государство бы предоставило им мирным путем.


Перевод А.И. Немировского, М.Ф. Дашковой.

Веллей Патеркул. Римская история // Малые римские историки: Веллей Патеркул, Луций Аней Флор, Луций Ампелий / Изд. подг. А.И. Немировским. М., 1996. С. 24–25, 27.
Луций Анней Флор «Две книги римских войн»

(II, III, 13, 1–7)


(III, 13, 1) Причиной всех внутренних волнений была власть народных трибунов. Установленная для защиты плебса, она на деле усиливала власть трибунов, добивавшихся расположения и благосклонности народа с помощью земельных, хлебных, судебных законов. (2) Казалось бы, что может быть законнее изъятия у патрициев и возвращения плебсу всего, ему принадлежащего, чтобы народ, победитель и владыка земли не был лишен своих очагов и алтарей? (3) И что справедливее, чем то, что неимущий будет пользоваться своей казной? (4) И разве не эффективнее для обеспечения прав равной свободы то, что сенат управляет провинциями, а авторитет всаднического сословия основывается на безусловном обладании судебной властью? (5) Но это все привело к краху, и несчастное государство поплатилось гибелью. (6) Ведь от передачи всадникам судебной власти, принадлежащей сенату, снизили размеры податей, т.е. состояние государства, покупка же хлеба вытянула жилы у самого государства и опорожнила казну. (7) И каким образом можно было возвратить плебеев на землю без разорения ее владельцев, тоже являвшихся частью народа…
Перевод А.И. Немировского.

Флор, Луций Анней. Две книги римских войн // Малые римские историки: Веллей Патеркул, Луций Аней Флор, Луций Ампелий / Изд. подг. А.И. Немировским. М., 1996. С. 156.



1 Речь идет об аграрном законе Лициния — Секстия от 367 г. до н.э., о котором сообщает Тит Ливий (VI, 35, 4: «И вот избранные трибунами Гай Лициний и Луций Секстий предложили свои законы — все против имущества патрициев и на благо плебеев… (5) Второй — о земельном ограничении: чтобы никто не имел во владении сверх пятисот югеров поля…» Аналогичное упоминание мы встретим в биографии Тиберия Гракха у Плутарха.

2 Гай Лелий, народный трибун 151 и консул 140 гг. до н.э., близкий друг Сципиона Эмилиана, консула 147 и 133 гг. до н.э., победителя Карфагена и Нуманции. Лелий предложил свой закон во время консульства.

3 Нуманция — кельтиберийский город в Испании, центр сопротивления римлянам в 40–30-е гг. II в. до н.э. В 133 г. до н.э. был взят Сципионом после долгой осады. Тиберий Гракх участвовал в более ранней кампании 137 г. до н.э., будучи квестором Гостилия Манцина.

4 Аттал III Филометор — последний представитель династии пергамских Атталидов (138–133 гг. до н.э.). Умер бездетным и завещал свое царство Риму. Аннексия Пергама вызвала крупное восстание под руководством Аристоника.

5 Консул 133 г. до н.э. Кв. Муций Сцевола, согласно Плутарху, был не только сторонником, но и одним из разработчиков аграрного закона.

6 Описание Плутарха, вероятно, самое подробное описание гибели Тиберия Гракха.

7 122 г. до н.э.

8 Консулы 122 г. до н.э. Гн. Домиций Агенобарб и Г. Фанний.

9 Речь идет не обо всех союзниках, а, вероятно, о той небольшой категории, которая более или менее постоянно проживала в Риме и имела нечто вроде «вида на жительство». Гай предложил им право голоса в народном собрании. По всей видимости, в его планы входило и распространении гражданских прав (римских и латинских) на всех италийских союзников. Стадий — 178,60 м.

10 Обещания Друза так и не были выполнены.


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет