Сказка о горькой правде



бет4/8
Дата18.07.2016
өлшемі0.54 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8

Остров св. Матвея

В 1944 г. на необитаемом острове св. Матвея были оставлены 29 оленя. Мхи и лишайники, основная пища оленей, были превосходны. Толщина мха достигала 10 см. На острове не было ни хищников, ни охотников, и количество животных на протяжении последующих 19 лет увеличивалось со скоростью 32% в год, достигнув в 1963 г. численности 6000 голов. В течение последующих трех лет почти все животные вымерли, оставив жалкое стадо из 41 оленихи и одного оленя. В снежную зиму 1963-1964 гг. погода была не настолько тяжелой, чтобы не дать возможность добраться до корма. Причина была в другом: перевыпас, чрезмерное истощение пастбища.

Несущая способность территории определяется как максимальное количество животных, которые могут поддерживаться в течение года без нарушения окружающей среды. Для острова св. Матвея она составляет 5 оленей на 1 кв. км. Эта величина была достигнута уже в 1957 г. при численности стада 1350 голов. Во время пика популяции на 1 кв. км приходилось 18 особей. После этого поголовье некоторое время росло, а воспроизводимость корма уменьшалась. Деградация пастбища оказалась необратимой; произошло скачкообразное уменьшение популяции оленей. После краха на 1 кв. км. приходилось всего 0.126 животного, но для истощенного пастбища и это оказалось слишком много. Возобновление пастбища даже при полном отсутствии животных занимает десятилетия. При наличии остатков стада оно стало невозможным: несущая способность острова уменьшилась, по крайней мере, на 97.5%.
Остров Пасхи

Второй пример связан с загадками острова Пасхи, ставшими известными миру благодаря Туру Хейердалу и его путешествию на Кон-Тики. Остров Пасхи, занимающий 165 кв. км., - одно из наиболее уединенных мест обитания: он расположен в Тихом океане на расстоянии более 3700 км. от ближайшего континента (Южная Америка) и в 2600 км от ближайшего обитаемого острова (Питкейрн). Остров Пасхи был открыт в 1722 г. экспедицией Роггевена. Мягкий климат и вулканическое происхождение должны были бы сделать его райским уголком, вдали от проблем, одолевающих остальной мир, однако первым впечатлением Роггевена от вида острова было как от опустошенной местности, покрытой высохшей травой и выжженной растительностью. Не видно было ни деревца, ни кустиков.

Современные ботаники обнаружили на острове только 47 видов высших растений, характерных для этой местности; в основном это трава, осока и папоротники. В список входят также два вида карликовых деревьев и два вида кустарников. При такой растительности обитатели острова не имели никакого топлива для согревания в холодную, влажную и ветреную зиму. Из домашних животных были только куры; не было летучих мышей, птиц, змей или ящериц. Нашлись только насекомые. Всего на острове было около 2000 человек.

Совершенно необъяснимыми казались около 200 гигантских каменных изваяний, расположенные на массивных постаментах вдоль побережья острова с жалкой растительностью, вдали от каменоломен. Большинство статуй располагались на массивных изваяниях. Еще не менее 700 скульптур, в разной степени готовности, были оставлены в карьерах или на древних дорогах, связывающих карьеры с побережьем. Складывалось впечатление, что скульпторы внезапно оставили свои инструменты и прекратили работу. Большинство установленных скульптур было высечено в одном и том же карьере и затем каким-то образом доставлено на расстояние более 10 км; высота статуй была более 10 м., а вес - до 82 т. Оставленные в карьерах и на дороге статуе были вдвое выше и весили до 270 т. Гигантскими были и каменные платформы: до 150 м. в длину и 3 м. высотой, они состояли из кусков весом до 10 т.

Роггевен и его спутники не могли понять, как, не применяя толстых деревянных катков и прочных канатов, можно было передвигать и устанавливать подобные глыбы. У островитян не было ни колес, ни тяглового скота и никакого другого источника энергии, кроме собственных мускулов. Удивительно и то, что в 1770 г. статуи еще стояли, но в 1864 г. все они оказались опрокинутыми самими островитянами. Зачем они высекали их в карьере? Почему они прекратили это занятие? Общество, создававшее статуи, должно было существенно отличаться от тех 2000 человек, которых видел Роггевен. Оно должно было быть хорошо организовано. Что с ним произошло?

Более двух с половиной столетий тайна острова Пасхи оставалась нераскрытой.

И Тур Хейердал, и капитан Кук, посетивший остров значительно раньше, показали, что жители острова были выходцами Полинезии, а не Америки, и их культура, включая культуру статуй, выросла из полинезийской культуры. Их язык был полинезийским, относящимся к диалекту, изолированному примерно с 400 г. н. э., и характерному для Маркизских и Гавайских островов.

Несколько лет тому назад палеонтолог Дэвид Стэдмен и несколько других исследователей выполнили первое систематическое исследование острова Пасхи с тем, чтобы выяснить, каким был ранее его растительный и животный мир. В результате появились данные для новой, удивительной и поучительной, интерпретации истории его поселенцев.

Остров был заселен примерно в 400 г. н. э. Островитяне выращивали бананы, таро, сладкий картофель, сахарный тростник, тутовник. Кроме кур, на острове были также крысы, прибывшие с первыми переселенцами.

Период изготовления статуй относится к 1200-1500 гг. Количество жителей к тому времени составляло от 7 000 до 20 000 человек.

Археологи оценили, что одна статуя могла быть изготовлена с помощью каменных зубил в течение года. Для подъема и перемещения статуи достаточно несколько сотен человек, которые использовали канаты и катки из деревьев, имеющихся в то время в достаточном количестве.

Кропотливая работа археологов и палеонтологов показала, что примерно за 30 000 лет до прибытия людей и в первые годы их пребывания остров вовсе не был таким пустынным, как сейчас. Субтропический лес из деревьев и мелколесья возвышался над кустарниками, травами, папоротником и дерном. В лесу росли древесные маргаритки, деревца хаухау, из которых можно делать канаты, и торомиро, которое пригодно в качестве топлива. Имелись также разновидности пальм, которых сейчас нет на острове, но раньше их было так много, что подножие деревьев было плотно укрыто их пыльцой. Они родственны чилийской пальме, которая вырастает до 32 м и диаметром до 2 м. Высокие, без ветвей, стволы были идеальным материалом для катков и сооружения каноэ. Они также давали съедобные орехи и сок, из которого чилийцы делают сахар, сироп, мед и вино.

Относительно холодные прибрежные воды обеспечивали рыбную ловлю только в нескольких местах. Основной морской добычей были дельфины и тюлени. Для охоты на них выходили в открытое море и применяли гарпуны. До прихода людей остров был идеальным местом для птиц, т. к. у них не было здесь никаких врагов. Здесь устраивали гнездовья альбатросы, олуши, фрегаты, глупыши, попугаи и другие птицы - всего 25 видов. Это было, вероятно, богатейшее гнездовье во всем Тихом океане.

Примерно в 800-х годах началось разрушение лесов. Все чаще стали встречаться слои древесного угля от лесных пожаров, все меньше становилось древесной пыльцы и все больше появлялась пыльца от трав, приходивших на смену лесу. Не позже 1400 г. пальмы исчезли окончательно, причем не только в результате вырубки, но и из-за вездесущих крыс, которые не давали им возможности восстановиться: дюжина сохранившихся остатков орехов, сохранившихся в пещерах, имела следы изгрызенности крысами. Такие орехи не могли прорасти. Деревья хаухау не исчезли полностью, но их уже не хватало на изготовление канатов.

В 15-м веке исчезли не только пальмы, но и весь лес целиком. Он был уничтожен людьми, которые очищали участки для садов, вырубали деревья для постройки каноэ, для изготовления катков под изваяния, для отопления. Крысы поедали семена. Вполне вероятно, что птицы вымирали из-за загрязнения цветов и уменьшения урожая фруктов. Произошло то же, что происходит везде во всем мире, где уничтожают лес: исчезает большинство обитателей леса. На острове исчезли все виды местных птиц и зверей. Была выловлена и вся прибрежная рыба. В пищу пошли мелкие улитки. Из рациона людей к 15 в. исчезли дельфины: не на чем было выходить в море, да и гарпуны не из чего было делать. Дело дошло до каннибальства.

Райский уголок, открывшийся первым поселенцам, 1600 лет спустя стал практически безжизненным. Плодородные почвы, изобилие еды, множество строительных материалов, достаточное жизненное пространство, все возможности для безбедного существования оказались уничтоженными. Ко времени посещения острова Хейердалом на острове было единственное дерево торомиро; сейчас его уже нет.

А началось все с того, что через несколько столетий после прибытия на остров люди принялись, подобно их полинезийским предкам, устанавливать на платформы каменных идолов. Со временем статуи становились все большими; их головы начали украшать красные 10-тонные короны; раскручивалась спираль соревнования; соперничающие кланы пытались превзойти друг друга, демонстрируя здоровье и мощь подобно египтянам, строившим свои гигантские пирамиды. На острове, как в современной Америке, существовала сложная политическая система распределения имеющихся ресурсов и интегрирования экономики в различных областях.

Постоянно растущее население изводило леса быстрее, чем они могли восстанавливаться; все больше места занимали огороды; почва, лишенная леса, родники и ручьи высыхали; деревьев, которые тратились на транспортировку и подъем статуй, а также на строительство каноэ и жилищ, оказалось недостаточно даже на приготовление пищи. По мере уничтожения птиц и животных наступал голод. Уменьшалось плодородие пашен из-за ветровой и дождевой эрозии. Начались засухи. Интенсивное разведение курей и каннибализм не решили проблемы с продовольствием. Подготовленные к перемещению статуи с запавшими щеками и видимыми ребрами - свидетельство начавшегося голода.

При нехватке еды островитяне больше не могли содержать вождей, бюрократию и шаманов, которые осуществляли управление обществом. Выжившие островитяне рассказали первым посетившим их европейцам, как на смену централизованной системе пришел хаос, и воинственный класс победил наследственных вождей. На камнях появились изображения копий и кинжалов, изготовленных воюющими сторонами в 1600-е и 1700-е гг.; они и сейчас разбросаны по всему острову Пасхи. К 1700 г. население составляло от четверти до одной десятой своего прежнего количества. Люди переселились в пещеры, чтобы прятаться от своих врагов. Около 1770 г. противоборствующие кланы начали опрокидывать статуи друг у друга и сносить им головы. Последняя статуя была опрокинута и осквернена в 1864 г.

По мере того, как перед исследователями проявлялась картина упадка цивилизации острова Пасхи, они спрашивали себя: - Почему они не оглянулись, не осознали происходящего, не остановились, пока не было слишком поздно? О чем они думали, срубая последнюю пальму?

Вероятнее всего, катастрофа произошла не внезапно, а растянулась на несколько десятилетий. Изменения, происходящие в природе, для одного поколения были не заметны. Только старики, вспоминая годы своего детства, могли осознать происходящее и понять угрозу, которую несет уничтожение лесов, однако правящий класс и каменотесы, боясь потерять свои привилегии и работу, относились к предупреждениям точно так же, как и сегодняшние лесозаготовители на северо-западе США: "Работа важнее леса!".

Деревья постепенно становились меньше, тоньше и менее значимыми. Когда-то была срезана последняя плодоносящая пальма, а молодые побеги уничтожали вместе с остатками кустарников и подлеска. Никто не заметил гибели последней молодой пальмы.


Остров Мародеров

Значение истории острова Пасхи для всех нас сегодня ужасающе очевидно: это история Земли в миниатюре. Сегодня мы видим глобальное противостояние растущего населения и сокращающихся ресурсов. У нас нет преград для эмиграции, потому что все человеческое сообщество связано международным транспортом, и мы не можем оставить нашу Землю, как и жители острова Пасхи не могли отправиться в Океан. Если мы будем следовать нынешнему курсу, то истощим мировые запасы рыбы, тропических муссонных лесов, минерального топлива и большую часть почвы к тому времени, когда наши дети достигнут нашего возраста.

Уже сегодня голодают целые страны. Локальные конфликты - это войны за остатки ресурсов. Попытки корректировки курса блокируются узаконенными действиями частных интересов, на защиту которых выступают политики и лидеры бизнеса, а также их электорат, совершенно не замечающий изменений, происходящих с каждым годом. Взаимозависимость между возможностью дальнейшего существования и качеством среды обитания практически не признается и даже не осознается. Тем временем людей становится больше, а средств к существованию меньше.

Легче всего закрыть глаза на происходящее или предаться отчаянию.

Если несколько тысяч островитян с каменными орудиями труда и войны смогли разрушить свое общество, то чего можно ожидать от миллиардов людей, располагающих современной техникой и технологией? Правда, имеется некоторая существенная разница. У островитян Пасхи не было книг; они не знали истории исчезновения других обществ. В отличие от них, мы располагаем знаниями о прошлом, которые мы можем сохранить для будущего.

Итак, перегрузка - это предпосылка к последующему краху. Крах для людей ожидается около 2030 года. Предвестник краха - болезни, вызванные разрушением среды обитания. На первый взгляд, болезни кажутся не связанными с природными ресурсами, однако более детальный анализ показывает, что количество и качество природных ресурсов (например, еда и вода) играют основную роль в здоровье человека. Всего за 10 лет, с 1982 по 1992 гг. смертность вследствие инфекционных заболеваний возросла на 60%. Особенно высок этот показатель в городах с высокой плотностью населения. Около 90% заболеваний в развивающихся странах является результатом дефицита чистой воды. Каждый год 50 миллионов смертей обусловлено болезнями вследствие загрязненной воды, пищи, воздуха и почвы.

У человечества есть некоторый шанс на продление своего существования, если удастся за 2-3 десятилетия сократить население до 2 млрд. человек, чтобы не превысить нагрузочную способность среды обитания. При этом еще возможно стабилизировать состояние природных условий и избежать необратимых последствий ее перегрузки и последующих глобальных конфликтов.

У Природы нет целей и нет причин для беспокойства. Мы ей так же безразличны, как и любой вид насекомых или растений, которые уже исчезли благодаря нашей деятельности. Так, например, долина Тигра и Евфрата, разрушенная людьми из-за неверного воздействия на землю, две тысячи лет спустя так и не восстановилась.

Через несколько десятков тысяч лет на Земле появятся другие формы жизни растительного и животного мира, которые будут жить по прежним правилам: каждый вид будет развиваться до тех пор, пока позволят ресурсы и ограничения в виде хищников, паразитов и природных условий.

У человечества очень мало времени для принятия решений по спасению себя как вида. Сейчас оно держит экзамен на наличие здравого смысла.

В 1850 г. в США было 23 млн. человек, т. е. меньше, чем в Нью-Йорке и Калифорнии. К 1994 г. стало 260 млн. американцев. Для обеспечения нормальных условий для ныне живущих людей требуются две дополнительные планеты Земля. Через 3-4 десятилетия понадобится 5 таких планет. Кто нам их предоставит?
Наука



Страх - наследственное, основное чувство человека; страхом объясняется все, наследственный грех и наследственная добродетель. Из страха выросла и моя добродетель, она называется: наука.

Ибо страх перед дикими животными - этот страх дольше всего воспитывается в человеке, включая и страх перед тем животным, которого человек прячет и страшится в себе самом. Заратустра называет его "внутренней скотиной".

Этот долгий, старый страх, ставший наконец тонким и одухотворенным, нынче, сдается мне, называется: наука.

Ф. Ницше



Рассуждения штатных философов никогда не поднимаются до высот, доступных мысли людей, свободных от социального заказа. Весьма вероятно, что немецкому философу, балансировавшему на грани гениальности и безумия, удалось точнее всех определить происхождение сегодняшнего божества.

Отношение к науке во все времена и у всех народов не было постоянным. Оно колебалось от слепого поклонения до слепой же ненависти. К ведунам и ведьмам обращались за помощью и их же первыми возводили на костры, обвиняя во всех несчастьях, которые сваливались на людей.

Для взлета научной мысли требуется совсем немного: сочетания свободного от догм, ясно мыслящего разума, наличие глубокого внутреннего беспокойства при встрече с неизвестностью и освобождение от каждодневной борьбы за физическое выживание. Ничтожные фрагменты сведений о шумеро-аккадской культуре свидетельствуют о поразительных достижениях науки того времени в математике и, особенно, астрономии. "Теорема Пифагора" была известна им за 1000 лет до рождения Пифагора. При наличии простейших измерительных устройств ученые того далекого времени поразительно точно рассчитывали длительность года, траектории планет, лунные и солнечные затмения.

Средневековые гонения на науку со стороны церкви были, пожалуй, последней попыткой остановить развитие свободной, не догматической мысли. На смену кошмарам прежних ограничений пришел кошмар полного их отсутствия.

Наука озарила своим светом "священные" составляющие промышленной религии: работа, собственность, прибыль и власть. Действительно, уже первые применения достижений астрономии, геодезии, точной механики и математики позволили перейти от робкого плавания в пределах видимости берегов к уверенному выходу не только в открытое море, но и в океан. География, ботаника, зоология, геология, минералогия и многие другие науки из описательных вскоре стали превращаться в рабочие инструменты промышленности и сельского хозяйства. Одними из главных потребителей плодов просвещения и наук стали армии всех стран: уничтожение себе подобных поднялось на качественно новый, "научно обоснованный" и поддержанный новейшими открытиями уровень.

Наука дала все, что от нее ожидали: работу десяткам, а потом и сотням миллионов рабочих; собственность энергичным, удачливым и не отягощенным угрызениями совести предпринимателям, промышленникам и пр.; прибыль купцам и банкирам; невиданную ранее власть над собственным народом бюрократам, политикам и военным.

Промышленная религия низводит людей до слуг экономики. Наиболее агрессивные и безжалостные вознаграждаются еще большей властью и богатством. Промышленная религия изначально была обречена на гибель, потому что она активно разрушает свои собственные предпосылки (и морально, и физически), вдохновляя своих последователей на эксплуатацию друг друга и природы.

Свидетельства распада Промышленной религии очевидны: рост пустынь, потеря плодородных почв; понижение уровня грунтовых вод; горы мусора; нарушение озонового слоя; глобальное потепление; ухудшение генетического кода человека; рост частоты раковых заболеваний; потеря биологического разнообразия; сотни тысяч загрязненных водоемов; вредители, устойчивые к пестицидам; болезни, устойчивые к антибиотикам; миллиарды людей в странах третьего мира планируют индустриализацию; нарастающая безработица; национальные долги; аборты; жестокости и самоубийства...

Вольтер в свое время обвинял церковь в нарушении того, что мы сейчас называем неотъемлемым правом каждого человека: право на жизнь. Несмотря на то, что главной заповедью христианства является "не убий", за первые 18 веков н. э. в религиозных войнах погибло около 18 миллионов человек, - в среднем по миллиону в столетие. Что сказал бы Вольтер о людях и о науке, если бы узнал, что в начале 20-го века, благодаря выдающимся достижениям науки и техники всего за 4 года будет ранено 20 млн. и убито 30 млн. человек, а еще через 20 лет будет убито 55 млн. человек? Новейшие достижения науки создали разнообразные средства для гарантированного уничтожения всего человечества, независимо от его численности. Пожалуй, самым высшим достижением проявления науки является реальная возможность самоуничтожения даже без применения военной силы: достаточно жить так, как мы живем сейчас, уничтожая и отравляя растения, насекомых, птиц, животных и самих себя.

Умеренность во всех отношениях, наверное, одно из редчайших качеств человека. Намного чаще наблюдаются разнообразнейшие крайности. Чем, кроме крайней наивности, можно объяснить веру в то, что именно наука найдет выход из практически тупиковой ситуации, куда она привела человечество? И Гиппократ, призывающий врачей, приступающих к лечению, прежде всего не навредить, и Мольер, который утверждал, что почти все люди умирают от лекарств, а не от болезней, были правы. Научные знания пришли к людям, не умеющим, не способным распорядиться научными достижениями разумно. У человечества и каждого отдельного человека есть общая особенность: физическое созревание, максимум сил приходит раньше, чем формируется самосознание. Мудрость наступает тогда, когда уже не остается сил для жизни (если только вместо обобщенного опыта не проявляется старческий маразм).
Наука и здравый смысл

Не усматривайте злого умысла в том,
что вполне объяснимо глупостью.
Хеллон

Так издревле бывало:


Ученых много,
Умных - мало.
А. Пушкин

Последний школяр на отделении точных наук


знает о законах природы куда больше,
чем знали Декарт и Паскаль.
Но способен ли школяр мыслить как они?
Экзюпери

Никакие, даже самые высокие научные звания и титулы не мешают говорить нелепости, которые ведут людей в тупик. Вот фрагменты речи нобелевских лауреатов Пола Самюэльсона и Вильяма Нордхауса: "Должны ли мы предпринимать шаги для ограничения использования этих наиболее ценимых нами запасов общественного капитала, с тем чтобы он еще оставался доступным нашим внукам? ...Экономисты спрашивают, следует ли будущим поколениям иметь больше пользы от запасов такого природного капитала как нефть, газ и уголь, или от большего производства такого капитала, как дополнительные ученые, лучшие лаборатории и библиотеки, связанные информационной супермагистралью? ...в перспективе, нефть и газ не существенны".

Врожденная неспособность отличить библиотеку от нефти приведет к новой серии войн и пошлет на смерть миллиарды людей. Нужно иметь абсолютно искаженный взгляд на экономику, чтобы не понимать: нет никаких других материальных факторов, кроме природных ресурсов. Утверждение, что "мир может, в действительности, обходиться без природных ресурсов", означает игнорирование разницы между реальным миром и Райским садом. Здравого смысла ортодоксальных экономистов не хватает даже для проверки собственной ошибочной логики.

Похоже на то, что современная наука, характерная архисуперузкой специализацией, привела нас, как и предсказывал Норткот Паркинсон, в архисуперширокий тупик.
Техническая цивилизация



Идите своими дорогами! И предоставьте народу и народам идти своими! поистине, темными дорогами, не освещаемыми ни единой надеждой!

Пусть царствует торгаш там, где все, что еще блестит, - есть золото торгаша! Время королей прошло: что сегодня называется народом, не заслуживает королей.

Смотрите же, как эти народы теперь сами подражают торгашам: они подбирают малейшие выгоды из всякого мусора!

Они подстерегают друг друга, они высматривают что-нибудь друг у друга, - это называют они "добрым соседством".



Ф. Ницше




Начало

Понятия "цивилизация", "цивилизованный" принято соотносить с относительно высоким уровнем культуры в широком смысле слова: культура человеческого общения, культура международных отношений, общая культура. Развитие науки, техники и технологий вызвало к жизни цивилизацию техническую, которую, далеко не всегда обоснованно, ассоциируют с культурой общей.

Слово "цивилизация" происходит от латинского civilis, которое вначале означало "городской", но затем приобрело новый, расширенный смысл: "гражданский" и даже "государственный". Дальнейшие лингвистические "раскопки" имеют прямое отношение к теме. "Гражданами", или "горожанами", называли тех, кто живет за оградой, защитным частоколом или за стеной, которая когда-то, изначально, защищала людей от хищников, а затем - от себе подобных. Селяне (или поселяне) устраивали свои не огороженные села (поселки) на открытой местности или в лесу, среди деревьев (деревни). Жизнь горожан имела и свои преимущества (относительное спокойствие, защищенность), и большой недостаток: невозможно было надежно огородить большую территорию, включающую в себя поля и пастбища. Первые города скорее были убежищами на время нашествия врагов, чем местом постоянного проживания, однако со временем, после первоначального разделения труда и возникновения простейшей иерархии власти, в городах стали постоянно жить вожди с прислугой, ремесленники и, несколько позже, воинство и духовенство. Селяне, в обмен на необходимейшие товары, снабжали горожан пропитанием.


Каталог: library
library -> Мен-қазақпын мың өліп, мың тірілген Жөргегімде таныстым мұң тілімен
library -> Оқулық Павлодар єож 372. 881. 151. 212. 2(075) бкк 81. 2 Ќаз т 87
library -> Қолданылған әдебиеттер тізімі: «Қазақ» газетінің бас жазушысы
library -> Экономикалық АҚпараттық ЖҮйелердегі жаңа технологиялар
library -> Статья пос­вя­ще­на рас­че­ту ста­ти­чес­ки не­оп­ре­де­лен­но­го плос­ко­го эле­мен­та, рав­но­мер­но за­гру­же­нно­го рас­пре­де­лен­ной наг­руз­кой ин­тен­сив­ностью по вер­но­му по­ясу, ме­то­дом в фун­кци­ях пе­ре­ме­ще­ний
library -> Яковлев, А. Табиғат – ел байлығы / А. Яковлев // Орталық Қазақстан. – 2007. – 23 қаңтар (№12)
library -> Ғылыми кітапхана Ақпараттық-библиографиялық бөлім «Ақ Жайықтың Хамзасы»


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет