Становление карачаевской литературы



бет7/13
Дата18.07.2016
өлшемі1.8 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   13

Вместо «угнетенного» вообще, появляются «пахарь без земли», «косарь бeз луга».

     Облик вождя — Владимира Ильича Ленина возникает из портретной характеристики, из его речи, в которой сформулирована революционная программа освободительной борьбы пролетариата. Меняется и поэтическая лексика. Идет выпадение ара'бизмов (сыныф, сиясат, миокин, факъыр и тир,) и замена их, по возможности, карачаевскими словами (джарлы—вм. мискин, онъсуз—вм. факъыр), а где нужно и лексикой политических речей: класс (вместо арабского сыныф), капитал, трудящиеся, реакция и др.

     Так начинает развиваться жанр лиро-эличеокой поэмы в творчестве Уртенова. И опыт его работы над созданием этого жанра, первый опыт в карачаевской литературе стал отправным в дальнейшей работе не только Для него самого, но и для последующих писателей (например, Д. Байкулова).

     Вслед за «Сном кузнеца» Уртенов 'пишет поэму «Учти!». Зачин поэмы написан в интонациях агитационной лирики Уртенова:

 

     Муллы учение,



      Муллы заговоры,

      Муллы лекарства,

      Муллы руки —

     Многих бедняков —

      Пролетариев

      Вогнали в могилу.

 

     Поэт непринужденно описывает свою встречу с больным изможденным горцем у дверей сельской больницы в ранний предутренний час и передает рассказ этого человека, лишившегося здоровья по вине невежественного муллы. Агитационная направленность поэмы уже не столь обнажена, как в лирике. Корыстолюбие, невежество муллы и предрассудки горца Уртенов обличает устами доктора.



     В попытке поэта поднять конкретный жизненный факт до художественного обобщения чувствуется традиция карачаево-балкарского фольклора, и эта тенденция будет развиваться и крепнуть в его дальнейшем творчестве.

     Отдельные небольшие зарисовки, реалистические детали в лирике Уртенова вскоре начинают складываться в большие картины. Образы лирических героев углубляются, становятся полнокровнее и ярче.

     Один из таких образов появляется в поэме А. Уртенова «Эфенди и смерть».

     Прекрасный анализ этой поэмы дан в книге П. Балтина1 и повторяться не имеет смысла. Добавить можно немногое. Если сравнить «Спор комсомольца с муллой» И. Каракотова с поэмой А. Уртенова, то видно, как вырастает художественное мастерство карачаевских поэтов. На смену идеологической дискуссии в стихах здесь приходит развернутая характеристика типического образа: типично не только мировоззрение, но и яркие штрихи быта зфенди до и после революции, интерьер, психологическое состояние героя.

     Причины роста художественных достоинств - карачаевской поэзии следует видеть в активной общественной деятельности поэтов, в их сближении с жизнью народа и образом его мышления, так ярко раскрывающимся в фольклоре. В этом можно убедиться на творчестве Д. Уртенова.

 

 

 

     1 П. Балтии. Из истории карачаевской поэзии, Черкесск, 1961.



 

     Еще в 20-х годах началась решительная борьба с мусульманством. Пятый номер журнала «Революция и горец» открывался большой статьей против религии и духовенства: «Усилить наступление на идеологическом фронте». Передовые люди Карачая шли go главе этого наступления, среди них был и А. Уртенов. Он нередко выступал с антирелигиозными статьями на страницах областной газеты,1 а в 1931 году издал «Антирелигиозный учебник».2

     Общественно-политическая деятельность поэта в этом направлении обогатила его творчество живыми фактами и наблюдениями за определенными социальными типами. Так, от стихов «Жадному мулле», «Учти!», «Посту» он приходит к сатирической поэме «Мулла и смерть». Интересно, что прибегая к сатирическому саморазоблачению героя, поэт облекает его в форму молитвы, дающей возможность раскрыть до дна человеческую душу, а приговор эфенди произносит некое видение, которое называет себя посланцем труда. Есть в этом стремлении повернуть 'против врага его же оружие ведь всякие видения и моления взяты ив арсенала религии!) нечто очень характерное для революционной эпохи и крепнущего материалистического взгляда на мир; невольно вспоминается «Мистерия-Буфф» В. Маяковского.

     Благодаря реалистической полнокровности образа эфенди, в поэме А. Уртенова живут новой, более сознательной жизнью традиции антимулльских карачаевских сказок, традиции восточных анекдотов о Насра Ходже. Умеренно и целеустремленно использует теперь А. Уртенов арабизмы для языковой характеристики героя и, отказываясь от классической восточной строфики, подчиняет Стих психологическому состоянию героя, передает его интонации.

 

 

 



     1Ё. А. Къартджуртлу. Дин-халкъны сылхыр этген ачы аракъыды (статья).—Таулу джарлыла, 1920, I5/II, № 9 (309), 19/11 N° 10 (310); 28/П, № 12 (312). Оразагъа къаршчы (статья).—Таулу джарлыла, 1931, 19/1, № 7 (365).

     2 Джарашдыргъан: Ертенланы Азрет — Къартджуртлу. Диннъе къаршчы окъуу китаб, Нарсана, 1931.

 

     Сюжетно-ком позиционное несовершенство поэмы, абстрактно-символический образ посланца труда, появляющийся в ней вместо реальных новых людей современности,— все это несколько снижало достоинство поэмы, но центральный ее образ — большой шаг в перед не только в творчестве Уртенова, но и во всей карачаевской поэзии.



     Если в поэме «Мулла и смерть» зрелость мастерства Уртенова выразилась в создании типического характера Эфенди, то в другой его поэме «Письмо Сулемена к Сурат», наряду с ростом и расширением эпических элементов, развивается и углубляется субъективно-лирическое начало. Страстная, целеустремленная натура Уртенова заставляла его всегда воспитывать, агитировать стихом, но с годами субъективная окраска его произведений проявляется в более многообразных формах, становится искренней, более теплой, естественной. Поэма «Письмо Сулемена к Сурат» знаменательна тем, что в ней впервые не только в творчестве поэта, но и в карачаевской литературе появляется и разрабатывается тема любви. Эволюция морального облика человека нового общества впервые начинает раскрываться в области самой интимной— IB мире Человеческих чувств и взаимоотношений.

     Произведение написано в эпистолярной форме — карачаевский юноша Сулемен пишет письмо к девушке, которую он любил,— Сурат. Эпистолярная форма представляет широкие возможности для непринужденного раскрытия психологического, морального и социального облика лирического героя в его развитии.

     Черты новой, социалистической морали Сулемена проявляются в отношении к двум героиням — к Сурат и другой девушке, имени которой поэт не называет,— в сопоставлении их как старого и нового идеала любимой женщины.

     Возросшее мастерство А. Уртенова сказалось в своеобразной композиции: в центре письма Сулемена к прежней возлюбленной Сурат помещен рассказ о его любви к другой девушке, изменившей вес его прежние представления, всю его жизнь. Более яркому раскрытию идеи поэмы служит параллелизм сюжетных линий; Сулемен отказывается от Сурат, потому что она не соответствует его новому идеалу женщины, как некогда девушка-комсомолка отвергла любовь Сулемена — отсталого деревенского паренька.

     Сурат, к которой обращено письмо, девушка, достойная лЮбви, по старым представлениям: она скромна, красива и считает своим жизненным назначением быть женой, матерью. В ее характеристике поэт обращается « традиционным приемам восточной любовной лирики и карачаево-балкарского фольклора, всячески подчеркивая, 'поэтизируя ее красоту и женственность.

 

     1. Увидел вчера тебя в селе. Любовался лицом твоим, как вата, белым.



     2. Озарила меня ты сиянием подобно луне. Согрела меня ты, словно лето, с его ясным небом.

     3. Вспоминаю, как вышла навстречу мне, как волосы, рассыпавшиеся шелком,украшали твой стан.

     4. Слов нет... Очень красива ты внешне. Зубы — как бисер, смех — серебро.

     5. Похожа, красавица, похожа ты на Марджан

     6. Длинны ресницы ТВОИ.Каждый волосок их черен, как зрачки твоих глаз.

     7. Жгуты кос твоих достают до пят.И брови твои в согласии с ними.

     8. Девушка горская, девушка горская, звезда очага.Ты слепа, холодна, словно лед,бал туз1 своей матери.

 

 

 

     1 Бал туз — сахар.



 

     Но это традиционное обращение — дифирамб красоте возлюбленной, звучит по-новому в поэме: он имеет иронический подтекст, ибо все прелести девушки обесценены ее 'отсталостью, невежеством, предрассудками. Живя старыми обычаями, она обрекла себя на роль красивой, кокетливой и пустой безделушки в тот век, когда женщина стала равноправным членом общества.

     Это время требует от человека иного.

     Этот век судит о человеке не по внешности,— говорит автор.

 

     Идеал поэта — женщина, у которой, говоря словами Чехова, «все прекрасно: и одежда, и лицо, и душа, и мысли»,— воплощен в образе горянки-комсомолки. Поэт намеренно мало говорит о ее внешности—это было бы в поэме перепевом — он сосредотачивает свое внимание рассказчика на ее ново'й непринужденной, независимой манере вести себя, на ее большом чувстве собственного достоинства и уверенности в своих силах, на ее новых передовых убеждениях, на ее общественной активности, на ее роли в судьбе родного села и в судьбе лирического героя.



 

     1. Без перерыва четыре года она проработала в колхозе.

 

     ...................................



     

     Открыла она ликбез в нашем селе, открыла наши сердца учебе.

     Стала она во главе всего нового, стала она во главе борьбы со старым.

     2. Полюбил я ее неутомимые руки, полюбились мне ее комсомольские пути.

     Полюбились мне речи ее без кокетства, пальчики ее, щеки ее, глаза ее.

     Нравился мне каждый шаг ее, ее стройность, подобная «лам» у.

 

     Девушка-комсомолка не ответила на любовь Сулемена, и ее отказ заставил его приобщиться к новой жизни, стать активным, передовым, полноценным членом общества. На примере своей судьбы он показывает Сурат, что этот путь открыт и для нее. Письмо Сулемена ласково, насмешливо, сурово, доказательно зовет Сурат на путь, достойный человека новой эпохи.



     Но, правильно и тонко раскрывая то новое, что вошло в образ мысли молодежи вместе с революцией, А. Уртенов тем не менее порой сомневается в праве на любовь для строителей нового мира.

 

     Это Бремя



     Не

     Для любви.

     Твои речи

     Не созвучны

     Времени,—

 

отвечает Сулемену девушка-комсомолка.



     Общественно полезное — самая суть прекрасного, и по представлениям поэта, все должно соответствовать своему основному назначению: человек социалистического общества посвящает себя труду и борьбе во имя построения коммунизма. Чтоб глубже и ярче объяснить свою главную мысль, поэт рассказывает притчу о прекрасном произведении искусства - изумительном изображении коня, вызвавшем восхищение всех покупателей рынка. Однако произведению искусства покупатели предпочли живую лошадь, на которой можно скакать верхом, которую можно запрягать в плуг.

     Притча кончается поучительным философским толкованием в традициях восточной назидательной поэзии.

 

     1. Обманчивое подобие не заменит никогда сути. Конь пусть будет конем по статям, по скачке; баран — так баран по шкуре, по грудинке.



 

     2. Скажи, что ты думаешь Об этом? По-моему, человек ценится так же. Воздают человеку не по внешности.     

     

     3. Ценят его по делам, по уму.



     .............................

 

     Не требуют от ружья ни красоты, ни ума, требуют метко направить пулю.



     

     4. Не требуют у меча ни основы, ни утка, требуют от него остроты лезвия.

 

     Проблема красоты и ценности человеческой личности перерастает в социально-философское осмысление категории прекрасного.



     «Письмо Сулемена к Сурат» Уртенова — это своеобразный кодекс его эстетики. Эстетические взгляды поэта отражают его революционные убеждения: понятие прекрасного связано в его сознании с общественно-полезным, с новым и передовым, с тем, что принесла революция. Прекрасное — это то, что помогает нашему обществу прийти к коммунизму.

     Философичность «Письма Сулемена к Сурат» проявляется как в непосредственно-публицистических элементах поэмы, близких по манере к агитационным стихам Уртенова, так и в творчески используемых формах традиционной философской поэзии Востока — в иопользовании притч и развернутых образных параллелизмов.

     При наличии длиннот, декларативных мест поэма «Письмо Сулемена к Сурат» — значительный шаг вперед в творчестве Уртенова. В ней заметно расширение и углубление идейно-тематического содержания его поэзии, творческое и умелое использование поэтических традиций, мастерство композиции и сюжетостроения, углубление психологизма, образность поэтического мышления и речи.

     Наиболее совершенным произведением Уртенова является его поэма «Сафият». Она представляет собой как бы итог его творческой эволюции, концентрирует все наиболее яркие стороны его дарования. Это большая лиро-эпическая поэма, по духу своему очень близкая лучшим традициям карачаево-балкарского фольклора.

     В основе поэмы лежит, по словам автора, факт, имевший место в дореволюционной действительности, и поэт рассказывает о нем, как очевидец, как друг героини и как судья тех, кто повинен в ее трагической судьбе.

     Сафият-радость своей семьи, украшение всех тоев (танцевальное Празднество), «яркая звездочка», как ее называет поэт, выросла в семье бедняка, была сверстницей поэта. С детства ее ловкие руки привыкли и к мужскому, и к женскому труду. Не могла она гордиться ни богатством, ни знатностью своих родителей: отец ее 'был батраком. Однако на всех тоях глаза присутствующих останавливались на ее лице, следили за ее стройной фигурой. Красотой, скромностью, тр'удолюбием, женственностью — всем одарила ее природа.

 

 

 



     1 Сравн. момент демонстрации художником произведения своего искусства (изображения коня) на базаре и оценки его народом в поэме «Письмо Сулемена к Сурат» со следующим характерным явлением из истории арабской литературы: «Как и в доисламскую эпоху, арабы съезжались на базары, где они спорили и похвалялись Друг перед другом; такими базарами были базар Аль-Кинаса близ Куфы и базар Аль-Мирбад в окрестностях Басры (к западу от начала пустыни). Жители Басры хотели, чтобы их базар играл ту же роль, что и базар Укяз в доисламскую эпоху; сюда съезжались ученые и поэты, чтобы прославить здесь кого-нибудь или высмеять, сюда ежедневно приходили люди в надежде услышать поэта своего племени или своей политической группировки. Базар Аль-Мирбад сыграл большую роль в развитии литературы омейядского периода». См. аль-Фахури, История арабской литературы, т. 1, М, 1959, 171.

 

     Однажды на вечернем празднике она Приглянулась пьянице — богачу Мекеру, имевшему уже несколько жен. Друг его Барак берется сосватать за него девушку, мотивируя невозможность отказа с ее стороны тем, что, как бы красива, умна, ловка, молода она ни была, «кто она? Разве не дочь она захудалого Хамида?» Пусть будет и С а финт для Мекера «одной из тех жен на неделю, которых уже имел он»,— цинично заявляет Барак.



     Эти слова знаменательны для характеристики отношения к женщине в дореволюционном - Карачае. Что богачу Мекеру -чувства Сафият, когда он может купить ее, а там она — собственность мужа? Несмотря на просьбы Сафият не отдавать ее Мекеру, несмотря на слезы ее, отец Сафият, не устояв перед богатым калымом, продает свою любимую дочь.

Для бедного батрака Хамида два коня, два быка, деньги, присланные как калым за Сафият, были - неслыханным богатством, «свалившимся по счастливому велению аллаха неожиданно». На упреки жены, что он продал свою доч ь и сделал ее на всю жизнь несчастной, отдав за нелюбимого, ослепленный калымом отец Сафият отвечает:

 

     Бедняк в этом мире — не человек.



     Хорошо знаешь —

     Нищете нет почета.

     Попробуй, умри,

     Скажем по правде,

     По тебе мулла

     Не прочтет даже «ясын».

 

     В этих словах Хамида — объяснение его непреклонности: он любит дочь, но он желает «быть человеком», а это возможно лишь в том случае, если он выберется из нищеты. Это желание заглушает его отцовские чувства.



Автор дал верную действительности, реалистическую картину семейно-бытовых отношений, социального неравенства в дореволюционном Карачае. Сафият продана, на всю жизнь разлучена с Сулеменом, которого о'на любила. Она — вещь, не человек в этом мире. С сердечной болью автор обращается к молодому читателю в строках:

Разве она скотина, Которая должна - быть Продана на базаре После того, как ударят по рукам? И сам же отвечает:

Так и приравняли Сафият к скотине, А бай купил ее Как игрушку для себя.

     Сафият прощается. с подругами. Безнадежно, безраостно ее будущее. Она просит Сулемена с этого дня читать ее заживо погребенной.

     В семье мужа она претерпевает невероятные муки: Мекера она четвертая жена. Его жены, золовки и свекровь обливают Сафият потоками брани, донимают упреками в том, что родители ее бедны, что не из родовитой

на фамилии. Муж пьет и, понуждаемый своими сестрами и матерью, часто избивает Сафият. Сафият терпит, молчит, но и молчание расценивается как величайшая дерзость со стороны «нищей», «недостойной называться невесткой».

     Измученная вконец, несчастная Сафият -бежит из дона мужа, ищет Пристанища, защиты у родителей. Но мать в ужасе: дочь совершила неслыханное — вопреки адату и шариату, ушла от мужа. Отец ее в гневе тем более, потому что придется возвращать калым в случае расторжения брака. Так Сафият и в доме родителей своих не нашла сочувствия. От страха перед позором, мать не слышит смиренных молений дочери к ней. Как бы мать ни любила дочь свою, она не может нарушить обычаи старины и религии; не может и отец расстаться с калымом. Но Сафият, ясно, не вернется теперь в дом мужа. Назревает страшная развязка.

     Мекер, обнаружив бегство Сафият, в бешенстве от унижения «мужского достоинства» собирает богачей, старшин, мулл и требует у Хамида выдачи Сафият. В это время Сафият бросается в волны Кубани.

     Над телом несчастной женщины гневные слова осуждения диких адатов, искалечивших жизнь Сафият и толкнувших ее на самоубийство, произносит молодой Даут.

     Судьба Сафият, история ее жизни становятся обобщением судьбы женщины-горянки до революции, но вместе с тем это образ индивидуализированный, оживленный рядом, конкретных деталей неповторимого характера.

     Как в фольклорных лиро-эпических песнях, так и здесь типичный факт, легший в основу - произведения,заключает в себе остро конфликтную ситуацию. Поэтому поэме свойственна стройность и лаконичность сюжета. Экспозиция его — рассказ о детстве Сафият и ее семьи; завязка — сцена тоя, на котором богач Мекер впервые увидел ее и решил ею овладеть; кульминация — грубая брань пьяного Мекер а, грозящего выгнать Сафият с позором из дома; развязка — самоубийство героини; эпилог — обличительная революционная речь молодого Даута. Острота конфликта, драматизм сюжета характерны для поэмы. События и характеры в ней часто раскрываются в диалогах, монологах, репликах персонажей.

     В поэме как бы обобщены все творческие достижения Ургенова: яркие реалистические картины жизни сочетаются с изображением типических характеров в их эволюции и непринужденным, ярко эмоциональным раскрытием характера лирического героя. Динамичность в изображении массовых сцен достигается не только живостью описания, но и умением увидеть происходящее глазами героев, передать многоголосый диалог толпы. Интересна в этом отношении сцена тоя, наблюдаемого Мекером и Бараком. Она в свою очередь служит и средством их характеристики. В многоголосом диалоге поэт дает нам возможность увидеть толпу, черты социально-психологического облика отдельных ее представителей. Такова, например, сцена развязки.

     Народ присутствует неизменно в поэме, но из его массы поэт выделяет ряд типических характеров и дает их крупным планом. Это, в первую очередь, образы отца и матери Сафият, в психологии которых отразился многовековой гнет нищеты, социального неравенства и предрассудков. Внутренний драматизм этих образов обусловлен противоречием между их естественными человеческими чувствами и их рабской моралью. Их социальный протест носит пассивный характер. Поэт раскрывает в их судьбе всю губительность общепринятого в тех условиях «здравого смысла»,

     В образе Сафият, напоминающем нам Катерину из «Грозы» Островского, воплощено естественное стремление спасти свою жизнь, свое человеческое достоинство. Но этот протест — протест отчаяния и бессилия одиночки. Образ Сафият дан в динамике. Из трудолюбивой, беспечной девочки она -превращается в затравленную, измученную жертву. Но вместе с тем она неспособна смириться. Человека сломить в ней не удается. Ее гибель — это вызов миру старых законов, обычаев,предрассудков.

     Уртенов не хочет ограничиться этим вызовом: он стремится осмыслить более действенные революционные пути борьбы народа за свое" счастье, пути борьбы с социальным злом. Лирический герой и молодой горец Даут размышляют об этом.

Образ Даута далеко не столь индивидуализирован и реалистичен, как образы Сафият и ее родителей. Здесь есть попытка создать типический образ представителя революционно настроенной молодежи, которая уже до Октября приобщилась к мировоззрению пролетариата. Осуществить эту попытку по-настоящему Уртенов не смог, и поэтому образ Даута получился слишком обобщенным, это не живой характер, а рупор авторских идей.

Более правдиво мысли и чувства свидетеля событий раскрываются в образе лирического героя. Его агитационно-публицистическим вступлением и заключением обрамлена повесть о Сафият. Рядом с героями выступает автор, не только как рассказчик, но и как действующее лицо. Он — сверстник Сафият, товарищ ее детских игр, свидетель трагической истории своей подруги.

Рассказывая о своих друзьях и знакомых, автор не остается равнодушным созерцателем происшествий их жизни, спокойным наблюдателем! Он принимает живейшее участие в их судьбе, с горячим участием откликается на переживания Сафият, с горечью осуждает слепую жестокость Хамида, отца Сафият, гневно осуждает Мекера, Барака и др. В лирических отступлениях автор рассказывает о годах своего детства, поучает детей, говорит о сладости дружбы, посылает проклятия старому миру, делится с читателем своими мыслями, высказывается по общественным и бытовым вопросам.

     Лирического героя-рассказчика характеризует и сам тон повествования, субъективно-оценочные моменты в ткани поэтической речи. Гневный пафос осуждения обычаев патриархального быта, мусульманской религии, калечивших и губивших горянку, сатирическое изображение баев и клерикальной, чиновной знати — все это характеризует лирического героя А. Уртенова как непримиримого борца за очасгье человека.

     Людям из народа противопоставлены их угнетатели: образ богача Мекера и его семьи, его друга Барака, а также эпизодические персонажи, облик которых мелькает в массовых сценах. В изображении этой группы персонажей ощущается сатирическая направленность поэмы. Поэт не прибегает к приемам сатирической гиперболизации, остается в рамках реалистического изображения, но вместе с тем, он концентрирует и заостряет в этих персонажах все отвратительные черты морали угнетателей. Мекер и друг его Умар — самые богатые из баев в двух селениях — люди средних лет, циники, развратники, опутавшие, как паутиной, бедноту, пьяницы, гуляки.

     Худшие стороны семейно-бытовых отношений дореволюционного Карачая особенно полно и ярко изображены в сценах, рисующих дом Мекера (его матери, сестер, жен). Семейная иерархия, бездушие, жестокость, взаимная неприязнь, корыстолюбие, бесчеловечность царят здесь. .


Каталог: upload -> iblock -> 4a7
iblock -> Тест по географии для государственной аттестации общего среднего образования учащихся
iblock -> Бекітемін Ұто директоры Қ. C.Әбдиев 2014ж
iblock -> Л. Н. Гумилев атындағы
iblock -> Решением Президиума Общероссийской общественной спортивной организации «Союз танцевального спорта России»
iblock -> Қазақстан республикасы білім және ғылым министрлігі
iblock -> 007: Координаты «Скайфолл» Режиссер: Сэм Мендес в ролях: Дэниэл Крэйг, Хавьер Бардем, Джуди Денч, Райф Файнс, Бен Уишоу Премьера: 26 октября dvd/Blu-Ray: февраль «Куда мы едем?»


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   13


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет